big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Государства Шумера и Аккада

1. Природные условия. Южная часть Месопотамии (Двуречье — в узком смысле этого слова) образовалась постепенно, в результате заполнения Персидского залива наносами Тигра и Евфрата. Морские воды все больше отступали на юг, уступая место болотистой равнине.

Во времена древнекаменного века (палеолита) страна представляла из себя сплошное болото, над которым носились тучи комаров и москитов. Жизнь для человека была здесь невозможной. Не случайно до сих пор археологи не обнаружили в этих местах ни одного палеолитического орудия.

Только в период новокаменного века (неолита), да и то скорее к концу его, в Двуречье начинают проникать (в небольшом количестве) жители окрестных возвышенностей, вероятно, гонимые в эту неблагоприятную для жизни страну тяжелой необходимостью (истощением продовольственных запасов и натиском врагов).

Главным богатством Двуречья была рыба, кишевшая в огромном количестве в реках и озерах, не говоря уже о Персидском заливе, а также водоплавающая птица, гнездившаяся в зарослях тростника. Из соседних степей забегали дикие быки, газели, онагры, страусы и мелкая дичь. Самыми опасными хищниками были львы.

Главным занятием древнейших обитателей были охота и особенно рыболовство. В небольших масштабах развивалось также мотыжное земледелие, изобретательницами которого были (судя по мифологическим повествованиям) женщины. Небольшие клочки земли между болотами и озерами вскапывались и засевались злаками (ячменем, двухзернянкой и др.), сажались также овощи (чеснок, лук, огурцы). Очень рано стала выращиваться финиковая пальма, ставшая основным фруктовым деревом Двуречья. Большое значение получил также сезам кунжут, из зерен которого выжимали масло. Одновременно развивалось скотоводство (мелкий и крупный рогатый скот, свиньи, ослы).

Пахота в Двуречье

Домашних животных использовали не только для получения мяса и молока. Ослов, а позднее быков научились запрягать в плуги, а также применять для молотьбы зерна. Период от мотыжного земледелия к плужному знаменовал значительный сдвиг в развитии производительных сил.  Открывалась возможность освоения более значительной посевной плошали. Однако необходимо было отвоевать эту площадь у природы. Приходилось осушать болота, защищать поля от разливов Тигра и Евфрата, создавать запасы воды (на время засухи) в искусственных водохранилищах. Для этого необходимо было прорывать каналы, сооружать плотины, а на высоких, иссушенных солнцем участках копать колодцы. В дальнейшем все более совершенствуются способы поливки полей (ибо дожди в Двуречье идут главным образом зимой).

Благодаря труду многих поколений долина Тигра и Евфрата превратилась в плодородную страну, дающую небывалые урожаи (до сам-50 и более).

Труднее обстояло дело с сырьем, необходимым для строительства и ремесла. Значительных, лесных массивов в стране не было. Приходилось использовать (и притом весьма экономно) стволы пальм, тонкие ивы, а мощные бревна кедров и кипарисов доставлять с большим трудом с отдаленных гор.

На месте имелись в изобилии лишь глина и тростник, и их использовали самыми разнообразными способами. Жилища сплетались из тростника и обмазывались глиной, а позднее складывались из кирпича-сырца.

Многие сельскохозяйственные орудия (даже серпы и зернотерки) ухитрялись делать из глины. Именно в Двуречье впервые появились глиняные книги (таблетка с выдавленными на них знаками) и даже глиняные конверты.

Высушенный трос и шел на всевозможные изделия, а также служил топливом. Развитие сельского хозяйства и ремесла приводило к быстрому росту населения. Появляются значительные селения, и некоторые из них разрастаются в города, окруженные стенами.

2. Население. Население Двуречья не было однородным в этническом отношении. Дело в том, что страна заселялась с двух сторон. С востока к берегам Тигра и Евфрата спускались шумеры, говорившие на языке, который трудно отнести к какому-либо языковому семейству.

Изображение шумера

По внешнему виду шумеров трудно смешать с другими народами. Приземистые, коренастые фигуры, округлые лица, выдающиеся носы, отсутствие бороды и усов — все это сильно отличает их от соседей.

С запада  и северо-запада в Двуречье проникали семитские племена (вероятно, одновременно с шумерами) Их родиной были, по всем данным, Аравийский полуостров и Северная Африка, и шли они через Палестину и Сирию. Первая волна семитских переселенцев получила в дальнейшем название аккадцев (по городу Аккад), а язык их, родственный древнееврейскому и арабскому, стал именоваться акккадским.

По внешности аккадцы отличались от шумеров более стройными фигурами и продолговатыми лицами, обрамленными обычно бородами и бакенбардами.

