big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Карл Францевич Рулье и значение его идей для географии

(1814 — 1858)

 

Карл Францевич Рулье

 

К. Ф. Рулье — замечательный биолог-мыслитель, разно сторонний ученый-энциклопедист, оставивший труды по геологии, палеонтологии и географии Подмосковья, по зоологии, фаунистике и теории акклиматизации животных. Каждую из указанных наук он обогатил новым и ценным содержанием. Блестящий лектор, талантливый профессор Московского университета, Рулье сыграл выдающуюся роль и в формировании русской географической мысли тем, что создал основы новой науки — экологии и передал слушателям свое цельное, глубоко продуманное учение о взаимоотношениях животных с органической и неорганической средой, которыми определяется их географическое распространение. Хотя сам термин «экология» был введен в науку Геккелем в 1869 г., а отдельные вопросы, касающиеся взаимоотношений организмов и среды, поднимались и до Рулье, не подлежит сомнению, что именно он впервые в истории мировой науки поставил эту проблему во всем ее объеме и сам сделал многое для ее решения.

Большое методологическое значение для развития науки имел настойчиво выдвигаемый Рулье правильный общефилософский тезис, что все явления природы неразрывно связаны между собой и находятся в непрерывном общем движении. «В природе нет покоя, нет застоя... Самая малейшая пылинка, лежащая в глубине материка или вод, действует на окружающее и находится под обратным действием его...», — писал Рулье около столетия тому назад. «... Научный путь есть опытное исследование предмета или явления в его последовательном развитии, не как уединенного, оторванного, но как необходимо связанного с другими, относительно внешними явлениями...» В период общего увлечения зоологов музейной, неизбежно весьма поверхностной систематикой животных и далекими путешествиями — погоней за богатыми коллекциями и «новыми видами», Рулье настойчиво и последовательно боролся за углубленное изучение целостных организмов и фаун в самой природе, во всем многообразии их связей с физико-географической средой.

Хорошо известно своего рода завещание Рулье будущим поколениям естествоиспытателей: «Вместо путешествий в далекие страны, на что так жадно кидаются многие, приляг к лужице, изучи подробно существа — растения и животных, ее населяющих, в постепенном развитии и взаимно непрестанно перекрещивающихся отношениях организации и образа жизни, и ты для науки сделаешь несравненно более, нежели многие путешественники, издавшие великолепно описания и изображения собранных естественных произведений... Полагаем задачей, достойною первого из первых ученых обществ, назначить следующую тему для ученого труда первейших ученых: «Исследовать три вершка ближайшего к исследователю болота относительно растений и животных, и исследовать их в постепенном взаимном развитии организации и образа жизни посреди определенных условий!».

Рулье с большим увлечением изучал природу Подмосковья, в частности его геологию, палеонтологию, фауну и сезонные явления жизни птиц и зверей. Он старался привлечь к изучению родного края возможно большее число участников. Все это было совершенно новым для русского общества того времени.

Он часто напоминал своим слушателям об изречении Овидия — «Nosce patriam tuam et postea viator eris» («Познай сперва твое отечество и после этого путешествуй») — и сам подавал пример неустанного разностороннего изучения области, которая была ему доступна, т. е. Подмосковья. Эти же слова приведены как эпиграф в опубликованной в 1845 г. речи Рулье «О животных Московской губернии, или о главных переменах в животных первозданных, исторических и ныне живущих, в Московской губернии замечаемых», содержащей много ценных данных и новых идей: «Вернейшее средство ознакомиться с туземною фауной России состоит, конечно, — говорил в этой речи Рулье, — в составлении местных собраний животных по различным губерниям. Прямая обязанность сия лежит на хранителях музеев русских университетов... В этом отношении, как и вообще в деле просвещения, Московский университет шел всегда в уровень современному направлению. В нашем Музеуме вы найдете целое отделение отечественных животных и, в частности, Московских... Московский кабинет представил уже ученым таких животных, которых никто не ожидал встретить в нашей губернии...».

Указанный успех изучения фауны Подмосковья был в значительной мере делом самого Рулье. Однако не фаунистические новинки сами по себе интересовали его в первую очередь, хотя он отлично понимал значение «местных собраний животных» как необходимого этапа изучения. Выявление закономерностей смены видов и фаун в пространстве и времени — одна из постоянно привлекавших его тем; одновременно Рулье изучал значение географической среды и хозяйственной деятельности общества в распределении животных, формировании их образа жизни, обращая особое внимание на приспособительные сезонные явления (спячку млекопитающих, перелеты птиц), вопросы одомашнения, акклиматизации и т. п. По этим вопросам им опубликованы статьи: «О физическом размещении животных на земле», «О периодических явлениях у животных» и ряд других.

