big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Федор Петрович Литке

(1797 — 1882)

 

 Федор Петрович Литке

 

Ф. П. Литке — выдающийся ученый-географ и путешественник, исследователь Новой Земли, Полинезии и северных берегов Тихого океана, начальник кругосветной экспедиции на шлюпе «Сенявин», адмирал. Он был главным инициатором создания Русского географического общества, одним из его основателей и в течение двух десятилетий фактическим его руководителем. 18 лет (с 1864 по 1882 г.) Литке возглавлял Академию наук в качестве ее президента.

 

Литке родился 17 сентября 1797 г. в Петербурге. Рано лишившись родителей, он вначале воспитывался в пансионе. В 1810 г. его сестра — жена капитана-лейтенанта Сульменева — взяла брата к себе. Морская среда, в которую попал Литке, определила его будущее. С помощью зятя он в 1813 г. поступил волонтером во флот. Плавая на корабле «Аглая», - входившем в отряд Сульменева, Литке неоднократно принимал участие в боях с французами. За отличия в трех сражениях под Вейксельмюнде Литке был произведен в мичманы. В 1817 г. Литке вместе с Ф. П. Врангелем

и Ф. Ф. Матюшкиным участвовал в кругосветном плавании на военном шлюпе «Камчатка» под командованием известного мореплавателя В. М. Головнина. Корабль посетил Англию, Южную Америку, Камчатку, Алеутские острова, Аляску, Гавайские, Филиппинские и Азорские острова.

Многому научился Литке у такого прекрасного руководителя за два года плавания. По возвращении в 1819 г. в Кронштадт уже в чине лейтенанта Литке быстро завоевал репутацию одного из опытнейших морских офицеров; вскоре он был переведен на Белое море и в 1820 г. совершил переход из Архангельска в Петербург на корабле «Три святителя».

Следующий этап жизни Литке связан с четырехкратным плаванием к берегам Новой Земли. С этого времени начинается его самостоятельная исследовательская деятельность на поприще географии.

В это время адмиралтейство подготовляло гидрографическую экспедицию в Северный Ледовитый океан. Литке по рекомендации В. М. Головнина был назначен начальником этой экспедиции.

Цель экспедиции первоначально была довольно скромной и заключалась лишь в общем обследовании Новой Земли, определении координат главных ее мысов и пролива Маточкин Шар, а также в ознакомлении с характером берегов. Для экспедиции было построено специальное судно — бриг «Новая Земля» (грузоподъемностью в 200 т). По тому времени экспедиция была хорошо снабжена всем необходимым.

14 июля 1821 г. «Новая Земля» вышла из Архангельска. При выходе из Горла Белого моря судно село на мель. Эта неприятная случайность позволила Литке внести исправления в далеко не точные в то время карты этого района. Условия плавания были очень тяжелыми. Из-за постоянных туманов и льдов подойти вплотную к берегу не удавалось. Все же Литке произвел опись небольшого участка побережья Новой Земли.

31 августа с наступлением осени он повернул на юг и 11 сентября вернулся в Архангельск. По рассмотрении представленных Литке материалов адмиралтейство приняло решение продолжить работу экспедиции и в следующем 1822 г. Задачи ее были значительно расширены: Литке поручалось обследование побережья Баренцева моря от мыса Св. Нос до устья реки Кола. В середине июня 1822 г. «Новая Земля» вышла в море. Литке произвел гидрографические работы в Святоносском заливе у острова Нокуева, у Семи островов и далее на запад, вплоть до северной части Кольского залива.

Кроме описи берегов, Литке почти все время вел магнитные наблюдения, наблюдения над приливами и течениями, определял глубины моря и описывал грунты дна; 3 августа, закончив работы на Мурманском берегу, Литке направился к Новой Земле; 7 августа бриг был уже у мыса Бритвина. Идя с описными работами вдоль берега Новой Земли к северу, судно 11 августа достигло мыса, который Литке принял за мыс Желания. Дальнейшему продвижению помешали сплошные льды, что вынудило Литке отказаться от своего намерения пройти в Карское море. Повернув на юг, корабль 17 числа подошел к устью Маточкина Шара, где была определена широта места. Дальнейшей описи юго-западного побережья мешала плохая погода, и в конце августа Литке направился обратно в Архангельск, куда и прибыл 6 сентября.

