big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Введение

Одним из наиболее интересных периодов в истории русской географии является сорокалетие 1725—1765 гг. В эти годы развитие географической науки становится важным государственным делом. Были проведены большие мероприятия по ликвидации отставания в области географических знаний, унаследованного от XVII в., совершены важнейшие географические открытия и созданы основы для развития научной географии в России.

К началу рассматриваемого периода Россия в результате реформ начала XVIII в. и успехов внешней политики уже стала одним из наиболее сильных государств мира. В ней имелось свыше двухсот мануфактур, возникли новые отрасли промышленности, были созданы мощные армия и флот. Культурные реформы благоприятствовали появлению собственных подготовленных кадров. Эти успехи были достигнуты ценой большого напряжения сил всей страны и сопровождались усилением классовых позиций дворянства.

Дворцовые события 1725 —1762 гг., частая смена правительств, произвол фаворитов не могли приостановить дальнейшее развитие производительных сил страны. Достаточно сказать, что выплавку чугуна Россия увеличила с 10 тыс. т в 1720 г. до 85,7 тыс. т в 1770 г., обогнав и по темпам и по абсолютным цифрам Англию (Струмилин, 1954, стр. 20). Быстро развивалась также и легкая промышленность (текстильная, кожевенная, стекольная и др.). Возросло производство продуктов сельского хозяйства. Внешнеторговый оборот России с 5,8 млн. руб. в 1726 г. увеличился до 20,9 млн. руб. в 1762 г. (Очерки по истории СССР, 1957).

Начало борьбе с отсталостью знаний о нашей стране и примыкающих к ней территориях и морях было положено при Петре Первом. При нем была начата подготовка геодезистов, печатались в России и за границей географические карты и книги, впервые стали составляться карты крупных районов России, в той или иной мере основанные на точных съемках. Он неоднократно пытался приступить к составлению карты и описанию всей России. Были организованы экспедиции для изучения Сибири, Средней Азии и т. д.

Однако важнейшие из мероприятий Петра Первого в области развития географической науки остались при его жизни незаконченными, и состояние географических знаний к началу рассматриваемого периода было неудовлетворительным. Не были установлены точные очертания большей части северных и восточных берегов России и ее сухопутных азиатских границ; на севере Европейской России и в Сибири имелись огромные белые пятна. О некоторых странах, граничивших с Азиатской Россией, были распространены лишь смутные, а иногда даже баснословные сведения. Научного описания природы России, ее экономики, населяющих ее народов и их занятий не имелось, а сведения о естественных ресурсах были очень ограничены. Большую часть картографических материалов все еще составляли чертежи, выполненные без использования астрономических определений положения мест и без применения математически обоснованных проекций. Не было, конечно, и общей карты России, которая давала бы достоверное представление о действительных размерах территории и ее границах.

В рассматриваемый нами период борьбе с отсталостью географии благоприятствовали достигнутые Россией успехи в области промышленности, науки и техники. Окрепшее централизованное государство получило возможность планомерно проводить большие географические исследования, которые продолжались много лет и требовали крупных затрат сил и средств. В этих работах, которыми часто руководило непосредственно правительство, принимали участие выдающиеся государственные деятели, талантливые ученые и первоклассные моряки. При наличии мощного военного флота стало возможным пользоваться для географических исследований хорошо оснащенными по тому времени кораблями; для точных измерений применялись астрономические и геодезические инструменты.

Создались благоприятные условия для организации больших экспедиций в восточные и юго-восточные районы России и в прилегающие к ним страны. Ими интересовались не только в связи с желанием получить новые сведения о малоисследованных местах. Многие видные государственные деятели (обер-секретарь Сената И. К. Кирилов, президент Адмиралтейств-коллегий Н. Ф. Головин, вице-адмирал Т. Сандерс и др.) горячо поддерживали эти исследования, видя в них один из путей к развитию торговли, расширению влияния России на востоке, усилению обороноспособности страны. Экспедициями интересовались и предприимчивые купцы и промышленники, рассчитывавшие на высокие прибыли на новых рынках и в малоисследованных странах с еще не тронутыми богатствами. Возникали проекты больших компаний для заграничной торговли, которые должны были проникнуть в Ост-Индию, Турцию, Персию, Бухару, Хиву (Семенов, 1859, стр. 173; Щеглов, 1883, стр. 191). В течение рассматриваемого нами периода были организованы крупнейшие государственные экспедиции, а также было совершено много плаваний по инициативе отдельных промышленников.

