big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Строение торфяников надпойменных террас, их генезис и эволюция

Ввиду того, что каждый из выделенных нами вариантов торфяников надпойменных террас имеет свои особенности в отношении водно-минерального питания, характера и состава растительности, что находит отражение и в строении торфяной залежи, определяя в значительной степени пути эволюции торфяников, мы остановимся на этом особо для каждого варианта.

Торфяники притеррасного надпойменного варианта в большинстве своем имеют значительную глубину торфяной залежи, достигающую 5—6 м. Профиль торфяной залежи нередко отличается асимметрией подобно тому, как это наблюдается на притеррасных пойменных торфяниках. Под торфом часто залегает слой сапропелевых отложений, обычно со значительной примесью раковин пресноводных моллюсков, причем мощность его иногда превышает 1—2 м (рис. 45).

В строении торфяных залежей названного варианта большое участие принимают осоково- и древесно-папоротниковые виды торфа. Характерно также присутствие в залежах значительного количества мелких травяных остатков, не поддающихся определению под микроскопом и относимых к группе «трав». В сочетании с остатками тростника, осок и древесных растений они дают соответственно травяно-тростниковые, травяно-осоковые и травяно-древесные виды или скорее разновидности торфа, нередко повышенной степени разложения.

Большое количество остатков папоротника и «трав», как правило, свойственно нижним горизонтам торфяников, но в ряде случаев они диффузно распределяются по всей толще залежи или преобладают только в нижнем и верхнем горизонтах.

Следующая характерная черта строения — преобладание остатков тростника в нижних и осок в верхних горизонтах залежей. Тем не менее, строго определенного порядка в напластовании торфяных отложений, которое было бы свойственно всем торфяникам этого варианта, проследить не удается.

Поперечный профиль притеррасного надпойменного торфяника "3-е Моховое" в долине р. Камы

Все притеррасные надпойменные торфяники относятся к низинному типу. Строение их залежей не отличается большим разнообразием: чаще других встречаются лесной, топяно-лесной, тростниковый, осоково-тростниковый и многослойный топяной виды строения.

Большинство торфяников рассматриваемого варианта возникло в результате зарастания притеррасных водоемов, о чем убедительно свидетельствует наличие под торфом сапропелей. Помимо этого имело место и «суходольное» заболачивание, когда торфообразование начиналось не в притеррасном водоеме, а в более или менее глубоком понижении, увлажнявшемся грунтовыми и полыми водами. Надо заметить, что на низких надпойменных террасах Волги, Камы и Меши, где торфяники названного варианта имеют наибольшее распространение, родть полых вод была существенной на протяжении значительной части периода их развития. Да и теперь еще в годы высоких разливов полые воды заходят на отдельные торфяники по системам глубоких протоков, связывающих притеррасные понижения с поймой.

Как показывает строение торфяников, история их формирования имеет много общего с историей торфяников пойменной группы. Вначале нередко происходило накопление древесных или папоротниково-древесных торфов высокой степени разложения. Затем лесная стадия сменилась стадией травяного болота с участием в растительном покрове сначала тростника, позднее осок и, наконец, гипновых мхов. Наряду с этим развитие торфяников рассматриваемого варианта в районах Поволжья все же шло в условиях большой сухости по сравнению с пойменными торфяниками. Об этом свидетельствует высокая степень разложения торфа, нередко наблюдающаяся по всему профилю залежи, и образование папоротниковых и «травяных» торфов высокой степени разложения, которое во многих случаях шло на месте прежних водоемов (рис. 46).