Адмиралтейство поручило Литке продолжить работы, и в 1823 г. перед ним были поставлены некоторые новые задачи: уточнить координаты Канина Носа, произвести опись побережья от Кольского залива до шведской границы и другие задания.

Третье плавание Литке начал 11 июня 1823 г. Были уточнены результаты прошлогодних работ у Св. Носа, у острова Олень его, в губе Териберка и у острова Кильдина. На основании результатов своего обследования района Рыбачьего Литке сумел доказать, что Рыбачий, который до тех пор считался островом, в действительности является полуостровом. От Рыбачьего корабль прошел с описью берегов до шведской границы, откуда 18 июля направился к северному Гусиному Носу Новой Земли. При попытке продвинуться к северу Литке установил существование постоянного течения вдоль западного берега Новой Земли. Повернув на юг, бриг 6 августа вошел в Маточкин Шар. Опись берегов пролива вел с бота лейтенант Лавров, а сам Литке проводил наблюдения над приливами. Намерению его пройти через Маточкин Шар в Карское море вторично, как и в прошлом году, помешали льды. 19 августа при попытке пройти в Карское море через пролив Карские Ворота судно было выброшено на камни; сняться удалось только благодаря случайному порыву ветра. Корабль получил такие серьезные повреждения, что необходимо было немедленно возвращаться в Архангельск. Все же по пути Литке произвел опись северного побережья острова Колгуева. Ночью 25 августа разыгрался жестокий шторм, нанесший кораблю новые повреждения. Только распорядительность Литке и самоотверженность команды спасли судно. 30 августа бриг прибыл в Архангельск и был поставлен на ремонт.

Результаты и этой экспедиции были одобрены адмиралтейством, и Литке был назначен в четвертый раз начальником экспедиции на Новую Землю. На этот раз экспедиция оказалась неудачной. «Новая Земля» и бриг «Кетти» вышли в море 18 июня 1824 г. и 6 июля подошли к Канину Носу. Дальнейшему плаванию мешали ветры, туманы и льды; все попытки подойти к берегам Новой Земли, пробиться на север или выйти в Карское море терпели неудачу. Учитывал уже позднее время года, Литке 19 августа направился в Архангельск, куда и прибыл 11 сентября.

Четыре плавания Литке явились первой систематической работой по исследованию Новой Земли. Результаты экспедиции были значительны и заслужили высокую оценку, а составленные Литке карты оставались лучшими в течение почти целого столетия. После окончания экспедиции он издал книгу «Четырех кратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге «Новая Земля» в 1821 — 1824 гг.» Эта книга, переведенная затем на иностранные языки, доставила Литке широкую известность как в России, так и за границей.

Несмотря на относительный неуспех новоземельской экспедиции (ибо конечная цель — описание восточного берега Новой Земли — так и не была достигнута), сочинение Литке явилось крупным для своего времени вкладом в познание Арктики и обратило на себя внимание серьезностью, широтой и комплексностью наблюдений, достоверностью фактического материала, беспристрастием суждений. В написанном вслед за этим «Введении» к названному труду Литке дал полную сводку по истории изучения Новой Земли, критически оценил результаты предшествующих исследований, подчеркнул приоритет русских поморов в открытии и первоознакомлении с Новой Землей, с полной объективностью рассказал о заслугах и промахах своих предшественников — русских и иностранных. Лишь один из принципиальных выводов Литке оказался ошибочным: его утверждение о том, что «морское сообщение с Сибирью принадлежит к числу вещей невозможных». Понятно, что подобный вывод Литке делал прежде всего учитывая свой личный опыт, поскольку ему ни разу не удалось пройти даже в Карское море. Именно поэтому Литке оказался в числе противников идеи Северного морского пути.

В 1826 г. Литке был назначен командиром шлюпа «Сенявин», отправлявшегося в кругосветное плавание. Главной задачей экспедиции на «Сенявине» было описание азиатских берегов Берингова и Охотского морей.

Одновременно инструкция включала гидрографические задания на время зимнего плавания «Сенявина» в тропиках.

Так, Литке предлагалось осмотреть острова Бонин и Каролинские, а затем северные берега островов Соломоновых, Новой Ирландии, Ганновера и др.

Из этого перечисления видно, что задачи, поставленные перед Литке, были очень велики.