Высоко ценя роль сельскохозяйственной практики в познании природы, Рулье неоднократно указывал на ценность русских народных представлений о влиянии метеорологических условий на ход биологических процессов и на необходимость тщательно изучать крестьянский «ботанический и зоологический календарь». В уже упомянутой выше речи 1845 г. Рулье говорил: «Со временем, когда с этой точки зрения станут наблюдать периодические явления в растениях и животных, откроются новые факты, новые соображения, о которых мы теперь едва догадываемся. Нет сомнения, что наши географические карты испещряются особыми линиями, показывающими одновременность в различных периодических явлениях, в расцветании различных растений, в прилете известных птиц, в засыпании спячкою зверей, подобно существующим уже линиям, указывающим совпадение физических явлений». Умелое применение исторического метода, анализ взаимной связи явлений — вот то новое, что внес Рулье в биогеографию своими работами. Не случайно, что первым из московских натуралистов, отошедшим от чисто описательных флористических работ и открывшим период ботанико-географических исследований, был Н. Н. Кауфман, профессор Московского университета, считавший себя учеником Рулье. В период своего пребывания на посту секретаря Московского общества испытателей природы, как выясняется из не давно найденных документов, Рулье оказал влияние и на исследования замечательного путешественника — Г. С. Карелина.

Н. А. Северцов, лучший из учеников Рулье и один из крупнейших русских географов прошлого века, со студенческой скамьи усвоил идеи своего учителя и последовательно использовал их в своей научной деятельности. Призыв Рулье к изучению организмов в связи с физико-географической средой был взят Н. А. Северцовым в качестве эпиграфа к труду, ставшему позднее классическим, — «Периодические явления в жизни зверей, птиц и гад Воронежской губернии» (1855). В нем впервые в мировой литературе на большом материале решались многие вопросы географии и экологии наземных позвоночных животных. На страницах этого исследования Северцов неоднократно подчеркивал руководящее значение идей Рулье и его непосредственное участие в обработке материала, собранного его учеником. Работа Северцова над Воронежской фауной была для него замечательной школой, обеспечившей огромный успех его позднейших путешествий в Среднюю Азию.

Деятельность Рулье — передового ученого своего времени — в значительной степени определила направление позднейших зоологических и географических работ не только Н. А. Северцова, но и целого поколения русских ученых. «Линия Рулье» через его учеников — А. П. Богданова, С. А. Усова, Я. А. Борзенкова закрепилась в Московском университете, а позднее и в русской науке вообще. «Истинный художник по своей природе, он вносил свою художественность и в собственное учение и в преподавание; никогда не мог быть точен по часам, но зато одною лекциею, одною минутою электризовавшего слушателей увлечения решал будущую судьбу их в науке, одним метким словом умел заронить искру, которую каждый воспринимал и разрабатывал в себе по-своему. И эти искры, к счастью и гордости нашей, благодаря ему уже горят благодатным пламенем на светлом горизонте нашей русской науки», — писала в некрологе Рулье одна из газет того времени.

Независимый, самобытный в своих теоретических воззрениях, чутко реагировавший на каждое проявление пренебрежения к отечественной науке, он говорил о западноевропейских ученых: «Не в одно же их окошко солнце светит, и восходит-то оно не у них на западе, а на востоке и оттуда светит равно на всех. Не боимся мы того, что к нам идет, но за что же пренебрегать тем, что от нас течет?»

Идейная близость философских взглядов Рулье и А. И. Герцена, участие Рулье в кружке радикальной молодежи, настойчивая его борьба с устаревшими теориями, смелая критика отсталых сторон западноевропейской науки, разработка эволюционного учения, подрывавшего основу религиозных воззрений на происхождение органического мира, обратили на себя внимание властей. С 1847 г. начинается период травли выдающегося ученого: ему запрещают выступать с публичными лекциями; его лекции в университете по решению министра подвергаются постоянному надзору; специальным приказом запрещают выпуск в свет уже напечатанной работы Рулье «Жизнь животных по отношению ко внешним условиям». Созданные тяжелые условия рано сломили Рулье, он умер от кровоизлияния в мозг очень молодым — в возрасте всего 44 лет и оставил сравнительно мало печатных трудов. Да и не в них видел он основную задачу своей жизни; все его силы были отданы созданию основной передовой науки. «Сохраните мое направление...» — было его за вещанием, высказанным ближайшим ученикам незадолго до смерти.

