big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Методики исследования нарушений памяти при локальных поражениях мозга

Опишем в кратком виде методики, которыми мы пользовались для анализа нарушений памяти у больных с локальными поражениями мозга.

Как сказано выше, наша задача заключалась в том, чтобы установить, носят ли нарушения памяти модально-специфический или общий (неспецифический) характер, выяснить, какие уровни психических процессов они охватывают, и получить данные о тех нейродинамических механизмах, которые лежат в их основе.

Совершенно понятно, что все это предполагало применение целой батареи проб, результаты которых в совокупности только и могли ответить на поставленные нами вопросы.

Мы приведем в кратком виде описание этой батареи проб, оставляя детальное описание каждой из них в отдельности до изложения полученных нами результатов.

1) Опыты с заучиванием серии слов

Для общей характеристики процесса запоминания мы начинали наше исследование опытом с заучиванием серии из 10 изолированных слов, многократно (до 10 раз) повторяя этот опыт и выводя «кривую заучивания».

Результаты этого опыта могли показать, насколько активен больной в своей мнестической деятельности, удерживает ли он поставленную перед ним задачу, проявляет ли известную «стратегию» заучивания, какой характер носит «кривая заучивания» и насколько отличаются полученные этим путем результаты от нормы.

2) Опыты с удержанием следов фиксированной установки (по Д. Н. Узнадзе)

Эта методика, разработанная в школе академика Д. Н. Узнадзе [1958], ставила своей задачей установить, сохраняются ли у больного наиболее простые сенсомоторные следы (проявляющиеся в иллюзии неравенства двух одинаковых шаров, ощупываемых испытуемым после 12—15-кратного активного ощупывания двух различных по диаметру шаров). В этих опытах проверялось, возникает ли у больных обычная контрастная иллюзия, сохраняется ли она после пауз в 1—2 мин, не заполненных посторонней деятельностью, и после таких же пауз, заполненных посторонней деятельностью (счетом или двигательными упражнениями).

Результаты этих опытов могли ответить на вопрос, захватывают ли нарушения памяти наиболее элементарный уровень непреднамеренного удержания раз возникшей сенсомоторной иллюзии и при каких физиологических условиях (длительная пауза или тормозящее влияние интерференции) исчезают раз возникшие следы.

3) Опыты с удержанием перцепторных образов (по Ю. М. Конорскому)

Эта серия опытов связана с задачами, аналогичными предыдущей, и должна была выяснить, сохраняется ли у больного образ ранее предъявленной фигуры (например, треугольник или ромб произвольной окраски и размера) и сможет ли он установить тождество или отличие ее от другой фигуры, отличающейся по форме, цвету или размеру. Как и в предшествующем случае, предъявление второй фигуры производилось либо сразу же после первой, либо после паузы в 30 сек — 1 мин — 1,5 мин — 2 мин, не заполненной какой-либо посторонней деятельностью, либо после такой же паузы, заполненной посторонней деятельностью (счет, рассматривание картинок).

Результаты этого опыта, как и предыдущего, должны были показать, охватывает ли нарушение следов элементарный уровень удерживания перцепторных образов (не являвшихся предметом заучивания) и какие физиологические условия (длительная пауза или тормозящее влияние интерференции) лежат в основе проявляющихся нарушений простой перцепторной памяти.

4) Опыты с удержанием серии зрительных образов или движений

В отличие от предшествующих эта серия опытов (как и последующие серии) была направлена на изучение произвольного запоминания, или, иначе говоря, мнестической деятельности. Задача ее заключалась в том, чтобы проверить, насколько прочно больные удерживают следы нескольких предъявленных им зрительно объектов (две-три геометрические фигуры или изображения предметов) и могут ли воспроизвести их (называя или изображая) немедленно либо после паузы в 1—1,5—2 мин, не заполненной посторонней деятельностью или заполненной побочным, интерферирующим занятием (счет, рассматривание рисунков).

В качестве специального варианта этой серии применялись опыты с исследованием тормозящей роли однородной интерферирующей деятельности, для чего после предъявления первой серии, состоящей из одного, двух или (реже) трех рисунков, больному предлагали вторую такую же серию, и он должен был припомнить, какие рисунки входили в первую, а затем во вторую серию.

