big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Геодезические съемки и картографические работы Военного ведомства

Весьма значительные работы по геодезическим съемкам и составлению географических карт отдельных территорий Русского государства в рассматриваемом нами периоде производились силами военного ведомства, строившего оборонительные линии протяжением на сотни километров в южных районах Европейской и Азиатской частей России: Украинскую — между Северским Донцом и Днепром (1731—1732 гг.), Закамскую — между Самарой и Камой (1731 —1736 гг.), несколько линий в районе Оренбургской губернии — Оренбургскую, Уйскую, Самарскую, Сакмарскую (1739—1743 гг.), Башкирскую (1735—1754 гг.), Тоболо-Ишимскую — между Тоболом и Ишимом (1752—1754 гг.), Иртышскую — между Усть-Каменогорской крепостью на Иртыше и р. Омью (1747—1760 гг.), Колыван-скую — в гористом районе между устьем р. Убы и р. Бии (1747—1760 гг.) (Ласковский, 1865).

Для этой цели использовались карты и описания геодезистов, а также производились новые съемки обширных территорий с помощью инженеров, подготовка которых позволяла им заниматься межеванием, составлять ландкарты и т. д. (Савельев, 1879, стр. 69). В архивах (особенно в ЦГВИА) сохранились многочисленные карты названных оборонительных линий и окружающих местностей за подписями представителей военного ведомства: А. Трегубова, Л. Галофеева, М. Борисова, А. Бибикова, Г. Гербера, Г. Веймарна, К. Фрауендорфа и др. (ЦГВИА, ф. Зл. карты Сибири, № 2276, 2286, 2340, 2342; карты Оренбургской губ. № 2122, 2143, 2144, 2146).

Большой интерес представляют съемки, связанные со строительством Колыванской оборонительной линии, охватившие еще не изученные районы по рекам Катуни, Бии, Бухтарме и Чулышмапу. В руководстве этими работами, наряду с военными, принимал участие и Ф. И. Соймонов, как показывают карты (рис. 51 и 52), подписанные им вместе с генералом Г. Веймарном и бригадиром К. Фрауендорфом (ЦГВИА, ф. Зл, карты Оренбургской губ., № 2153 и 2154).

Наиболее богатые результаты в отношении изучения этого района дали экспедиции инженер-майора Петрулина, инженер-капитана Плутова и инженер-квартирмейстера Карцева, совершенные в 1759—1761 гг. На основании данных их исследований была составлена рукописная «Карта плоская, сочинена 1762 г. по силе высокоправительствующего Сената государственных иностранной и военной коллегиев указов...» Она подписана генерал-майором Веймарном и бригадиром Фрауендорфом. Карта охватывает территории между 48° 30' и 53° 15' с. ш. и 82° 20' и 87° в. д. (ЦГВИА, ф. ВУА, 25853). На карте показано довольно правильно течение рек Катуни, Бии и их притоков и часть течения Иртыша. Из правых притоков Иртыша показаны Ульба, Бухтарма, Нарым, Курчум. Путь экспедиции проходил, в частности, по верховьям Катуни и Бухтармы (примерно до впадения в последнюю р. Черной). У истоков этих рек и р. Аргута (притока р. Катуни) есть подпись: «Оные вершины положены по объявлению вожатых». Нанесено «оз. Их-Караль» (Маркаколь?), «которое в Китайском владении». К. Риттер (1859, стр. 295) полагает, что эти сведения об Алтае были для того времени наиболее полными.

Подобного рода работы использовались для составления сводных карт южной части Сибири, Джунгарии, Средней Азии, одна из которых за подписью Ф. И. Соймонова, Г. Веймарна и К. Фрауендорфа приведена выше (см. рис. 47).

Интересные съемки были произведены также экспедицией инженер-

капитана Плаутина в 1756 г. в районе Саянского хребта, между Телецким озером и Енисеем. Они значительно уточнили представление о левых притоках Енисея — Абакане, Кемчике, Кантегире. Их результаты нанесены на копии «Карты собранной полуденной части Сибирской губернии, на которой проставляются состоящие пограничные линии...» Копия снята

инженер-прапорщиком Ильей Рожковым.

В 1763 г. к съемкам некоторых областей (преимущественно в районе расположения войск) приступил учрежденный в том году Генеральный штаб, которому было поручено составить карту России и который использовал для этого офицеров и кадетов. Генеральный штаб даже запросил все карты, имеющиеся в различных ведомствах и учреждениях, в том числе и в Академии наук. Но вскоре он от этой работы отказался, так как она была слишком трудной (Глиноецкий, 1883, стр. 50—53).

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.