big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Помещичье и крестьянское хозяйство в первой половине XIX в

Первая половина XIX в. была временем, когда происходили быстрое расширение размеров помещичьего хозяйства, рост барских запашек. Так, в Центрально черноземном районе с конца XVIII до середины XIX в. доля помещичьих запашек в общем объеме посевов помещиков и барщинных крестьян выросла почти вдвое. Источником расширения помещичьих посевов была распашка новых земель, а также сокращение крестьянских наделов.

Увеличение массы товарной продукции, произведенной на основе эксплуатации крепостного труда, было основным путем повышения доходности помещичьего хозяйства. Но знакомство с опытом организации интенсивного сельского хозяйства на Западе привело часть помещиков к попыткам рационализации своих имений. Их суть состояла в стремлении усовершенствовать агротехнику и агрокультуру при сохранении крепостного труда (применение машин и более совершенных орудий, многопольных севооборотов и травосеяния, регулярного Удобрения почвы, выведение высокопродуктивных пород скота, новых культур и т. п.). Все это должно было в конечном счете повысить производительность и доходность помещичьего хозяйства.

Однако попытки рационализации помещичьего хозяйства не получили сколько-нибудь значительного раз маха и в большинстве своем оказались безуспешными. Основная причина этого — господство крайне выгодного для помещиков крепостного груда и незаинтересованность в рационализации крестьян, поскольку она несла им лишь дополнительные тяготы.

Господство крепостного производства привело в последние предреформенные десятилетия к кризису помещичьего хозяйства. Он выражался в сокращении доходов, росте задолженности и в разорении дворянства. Сотни и тысячи помещичьих имений описывались за долги или продавались. Ярким и обобщенным свидетельством глубины крушения крепостнических форм хозяйства было сокращение численности господствующего класса. Так, с 1834 по 1858 г. число владельцев крепостных душ уменьшилось со 127 до 104 тыс. человек, т. е. на 18 %.

Крестьянство составляло подавляющую часть населения страны (в 50-х годах около 50 млн. душ обоего пола из приблизительно 60 млн. человек всего населения Европейской России). Наиболее многочисленными категориями были помещичьи (22 млн. человек) и государственные крестьяне (20 млн. человек). Перед от меной крепостного права 72 % помещичьих крестьян эксплуатировались на барщине, а 28 % были оброчными; Лишь в Центрально-промышленном и Северном районах, а также в некоторых губерниях других районов (например, в Петербургской) преобладал оброк. В других частях страны господствовала барщина. В первой половине XIX в. многие помещики для получения максимальных доходов применяли смешанные формы эксплуатации, т. е. часть крестьян сажали на барщину, а часть — на оброк либо одних и тех же крестьян заставляли платить оброк и отбывать барщину. Государственные крестьяне платили денежный оброк казне.

Состояние хозяйства и положение крестьян во многом зависели от размеров их земельного надела. В первой половине XIX в. размеры наделов у большинства крестьян сократились. К концу крепостной эпохи наделы основной массы крестьян были ограничены 2 — 2,5 десятинами пашни на душу, т. е. сведены к минимуму дальнейшее сокращение которого грозило полным подрывом крестьянского хозяйства. Причины сокращения наделов были разные. В барщинной деревне помещики отрезали крестьянские земли под собственные запашки. В оброчной помещичьей и государственной деревне надел сокращался в результате прироста населения. Но во всех случаях результат был один — в последние предреформенные десятилетия феодальные наделы чаще все го исключали возможность успешного развития крестьянского хозяйства.

Имеющиеся данные показывают, что в первой поло вине XIX в. эксплуатация всех крестьян усилилась. Рост помещичьих запашек привел к увеличению продолжительности барщины. В Центральной России в конце XVIII в. барщина отнимала у крестьян примерно поло вину, а в 30 — 50-х годах — около двух третей всего рабочего времени крестьян.

Оброчные платежи помещичьих и государственных крестьян росли быстрее, чем доходность крестьянского хозяйства. Например, в центре страны в конце XVIII в. оброк помещичьих крестьян поглощал примерно пятую часть доходов, а в середине XIX в. — две пятых.

Усиливая эксплуатацию крестьянства, помещики и государство всевозможными средствами добивались исправного отбывания крестьянами повинностей. За не выполнение их крестьян отдавали на принудительные работы, подвергали различным штрафам и наказаниям, отбирали имущество, вне очереди отдавали в рекруты, отправляли на поселение и каторгу.

Неизбежным следствием чрезмерного нажима на крестьян было снижение уровня хозяйства и ухудшение положения крестьян. Во многих, прежде всего барщинных районах ухудшилась обеспеченность крестьян тягловой силой — лошадьми, хлебом и продуктами скотоводства. В целом в последние предреформенные десятилетия возможности прогресса крестьянского хозяйства на основе феодальных отношений были исчерпаны. Но это была лишь одна сторона в развитии крестьянского хозяйства в первой половине XIX в. Другая состояла в том, что в это время в деревне имел место наиболее интенсивный за всю феодальную эпоху социально-экономический прогресс. Он выражался в сравнительно широком развитии более высокопроизводительных, мелко товарных и капиталистических форм крестьянского хозяйства.

Прогрессивные сдвиги в крестьянском хозяйстве нашли свое отражение в характере расслоении деревни. Наибольшей глубины оно достигло в первой половине XIX в. среди крестьян, занятых в различных сферах земледельческого производства, — оброчных помещичьих и государственных крестьян Центрально-промышленного, Северо-Западного и Северного районов. Рас слоение имело здесь капиталистический характер. С од ной стороны, в деревне выделился обширный слой беднейших крестьян, для которых главным источником жизненных средств была продажа рабочей силы, работа по найму. С другой стороны, небольшая прослойка зажиточных крестьян занималась предпринимательской промышленной и торговой деятельностью и эксплуатировала наемных рабочих, очень часто из среды беднейших односельчан. Многие из этих крестьян были уже крупными капиталистами. Они нередко выкупались на волю и переходили в купеческое сословие. Расслоение  охватило и крестьян, занятых производством товарной продукции.

Однако в первой половине XIX в. к промысловому и торгово-земледельческому относилась сравнительно небольшая часть крестьянства. В деревне численно преобладала средняя прослойка. Это были крестьяне, создававшие продукцию в собственном хозяйстве, основан ном на феодальном наделе и труде членов семьи. Слой беднейшего крестьянства был еще сравнительно мало численным. Зажиточные хозяева свои избыточные средства чаще всего вкладывали не в производство, а в торговые и ростовщические операции, объектом которых были прежде всего их односельчане. Лишь немногие из зажиточных крестьян были капиталистами. Предкапиталистический характер расслоения был присущ в целом всем категориям земледельческого крестьянства. Но в среде помещичьих оброчных и государственных крестьян оно было более глубоким, чем в деревне барщинной. Процесс зарождения и развития в деревне мелкотоварных и капиталистических форм хозяйства в сильнейшей степени тормозился и сковывался господством в стране феодально-крепостнических отношений.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.