3. Общественный строй. Древнейшие обитатели Двуречья жили еще родовым строем. Женщины, игравшие видную роль в производстве (в особенности в мотыжном земледелии), пользовались большим уважением. Они принимали участие в собраниях рода и племени. Об этом сохранились глухие воспоминания в мифах, где богини наряду с богами обсуждают дела в небесном совете.

Однако эти явления, свойственные стадии матриархата, очень рано уступили место новым отношениям. Основной ячейкой общества стала патриархальная семья, в которой отец приобрел власть над женой и детьми и стал распорядителем семейного имущества. В народном собрании III тысячелетия до н. э. участвовали только мужчины (воины). По мере развития ирригационных работ и усложнения земледельной техники отдельные большие семьи не могли уже справиться со сложными работами, необходимыми для освоения земли и обуздания речных вод. Семьи объединяются независимо от родственных связей. Земля распределяется по наделам, и производятся совместные общеобязательные работы (сооружение плотин, прорытие каналов, позднее устройство шлюзов, меры против засоления почвы и т. д.).

Изображение аккадца

4. Возникновение рабства. На этом этапе перехода от первобытной (родовой) общины к сельской (соседской) уже появляется эксплуатация человека человеком, которая была невозможна прежде, на более низком уровне производительных сил. Если для первобытных охотников не было смысла использовать принудительный труд военнопленных, ибо он приносил слишком  мало выгоды, то земледельцы и скотоводы имели уже возможность присваивать прибавочный продукт, созданный чужим трудом Пленники, захваченные во время столкновений между племенами, стали обращаться в рабство. Это были главным образом женщины и дети. В дальнейшем, однако, порабощенные рабыни рожали примерно одинаковое количество мальчиков и девочек и численное соотношение рабов и рабынь уравновешивалось. Рабский труд использовался на наиболее тяжелых работах. Рабов заставляли рыть каналы, сооружать здания из кирпича, а рабыни должны были молоть зерно ручными жерновами.

Упоминания о рабах имеются в наиболее древних шумерских документах (около трех тысяч лет до н. э.). Однако их было еще очень мало, и основную массу производителей составляли свободные люди. О том, как мало значения придавали еще труду рабов, мы видим из того, что нередко их приносили в жертву богам. Позднее этот обычай вышел из употребления, ибо такая бесхозяйственная растрата рабочей силы уже становится недопустимой.

Рабы, работавшие на общину или на частных хозяев, были с самого начала бесправны. Шумеры называли их «не поднимающими глаз», т. е. склоняющими головы перед господами.

Но и в среде свободных членов сельских общин (в отличие от прежних родовых общин) не было равенства. Увеличение продукции сельского хозяйства и ремесла давало возможность сбыта излишков. Развивается обмен, сперва натуральный (мерилом ценности было зерно), а затем и денежный (в III тысячелетии иногда употребляются слитки серебра определенного веса).

Внутри сельской общины выделяются могущественные семьи, захватывающие лучшие наделы, приобретающие рабов и накапливающие движимое имущество. На войне они выступают в колесницах, запряженных ослами (коневодство развивается позже, лишь во II тысячелетии до н. э.), и захватывают большую часть добычи.

5. Возникновение государств. Так выделялась племенная знать, захватившая в свои руки власть и богатство, в то время как рядовые общинники беднели и должны были смиряться перед власть имущими. Усиление имущественного неравенства и эксплуатация рабов (еще малочисленных), а затем и обедневших свободных неизбежно привели к возникновению государственной власти, обеспечивающей господство зарождающегося класса рабовладельцев. Первые государственные образования сохраняли еще родо-племенные традиции. Царь еще во многом напоминал прежнего племенного вождя. Для решения важных дел он созывал совет старейших, а затем народное собрание, на которое допускались все способные носить оружие. В этом заключалась племенная, или, применяя термин К. Маркса и Ф. Энгельса, «военная демократия».

Объединение страны произошло далеко не сразу. В начале III тысячелетия до н. э. мы застаем здесь несколько десятков городов-государств. Город того времени представлял из себя несколько слившихся сельских общин, образовывающих самоуправляющиеся кварталы. В центре каждого квартала находился храм местного бога. Окрестные мелкие селения подчинялись такому центру, во главе которого стоял правитель (патеси), являвшийся в то же самое время и военачальником и верховным жрецом.

Когда какой-либо город усиливался и подчинял себе другие, то его правитель принимал титул царя (по-шумерски «лугаль»). Постепенно государственная власть усиливалась и цари, опираясь на знать и высшее жречество, переставали считаться с рядовыми подданными и без конца привлекали  их ко всевозможным повинностям. Весь этот процесс перехода от рода к патриархальной семье и сельской общине и от племени (или союза племен) к государству был длительным и постепенным, охватывая время

Серебряная модель ладьи из г. Ура

Сначала наибольшего могущества добился Киш. Однако против него восстал (в XXVII в. до н. э.) правитель Урука Гильгамеш (превратившийся потом в мифического героя). Он одержал блестящую победу над армией города Киша, освободил свой город и доставил ему на время господствующее положение в стране. Позднее на короткое время усиливается Ур, а в XXV в. до н. э. — Лагаш.