Здесь следует сказать несколько слов относительно названных видов торфа. Несомненно, ввиду высокой степени разложения исходные фитоценозы, давшие материал для образования торфа, остаются не установленными. При ботаническом анализе под микроскопом мы, естественно, констатируем «форменные» остатки не всех исходных растений, а только тех из них, которые уцелели от полного разложения в аэробных условиях. Такие остатки могут иметь и вторичный генезис в связи с проникновением корней и корневищ последующих сообществ в полностью разложившийся материал, оставленный предшествующими сообществами. Известно, что заросли папоротников характерны в настоящее время главным образом для лесных болот. Надо думать, что и в предшествующие фазы голоцена отмеченная связь папоротников с лесами сохранялась. Поэтому не будет большой ошибкой относить папоротниковые и «травяно-папоротниковые виды

Строение притеррасных надпойменных торфяников

торфа высокой степени разложения к лесному виду залежи.

Особое место занимает строение притеррасного надпойменного торфяника «Долгое озеро», залегающего на третьей террасе Ворсклы. На дне этого болота лежит слой песчанистых сапропелевидных отложений мощностью около 25 см, а над ним — слой травяно-осокового торфа, образованного в основном Carex omsciana, С. inflata и С. tasiocarpa. Затем следует водянистый горизонт мощностью 0,3—0,6 м, поддерживающий всю верхнюю толщу залежи в плавающем состоянии (рис. 47). Залежь торфа над водным горизонтом относится к

Поперечный профиль торфяника "Долгое озеро" на третьей террасе Ворсклы

тростниковому виду строения. В виде небольшой примеси к основному торфообразователю здесь встречаются остатки ольхи, вейника, осок и мхов Drepanocladus sp., Meesea triquetra, Sphagnum centrale и S. subsecundum. Степень разложения торфа колеблется от 20 до 40 %.

Основываясь на наличии в торфянике водянистого горизонта, было бы проще всего приписать ему сплавинное происхождение. Однако это не могло иметь места, так как в мелком водоеме с отлогими берегами существовали все условия для развития водных растений, укореняющихся в дне, например тростника, камыша, рогоза и др.

Правильнее предположить, что развитие болота началось в мелком водоеме, занимавшем некогда лишь наиболее пониженные части его современной ванны. Из строения торфяников видно, что в самом начале торфообразования на болоте господствовали осоки (Carex omskiana, С. inflata). Постепенно осоковая стадия сменяется осокаво-гипновой, а эта последняя — сфагновой. Но в дальнейшем развитие сфагнового болота резко обрывается и на его поверхности появляются ольха, тростник, папоротник, вейник и другие травы. Присутствие угля в верхней части сфагнового горизонта, а также резкое повышение степени разложения торфа (до 40%) по сравнению с нижней частью того же горизонта (20%) позволяет объяснить происшедшую смену растительности влиянием временного пересыхания торфяника и сопутствовавшим ему пожаром.. В последующем господство переходит к осоково-тростниковому сообществу, что нужно связывать с увеличением обводненности болота. В дальнейшем впадина переполнилась водой и на поверхность ее всплыла вся толща волокнистого торфа. О том, что эта сплавина вторичного происхождения, свидетельствуют очертания ее нижней части, в общем повторяющие очертания дна болота.

Последующие смены растительности обусловливались, по-видимому, осушением болота для разработки торфа в 80-х годах прошлого столетия. Однако, когда осушительная сеть прекратила свое действие, в растительном покрове вновь завоевал важное место тростник. Можно думать, что смены травяных и моховых фитоценозов имели связь с периодическим наносом делювия, смывавшегося с распахиваемой лежащей выше террасы.

Террасные торфяники старичного варианта образовались путем зарастания протоков и стариц, встречающихся на террасах обычно в некотором удалении от уступов и склонов.

Несмотря на небольшую ширину этих торфяников, глубина их достигает в некоторых случаях 4—5 м, вообще же они уступают по глубине описанному ранее притеррасному варианту.