20 августа 1826 г. «Сенявин», имея на борту 62 человека, вышел из Кронштадта одновременно с однотипным шлюпом «Моллер», командиром которого был М. Н. Станюкович.

25 сентября Литке пришел в Портсмут, 2 ноября стал на якорь у острова Тенерифа. Далее путь лежал через Рио-де-Жанейро и Вальпараисо.

Выйдя 3 апреля из Вальпараисо, Литке направился к Гавайским островам, во-первых, для обследования мало посещенного района и, во-вторых, для поисков точки пересечения географического и магнитного меридианов, которые по тогдашним сведениям находились у 130° з. д. 12 июня «Сенявин» был у Новоархангельска.

В течение месяца, пока судно ремонтировалось, Литке собирал различные сведения о природе и населении Русской Америки, а затем всесторонне изучал Алеутские острова.

С 21 августа по 1 сентября Литке занимался определением географического положения и описью острова Св. Матвея, после чего отправился в Петропавловск. 19 октября Литке покинул Петропавловск и пошел на юг к Каролинским островам.

29 октября Литке тщетно разыскивал два маленьких островка, показанные на карте под 50°12' с. ш. и 162°57' в. д. Также тщетно он 1 января 1828 г. искал «острова Мусграва», показанные на карте Крузенштерна на 6°12' и 159°15' в. д. В ноябре Литке искал острова (Колунас, Денстер и Св. Варфоломея), яко бы открытые американскими мореходами, но ни одного из них не нашел.

26 ноября «Сенявин» подошел к острову Юалан, самому восточному острову из Каролинских, у которого постоял на яко ре до 22 декабря, ведя гидрографические работы и измерения силы тяжести. Отсюда «Сенявин» следовал на юг по меридиану острова Юалан и определил на этом меридиане положение магнитного экватора.

Литке отмечает, что во время плавания в Каролинском архипелаге он принял за правило ночью держаться на одном месте под малыми парусами, чтобы не пропустить в темноте на кого-либо нового острова. От этого правила, однако, он отступил в ночь с 1 на 2 января и, к вящему удивлению, на рассвете увидел перед собой не показанную на карте землю.

Вскоре «Сенявин» подошел к острову, называемому местными жителями Пайнипег [Понапе], но высадиться из-за враждебности островитян не удалось, — пришлось ограничиться описью с моря, что и было закончено 5 января.

Следующие два дня были использованы на опись низменных островов, находящихся вблизи Понапе. Вся эта группа была названа островами Сенявина в честь достопочтенного мужа, именем которого было украшено судно наше».

В конце января экспедиция описала еще несколько групп островов Каролинского архипелага, в их числе острова Намонуито.

Литке отмечает, что эти острова заслуживают внимания «как остов будущей многочисленной группы островов или одного обширного острова, место это... изображает вид всех коралловых островов вначале. По причине ли позднейшего происхождения, или, может быть, от большой обширности оно от прочих отстало и не образует еще целого сомкнутого круга островов и рифов, но все данные к тому имеются. Дно будущей лагуны... с равномерной глубиной около 23 сажен и рассеянными по нему мелководными банками уже существует. На наветренном краю... есть уже несколько островов, соединенных рифами». Далее Литке прибавляет, что если справедливо мнение о создании коралловых островов миллиардами мельчайших животных, «то группа Намонуито может послужить со временем — быть может, через тысячелетия, — мерой успеха работ этих...»

После захода к острову Гуам (Марианские острова) для пополнения запасов провизии и измерений силы тяжести Литке снова вернулся к Каролинским островам и продолжил их описание.

3 апреля «Сенявин» повернул на север к островам Бонин, проверить положение которых ему поручалось инструкцией.

20 апреля «Сенявин» стал на якорь у этих островов и от встретивших его английских моряков с потерпевшего в 1826 г. крушение китобойного судна «Вильям» узнал, что в 1828 г. английский капитан Бичи на шлюпе «Блоссом» положил эти острова точно на карту и принял их «во владение Британского королевства».

1 мая Литке направился к Камчатке и 29 мая стал на якорь в Петропавловске. Вплоть до поздней осени экспедиция вела работы по описи берегов Берингова моря. Обратный курс «Сенявина» был проложен опять через Каролинские острова, что позволило сделать еще несколько небольших открытий. Теперь Литке получил возможность сказать: «Каролинский архипелаг, считавшийся до этого весьма опасным для мореплавания, будет - отныне безопасен наравне с известнейшими местами земного шара». Обратный путь «Сенявин» совершил через Манилу и в обход мыса Доброй Надежды. На острове Св. Елены была измерена сила тяжести.

