big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Народы Северного Кавказа в первой половине XIX в.

К началу XIX в. народы Северного Кавказа находились на различных ступенях экономического развития, В Приморском Дагестане, Кабарде, Осетии феодальные отношения были более развиты по сравнению с Нагорным Дагестаном, Чечней, Адыгеей. Там процесс классообразования был скрыт под покровом патриархально-общинного строя, у этих народов существовали «союзы сельских обществ». Однако уже начинало про являться социальное неравенство: родовая община уступала место сельской; ранее свободные общинники теряли свою независимость; пастбища и пахотная земля, которые были раньше в общем владении, переходили в руки ханов и новых феодалов, выходцев из зажиточного узденчества. Этот процесс феодализации общества вызывал протест крестьянства. Местные власти, пользуясь политической поддержкой царизма, усиливали эксплуатацию. Поэтому, выступая против царизма, горцы боролись и против местных правителей. Вместе с тем царские власти, опираясь на родовую аристократию, ограничивали их политические права, и это вызывало недовольство горцев. Русское правительство не считалось и с верхушкой узденчества, «новыми феодалами», отказываясь уравнять их права с местными ханами. Эта часть населения Кавказа также участвовала в борьбе с царизмом. Ее интересы представлял Шамиль (третий имам Дагестана и Чечни).

Недовольство крестьянства усиливавшейся эксплуатацией со стороны местных феодалов и политикой царизма пыталось использовать в своих целях мусульманское духовенство, призывавшее к священной войне (газавату) с неверными, т. е. с немусульманами. Наиболее успешной проповедь газавата была в экономически отсталых районах, оторванных от других частей Кавказа, — в Нагорном Дагестане, Чечне, отчасти Адыгее.

Итак, две причины определяли движение горцев: внутренние противоречия в горском обществе и поли тика самодержавия.

В этом движении участвовали разнородные социальные силы. Главной составной частью его было крестьянство, выступавшее против царизма и процесса феодализации общества. Движение поддерживала часть узденческой верхушки, стремившейся к укреплению своих классовых позиций. В нем участвовали также феодальная знать и духовенство, стремившееся к консервации старых устоев и к отторжению от России. Наибольший размах движение приобрело со второй половины 30-х годов, когда главой государства стал Шамиль, представитель зажиточной части крестьянства (узденчества). Он был храбр, умен, непримирим в борьбе с царизмом. Ему удалось овладеть большой частью Чечни и Дагестана и создать там имамат — теократическое государство во главе с имамом, сосредоточивавшим в своих руках религиозную и светскую власть. Вся под властная Шамилю территория была разделена на округа (наибства) во главе с наибом. В имамате была уничтожена работорговля; пестрота языков была заменена единым, арабским языком, признанным общегосударственным; местное право «адат» было заменено общим — ариатом (сводом мусульманских правовых нормативов). Но Шамиль и другие руководители движения, используя в своей борьбе «священные» лозунги мюридизма, не ставили целью изменить социально-экономический строй на Кавказе. Отстранив старую, связанную с царизмом феодальную знать, Шамиль ввел новых феодалов в лице наибов, которые разоряли крестьян поборами и штрафами не менее, чем прежние хозяева. Горское население, увидев лишь перестановку эксплуататоров, а не ликвидацию эксплуатации, стало отходить от Шамиля.

Ослабление движения горцев, заметное еще в начале 50-х годов, после окончания Крымской войны, особенно усилилось, что было связано с внутренними противоречиями в имамате, с бесперспективностью самой борьбы и активизацией действий русской армии.

В 1859 г. пала последняя крепость восставших, захваченная русскими, — Гуниб.  Шамиль был взят в плен и отправлен в Петербург. Вскоре восстание было подавлено и на Западном Кавказе.

Движение горцев, вызванное политикой царизма и процессом внутренней феодализации горского населения, отличалось социальной неоднородностью и внутренней противоречивостью. Горское крестьянство представляло в нем прогрессивное течение; местная знать и мусульманское духовенство были консервативной силой. Призывами к газавату они сеяли вражду между народами Кавказа, отвлекали внимание горского крестьянства от внутренних конфликтов, связанных с усилением социального неравенства на Северном Кавказе.

В исторических условиях, создавшихся к середине XIX в., кавказские народы не располагали достаточными силами, чтобы отстоять свою национальную независимость. Турция и Иран, экономически более отсталые чем Россия, грозили растащить ханства и «вольные общества» Кавказа на части. Вхождение в состав России создавало у кавказских народов благоприятные условия для социально-экономического, политического и культурного развития, ускоряло ликвидацию патриархально-родовых отношений и развитие капитализма. Кавказ, стоявший «...в стороне от мирового хозяйства и даже в стороне от истории...», включаясь в жизнь России, вовлекался в капиталистические отношения со всеми присущими им противоречиями. Кавказские народы совместно с русским народом участвовали в революционной борьбе против царизма.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.