Весьма важное значение имело участие Академии наук в географических работах 1725—1765 гг.

Организация Петербургской Академии наук не была доведена при Петре Первом до конца, и довольно долгое время условия, созданные его преемниками, не понимавшими значения Академии и чинившими различные препятствия развитию наук, не способствовали успешности ее начинаний. Ио, несмотря на это, деятельность входивших в состав Академии выдающихся ученых оказала огромное влияние на успехи науки и просвещения в России XVIII в.

Академия наук выпускала, кроме трудов отдельных ученых, также научные, научно-популярные и литературные журналы на русском и иностранных языках, книги, карты, учебники. Профессора Академии читали лекции, преподавали в университете, гимназии и других учебных заведениях. Профессора и переводчики Академии много содействовали выработке русского литературного и научного языка. Велико было значение Академии наук и в развитии географии.

Уже в проекте организации Академии, одобренном Петром Первым в 1724 г., география вместе с математикой, астрономией, навигацией и механикой была отнесена к первому из трех классов, на которые были разделены все науки. Еще яснее мысль о значении географии развита в регламенте, утвержденном в 1747 г., где сказано: «Государству не может быть иначе, яко к пользе и славе, ежели будут такие в нем люди, которые знают течение тел небесных и времени, мореплавание, географию всего света и своего государства; чего ради иметь надлежит первый класс академиков, который состоять должен из астрономов и географов. Польза непосредственно та от них, что мореплаватели будут искусные в государстве, которые не токмо описания всех земель подлинные сочинить, но иногда и не знаемые изобретать могут» (Содержание ученых рассуждений Академии наук, изданных в первом томе, стр. 14—15).

Участие Академии наук в географических работах рассматриваемого периода было весьма обширно и разнообразно. Большое внимание географии уделяли астрономы И. Делиль, И. Гейнзиус, X. Винсгейм, математики Л. Эйлер, Ф. Майер, физики Г. Крафт, Ф. Эпинус, И. Браун, натуралисты И. Гмелин, С. П. Крашенинников, Г. Стеллер, историки Г. Миллер, И. Фишер и др. В последнем периоде своей жизни много трудился в области географии М. В. Ломоносов. С Академией поддерживали связь также и не входившие в ее состав замечательные русские ученые, занимавшиеся географией: И. К. Кирилов, В. Н. Татищев, П. И. Рычков, Ф. И. Соймонов.

Академия наук в 1725—1765 гг. играла важную роль в организации географических экспедиций, в их исследованиях, в составлении карт, разработке основ физической географии.

Если начало рассматриваемого нами периода отмечено осуществлением мероприятий, начатых еще Петром Первым,— отправление Первой Камчатской экспедиции для исследования почти неизвестных северо-восточных районов России и сопредельных с ними стран, геодезические съемки для составления генеральной карты России,— то конец этого периода определяется смертью М. В. Ломоносова, в географических трудах которого важное место занимает разработка первого научно обоснованного проекта плавания Северным морским путем и создание основ физической географии. Смертью М. В. Ломоносова заканчивается также и определенный период развития Академии наук (История Академии наук СССР, 1958, стр. 9).

За 200 лет, отделяющих нас от рассматриваемого периода, накопилась огромная русская и иностранная литература, посвященная географическим исследованиям того времени. Изданы подробные описания отдельных экспедиций, монографии об ученых и путешественниках, опубликованы карты и различные архивные материалы. Особенно большое количество таких работ вышло в СССР. Многие из этих материалов еще совершенно недостаточно использованы.

В настоящей книге сделана попытка дать на основе имеющейся обширной литературы отсутствующий до настоящего времени общий обзор истории географии в России 1725—1765 гг.

При подготовке книги к печати нами учтены ценные замечания доктора исторических наук профессора А. И. Андреева и кандидатов географических наук О. А. Евтеева и Н. Г. Фрадкина.

Карты маршрутов экспедиций составлены по нашим материалам картографом Института географии АН СССР А. А. Потуловым.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.