big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Древние славяне и неславянские народы России

В вопросе о происхождении славян многое еще не выяснено. Однако исследования историков, археологии антропологов и лингвистов позволяют наметить принципиальную схему этногенеза славян. Славяне принадлежат к обширной семье индоевропейских народов, в которую наряду с ними входят народы германской, романской, иранской, индийской и некоторых других языковых систем.

По мнению большинства современных исследователей, славяне наряду с германцами и балтами, с которыми они составляли северную группу индоевропейских народов, были потомками племен «шнуровой керамики», расселившимися на рубеже III и II тысячелетий до н. э. в Центральной и Восточной Европе из Причерноморья и Прикарпатья. Со II тысячелетия до н. э. на территории от Эльбы и Одера до Верхнего Поднестровья и Среднего Поднепровья началось формирование славян как особой этнической общности. Греко-римские письменные источники знают славян под именем венедов (Плиний Старший — I в. н. э., Тацит — I II вв. н. э., Птолемей — II в. н. э.). Более поздние источники Иордан (VI в. н. э.), Алкуин (IX в. н. э.) отмечают, чтя в древности славян называли венедами. Соседи славян — немцы, эстонцы и финны до сих пор называя славян венедами. Во II IV вв. н. э. в условиях большим передвижений народов на Восточно-Европейской равнине, прежде всего готов и гуннов, славяне продвигались в область Нижнего Днепра, Северного Донца и на север, в область финно-угорских племен, достигнув границ, близких к летописному расселению восточных славянских племен.

Археологические материалы (Бискупинского, Субботовского городищ) и особенно поселений черняховской культуры II IV в. н. э. показывают, что славяне были земледельцами и скотоводами, широко применяли железные орудия труда. В южной части восточнославянских земель отчетливо проявлялось имущественное не равенство.

К северу и северо-востоку от славян, от Западной Двины до Урала и за Урал до бассейна Оби, обитали многочисленные угро-финнские племена. К югу и юго-западу от Западной Двины жили племена летто-литовцев — предки латышского и литовского народов. Основным занятием летто-литовцев и угро-финнов на территории Эстонии — предков современных эстонцев к середине I тысячелетия н. э. — было земледелие. Для обработки земли наряду с мотыгой применялись рало и легкая соха. Значительного развития достигла обработка бронзы и железа. У наиболее развитых племен начался процесс имущественной дифференциации.

Волго-Окский бассейн населяли предки летописных племен веси, мери и муромы. Они жили в небольших укрепленных поселениях типа хорошо исследованного Дьяковского городища (под Москвой), занимались скотоводством и примитивным земледелием. В быт дьяковцев широко внедрилось железо. Происходил распад патриархального строя, родовые общины сменялись территориальными.

На Средней Волге и по течению рек Суры, Цны и Мокши жили предки мордовского народа. Им принадлежат укрепленные поселения типа Городецкого городища (у с. Городец на Оке). По уровню развития они близко стояли к племенам дьяковской культуры.

Далее на восток, в бассейнах рек Камы, Белой до Урала, жили предки удмуртов, марийцев, коми. Быт этих племен изучен по ананьинским (с. Ананьино близ Елабуги Татарской АССР), а затем пьяноборским Пьяный Бор — пристань на Каме) городищам и могильникам. Ведущей отраслью хозяйства у этих племен середине I тысячелетия н. э. было скотоводство, земледелие играло подсобную роль. Общественный строй характеризовался образованием племенных союзов.

Племена, обитавшие в Карелии и по Северной Двине, изучены слабо, некоторые данные о них содержал эпос «Калевала». К середине I тысячелетия н. э. эти племена знали металлургию, земледелие и скотоводство у них господствовал патриархальный строй с пережитками матриархата.

На крайнем северо-востоке Европы кочевали немцы занимавшиеся охотой, рыболовством и оленеводством. Родоплеменные отношения у них были прочны в течение всего I тысячелетия н. э.

Многочисленные племена различного происхождения населяли территорию от Урала до Тихого океана. В бассейне Оби и в Западной Сибири к началу нашей эры на базе местных племен и пришедших сюда угров сложились племена предков хантов и манси. У степных племен Сибири и Казахстана преобладало кочевое скотоводство. В быту этих племен происходил процесс накопления богатств и выделения племенной знати. В среде скотоводческих племен Забайкалья и Монголии сформировались тюркские и монгольские народы. Племена Восточной Сибири и Якутии по-прежнему промышляли охотой и рыболовством. Население Дальнего Востока занималось скотоводством и земледелием. В Приморской полосе основным занятием племен было рыболовство и морской звериный промысел.

Методологической основой исследования рабовладельческих обществ на территории нашей страны служат труды основоположников марксизма-ленинизма, в первую очередь работы К. Маркса «Формы, предшествующие капиталистическому производству», Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» и В. И. Ленина «О государстве», в который содержится вывод о рабовладельческом характере общественного строя, в государствах древности и раскрывается сущность рабовладельческого строя.

В отличие от первобытной эпохи, лишенной письменных известий, период рабовладельческих государств в Закавказье, Северном Причерноморье и Средней. Азии освещен с той или иной степенью полноты в ряде письменных источников — в сочинениях античных, древневосточных, древнекитайских авторов, в ассиро-вавилонских, урартских, древнеперсидских надписях, в документах античных городов Северного и Восточного Причерноморья.

