big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Семен Ульянович Ремезов

(ок. 1662 — ок. 1716)

 

В истории русской картографии видное место занимает деятельность выдающегося русского картографа конца XVII начала XVIII века тобольского «сына боярского» Семена Ульяновича Ремезова и его сыновей.

Многочисленные труды Ремезовых подвели итог всему раз витию русской картографии до Петра I. Они явились высшим достижением, венцом этой самобытной, оригинальной картографии.

Одновременно в трудах Ремезовых уже сказалось влияние новой, Петровской эпохи, и намечены пути дальнейшего развития русской картографии.

Ремезов родился в Тобольске. Дед и отец Ремезова были тобольскими служилыми людьми, и сам он всю жизнь нес «государеву службу». В 1681 г. Ремезов был «верстан в чин» (т. е. взят на службу). С тех пор и до самой смерти он выполнял множество различных служебных поручений.

Ремезов, по-видимому, рано обнаружил художественные способности, которые затем сказались в том мастерстве, с которым выполнены его картографические работы. В 1693 г. он занимается иконописным делом, в 1699 «сверх служеб» и на свои деньги делает семь знамен для конных и пеших полков.

Другим важным моментом, наложившим отпечаток на картографическую деятельность Ремезова, было то, что он в течение ряда лет руководил строительными работами в Тобольске, учился «городовому делу», был хорошо знаком с техникой измерений и составления планов и чертежей.

Начало собственно картографической деятельности Ремезова связано с мероприятиями, предпринятыми государством в конце XVII века по картографированию Сибири. К концу XVII века основная территория Сибири была уже присоединена к России. Стояла задача хозяйственного освоения этой территории, особенно важная в то время, когда начиналась эпоха петровских преобразований и борьбы русского государства за выход на широкую международную арену. Эта задача, в свою очередь, требовала четкой административной организации территории Сибири, облегчения управления новыми областями, обеспечения их защиты от вторжения извне. Составленные ранее кар ты — «чертежи» Сибири были слишком схематичными и устаревшими и не могли удовлетворить новым требованиям. К тому же накопившийся к концу XVII века богатый материал по географии Сибири позволял осуществить новый цикл картографирования Сибири в короткий срок с небольшими затратами сил и средств.

В январе 1696 г. Сибирский приказ (учреждение, ведавшее сибирскими делами) «приговорил», чтобы во всех сибирских городах были срочно изготовлены чертежи соответствующих уездов и присланы в Москву. В Тобольске же, бывшем тогда «стольным городом» Сибири, было приказано, кроме того, сделать чертеж всей Сибири, с разграничением ее на уезды.

В апреле 1696 г. указ о создании чертежей был получен в Тобольске. Составление чертежа Тобольского уезда было поручено Ремезову.

Ремезов произвел тщательное обследование территории уезда, лично и через местных жителей и «бывалых людей» собрал обильный географический материал и на основании его составил «Чертеж земли Тобольского города».

Уже это первое крупное картографическое произведение Ремезова внесло значительный вклад в русскую картографию. Для того чтобы выяснить, что нового дал Ремезов в этом чертеже, следует кратко остановиться на особенностях русской до петровской картографии.

Вся история русской картографии тесно связана с образованием и развитием русского национального государства. Русская картография всегда была государственным делом, призванным удовлетворять насущные государственные нужды как хозяйственного, так и военно-политического характера. Эта резко выраженная служебная, практическая направленность русской картографии, с одной стороны, любознательность, пытливость, практическая сметка, природный ум и талант первых русских картографов — служилых людей, с другой, обусловили правдивость, достоверность, исключительное богатство и многообразие содержания даже этих глазомерных карт-чертежей, меткость географических характеристик, оригинальность способов картографического изображения.

Однако наряду с этими важными достоинствами русские чертежи допетровского времени не были совершенны в математическом отношении.

Чертежи составлялись простыми служилыми людьми, не имевшими специального образования, не умевшими производить геодезические съемки. Чертежи исполнялись, как правило, без определенного масштаба, географические объекты наносились приближенно, их размещение на местности отражалось лишь в общих чертах. Для допетровских чертежей характерна большая схематичность изображения, пренебрежение к передаче подобия очертаний объектов. Отсутствовало единство в отборе содержания и оформлении чертежей — каждый служилый человек составлял их в меру своих сил и способностей.

Все это было следствием значительной отсталости допетровской России, ее вынужденной изоляции от развитых стран Западной Европы, следствием отсутствия общего математического и картографического образования в стране.

В условиях допетровской России указанные недостатки заметно не ощущались. Но с началом эпохи петровских преобразований, когда многие стороны государственной деятельности стали испытывать потребность в точных картах страны, прежние «чертежи» перестали удовлетворять запросам жизни.

Первая попытка повысить математическое обоснование и точность чертежей была сделана Ремезовым в упомянутом «Чертеже земли Тобольского города».