Часто, по крайней мере на глубоких болотах, в основании торфяной залежи находится слой серых или зеленовато-серых, сапропелевидныых отложений с большой примесью ракушек. Этот слой кверху постепенно сменяется торфом, образованным преимущественно остатками тростника, папоротников и древесных растений, в основном ольхи и березы. Остатки осок обычна имеют лишь второстепенное значение и встречаются главным образом в верхних горизонтах старичных торфяников, образуя осоковые или осоково-тростниковые виды торфа. Как примесь в торфе встречаются остатки травянистых растений — Calamagrostis, Calla, Stratiotes, Equisetum, Typha и др. При этом остатки Equisetum sp. и Stratiotes aloides наиболее характерны для самых нижних слоев торфяной залежи и находящегося под ней сапропеля.

Для старичного варианта надпойменных торфяников в общем типичны те же виды строения залежи, что и для притеррасной разновидности, но преобладающее значение все же принадлежит лесному виду.

Примеры топяно-лесного, многослойного топяно-лесного и-тростникового вида строения приведены на рис. 48.

Степень разложения залежей большей частью высокая. Для слоев с преобладанием древесных и папоротниковых остатков она колеблется от 35 до 70%, составляя в среднем около 55%; для различных видов топяного подтипа пределы колебаний степени разложения составляют 25—50%, средняя величина — около 40 %.

Надо сказать, что торфяная залежь старичного варианта, а иногда и притеррасного, отличается большей засоренностью. Довольно часто в ней встречается диффузная примесь песка и раковин пресноводных моллюсков. Иногда эти примеси обособляются в виде прослоек обычно небольшой толщины.

Строение террасных торфяников старичного варианта в долине Камы

Интересно отметить отсутствие корреляции между составом верхнего горизонта торфяной залежи и растительным покровом старичных торфяников, как это было отмечено для ряда притеррасных торфяников. Но в то время как у покрытых лесом притеррасных торфяников верхние горизонты нередко были сложены топяными торфами, небольшие старичные торфяники, сложенные древесным торфом, покрыты, как и окружающие их луга, травяными фитоценозами. По всей вероятности, причина этого кроется в хозяйственной деятельности человека, а именно, в систематических вырубках леса и в пастьбе скота. Конечно, это влияние распространялось и на крупные притеррасные торфяники, о чем мы уже говорили, но результаты его гораздо резче проявились на малых и к тому же более сухих торфяниках террасного старичного варианта.

Торфяники террасных котловин довольно сильно различаются по своей глубине и степени обводненности. Так, В. Н. Сукачевым (1903) описаны болота песчаных террас Северского Донца и Нижеголи, находящиеся лишь в начальной стадии торфообразования. По мнению В. Н. Сукачева, а также по сообщению Е. М. Лавренко (1922), болота террасных котловин возникают путем зарастания водоемов.

В главе, посвященной растительности террасных торфяников, мы указывали на «суходольное» заболачивание мелких котловин на песчаных террасах Ворсклы. Очевидно, заболачивание котловин, представляющих теперь торфяники, происходило как тем, так и другим путем в зависимости от характера их водного режима. В дальнейшем мы еще вернемся к этому вопросу.

Переходя к уже развитым торфяникам котловинного варианта, отметим, что в большинстве случаев их глубина не превышает 2—2,5 м и по составу торфяной залежи они относятся к низинному типу, реже к переходному и лишь .в отдельных случаях к смешанному. Ознакомимся с особенностями строения торфяных залежей, придерживаясь классификации Московского торфяного института.

Низинный тип залежей котловинного варианта представлен в Русской лесостепи главным образом топяным и лесо-топяным подтипами.

Топяной подтип объединяет четыре вида строения залежей: 1) осоковый, 2) осоково-сфагновый, 3) сфагновый низинный и: 4) многослойный топяной.