Правитель этого города Эаннатум покоряет южную окраину Двуречья (Ур, Урук и другие города) и вступает в борьбу с соседним городом Уммой, которому оказывает поддержку Киш.

Применив тяжеловооруженную фалангу, состоящую из копьеносцев и прикрывающих их щитоносцев, Эаннатум победил противника и на замечательном памятнике (так называемой Стеле коршунов) велел изобразить свою победу и поле битвы с трупами врагов, терзаемыми хищными птицами.

7. Социальная борьба в Лагаше. В последующее время в Лагаше до крайности обостряются социальные противоречия. Значительная часть храмовых земель, сдававшаяся в обработку рядовым общинникам, перешла в собственность патеси. Одновременно уменьшились продовольственные выдачи земледельцам, выдаваемые за работу на этих землях. Были установлены специальные сборы с земледельцев, выделившихся из общины и обрабатывавших целину (высокие поля, нуждавшиеся в искусственном орошении).

Недовольство широких масс населения привело к перевороту, в результате которого захватил власть сановник по имени Урукагина, провозгласивший себя правителем, а затем царем. В борьбе за власть со сторонниками свергнутой династии он стремился опереться на легковооруженных воинов, набиравшихся из числа рядовых свободных. Число тяжеловооруженных воинов (из зажиточных слоев населения) было уменьшено в три раза.

Были ликвидированы наиболее тягостные подати и повинности, увеличены пайки земледельцев, обрабатывавших храмовые земли, и количество полноправных граждан Лагаша доведено до 36 тысяч (в 10 раз больше, чем прежде).

Однако все эти реформы не имели своей целью коренного изменения социального строя, но являлись лишь известной уступкой мелким собственникам, страдавшим от засилья знати и богачей. Положение рабов не изменилось, и они по-прежнему оставались бесправными. Знать вынуждена была поступиться частью своих доходов, но сохранила свои основные богатства.

К тому же власть Урукагины оказалась непрочной. На седьмом году своего царствования он потерпел жестокое поражение от царя соседней Уммы, по имени Лугальзагисси, и утратил большую часть своих владений, за исключением крепости Гирсу.

Однако и торжество Лугальзагисси оказалось недолгим. Хотя он прошел (если верить его заявлению) от Нижнего моря (Персидского залива) до Верхнего моря (Средиземного), но созданная им держава оказалась эфемерной.

Войско Эаннатума

Борьба за овладение северной частью Двуречья, заселенной семитскими племенами, оказалась для него непосильной. Правда, ему удалось разгромить Киш, но один из вельмож последнего кишского царя, по имени Саргон, унаследовал (в конце XXIV в. до н. э.) власть своего побежденного властителя и возглавил борьбу против шумерских завоевателей. Он основал новую столицу — Аккад, по имени которой было названо государство. Армия Саргона, основную часть которой составляли отборные стрелки из лука, оказалась более подвижной и маневренной, чем шумерская армия. Еще большую роль сыграло недовольство широких масс Шумера засильем знати, поднявшей голову после поражения царя-реформатора Урукагины.

В результате Лугальзагисси, стоявший во главе сборной армии 50 подвластных ему правителей, потерпел полное поражение. Шумер попал под власть Аккадского царства.

8. Объединение Северного и Южного Двуречья — Аккада и Шумера. Объединение Северного и Южного Двуречья под властью Саргона было выгодно рабовладельческой знати обеих частей страны. Централизованной деспотии, обладающей значительной военной силой, легче было организовать подавление народных масс. С другой стороны, в обширной державе произошли значительные сдвиги в экономике, невозможные в маленьких государствах. Ирригационные работы, регулирующие разливы великих рек, стали производиться в масштабе всей страны, что способствовало повышению урожаев. Была создана единая система мер и веса, в результате чего усилились торговые связи внутри государства. Из одного документа мы узнаем, что скот и молочные продукты доставлялись из Лагаша в Аккад, а оттуда вывозились на юг материи и зерно.

Сам Саргон и его преемники проводили активную внешнюю политику, совершая походы в соседние горные страны, изобилующие всевозможным сырьем (металлами, камнем, строевым лесом).

Саргон покорил город Мари на Среднем Евфрате и оттуда проник в Сирию и дальше в «Серебряные горы» (Таврский хребет в восточной части Малой Азии).

