big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Сергей Семенович Неуструев

(1874 — 1928)

 

Сергей Семенович Неуструев

 

|| Заслуги выдающегося почвоведа и географа С. С. Неуструева в развитии русской науки состоят главным образом в следующем. Он первый установил почвенный тип сероземов и тем завершил дело В. В. Докучаева по выделению зональных типов почвенного покрова нашей страны. Он исследовал и описал в ряде классических трудов почвы и геологию значительной части Самарской губернии, изучил географию Оренбургского края. Неуструев впервые осветил почвы засушливых и пустынных областей нашего отечества. Он был руководителем многих почвенных экспедиций. Неуструев создал прогрессивную школу почвоведов-географов. В своих работах он проводил правильные идеи о сущности географии. Вообще почвоведение Докучаевской школы может быть названо географическим в отличие от почвоведения химического, господствовавшего до не давнего времени безраздельно на Западе. Продолжателями Дела В. В. Докучаева были почвоведы-географы: Н. М. Сибирцев, К. Д. Глинка и С. С. Неуструев. Эти корифеи почвоведения не только подвинули вперед свою науку, но влили новый дух и в географию, позволив преобразовать ее на основе идей, впервые высказанных В. В. Докучаевым.

Неуструев родился 23 сентября 1874 г. в Нижнем Новгороде [Горький] в семье капитана волжского парохода.

В 1883 г. мальчика отдали в Нижегородскую гимназию. По окончании ее в 1893 г. Неуструев поступил на естественное отделение физико-математическото факультета Московского университета. Здесь он выбрал своей специальностью химию, знание которой ему впоследствии очень пригодилось при занятиях почвоведением. В 1897 г. молодой Неуструев принимал участие в качестве проводника в экскурсии международного геологического съезда в Кашгар на Волге под руководством геолога С. Н. Никитина. По-видимому, это событие и оказалось решающим в жизни Неуструева: он понял, что его призвание не химия а Земля: геология, геоморфология, почвоведение.

По окончании университета в 1897 г. Неуструев сначала занял место преподавателя физики и космографии в 1-й женской гимназии города Самары [Куйбышева]. В июне 1898 г. он поступает на службу помощником почвоведа в Самарское губернское земство (его родные тогда жили в Самаре). Почвенный покров Самарской губернии был весьма поучителен для исследователя в том отношении, что здесь с необыкновенной ясностью можно проследить зональное распределение географических ландшафтов с севера на юг: начиная с лесостепья через степь до полупустыни на самом юге бывшего Новоузенского уезда. Заведующим почвенными работами в Самарской губернии был Л И Прасолов (позднее академик), а товарищами Неуструева — почвоведы А. И. Бессонов и П. И. Даценко. Самарскими почвенными исследованиями Неуструев занимался с 1898 по 1906 г. охватив своими маршрутами пять уездов.

Наряду с почвенными исследованиями в Самарской губернии Неуструев много сделал для познания геологии этого края. В XIX веке считали, что Каспийское море в четвертичное время распространялось очень далеко вверх по Волге — и до Камы. Неуструев обнаружил что в исследованном им крае настоящие каспийские осадки четвертичного времени распространены лишь на юге; к северу же от реки Большого Иргиза (50 7г с. ш.) они заменены верхнетретичными — акчагыльскими. Первая научная работа Неуструева, напечатанная в 1902 г., касается этого весьма важного факта. Много внимания посвятил Неуструев строению и распространению в Самарской губернии своеобразной покровной породы — сыртовых глин, никогда не залегающих выше 170 —180 м абсолютной высоты. Неуструез рассматривает эти глины, имеющие лёссовидный облик, как водный осадок, отложившийся из стоячих озерно-болотных бассейнов в эпоху максимального таяния ледникового покрова.

С 1907 г. и по день смерти полевые работы Неуструева протекают преимущественно (хотя и не исключительно) в Средней Азии и в Казахстане. Осенью 1907 г. Неуструев был приглашен произвести обследование почв вдоль линии запроектированной тогда Туркестано-Сибирской железной дороги. Следующей весной Неуструев получил от К. Д. Глинки предложение принять участие в организуемых им, по поручению Переселенческого

 

Экспедиции С. С. Неуструева

 

управления, почвенных исследованиях в Туркестане. Летом 1908 г. Неуструев работал в Чимкентском уезде. Здесь он произвел свои знаменитые наблюдения над той характерной лёссовой почвой Туркестана, которая получила от него название серозема. Установление этого типа почв составляет одну из важнейших заслуг Неусгруева. Серозем имеет решающее значение в вопросе о происхождении лёсса. Прежние исследователи выделяли особый тип «эолово-лёссовых почв». Предполагали, что в Средней Азии лёсс образует почву. Но по наблюдениям Неуструева верхние горизонты лёссовых толщ представляют собой не типичный лёсс, а нормальную почву, зональный аналог черноземов, каштановых и бурых почв. Ветровое происхождение сероземов Неуструев отрицает. Вместе с тем Неуструев опроверг другое, весьма распространенное заблуждение: вслед за Ф. Рихтгофеном многие полагали, что в Туркестане лёсс образуется и в настоящее время. Между тем это неверно: здешний лёсс есть образование не современное, а сравнительно древнее, геологическое.