1. Осоковый вид залежи имеет сравнительно небольшое распространение, отражая преимущественно начальную стадию развития котловинного варианта террасных торфяников; он обычно связан или со сравнительно богатым грунтовым или с делювиальным питанием. Нами этот вид залежи наблюдался преимущественно в южной части Русской лесостепи. Примером его может служить разрез торфяника близ сл. Борисовки Белгородской области (терраса Ворсклы) (рис. 49, А). В основании осоковой залежи лежит тонкий слой гумусированного песчаного грунта. Над ним расположен слой осоково-тростникового или осоково-травяного торфа, находящегося в более или менее высокой степени разложения и составленный такими осоками, как Carex omskiana, С. caespitosa и С. inflata, тростником, вейником и другими травами. Ближе к поверхности возрастает роль сначала Carex inflata, а затем и С. tasiocarpa, которая является основным торфообразователем в современной стадии формирования торфяников.

В самом верхнем горизонте к осоковому торфу примешиваются евтрофные сфагновые мхи; в других случаях этот горизонт сложен осоково-гипновым торфом. Степень разложения осоковых залежей обычно невысокая и умеренная, чаще колеблющаяся от 25 до 45%, однако наблюдаются и отклонения ее как в ту, так и в другую сторону.

2. Осоково-сфагновый вид залежи встречается еще реже предыдущего, так как сравнительно однообразный, переходный характер торфяной залежи требует и однородных экологических условий в течение всего периода ее формирования. Последнее может осуществляться, очевидно, лишь в редких случаях, вследствие чего и однородные осоково-сфагновые залежи встречаются редко.

Строение торфяных залежей низинного типа в котловинах надпойменных террас Русской лесостепи

В качестве примера этого вида залежи может служить западная часть торфяного болота «Перевесное», расположенного на третьей террасе р. Меши в Столбишенском районе Татарской АССР (см. рис. 49, Б).

Здесь на оглеенной супеси, служащей минеральным дном болота, лежит 5—10-сантиметровый слой темноцветной почвы. Над ним располагается маломощный горизонт хорошо разложившегося древесно-осокового торфа, а выше него вся основная толща залежи образована осоково-сфагновым низинным торфом со степенью разложения 20—30%. Лишь самый верхний 50-сантиметровый горизонт сложен сфагновым низинным торфом со степенью разложения от 15 до 30%. Основными торфообразователями осоково-сфагновой залежи служат осоки Саrех lasiocarpa, С. timosa, С. inflata и сфагновые мхи Spagnum subsecundum и S. centrale.

3. Сфагновый низинный вид залежи также имеет ограниченное распространение на территории Среднерусской лесостепи. Иллюстрацией этого вида может «служить разрез Клюквенного торфяника, залегающего на второй террасе Волги в Куйбышевском районе Татарской АССР (см. рис. 49, В). В самом нижнем слое залежи находится слой осоково-сфагнового торфа, образованного Sphagnum teres и осока ми Саrех omskiana, С. lasiocarpa со степенью разложения 45%. Вся лежащая выше толща залежи, за исключением верхнего полуметрового слоя, сложена сфагновым низинным торфом из Spagnum teres и S. centrale. Поверхностный полуметровый горизонт образован древесно-сфагновым переходным торфом хорошей степени разложения (50%). Однако вследствие маломощности этого горизонта он не препятствует отнесению всей залежи в целом к низинному типу.

4. Многослойный топяной вид залежи наиболее характерен для котловинных торфяников низинного типа. Он отмечен нами на песчаных террасах Ворсклы, на второй террасе Волги в пределах Татарской АССР, Ульяновской области и др.

Рассмотрим этот вид строения залежи на примере торфяника близ с. Головчино (см. рис. 49, Г1), расположенного на второй террасе Ворсклы в пределах Белгородской области, и торфяника «Светлое» на террасе Мокши в Мордовской АССР (см. рис. 49, Г2).

В первом случае минеральным дном торфяника служит песок. На нем лежит более или менее мощный слой травяного сильно минерализованного торфа. По направлению к поверхности следует горизонт травяно- или тростниково-древесного сильно разложившегося торфа с остатками угля. Далее он сменяется полуметровым горизонтом хорошо разложившегося осоково-сфагаового торфа также с остатками угля. Затем следует такой же мощности слой травяно-осокового торфа и, наконец, полуметровый горизонт осоково-сфагнового торфа умеренной степени разложения.

