big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Карл Максимович Бэр как географ

(1792 — 1876)

 

Карл Максимович Бэр

 

К. М. Бэр — академик, один из самых, замечательных натуралистов XIX века. И разносторонность интересов Бэра и известность его работ в различных областях знания были так велики, что однажды при ехавшего в Лондон Бэра спросили: «Вы Бэр, но который из Бэров: зоолог, географ или антрополог?» Смущенный Бэр ответил: «Я только Бэр... и все вместе взятое». Бэр был замечательный эмбриолог (основоположник современной эмбриологии) и биолог-эволюционист, предшественник Дарвина, океанолог и основатель науки о рыбном хозяйстве, географ и путешественник, много сделавший для познания географии России, геоморфолог, изучивший причины асимметрии речных долин и происхождение прикаспийских бугров, названных бэровскими, и наконец крупный историк землеведения. Бэр был одним из учредителей Русского географического общества.

Как путешественник Бэр особенно известен своими экспедициями на Новую Землю и на Каспийское море.

Бэр явился первым ученым, посетившим Новую Землю, фактически открывшим для науки ее флору и фауну, пионером ее геологического и географического изучения. Наряду с ценными коллекциями, привезенными с Новой Земли, заслуживают быть отмеченными замечательные по своей выразительности характеристики природы Новой Земли, созданные Бэром. Они рисуют его как комплексного мыслителя-географа, умевшего выявлять глубокие связи органического мира с окружающей, средой.

Во время Новоземельской экспедиции Бэр собирал морскую фауну в Горле Белого моря и у побережий Новой Земли, отметил богатство фауны этих районов и установил в собранных материалах 70 различных видов, создав первый фаунистический список для Баренцева моря.

Трехлетние исследования Каспия и его фауны, прежде всего фауны рыб, позволили Бэру составить «Предложения для лучшего устройства Каспийского рыболовства», содержавшие изложение первых рациональных основ рыбного хозяйства, мероприятия по охране рыб от хищнического вылова и по охране мест их нереста.

Одним из практически важных вкладов Бэра в народное хозяйство явилась рекомендация им использования Каспийской сельди в качестве продовольственного продукта.

Бэр впервые дал ряд ценных обобщений для понимания явлений биологической продуктивности в морских водоемах. В ходе исследований Бэр описал Красноводский залив и остров Челекен, существенно развив тогдашние представления о географии восточных берегов Каспия.

Большую известность получили его каспийские исследования, в которых Бэр наряду с широким гидрологическим обзором Каспия высказал прославившие его в географии соображения о причинах асимметрии речных долин и гипотезу о происхождении «бэровских бугров».

Бэр был родом эстонский дворянин, родился 17 февраля 1792 г. в родовом имении Пина Иервенского округа Эстляндской губернии. В 1807 г. был определен в дворянскую школу в Ревель, а по окончании ее в 1810 г. поступил в Дерптский университет на медицинский факультет. В 1812 г. определился медиком в отряд русской армии, стоявший под Ригой. С отступлением армии Наполеона вернулся в Дерпт и в 1814 г. закончил курс  учения, защитив докторскую диссертацию на латинском языке: «Об эндемических болезнях среди эстонцев». По окончании университета Бэр отправился в Вену для пополнения своего образования. Здесь под влиянием дерптского товарища Паррота увлекся горными экскурсиями и естествознанием. Вскоре он покидает Вену, идет пешком через Линц, Вальцбург, Мюнхен, Регенсбург и Нюренбург в Вюрцбург. С осени 1815 г. он стал заниматься у проф. Доллингера сравнительной анатомией животных.

Уже в первых своих статьях и докладах («Как развилась жизнь на земле», 1822, «О родстве животных», 1825 и др.) Бэр высказал ряд глубоких эволюционных идей, создал родословное древо развития животных, писал о «постепенном совершенствовании» организмов (начиная от микроорганизмов) в результате «изменений земной поверхности». Позднее, в 1834 г., в статье «Всеобщий закон природы, проявляющийся во всяком развитии», Бэр прямо утверждал, что в природе все развивается и находится «в преходящем состоянии».

В 1816 г. Бэр получил приглашение от Кенигсбергского университета занять место прозектора (помощник профессора), с 1822 г. стал ординарным профессором, а с 1826 г. — директором анатомического института. Бэр широко развил научную деятельность и, занимаясь эмбриологией птиц, а затем историей развития других позвоночных, он в 1826 г. сделал блестящее открытие: впервые нашел яйцо млекопитающих (сперва у собаки) и сообщил об этом Академии наук. В следующем году появилось продолжение этого труда, составившее эпоху в эмбриологии.