Биографические сведения о Рулье очень скудны. Он родился в семье ремесленника (сапожника) 8 апреля 1814 г. в г. Нижнем Новгороде [г. Горький], первоначальное воспитание получил дома, а потом, по его собственным словам, «в частных пансионах небогатой руки». В 1829 г. Рулье поступил в Московскую медико-хирургическую академию и по окончании курса, в 1833 г., был утвержден лекарем первого отделения и за «превосходные успехи» награжден серебряной медалью. Некоторое время он был вынужден заниматься практической медициной, определившись в Рижский драгунский полк младшим лекарем. В 1837 г. Рулье защитил диссертацию на степень доктора медицины; к этому же году относится и начало его связи с Московским университетом, где он был первое время хранителем Зоологического музея, и с Московским обществом испытателей природы.

Лето 1841г. Рулье провел за границей, изучая музеи и дело преподавания естественных наук в Германии и Бельгии, откуда вернулся с большими сомнениями в ценности зоологии того времени как науки. Эти «сомнения» привели его к созданию своей строго продуманной системы изложения зоологии, основанной на признании исторических изменений и приспособляемости животных — на эволюции.

В феврале 1842 г. он был утвержден экстраординарным профессором по кафедре зоологии и по день смерти не оставлял преподавательской деятельности. Имя Рулье как ученого вскоре приобрело известность далеко за пределами университета. Он славился как блестящий лектор, превосходный популяризатор естествознания и пользовался неизменной любовью слушателей. Рулье основал Комитет акклиматизации животных и охотно брался за решение многих других задач, тесно связанных с запросами жизни; он дал, например, очень хорошее для своего времени исследование о массовом появлении гусениц подгрызающих совок, повреждавших в 1846 г. озими «на пространстве осьмнадцати губерний».

Первым из наших натуралистов Рулье начал пользоваться анкетами для собирания материала от любителей природы (о фенологических явлениях, изменениях численности животных и т. д.). Рулье написал ряд геологических и географических очерков Подмосковья, некоторые из них в форме наставлений для желающих самостоятельно экскурсировать с научной целью.

Всю свою недолгую жизнь он был ярым противником замыкания в рамках «академической» науки, оторванной от народа; отсюда его живой интерес к публичным лекциям и докладам, его работа по организации и изданию популярного журнала «Вестник естественных наук», в котором напечатано не мало его превосходных статей. В речи «Нечто об изучении естественных тел своего отечества», прочитанной на торжественном собрании Российского общества любителей садоводства, Рулье призывал к всестороннему изучению и освоению на благо народа естественных ресурсов России, в том числе и всего разнообразия растительных форм.

Сын обрусевших французов, уроженец центральной части России, Рулье вырос и воспитывался среди русских, глубоко любил свою родину, понимал ее природу. Горячим призывом к географам и натуралистам звучат бессмертные слова Рулье — ученого-новатора и патриота: «Широко легла наша Россия, богатырем пораскинулась. Здесь леса хватит, что закроет с лихвою Апеннинский полуостров; там степь легла, что из-за нее и леса не видать; здесь реки бушуют и несут воды, и лес, и льды; там засуха едва не круглый год; там степь песчаная, там ковыльная, там тундровая; здесь лесом и степью не пройдешь, там морем не пристанешь; и все это на довольство, все это на благо. Умей подметить, что тут родится и привольно живет, что тебе годится и тебя спасет, а что лучше тебе — лес, иль степь, иль воды, иль сухость, то поразмысли. Широко в России меж шести морей, разнообразны нужды твои, да и разнообразны и источники естественных довольств. Познай, что в каждом источнике довольств твоего отечества тебе пригодно и нужно; что из того ты можешь избрать, приурочить к твоим нуждам; исследуй средства к тому, пытай и пытай, и не прежде переставай, как путем опыта ты изведал, что ты ложно взялся за дело. Тогда опять начинай снова, и опять пытай, и опять ведай».

В некрологе, написанном Н. П. Вагнером («Московские ведомости», 1858, № 44), есть несколько строк, ярко отражающих основную особенность Рулье как ученого: «Мертвый факт в глазах его не имел цены; факт без мысли для него был буквой без значения, иероглифом без разгадки. Но зато высоко ставил он научные данные, открывающие причину и законность явлений».

Только в советское время сделана полная и заслуженно высокая оценка деятельности этого сильного и ясного ума, долгое время остававшейся почти позабытой.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.