В торфянике «Светлое» нижний горизонт залежи образован осоковым торфом со степенью разложения 40%, средний — шейхцериевым низинным торфом, разложившимся на 20—35%, верхний — мало разложившимся сфагновым и пушицево-сфагновым торфом.

Отметим, что из осок торфообразователей в нижних горизонтах залежей обычно преобладают Саrех stricta, С. caespitosa, С. inflata: а в верхних — С. lasiocarpa, С. diandra, С. inflata. Сфагновые мхи представлены Spagnum subsecundum, S. obtusum, S. centrale, реже S. amblyphyllum и срвсем редкоС. magellanicum, который встречается лишь в самых верхних слоях залежи.

Лесотопяной подтип, по нашим наблюдениям, представлен главным образом древесно-осоковым и топяно-лесным видами залежи.

Древесно-осоковый вид залежи свойственен преимущественно неглубоким котловинным торфяникам малой площади, рассеянным на песчаных террасах рек Тамбовской низменности и в некоторых других районах лесостепи.

Названный вид залежи характеризуется сравнительно однообразным составом основной толщи торфа. Однако самый верхний слой его, или очёс, нередко имеет осоково-сфагновый или пушицево-сфагновый состав.

Степень разложения древесно-осоковой залежи чаще колеблется от 40 до 60 %.

Топяно-лесной вид залежи мы рассмотрим на примере торфяного болота «Лебяжье», расположенного на второй террасе р. Воронежа (см. рис. 49, Д). Здесь торфяная залежь подстилается гумусированным песком. На нем лежит полуметровый слой древесно-тростникового торфа хорошей степени разложения, а выше — такой же мощности слой еще более разложившегося сосново-березового торфа. Верхняя половина залежи в своей нижней части сложена осоково-сфагновым низинным торфом довольно хорошего разложения, а в верхней сфагновым низинным и пушицево-сфагновым торфом малой и средней степени разложения. Обращает на себя внимание факт нахождения в залежи восьми ясно выраженных прослоек угля, свидетельствующих о значительной роли пожаров в сменах растительного покрова террасных болот, а следовательно, и в формировании самой торфяной залежи.

Переходный тип залежей встречается значительно реже низинного, но всё же он представлен как лесотопяным, так и топяным видами.

Лесотопяной вид переходной залежи может быть показан на примере торфяника «Моховое» Старо-Синдровского района Мордовской АССР, залегающего на песчаной террасе р. Мокши (рис. 50, А). В этом торфянике нижний горизонт образован сильно разложившимся древесно-осоковым торфом, а верхний — древесно-сфагновым переходным торфом хорошей разложенности. Средняя же часть залежи состоит из топяных переходных торфов преимущественно средней степени разложения.

Топяной вид переходной залежи мы покажем на примере торфяного болота «Круглое» Татарской АССР, лежащего на песчаной террасе Камы (см. рис. 50, Б). На оглеенном песке, служащем дном болота, лежит полуметровый слой осоково-сфагнового торфа, состоящего из остатков сфагновых мхов Sphagnum centrale, S. subsecuncium и осок Саrех inflata, С. lasiocarpa. Выше следует более мощный слой пушицево-сфагнового торфа (в основном из Sphagnum magellanicum и Eriophorum vaginatum). Верхняя часть залежи сложена осоково-сфагновым переходным торфом.

Степень разложения верхнего полуметрового горизонта залежи, колеблется от 10 до 20%, а всей остальной толщи — от 30 до 50 %.

Смешанный тип залежей, как уже сказано, встречается на надпойменных террасах рек очень редко, будучи более характерным для водораздельных торфяников. Отличительная особенность этого типа — двуслойное строение залежи: в нижней половине ее — низинные торфы, в верхней — верховые торфы.

