big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Политика в области печати и просвещения во второй четверти XIX в

Николай I понимал, что борьба с революционной мыслью и сохранение самодержавной дворянской государственности невозможны только путем репрессий. Необходима была усиленная обработка умов подданных в духе преданности престолу, отечеству и православию. Эта задача повлекла за собой активную политику правительства в области народного просвещения, искусства и литературы и создание легшей в основу этой поли тики официозной идеологии — так называемой теории официальной народности.

В 1826 г. был принят разработанный еще при Александре I новый цензурный устав, за свою жестокость прозванный современниками «чугунным». В 1828 г. он был заменен более умеренным уставом.

В основу политики в области народного просвещения легло восстановленное сословное начало. Правительство Николая I стремилось вооружать народ знаниями лишь в той мере, в какой это необходимо государству. При этом каждому сословию предоставлялся соответствующий уровень образования. Первым шагом в этом направлении было запрещение в 1827 г. принимать детей крепостных крестьян в высшие учебные за ведения и гимназии. Уставом 1828 г. разрушалась существовавшая преемственность учебных заведений. Отныне в приходских и городских училищах должны были учиться дети крестьян, мещан и купцов. В гимназии принимались только дети дворян и чиновников, и пере ход в них из низших учебных заведений был запрещен. В гимназиях вводилось классическое образование с усиленным курсом латыни. В 40-х годах из гимназических программ были выброшены логика и статистика.

В этом же направлении перестраивались и университеты. Уставом 1835 г. ограничивалась их автономия, практически сведенная на нет. За студентами был установлен строгий надзор особых инспекторов. Университеты отстранялись от заведования учебными округами; оно вверялось попечителям учебных округов, назначавшихся в основном из генерал-губернаторов, способных лишь «обуздывать» и «подтягивать».

События 1848 г. довели реакцию в области народного просвещения до апогея. Даже ярый охранитель, автор теории «официальной народности» С. С. Уваров, был заменен на посту министра народного просвещения ханжой и обскурантом Ширинским-Шихматовым. Контингент студентов в университетах был ограничен 300 человек на всех факультетах, кроме медицинского и богословского. Поскольку, по словам нового министра «польза философии не доказана, а вред от нее возможен», были закрыты кафедры истории философии, прекратилось чтение курсов статистики, политической экономии и естественного права, а преподавание логики и психологии возлагалось на профессоров богословия.

Но при качественном падении образования мы видим в то же время его количественный подъем. Число гимназий с 48 в 1826 г. увеличилось до 74 в 50-х годах, а число учащихся в них — с 7000 до 18 000 человек. Воз росло и число низших учебных заведений. Количество университетов осталось прежним, зато были открыты технологический, педагогический, сельскохозяйственный, межевой, ветеринарный институты, училища правоведения, строительное, техническое и другие технические учебные заведения. Таким образом, стремясь сузить круг образованных людей, правительство принимало меры к увеличению числа узких специалистов, ибо к этому звали экономические потребности страны.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.