Результаты плавания «Сенявина» были очень велики. Экспедиция описала 26 групп и отдельных островов и открыла вновь 12 островов, в том числе острова Сенявина. Кроме того, была отыскана и описана часть островов Бонин, в то время мало известных. Для всех посещенных мест были сделаны карты, описи и рисунки, составившие отдельный мореходный атлас. Экспедиция собрала также обширный материал по морским течениям, температуре воды и воздуха, давлению атмосферы и т. д. Очень ценными были магнитные наблюдения и определения силы тяжести, в результате которых удалось существенно уточнить представления о форме Земли.

Замечательные материалы были собраны также по зоологии (более полутора тысяч экземпляров разных животных), по ботанике (гербарий), по геологии (330 образцов горных пород), по этнографии и т. д.

Вышедшая в 1835 г. книга Литке «Путешествие вокруг света на военном шлюпе «Сенявин» в 1826 — 1829 гг.», была удостоена Академией наук высшей награды — Демидовской премии, а сам Ф. П. Литке был избран членом-корреспондентом Академии наук. За кругосветное плавание Литке был произведен в капитаны 1-го ранга.

Достижения Литке получили высокую оценку со стороны многих крупных ученых и путешественников того времени — Ж. С Дюмон-Дюрвиля, Ж. Кювье и в особенности А. Гумбольдта. Великий немецкий натуралист видел в молодом Литке одного из продолжателей своих трудов в области изучения «физики мира». В дальнейшем Литке и Гумбольдта связала длительная дружба, о которой свидетельствует их содержательная переписка.

Иначе оценили заслуги Литке царское правительство и командование флота. Ученого не раз отрывали от его исследовательской работы, докучая ему текущими поручениями. В 1830 г. Литке был начальником учебного плавания отряда судов в Атлантическом океане; несколько позднее ученого направили в Данциг [Гданьск] для «...организации по выгрузке и приему провиантских кораблей, снабжавших русскую армию».

В 1833 г. в жизни Литке произошел крупный поворот, надолго оторвавший его от научной деятельности: Николай I поручил ученому воспитание своего второго сына — Константина, дело, требовавшее повседневного присутствия Литке при августейшем воспитаннике.

В десяти тетрадях дневников, которые биограф Литке академик Безобразов считает «самой существенной и исторически любопытнейшей частью архива этого ученого», видно, как тяготила его эта придворная жизнь гувернера. «Зачем и для чего оторвала меня судьба от работы, с которою я так ознакомился, совратила меня с поприща, на котором я только что начал подвизаться с честью... Служба моя во многом противна моей природе и потребностям душевным». Подобные записи не раз встречаются в дневниках Литке.

Затем ученый ненадолго выхлопотал себе, ссылаясь на семейные обязанности, право проводить часть времени дома. Это сразу вернуло Литке науке и позволило ему написать статью «О приливах в Северном Великом океане и Ледовитом море».

В 1835 г. Литке был произведен в контр-адмиралы, в 1843 г. в вице-адмиралы, а затем он получил чин адмирала.

В 1845 г. Литке выступил инициатором создания Русского географического общества, предложив царю сделать своего воспитанника Константина, уже достигшего 18-летнего возраста, президентом Общества. Литке был и составителем первой докладной записки о целях и задачах Общества. Главной задачей Общества Литке считал «Собрание и распространение, как в России, так и за пределами оной возможно полных и достоверных сведений о нашем отечестве», в отношениях: географическом, статистическом и этнографическом. Литке ставил задачей Общества также распространение в нашем отечестве вместе с основательными географическими сведениями вкуса и любви к географии, статистике и этнографии.

Широкую известность получило выступление Литке на первом собрании Общества, где он изложил свои взгляды на его задачи. Составленный Литке устав Общества прямо говорил о необходимости изучать свою родину. В упомянутой речи Литке, избранный вице-президентом Общества, в частности, сказал: «Наше отечество, простираясь... по долготе... более чем на полуокружность Земли, ...представляет нам само по себе особую часть света, со всеми свойственными такому огромному протяжению различиями в климатах, отношениях геогностических, явлениях органической природы и проч. с многочисленными племенами... и т. д. и прибавим, часть света, сравнительно еще весьма малоисследованную. Такие совершенно особые условия указывают прямо, что главным предметом Русского географического общества должно быть возделывание Географии России...»