В 1827 г. Бэр получил предложение Академии наук занять освободившееся место ординарного академика. У Бэра возникло стремление вернуться на родину. В 1829 г. он приехал в Петербург, но тамошняя обстановка работы ему не понравилась, и в 1830 г. он вернулся в Кенигсберг. Через четыре года он, на конец, решительно покинул Кенигсберг и переселился с семьей в Петербург.

В Академии наук он изменил своей прежней специальности и увлекся географией, антропологией и этнографией. Для исследований в этих отраслях он многократно разъезжал по необъятным просторам России. Причинами такой перемены были, с одной стороны, отсутствие подходящей обстановки в Академии для продолжения его прежних работ, а с другой стороны, совет врачей переменить кенигсбергский десятилетний сидячий образ жизни на более подвижной для восстановления пошатнувшегося здоровья.

В 1837 г. Академия наук организовала экспедицию в Новую Землю на двух маленьких судах (шхуна «Кротов» и ладья

 

 

«Св. Елисей»), командиром был назначен кондуктор корпуса флотских штурманов А. К. Циволька, а начальником экспедиции К. М. Бэр, и с ним шесть человек обслуживающего персонала. 19 июня 1857 г. экспедиция отбыла из Архангельска.

Посетив берега Кольского полуострова, экспедиция 19 июля достигла Маточкина Шара и изучала оба берега пролива в геологическом, ботаническом и зоологическом отношениях. С большими трудами преодолев льды в Маточкином Шаре, ученые на карбасах достигли Карского моря, но, застигнутые непогодой, едва не погибли и, испытав большие лишения, вернулись на свои суда. Цель экспедиции — описание северо-восточного берега Новой Земли — осталась не достигнутой. Зато Бэр посетил ряд пунктов на западном берегу Новой Земли и достиг в его описании значительных успехов. Бэр установил наличие на Новой Земле 135 видов растений (за последующие 100 лет это количество было увеличено лишь на 13 видов). Было проведено много ценных комплексных наблюдений над климатом и его влияниями на растительность. Большое значение имели фаунистические исследования Бэра и собранные им крупные коллекции. Спутник Бэра Леман провел ценные геологические сборы.

Экспедиция пробыла на Новой Земле шесть недель, после чего отправилась в обратный путь и 12 сентября 1837 г. вернулась в Архангельск. Бэр был первый ученый, побывавший в тех местах. Он изучал их в геологическом, топографическом, метеорологическом, ботаническом и зоологическом отношениях, разъяснял материковое происхождение Новой Земли и присущие ей особенности ландшафта. Крупную ошибку Бэр допустил, сделав поспешное заключение о недоступности для плавания Карского моря, и этот взгляд, в силу его авторитета, продержался в науке свыше 30 лет, пока не был опровергнут фактами.

В 1839 г. Бэр со своим старшим сыном совершил плавание по островам и шхерам восточной части Финского залива с целью исследования следов движения ледника и вопроса об уровне Балтийского моря.

С 1839 г. Бэр начал издавать совместно с акад. Г. П. Гельмерсеном особый журнал на немецком языке при Академии наук под названием «Материалы к познанию Российской империи и сопредельных стран Азии».

В 1840 г. Бэр вместе с А. Ф. Миддендорфом опять был на севере, посетив берега Белого моря и Кольского полуострова.

В 1845 г. Бэр принял участие в кружке наших академиков (В. Я. Струве, Г. П. Гельмерсен, П. И. Кеппен, А. Ф. Миддендорф), много содействовавшем учреждению Русского географического общества, а затем принял самое деятельное участие во вновь открывшемся Обществе (член совета, председатель отдела этнографии, член метеорологической комиссии, составитель инструкций и т. п.).

В 1851 и 1852 гг. совершил несколько поездок к берегам Балтийского моря, к Аландским островам и на озеро Пейпус (Чудское) для исследования причин уменьшения рыбных уловов. Результатом этих поездок были «Исследования о состоянии рыболовства в России», легшие в основу русского охранного законодательства о рыболовстве.

В 1853 г. Русское географическое общество и министерство государственных имуществ, по взаимному соглашению, решили отправить ученую экспедицию на Волгу и Каспийское море для всестороннего научного исследования моря и его фауны, на основании которого можно было бы составить правила рыболовства. Поводом к экспедиции послужили жалобы рыбопромышленников на оскудение рыбой. Во главе экспедиции был поставлен Бэр, другими членами были: русский натуралист Н. Я. Данилевский и А. Шульц. Выехали 14 июня 1853 г. в Москву, Нижний, а оттуда частью водой, частью по берегу направились вдоль Волги в Астрахань; экскурсировали к рыбным ватагам, на полуостров Мангышлак, в укрепление Ново петровское.