Эти опыты должны были показать, связаны ли дефекты памяти преимущественно со зрительной сферой и какова физиологическая природа этих дефектов, если они имели место.

Аналогичным образом проводились опыты с удержанием движений (серия из одного, двух или (реже) трех движений).

Эта серия опытов должна была показать, распространяется ли дефект на двигательную сферу.

В описанных выше опытах больной должен был удержать серии зрительных образов или движений, предъявляемых ему как простые стимулы.

Чтобы установить, как сохраняются у больного условные связи, проводились опыты, в которых он должен был выполнить определенное условное действие (например, в ответ на один стук поднять правую, в ответ на два стука — левую руку).

Если такая задача выполнялась, проводилась проверка, может ли больной удержать эту связь после паузы в 1—1,5—2 мин, не заполненной какой-нибудь побочной деятельностью или заполненной побочной (интерферирующей) деятельностью (например, счетом).

Результаты этого опыта могли показать, нарушается ли у больного удержание любых (даже непосредственных) следов или только условных кодов или имеет место обратный дефект.

5) Опыты с удержанием серии слов

В отличие от опытов 1—4, с которых мы начинали наше исследование, эти опыты предполагали непосредственное удержание краткой серии из двух, трех или четырех изолированных слов с их воспроизведением в том же порядке, в каком они были предъявлены. В этом смысле их можно отнести к типичным опытам с кратковременной памятью.

Так же как и предыдущие, эти опыты проводились в условиях непосредственного воспроизведения, воспроизведения после паузы в 1—1, 5—2 мин, не заполненной побочной деятельностью, и в условиях тормозящего влияния интерференции. Для последней цели пауза, отделяющая воспроизведение серии слов от их предъявления, заполнялась побочной (интерферирующей) деятельностью (счет в уме) или после первой серии больному предлагалось запомнить вторую аналогичную серию, после чего он должен был припомнить, какие слова входили в первую и какие во вторую серию.

Если больной не мог этого сделать, опыт повторялся 3—10 раз (в зависимости от успешности решения задачи).

6) Опыты с удержанием фраз

Чтобы установить, какие изменения в удержание словесных следов вносит их смысловая организация, больному предлагалось повторить простую фразу сначала непосредственно, затем после не заполненной какой-нибудь посторонней деятельностью паузы в 1—1,5—2 мин и, наконец, после паузы, заполненной побочной (интерферирующей) деятельностью (например, счетом).

Если нарушения мнестической деятельности распространялись и на более высокие уровни интеллектуальной организации, мы могли ожидать, что эта проба даст результаты, аналогичные предыдущей; если они ограничивались только более элементарными уровнями, можно было предполагать, что смысловая организация элементов в фразу устранит первичную нестойкость следов.

7) Опыты с удержанием смысловых отрывков

Эти опыты были направлены на изучение форм памяти, которые необходимо требуют аналитико-синтетической деятельности (иначе говоря, определенного кодирования материала) и при которых больной должен не дословно воспроизводить предлагаемый материал, а передавать смысл предъявленного материала, выделяя его наиболее существенные звенья и создавая смысловую схему прочитанного.

Больному прочитывали рассказ (или смысловой отрывок) определенной конструкции; он должен был воспроизвести этот отрывок непосредственно, после небольшой (1,5—2 мин) паузы, не заполненной побочной деятельностью, или после такой же паузы, заполненной посторонней (интерферирующей) деятельностью (например, счетом).

Особенное внимание уделялось опытам с гомогенной интерференцией, при которых больному читали сначала один отрывок, который он должен был тут же повторить, потом второй аналогичный отрывок (обычно включавший в свой состав общие с первым отрывком звенья), который он также повторял; после этого больному предлагалось припомнить содержание сначала первого, потом второго отрывка, причем особенное внимание уделялось наличию контаминации между обоими отрывками.

Если задание не выполнялось успешно, опыт повторялся несколько раз.

В наших опытах мы старались придерживаться только что изложенной программы, но, так как работа носила клинико-психологический характер и нам приходилось проводить исследования с больными, находящимися в неодинаковом состоянии, естественно, схема эта не всегда выдерживалась полностью и те или другие ее звенья выпадали.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.