Наибольшего расцвета достигла Аккадская держава при Нарамсине, совершившем успешные походы в Элам (на восток от Двуречья), а также против горных племен Загроса луллубеев и доходившем до Армянского нагорья.

На юге аккадские цари совершали походы в Маган и Мелухху на Аравийском полуострове и, возможно, установили косвенные связи с Египтом (во всяком случае через Маган в Аккад попадали египетские алебастровые вазы).

Далекие походы требовали реорганизации военного дела. Прежнего ополчения было уже недостаточно, и была создана постоянная армия в 5400 воинов-профессионалов. Ее можно было использовать не только против внешних врагов, но и для подавления народных восстаний.

Социальные противоречия в Аккадском царстве все более и более обостряются. Происходит интенсивное разложение сельской общины. Главы зажиточных семейств захватывают лучшие земли и нередко пускают их в продажу. Многие общинники (в особенности младшие сыновья в семьях земледельцев) лишаются своих наделов и вынуждены добывать хлеб, нанимаясь в батраки. С другой стороны, увеличивается количество рабов, пригоняемых из завоеванных стран.

Таким образом, экономический прогресс сопровождался обогащением одних и обеднением других.

В надписях аккадских царей недаром содержатся краткие, но весьма показательные сообщения о крупных восстаниях, вызванных голодом в неурожайные годы.

Хотя это движение народных масс удавалось до поры до времени подавлять, но оно подтачивало устои рабовладельческого общества и обусловливало его непрочность.

9. Нашествие гутеев. Аккадская держава просуществовала около 120 лет и около 2200 г. до н. э. была разгромлена нашествием воинственных горцев-гутеев, пришедших с востока.

Завоеватели были малочисленны и сохраняли еще в значительной степени родо-племенную организацию. Чтобы держать под своей властью более развитую в социально-экономическом отношении страну, они должны были искать соглашения с некоторыми ее городами.

Главной опорой гутеев стал шумерский город Лагаш, который возродился после разгрома Урукагины и получил преобладание в южном Двуречье.

10. Второе возвышение Лагаша. Во второй половине XXII в. до н. э. в Лагаше правил под верховной властью гутеев патеси по имени Гудеа, который проводил активную строительную политику. При сооружении громадного храма он широко использовал чужеземные строительные материалы, особенно лес из Магана и Мелуххи. О могуществе Гудеа свидетельствуют сообщения, что ему повиновались 216 тысяч полноправных граждан (очевидно, включая жителей соседних зависимых городов).

В то время как правители Лагаша оставались верными гутеям, от которых получали поддержку и льготы, другие подвластные города оказывали завоевателям сопротивление. Во главе восстания, вспыхнувшего против гутеев в конце XXII в. до н. э., встали Ур и Урук.

11. III династия Ура. В 2108 г. до н. э. гутеи потерпели полное поражение и были изгнаны. Двуречье опять было объединено, на этот раз под властью III династии Ура, правившей до самого конца III тысячелетия до н. э.

Представители этой династии называли себя царями Шумера и Аккада, а позднее — даже «царями четырех стран света», что свидетельствует о претензиях на всемирное владычество. Иногда они именуются даже богами (в чем им подал пример аккадский царь Нарамсин). Цари III династии Ура совершили ряд завоеваний на западе (в Сирии) и на востоке (в Эламе), а на севере подчинили своему влиянию Ашшур. Развивается внутренняя и внешняя торговля, в которой играют главную роль царские агенты — тамкары.

Наблюдается дальнейший рост производительных сил, который сказывается, в частности, в распространении бронзовых орудий вместо прежних каменных и медных.

Социальное расслоение постигает гораздо большей глубины и интенсивности, чем во времена Аккадской династии. Разоренные общинники теперь сплошь и рядом теряют свободу.

Родители продают или отдают в уплату долга своих детей, которые почти не отличаются по своему положению от обращенных в рабство военнопленных и куплетных чужеземцев.

От времени III династии Ура сохранились сотни тысяч деловых документов, составленных счетоводами, работавшими в крупных храмовых и царских хозяйствах. Это главным образом списки работников и работниц, а также отчеты о выполненной работе, причем впервые в мировой истории делаются попытки вычисления трудодней.

Основная масса персонала крупных поместий и мастерских состояла из рабов и рабынь. На помощь им привлекались наемники (обычно во время страды, когда постоянного персонала не хватало). Они получали натуральную заработную плату, превышавшую в два-три раза стоимость пищи рабов.

Держава III династии Ура оказалась такой же недолговечной, как Аккадская. В самом конце XXI в. до н. э. она распалась под натиском врагов, вторгшихся почти одновременно с Запада (семитские племена аморитов) и Востока (эламиты).

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.