Заболачивание террасных котловин, по наблюдениям В. Н. Сукачева (1903), начинается с зарастания мелких водных бассейнов высокими болотными растениями, главным образом Phragmites (тростником) и Typha (рогозом). Эту стадию он называет камышовой. Вторая стадия, наступающая в результате усыхания водоемов, — осоковая с участием некоторых злаков и других трав, а также древесных растений. Гипновая стадия, по мнению В. Н. Сукачева, параллельна осоковой и следует непосредственно за камышовой; лишь иногда она развивается другим путем. Осоковые и гипновые болота в результате дальнейшего усыхания сменяются лугами, за которыми следуют пески.

Зарастание и высыхание озер среди второй песчаной террасы Северского Донца В. Н. Сукачев поясняет следующей схемой.

Но, как мы уже указывали, образование террасных болот далеко не всегда связано с зарастанием водоемов: весьма

Строение торфяных залежей переходного типа

нередки случаи заторфовывания влажных котловин, не бывших озерами. В этих случаях тростниковая стадия, естественно, может выпадать и развитие торфяника начнется непосредственно с кочкарно-осоковой или даже гипново-осоковой стадии при более или менее значительном участии тростника.

Что касается гипновой стадии, то едва ли можно считать ее параллельной осоковой. Ведь в случае зарастания водоема тростником обычно на смену ему приходят осоковые, а затем уже гипново-осоковые фитоценозы, которые в дальнейшем могут эволюционировать в почти чистые гипновые. Таким образом, в этом случае гипновая стадия не параллельна осоковой, а следует за ней.

При заболачивании влажной котловины начальной стадией в большинстве случаев бывает травяная (главным образом кочкарно-осоковая). В дальнейшем обычно она сменяется корневищно-осоковой с участием гипновых мхов, а затем уже гипновой. Как видим, и здесь гипновая стадия не параллельна осоковой.

Имеющиеся в нашем распоряжении материалы исследования многих террасных торфяников котловинного варианта, образовавшихся путем заторфования влажных котловин, позволяют рассмотреть две основных схемы их развития.

Первая схема, свойственная торфяникам террас с топяной залежью (рис. 51), показывает, что начальной стадией торфообразования была кочкарно-осоковая, где главную роль в растительном покрове играли Саrех omskiana и С. caespitosa с большим или меньшим участием Phragmites communis и других травянистых растений. Древесная растительность этой стадии большей частью играла незначительную роль, по-видимому, в связи с сильным увлажнением котловин в первую половину вегетационного периода.

В этот период накопление торфа шло медленно при господстве аэробного процесса разложения органического материала, благодаря чему торфяные отложения данной стадии характеризуются высокой степенью разложения и нередко засоренностью минеральными примесями делювиального или ветрового происхождения.

Участие торфообразующих растений в формировании котловинных торфяников надпойменных террас с топяной залежью

Во второй стадии развития торфяников господствующая роль в растительном покрове переходит к корневищным осокам Carex inflata, С. diandra, S. tasiocarpa, образующим иногда почти чистые, чаще же смешанные сообщества с тростником, шейхцерией, пушицей (Eriophorum angustifolium, Е. gracile,. отчасти Е. vaginatum), гипновыми и низинными сфагновыми мхами. Такая смена растительности указывает на усиление обводненности болот и относительно постоянный характер увлажнения. Об этом же свидетельствует и уменьшение степени разложения торфа.

Третья стадия эволюции котловинных торфяников — сфагновая. Описанная В. Н. Сукачевым гипновая стадия более характерна при зарастании водоемов и поэтому: нами здесь не выделяется. Переход болот в сфагновую стадию обусловливается нарастанием торфяника вверх и постепенным обеднением торфяной залежи питательными веществами, в, первую очередь карбонатом кальция. Сфагновые мхи появляются прежде всего в центральной части котловины, куда не достигают растворы зольных веществ, смываемых водой с окружающего водосбора.

