big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Василий Данилович Поярков

(XVII век)

 

В. Д. Поярков — один из славных землепроходцев, с именем которого связано фактическое открытие Амура и Сахалина русскими людьми и первое плавание русских по Охотскому морю. Он был «письменным головой», т. е. лицом, состоящим при якутских воеводах в роли правителя воеводской канцелярии.

После учреждения в Сибири в 1638 г. особого якутского воеводства первыми воеводами там были Петр и Матвей Головины, правившие воеводством совместно. Живо интересуясь ходом разведывания и покорения неизвестных земель, они получили смутные известия об Амуре от казацких партий, ходивших по Витиму и к Охотскому морю. Поэтому в числе партий, посылаемых в разные места, они снарядили партию в 130 человек с одной пушкой, во главе с Василием Поярковым.

15 июня 1643 г. отряд выступил из Якутска; до устья Алдана шел двое суток; по Алдану стали тянуться бечевой и шли целых четыре недели до устья Учура; по Учуру подвигались медленно среди горных каменных громад и через 10 дней добрались до порожистого Гонама. Преодолевая многочисленные препятствия («42 порога, да 20 шиверов») и немного не дойдя до реки Нюемки, остановились на зимовку. Построили срубы, выкопали землянки. Зимой делали нарты, охотились на зверя.

Пробыв здесь две недели, Поярков взял с собой 90 человек и покинул остальных около судов и казны, наказав идти весной с запасами за волок, а после плыть к нему по Зее; сам же пошел сначала рекой, затем волоком и стал подниматься на Камень (Становой хребет). Шли по обыкновению на лыжах; груз везли на нартах. Переход через Камень был не из легких — идти надо было по глубоким снегам. Две недели шли водой и волоком, насилу перевалили на ту сторону гор, к речке Брянде, что «пошла в Зею». Лед еще не трогался. На берегу ее казаки принялись за постройку судов и закончили их к ледоходу.

Весной Поярков «сотоварищи» первыми из русских людей спустились в Зею. На одном из мелких притоков казаки построили острожок и стали дожидаться оставленных товарищей. Впервые здесь увидели дауров, которые приняли их сначала хорошо, а после перестали доставлять им провизию. Казаки стали

 

Маршруты И. Ю. Москвитина, В. Д. Пояркова и Е. П. Хабарова

 

сильно голодать. 70 казаков под предводительством некоего Юшко отправились за сбором провианта в даурский городок. В городок дауры их не пустили. Казаки попытались проникнуть туда силой, но, потеряв в бою человек 10, «пошли в отход». Дорогой кормились сосной да кореньями. Померло от голода и разных болезней человек 40. Неизвестно, чем бы дело кончилось, если бы не пришли служилые люди с припасами с первого зимовья.

Вскоре все поплыли вниз по Зее, видя с судов даурские улусы среди холмов, поросших иногда лесом, возделанные пашни, луга с пасущимся на них скотом. Доплыв до какой-то широкой реки, Поярков решил, что это и есть та Шилка, на которую его послали. На самом же деле он выплыл на Амур. Места по Амуру показались нашим казакам райскими. Три недели шли до впадения в Амур другой большой реки — Шунгалы (Сунгари). На этом отрезке верст двести шли «щеками» (пересечение Амуром Малого Хингана, ныне именуемое Трубой). С этого места, как думал Поярков, начинался Амур. Здесь был сделан привал.

Зная, что Амур течет в море, Поярков послал 25 человек из своей команды проведать «соленую воду». Из них вернулось только двое: остальные были убиты дучерами (одно из приамурских племен) во время одного из ночлегов на возвратном пути. Тогда Поярков поплыл вниз по Амуру с основной частью от ряда. Через месяц они зазимовали в устье Амура, изобилующем островами. Запасов пищи не было, кормились от охоты да рыбной ловли, а весной еще кореньями луговых трав.

Поздним летом освобождается ото льда Амурский лиман. Пояркову был виден его противоположный (сахалинский) берег. Так русские люди впервые увидели Сахалин. От гиляков (нивхов), живших в устье Амура, Поярков собрал первые сведения об этом острове.

Осенью, на плоских речных судах, Поярков отважился пуститься в море. Долго, несколько недель, их носило по волнам, занесло сначала на какой-то большой остров далеко от берега (вероятно, один из Шантарских островов) и, наконец, вы бросило на берег материка.

Суда разбились, а уцелевшие казаки, оборванные, промерзшие, голодные, доплелись до устья речки Ульи (близ современного Охотска) и нашли здесь старую зимовую избу (здесь зимовал со своими казаками Москвитии). Отдохнув, подвязали лыжи и пошли «через Камень» (хребет Джугджур) к истоку р. Май; шли две недели. На берегу реки, к которой вышли, построили новые суда. Выплыли в Алдан, а из него на хорошо знакомую им Лену. Вернулись в Якутск в 1646 г., т. е. через три года. В пути погибло 80 человек.

При всей значительности географического подвига Пояркова не следует идеализировать его личность. Начальствуя над своими служилыми, он временами проявлял не только сильную волю, настойчивость и смелость, но и жестокость. Сохранилась «мирская челобитная» (коллективная жалоба) на Пояркова, рисующая тяжелую картину испытаний, выпавших на долю его спутников, в частности в связи с «мучительством» со стороны Пояркова.

Экспедиция Пояркова была одной из самых тяжелых экспедиций землепроходцев, однако ее географические результаты были весьма значительны: рекам «сделаны чертежи», виденное и слышанное описано, доказана возможность выхода из Амура в Тихий океан и совершено первое плавание по Амуру и Охотскому морю.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.