Чертеж отличается предельной полнотой и подробностью географического содержания. На нем правдоподобно показаны гидрографическая сеть, населенные пункты, дороги, элементы растительности и почв, размещение нерусских народностей, помещено множество сведений хозяйственного, этнографического и военно-политического характера. Чертеж впервые дал четкое и подробное представление о географических особенностях территории Тобольского уезда. Выполненный с большим художественным вкусом и мастерством, которые сказались как в удачном подборе красок, обеспечивающих хорошую читаемость, так и в чрезвычайной тщательности изображения, доходящей до ювелирной тонкости, он отличается богатым географическим содержанием. Но особенно интересно, что «Чертеж земли Тобольского города» построен в определенном масштабе, с указанием расстояний между пунктами в верстах. На чертеже помещен линейный масштаб и вычерчена сетка, облегчающая измерение расстояний по чертежу.

В одном из пересечений линий сетки показана роза румбов, обеспечивающая правильное ориентирование чертежа по странам света.

Высокие достоинства чертежа Ремезова были оценены в Москве, и ему было поручено составление «Чертежа всей Сибири», как «доброму и искусному мастеру».

Этот чертеж был составлен Ремезовым и его сыном Семеном в Москве, в Сибирском приказе, по чертежам, присланным из сибирских городов, и многочисленным письменным материалам. Чертеж этот на белой китайке в 4 аршина длиной и 2 шириной впервые дал подробное изображение всей Сибири от Урала до Тихого океана. Изготовленный по различным и большей частью недостаточно точным источникам, он, однако, более схематичен, чем «Чертеж земли Тобольского города». «Чертеж всей Сибири» также был одобрен, и Ремезов получил поручение составить «Чертежную книгу (т. е. атлас) Сибири». Эта «книга» была закончена им в 1701 г. и прислана в Москву. Она состояла из чертежа всей Сибири и 22 частных чертежей сибирских городов с уездами. Это был первый атлас всей Сибири, систематизировавший различные картографические материалы, собранные к тому времени в Сибирском приказе. В чертежной книге отразилась неодинаковая изученность территорий Сибири. Окраинные районы показаны сравнительно схематично, иногда не переданы даже основные очертания суши, в то время как чертежи освоенных районов, а особенно составленные самим Ремезовым, дают подробное и тщательное изображение территории.

В 1703 г. Ремезов вместе с сыном Леонтием составляет «Чертеж земли Кунгурского города» с целью облегчить проведывание водных путей для перевозки уральского железа в центральные области страны. Поэтому Ремезов особое внимание обращает на водные пути — реки и дает им подробную характеристику. Однако он не упускает из вида и прочие элементы природной и хозяйственной характеристики — на чертеже подробно показаны растительность и рельеф Кунгурского уезда.

Ремезов составил наиболее ранние из известных чертежей Камчатки, воспользовавшись сведениями, почерпнутыми из донесения Атласова. Он впервые дал близкое к действительности, хотя и не лишенное крупных ошибок изображение всех южных окраин Сибири.

Почти все чертежи Ремезова сопровождаются подробным географическим описанием территории, что еще более повышает их научную ценность.

Картографические труды Ремезова и его сыновей составили эпоху в русской картографии. Достоверность, точность и полнота географических сведений на чертежах Ремезовых отмечались многими позднейшими исследователями Сибири. Известный исследователь северо-востока Сибири XIX века А. Ф. Миддендорф, оценивая атлас Ремезова, писал, что «...из него, как и некоторых других старинных трудов этого рода, можно почерпать кое-что для улучшения даже новейших карт России».

Ремезов и его сыновья внесли заметный вклад и в изучение истории Сибири. Они составили иллюстрированную «Историю Сибири» и доныне высоко оцениваемую историками. По словам акад. С. В. Бахрушина: «Она не является простым сводом. Это скорее ученый исторический труд, соответствующий до известной степени нашим понятиям о таковом...»

Исторические изыскания Ремезова отразились и в его картографических трудах, которые содержат целый ряд важных исторических сведений.

Ремезов был передовым человеком своего времени. Идя в ногу с развитием русской жизни и науки в эпоху Петра, он уже в ранние годы этой эпохи провозглашает гимн наукам и знанию (в предисловии к «Служебной чертежной книге Сибири»).

Высота научного подвига Ремезова станет еще более ясной, если учесть, что он и его сыновья вели свои научные занятия наряду с обычными служебными делами, «сверх служеб». За эти труды они не получали, как правило, никакого особого вознаграждения и жили на скромное жалованье сибирских служилых людей (Ремезов получал всего 7 руб. денег, 3 четверти ржи, 3 четверти овса и 2 пуда соли в год).

Выходец из простой служилой среды и сам служилым человек, Ремезов был одним из выдающихся людей своего века, подлинным ученым. Труды Ремезова и его сыновей оставили заметный след в науке о нашей родине. Они и в наши дни служат незаменимым источником для изучения географии и истории Сибири в XVI — начале XVIII века.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.