Сфагновая стадия, естественно, должна была бы указывать на завершение развития евтрофного торфяника и возникновение качественно иного явления — мезотрофного торфяника. Однако в условиях Русской лесостепи такой естественный ход развития очень часто нарушается влиянием внешних факторов. Из них наиболее существенным являются пожары, нередко уничтожающие полностью сфагновый покров и верхний слой подсохшего торфа. Такие факты мы отмечали при описании растительности торфяников данной разновидности. После пожаров, уничтожающих полностью или частично сфагновый покров, сильно распространяется влагалищная пушица (Eriophorum vaginatum). Это явление объясняется тем, что плотные дерновины и кочки пушицы легко переносят несильные пожары и, обгорая лишь с поверхности, быстро дают новые побеги, тогда как сфагновые мхи большей частью погибают.

Четвертая, пушицевая, стадия эволюции торфяников котловинного варианта и является нередко следствием пожаров.

Вторая схема развития, характерная для торфяников с лесотопяной залежью (рис. 52), отражает лишь три стадии эволюции.

Первая стадия развития торфяников была топяно-лесная. В составе древесной растительности сначала преобладали ольха и береза, а в составе травяной — тростник или осоки. Позднее ольха выпадает и в составе древесной растительности видную роль начинает играть сосна.

Очень высокая степень разложения топяно-лесных и лесных торфов,, отложившихся в данной стадии, свидетельствует о переменном характере водного режима, благоприятствовавшем произрастанию древесной растительности и аэробному разложению отмершего органического материала.

По мере нарастания торфа и обеднения среды торфяники переходят во вторую, сфагновую стадию. Однако в этой стадии их водный режим изменяется не очень сильно, о чем можно судить по сравнительно высокой степени разложения торфа и существенной роли пушицы (Eriophorum vaginatum) в торфообразовании.

Современная, третья, стадия эволюции торфяников может быть названа пушицево- или сфагново-лесной. Так же как и в первом случае, Причиной ее возникновения часто служат пожары, действие которых, как и других внешних факторов, сказывается особенно резко вследствие континентальности климата и малых размеров самих торфяников.

Эти же причины обусловливают и явления регрессивного развития некоторых котловинных торфяников.

Названные явления особенно хорошо выражены в восточной части Русской лесостепи — на песчаных террасах Волги,

Участие торфообразующих растений в формировании котловинных торфяников надпойменных террас с лесо-топяной залежью

Камы и их притоков. Здесь нередко встречаются торфяники, поверхность которых покрыта черной ольхой с травяным ярусом из крапивы или кустарником ивы с кочками Carex caespitosa, а залежь под этим покровом состоит из мало разложившегося сфагнового торфа. Например, поверхность торфяника «Клюквенное» на террасе Волги покрыта травяной растительностью из осок, вейника ланцетного и других, а в залежи обнаружены горизонты сосново-сфагнового переходного торфа. Торфяник «Круглое» на террасе Камы покрыт ивняком с травяным ярусом из осок, вейника, сабельника и иных трав, а в средних горизонтах залежи находится пушицево-сфагновый торф из Sphagnum magellanicum и Eriophorum vaginatum.

Следы регресса в развитии котловинных торфяников выявлены и в ряде других случаев. На одном из торфяников Алексеевского района Татарской АССР вся толща залежи состояла из осоково-сфагнового торфа, а высохшая поверхность была покрыта ольховым лесом с травяным ярусом из папоротников, крапивы, ириса, тростника и других трав. Такой же лес констатирован нами и на высохшем торфянике «Моховое» того же района, где мало разложившийся осоково-сфагновый торф был прикрыт сверху 5-сантиметровым слоем сильно гумифицированной лесной подстилки.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.