В 1854 г. побывали в Сарепте, Камышине, Астрахани, Ново петровском, на островах и в устье реки Урала, отправились опять в Астрахань, затем на западный берег Каспийского моря, Черный Рынок при устье Терека и астраханские соляные озера.

В 1855 г. отправились на пароходе в устье Куры, затем на лодке к Ленкорани, оттуда в Баку; осмотрели нефтяные источники, пошли в Шемаху, поднялись вверх по Куре, к озеру Севан и в Тифлис.

В 1856 г. весной прибыли в Астрахань, здесь Бэр заболел лихорадкой, но в месячный срок сам себя излечил и отправился в долину Маныча, откуда летом плавал по Каспийскому морю на пароходе с астраханским губернатором; осенью пошел опять к Черному Рынку. В 1857 г. Бэр вернулся в Петербург, предоставив продолжать исследования Н. Я. Данилевскому и А. Шульцу.

Результатом работ был ряд статей, напечатанных в «Бюллетенях» Академии наук на немецком и французском языках с добавлениями автора под названием «Ученые заметки о Каспийском море и его окрестностях» (это и есть «Kaspische Studien»), где излагается гипотеза катастрофического понижения уровня с образованием на освободившейся от воды площади песчаных бугров, получивших потом название «бэровских бугров». Кроме изложения результатов исследования берегов, ложа, температур, солености воды и пр., в тех же «Записках» Бэр приводит объяснение причины асимметрии берегов русских меридионально текущих рек — это общеизвестный так называемый «закон Бэра». Закон этот получил у Бэра слишком узкую формулировку (касался только меридионально текущих рек), хотя в действительности ему подчинены реки любого направления. Очевидно, Бэр не знал работ французских физиков Кориолиса (1835) и Бабинэ (1849). Кроме того, явление асимметрии речных берегов весьма сложно и, как установлено сейчас наукой, одной причиной быть объяснено не может.

В 1861 г. Бэр опять в экспедиции, в этот раз по исследованию Азовского моря. Властям Новороссийского края показалось, что море засоряется балластом, выбрасываемым судами, и катастрофически мелеет. Вследствие этого было предложено ходатайствовать о воспрещении плавания по морю крупным судам. Русское географическое общество и Академия наук сообща снарядили экспедицию для исследования этого вопроса. Во главе экспедиции был поставлен Бэр, который пригласил в помощь себе натуралиста Г. И. Радде. Вдвоем они отправились через Москву, Харьков, Екатеринослав [Днепропетровск] и по Днепру в Николаев, затем Одессу, Севастополь, Балаклаву, Инкерман, Керчь, Таганрог, по рукавам Дона до Ростова и Новочеркасска. Отсюда Радде один проехал на Маныч, а затем оба в Бердянск, Мариуполь [Жданов], Ейск, Геническ; ими были посещены северные, западные, частично южные берега Азовского моря и Гнилое море. В результате наблюдений в столь многих пунктах Бэр пришел  заключению, что берега Азовского моря, особенно Таганрогский залив, подвержены наносам песка, главным образом у берега, что вовсе не угрожало — 1865 гг. Н. Я. Данилевского вполне подтвердила заключения Бэра.

Кроме экспедиционной исследовательской работы, Бэр интересовался также историей землеведения и опубликовал ряд работ по этому предмету («Биография И. Ф. Крузенштерна», «О заслугах Петра Великого по части распространения географических познаний», «Беринг и Чириков» и др.).

До конца жизни Бэр оставался убежденным эволюционистом, или, как тогда говорили, трансформистом. В докладе о новогвинейских племенах 8 апреля 1859 г., т. е. в год выхода «Происхождения видов» Дарвина, он продолжал развивать эволюционные идеи и говорил об изменениях органического мира «в последовательном порядке, на которое нам указывает палеонтология».

Незадолго до смерти 80-летний Бэр высказывал и критические замечания в адрес учения Дарвина, считая, что борьба за существование и естественный отбор недостаточны для постоянного возникновения новых форм организмов, и продолжая видеть в их изменчивости главным образом результат влияния окружающей среды. Вместе с тем Бэр отнюдь не отрицал значения дарвинизма и не без основания приписывал себе «подготовку дарвинова учения».

В 1867 г. Бэр переехал на жительство в тихий город Дерпт, где и скончался 16 ноября 1876 г. Там ему воздвигнут памятник.

Имя Бэра присвоено мысу на северном острове Новой Земли и острову в Таймырском заливе, а в качестве термина вошло в наименование «бэровских бугров» в Прикаспии.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.