После женитьбы воспитанника Константина Литке был отпущен из дворца. В 1850 г. его назначили военным губернатором и командиром Ревельского порта.

В войне 1853 — 1855 гг. Литке участвовал в качестве главного командира и военного губернатора Кронштадтского порта. Составленный Литке план обороны Кронштадта и русского побережья Балтики послужил одной из основ успешной обороны на этой части фронта: более сильный англо-французский флот не посмел подойти к русскому побережью.

В годы пребывания в Ревеле и Кронштадте Литке отходил от работы в Географическом обществе, но после окончания Крымской войны вернулся в Петербург и был вновь избран вице-президентом Общества. При формальном наличии лишь «августейшего президента» — великого князя Константина это означало фактическое руководство всей сложной и многосторонней деятельностью Общества. На этом посту Литке пробыл еще 16 лет, в течение которых Общество организовало ряд блестящих экспедиций. При активной помощи и руководстве со стороны Литке готовились и осуществлялись такие прославившиеся впоследствии экспедиции, как экспедиции П. П. Семенова, Н. А. Северцова, П. А. Кропоткина, А. Л. Чекановского, К. М. Бэра; было положено начало замечательным работам Н. М. Пржевальского и Н. Н. Миклухо-Маклая, развернуты интереснейшие этнографические и статистические исследования (В. И. Даля, Д. П. Журавского, И. С Аксакова).

Научный и общественный авторитет Литке был уже так высок, что вскоре после Крымской войны он был назначен членом Государственного совета, а в 1864 г. был избран президентом Академии наук.

На этом посту Литке проявил себя как выдающийся организатор науки, содействовавший значительному росту научных музеев, существенно расширивший систему поощрения лучшею научных исследований премиями, умевший воспитывать и поддерживать в Академии наук, по словам академика Струве, «дух чистой и серьезной науки».

Достигнув в 1873 г. 75-летнего возраста, Литке передал руководство Обществом молодому П. П. Семенову, который при своем избрании в вице-президенты произнес замечательную речь о заслугах Литке перед географией. П. П. Семенов сказал: «Было время, когда полный еще юношеских сил Федор Петрович, проникнутый любовью к географической науке и жаждой открытия неведомых стран, повел в первый раз свой корабль в неприветливые полярные моря и, четырекратно пробиваясь через ледяные окраины, открыл и завоевал для науки холодные прибрежья той Земли, которая только до его исследования имела право называться Новой Землей».

Говоря о кругосветном плавании Литке на «Сенявине», П. П. Семенов подчеркнул, что «исследования и открытия Федора Петровича в Беринговом море, Алеутской гряде, на прибрежье Камчатки, Чукотской земли и Америки... стяжали ему громкую славу во всем ученом мире».

Далее П. П. Семенов говорил о Литке как об одном из основателей Географического общества и прямо называл его «опытным кормчим» этого корабля.

Почти полная потеря зрения и слуха вынудила Литке покинуть пост президента за три месяца до своей кончины. 8 августа 1882 г. он скончался.

Имя Литке украшает карту мира в 17 местах. Этим именем названы: пролив между островами Карагинским и Камчаткой, острова в бухте Св. Лаврентия, остров в заливе Мутном, острова в архипелаге Норденшельда, банка в Белом море, остров на Земле Франца-Иосифа, мысы на Алеутских островах, на острове Врангеля, в Беринговом проливе, на юго-западном берегу Охотского моря и на северо-западном берегу Амурского залива, губа, залив, гора, полуостров и мыс на Новой Земле, течение в Баренцевом море. Советом Русского географического общества еще в 1872 г. была учреждена золотая медаль имени Литке, присуждаемая за выдающиеся работы в области географии. В морях Советской Арктики плавает ледорез, носящий славное имя Ф. П. Литке.

Литке был почетным членом ряда Географических обществ (в Лондоне, Антверпене и др.), Морской академии, Харьковского и Дерптского университетов, членом-корреспондентом Парижской Академии наук.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.