big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Общие черты послегерцинской истории района

С начала мезозойской эры вся территория современного хребта Каратау, а равно и широкие пространства, прилегающие к нему с севера (Казахстан) и с юга (Тянь-Шань), перешли в платформенную стадию развития. В пределах данной площади отложений триасовой системы встречено не было. Очевидно, в этот период здесь повсюду располагались области размыва.

Первые этапы нового погружения начались в раннеюрское время, однако они имели локальный характер. Наиболее крупные выходы юрских отложений фиксируются вдоль северо-восточного подножия хребта, где они заполняют узкую, но значительную по протяжению Леонтьевскую депрессию. Отдельные небольшие обнажения этих пород на юго-востоке в районе сел. Кремневка являются продолжением Леонтьевской полосы их выходов. Наконец выходы тех же отложений известны в Ленгерах и в бассейне р. Мошат, к югу от хребта Каратау.

Характер юрских пород, а также и сохранившиеся в них остатки многочисленной фауны и флоры дают основание считать, что они представляют собой типично пресноводный комплекс. Реконструкция палеогеографической обстановки района в рассматриваемый отрезок времени была сделана Р. Ф. Геккером (1948). Этот исследователь полагал, что отложения Леонтьевской депрессии являются озерными образованиями. По своему характеру это древнее озеро могло быть сходным с современным оз. Иссык-Куль. Впадающие в него горные речки, размывая палеозойские преимущественно глинисто-карбонатные породы, приносили различный обломочный материал в виде галек, песка и глинисто-карбонатной мути, из которого в дальнейшем и сформировались описанные выше терригенные отложения.

«Процессу отложения карбонатов кальция и магния, — писал Р. Ф. Геккер, — благоприятствовали жаркий засушливый климат и сравнительная мелководность озера, что влекло за собой усиленное испарение его вод и обогащение их кальцием и магнием. В результате сезонных климатических колебаний и изменений в поступлении в озеро речной воды происходило чередование в отложении на дне озера разного типа карбонатов, при котором микрослойки доломита сменялись слойками кальцита. Вода в озере не была соленой (в смысле содержания в ней хлоридов и сульфатов), но она обладала большой жесткостью». Судя по многочисленным остаткам фауны, Каратауское юрское озеро было населено многочисленными представителями рыб (в частности ганоидных), брюхоногими моллюсками, черепахами, листоногими раками и другими животными. О жизни на суше в рассматриваемый отрезок времени дают представление бесчисленные остатки насекомых и растений, захороненные в тонкозернистых карбонатных отложениях озера, а также находка (пока единственная) остатков летающего ящера. Эта фауна, в частности энтомофауна, свидетельствует о субтропическом влажном климате. Однако, как указывал Р. Ф. Геккер, некоторые остатки флоры свидетельствуют скорее о засушливом климате, хотя присутствие, например, хвойных и беннетитовых может быть объяснено также и специфическими условиями склонов гор, бедных подпочвенными водами.

Вероятно, в юрское время территория современного хребта Каратау уже не испытывала поднятий. Последние завершились еще в триасе. Вместе с тем погружения имели отчетливо локальный характер и возможно были связаны с развитием крупных разрывных нарушений, осложнявших его сильно поднятую горную систему.

Широкое погружение района произошло в меловом периоде. Оно началось еще в нижнемеловую эпоху, в результате чего обширные территории современного хребта, а также и его предгорий были покрыты морем. Площадь северо-восточных гряд Каратау представляла собой в это время сушу, с которой поступал обломочный материал. Вероятно сушей в указанную эпоху была и значительная часть Байджансайского района (Гзовский, 1959), Трансгрессия происходила с юга, с территории современных пустынь — Каракумов и Кызылкумов, о чем свидетельствует преобладание выходов нижнемеловых пород на юго-западных склонах Каратау и отсутствие их на северо-восточных склонах.

Судя по составу нижнемеловых пород, развитых на описываемой территории (ерубайская и шаштюбинская свиты), здесь располагалась прибрежная, мелководная часть морского бассейна. Наличие в породах остатков пресноводных гастропод может объясняться опресненностью бассейна в результате впадения в него временных или постоянных потоков. Последние, вероятно, помимо глинистых частиц привносили и массу обломочного материала в виде песка и гальки. Дальнейший перенос этого материала по площади осуществлялся уже деятельностью волн.

Несмотря на следы размыва между комплексами нижне- и верхнемеловых отложений, нет никаких оснований допускать наличие в эту эпоху существенного перерыва в осадконакоплении. Вероятно, здесь произошло лишь незначительное обмеление моря, обусловившее образование маломощных конгломератов в основании сеноманского яруса.

К середине сеноманского века погружение района вновь усилилось, следствием чего явилось дальнейшее расширение морского бассейна. Находки зубов акул свидетельствуют о том, что в данное время на территории района море было открытым и характеризовалось нормальным солевым режимом.

Общее погружение Каратау и сопредельных площадей продолжалось на протяжении всего верхнего мела, а также и палеогена. В течение этого времени здесь господствовали морские условия. Вероятно, лишь отдельные части современного хребта представляли собой невысокие острова. Области его предгорий и смежных пустынь были областями открытого моря. Судя по составу морской фауны, а также по отдельным находкам остатков наземных растений и их пыльцы, климат в данное время был теплым.

Следы редукции морского бассейна начали обнаруживаться в неогене. Район по-прежнему представлял собой еще сильно пониженную, по-видимому, весьма выровненную страну, над которой возвышались невысокие горы (район Мынжилги). Однако осадки этого бассейна становились все более мелководными. Это были главным образом различные песчано-глинистые отложения, очень сходные с озерными образованиями. В плиоценовую эпоху обмеление бассейна продолжалось еще более интенсивно. В это время накапливались терригенные галечники, иногда с крупными валунами и линзами грубозернистых косослоистых песков. Их отложение происходило главным образом уже за пределами современного хребта, который к данному времени начал испытывать общий подъем.

В раннечетвертичное время общее восходящее движение района усилилось и к концу его здесь появился относительно высокий асимметричный горный массив. В структурном отношении все это сооружение (включая и Боролдайский хребет) следует рассматривать как сравнительно небольшую антеклизу, сформировавшуюся главным образом на герцинском складчатом основании. Современный горный хребет возник в результате длительного расчленения данной антеклизы многочисленными агентами денудации и в первую очередь эрозии. Ее отличительной особенностью является резкая неизометричность. Общая протяженность данной формы превышает 500 км, тогда как ширина едва достигает 50—100 км.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.