Отметим некоторые общие выводы, сделанные Неуструевым в результате его исследований в Туркестане. Посещенные им песчаные массивы — Приаральские Каракумы, Кызылкумы и Муюнкумы — Он считал происшедшими главным образом за счет песка, принесенного реками. «Для того, чтобы реки, кон чающие теперь свое течение выше или иссякшие вовсе, проходили сквозь местности, занятые теперь бугристыми песками, нужно предположить, что они были многоводнее» (1915). Эту многоводную эпоху Неуструев относит к ледниковому времени. По вопросу о происхождении туркестанского лёсса Неуструев определенно не высказывался, но ветровую гипотезу он решительно отвергал. «Нет данных для известных ныне сухих степей, — писал он в 1926 г., — предполагать такое энергичное эоловое накопление, которое подавило бы почвоообразовательные процессы». В своем учебнике «Элементы географии почв» (1930) Неуструев более решительно становится на точку зрения почвенной теории лёссообразования: «Необходимо, по-видимому, признать, — говорит он, — что материалом для образования лёсса служили различные тонкозернистые породы, но приобретение ими лёссового облика зависит не только от способа отложения, но и от условий выветривания».

С 1907 по 1916 г. Неуструев каждое лето работает в Туркестане.

В 1908 г. Неуструев переселился в Петербург. С 1910 по 1917 г. он состоял на службе в Переселенческом управлении. В конце 1912 г. был избран секретарем возникшего тогда Докучаевского почвенного комитета. В 1914 г. Неуструев был приглашен на должность преподавателя почвоведения в Политехническом институте, где читал лекции по 1916 г. В 1915 г. в Петрограде открылись Высшие географические курсы, в организации которых Неуструев принимал деятельное участие. Здесь в 1915  — 1917 гг. он читал почвоведение. В 1915 — 1918 гг. Неуструев, по приглашению Оренбургского губернского земства, занимался исследованием почв губернии. Из результатов работ в Оренбургском крае следует упомянуть о книге Неуструева «Естественные районы Оренбургской губернии. Географический очерк».

Так как в 1918 г. Оренбург оказался временно отрезанным от Петрограда, то Неуструев не мог вернуться домой. В течение 1919 и 1920 гг. он занимался почвенно-геологическими исследованиями в Западной Сибири и в Казахстане.

По возвращении в Петроград Неуструев сразу же занял кафедру географии почв в Географическом институте, где он был первым профессором географии почв не только у нас, но и во всем мире. Как со стороны преподавателей, так и со стороны студентов Неуструев неизменно пользовался величайшим уважением. Причиной этого были как научный авторитет, так и его высокие моральные качества.

Можно было бы думать, что, переселившись в Петроград и получив кафедру, Неуструев отдастся спокойной кабинетной работе. На самом деле Неуструев, со свойственной ему энергией, продолжал вести полевые исследования: в районе Колтушей под Петроградом, в Мугоджарах, в дельте Аму-Дарьи, на Северном Кавказе.

Кроме Географического института, целый ряд других учреждений привлек к своим работам Неуструева: ПочЕенный институт Академии наук, Отдел почвоведения института опытной агрономии, Геологический комитет, Особый комитет по исследованию союзных и автономных республик при Академии наук. Важнейшая из академических работ Неуструева — это почвенная карта Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии, включенная в 100-верстную почвенную карту Азиатской части СССР, изданную Академией наук в 1927 г.

В 1924 т. Неуструев посетил Мало-Кабардинский округ и Моздокскую степь. В 1924 и 1925 гг. он занимался, по поручению Геологического комитета, подробной почвенно-геологической съемкой Колтушского района на Карельском перешейке. Под его руководством составлена прекрасная геологическая карта этих мест. С 1925 г. Неуструев приступил к почвенным работам в Кара-Калпакии и в Северном Казахстане. Результаты опубликованы в издании Комиссии экспедиционных исследований Академии наук СССР. В 1927 г. Неуструев был командирован на международный конгресс почвоведов в Вашингтоне. Здесь он ознакомил членов конгресса с русской методикой по левого исследования почв.

На 1930 г. был намечен созыв в Москве 2-го международного съезда почвоведов, и Неуструев был выбран заместителем председателя организационного комитета.

Летом 1928 г. Неуструев должен был продолжать работы в Кара-Калпакской автономной области. В середине мая он выехал в Москву по делам съезда. Здесь он уже почувствовал недомогание, но тем не менее 16 мая вечером отправился по железной дороге в Бузулукский бор, где ему предстояло вести занятия со студентами географического факультета. На следующий день, где-то не доезжая Инзы, с Неуструевым в вагоне случился сердечный припадок, и 24 мая 1928 г. он скончался от паралича сердца в Сызрани, где больной был помещен в железнодорожную больницу. Похоронен Неуструев 29 мая в Шувалове, под Ленинградом, рядом с другим знаменитым почвоведом и географом К. Д. Глинкой.

Неуструев был человек высоких моральных качеств, кристально чистой души, скромный, чуждый лицемерия и тщеславия. Это был высший тип ученого. Он был украшением географического факультета университета. В личном общении Неуструев был необыкновенно мягкий, предупредительный и обаятельный человек. Одной из величайших заслуг Неуструева является то, что он оставил после себя целую школу учеников, которые с успехом продолжают начатую им работу.

После Неуструева остался ряд рукописей, среди них — «Элементы географии почв». Этот труд был напечатан в 1930 г. и в следующем году переиздан. Им до сих пор пользуются в качестве руководства на географических факультетах. В 1937 г. эта книга была переведена на украинский язык.

Архив Неуструева хранится в Географическом обществе Союза ССР.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.