Однако сведения письменных источников не всегда полны и достоверны, поэтому для изучения этого периода первостепенное значение продолжают сохранять археологические данные.

Комплексное изучение письменных, археологических, этнографических и иных источников позволило советским историкам воссоздать яркую картину жизни народов Закавказья, Средней Азии, Северного Причерноморья.

В центре внимания исследователей древней истории Закавказья находятся проблемы сложения классового общества и государственности, их дальнейшего развития, социальной структуры раннеклассовых обществ, этногенеза армянского, грузинского и азербайджанского народов, их культуры, взаимоотношений с соседними государствами и племенами.

Эти проблемы наиболее полно освещены в работах Б. Б. Пиотровского «История и культура Урарту» (Ереван, 1944), Н. В. Арутюняна «Биайнили (Урарту)» (Ереван, 1970), И. М. Дьякова «Предыстория армянского, народа» (Ереван, 1968), К. В. Тревер «Очерки по истории и культуре древней Армении» (II в. до н. э. —  IV в. н. э.) (М. — Л., 1953), Г. А. Меликишвили «К истории древней Грузии» (Тбилиси, 1953), О. Джапаридзе «К вопросу этнической истории грузинских племен» (Тбилиси, 1971), К. Г. Алиева «Кавказская Албания» (Баку, 1974).

В разработку древности Средней Азии большой вклад внесли советские историки старшего поколения: А. Н. Бернштам, М. Е. Массой, М. Е. Тревер, С. П. Толстов. Перу последнего принадлежат талантливые исследования «Древний Хорезм» (М., 1948) и «По следам Древнехорезмийской цивилизации» (2-е изд. М., 1950). Важнейшие проблемы истории и культуры Средней Азии глубоко исследованы в работах Б. Г. Гафурова» аджики. Древнейшая, древняя и средневековая история» (М., 1972), В. М. Массона «Средняя Азия и Восток» (М., — Л., 1964), «Экономика и социальный строй Древних обществ» (Л., 1976), в двухтомном издании «Центральная Азия в Кушанскую эпоху» (М., 1975.

Истории среднеазиатских кочевников посвящены работы Г. Е. Маркова «Кочевники Азии. Структура, хозяйство, общественный строй» (М., 1977) и Б. А. Литвинского «Древние кочевники Крыши мира» (М., 1972).

Обширна историография Северного Причерноморья в античную эпоху. Яркая жизнь греческих городов-колоний, Скифии и Сарматии всегда вызывала повышенный интерес исследователей. Фундаментальные работы по истории Причерноморья написаны крупными исследователями античного Причерноморья С. А. Жебелевым — «Северное Причерноморье» (М. — Л., 1953), В. Д. Блавацким — «Античная археология Северного Причерноморья» (М., 1969). Изданы исследования по истории крупных античных городов Причерноморья и истории Боспорского царства: В. Ф. Гайдукович «Боспорское царство» (М. — Л., 1949); В. Д. Блавацкий «Пантикапей» (М., 1964); Г. Д. Белов «Херсонес Таврический» (Л., 1948); Л. М. Славин «Древнейший город Ольвия» (Киев, 1951); Д. Б. Шелов «Танаис и Нижний Дон в III I вв. до н. э.» (М., 1970), «Танаис и Нижний Дон в первые века новой эры» (М., 1972).

Проблемы происхождения, социально-экономического и политического развития, культуры, военной организации скифов и сарматов получили разработку в исследованиях Б. Н. Гракова «Скифы» (М., 1971), М. И. Артамонова «Киммерийцы и скифы» (Л., 1974), К. Ф. Смирнова «Савраматы. Ранняя история и культура савраматов» (М., 1964), «Вооружение савраматов» (М., - 1961), А. И. Мелюковой «Вооружение скифов» (М., 1964). Интересны работы А. М. Хазанова «Социальная история скифов» (М., 1976) и Б. А. Рыбакова «Геродотова Скифия. Географический анализ» (М., 1979). Книга А. М. Хазанова является первым в мировой науке фундаментальным трудом по социальной истории скифов. Академик Б. А. Рыбаков, по-новому подойдя к трактовке известий Геродота, археологических и географических данных, определил границы Скифии, локализацию упоминаемых Геродотом скифских и нескифских племен, их этническую принадлежность.

Письменные сведения о племенах, обитавших в лесостепной и лесной зонах Восточной Европы, скудны и нередко легендарны. Несмотря на это, ученым удалось, пользуясь данными археологии, антропологии и лингвистики, внести много нового в проблему происхождения обитавших здесь народов — предков славян, финно-угров и балтов, определить территорию их расселения, охарактеризовать хозяйство, общественное устройство, культуры Этногенезу славян и начальному периоду их Утопии посвящены работы П. Н. Третьякова «Восточно-славянские племена» (М., 1953), В. В. Седова «Происхождение и ранняя история славян» (М., 1977).

Этногенез и ранняя история финно-угрских племен и балтов рассмотрены в работах А. П. Смирнова «Очерки древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Прикамья» (М., 1968) и П. Н. Третьякова «Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге» (М.- Л., 1966).

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.