big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Древний Китай

1. Природные условия и население. Страну, которую мы называем Китаем, сами китайцы называют то Чжун Го (Срединное царство), то Чжун Хуа (Срединная Цветущая), то по наименованию тех или иных династий (например, Цинь). Это обозначение перешло с некоторыми изменениями в западноевропейскую географическую номенклатуру.

Китайское государство возникло первоначально в бассейне Хуанхэ и лишь постепенно распространилось до своих современных пределов.

Хуанхэ упоминается в китайской литературе как «река, надрывающая сердца». Она часто меняла русло, прорывая рыхлую почву берегов, и затопляла целые местности. Только упорный труд человека в состоянии был ее обуздать и обезопасить плодородную долину от наводнений путем сооружения плотин. Не случайно в китайских народных сказаниях прославляется один из мифических царей по имени Юй за организацию работ по укреплению речных берегов. Почва северного Китая (в основном лессовая) отличается большим плодородием.

В древнем Китае имелись значительные лесные массивы (в настоящее время во многих местах уже исчезнувшие и сохранившиеся лишь на окраинах). Дикая флора и фауна, судя по описаниям древнекитайских авторов, подтверждаемым археологическими раскопками, была богата и разнообразна. Во многих местностях, ныне густонаселенных, водились олени, кабаны, медведи и такие страшные хищники, как тигры. В древнейшем сборнике китайских песен (Ши Цзин) описываются ежегодные массовые охоты на лис, енотов и диких кошек, причем это происходило в бассейне Хуанхэ, где в настоящее время диких зверей уже почти совсем не осталось. Большое значение для развития экономики Китая имело обилие руд и других полезных ископаемых в его горах.

Население Китая в глубокой древности было, поскольку можно проследить, весьма пестрым по своему этническому составу. Сами китайцы на заре своей истории заселяли лишь бассейн среднего течения Хуанхэ и постепенно распространялись к его истокам и устью. Лишь в I тысячелетии до. н. э. и в начале новой эры они широко расселились за пределы этой основной территории. При этих передвижениях они вступали то во враждебные, то в мирные отношения на северо-востоке с маньчжуро-тунгусскими племенами, на северо-западе и западе с тюркскими и монгольскими, на юго-западе с сино-тибетскими и т. д.

Среди чужеземных народностей, с которыми китайцы вели многовековую борьбу, особенно часто упоминаются в первоисточниках сюн-ну, которые позднее (в IV в. н. э.) проникли в Европу, где они стали известны под несколько видоизмененным названием гуннов.

Значительная часть этнических групп, соседствовавших с китайцами, с течением времени ассимилировалась и восприняла китайский язык и культуру. Впрочем, и теперь еще в некоторых местностях южного Китая и на значительной части территории западного Китая население говорит на языках, отличающихся от китайского, и сохраняет свои местные культурные традиции, несмотря на неоднократные попытки насильственной китаизации.

2. Источники. Изучение древнего Китая сильно облегчается тем обстоятельством, что письменность этой страны, возникшая во II тысячелетии до н. э., никогда не забывалась и, хотя испытала различные изменения и подверглась неоднократным реформам, сохранила свои основные черты и, передаваясь из поколения в поколение, дошла до наших дней. Таким образом, для ее использования не требовались такие открытия, которые сделали Раулинсон, Шампольон, Грозный и другие для прочтения и понимания письменных систем Ближнего Востока. Конечно, многие китайские иероглифы на протяжении веков и тысячелетий изменили двое начертание и значение, но определенная генетическая связь между древней и современной письменностью Китая сохранилась, так же как и современный китайский язык по своей лексике и грамматике восходит к древнекитайскому языку, в то время как большинство языков Ближнего Востока полностью сменились арабским и турецким.

Некоторые тексты древнего Китая дошли до нашего времени в подлинном виде. Правда, они по своим размерам невелики. Это в первую очередь надписи на костяных пластинках (или на панцирях черепах), по содержанию своему являющиеся запросами к оракулу (так называемые хэнаньские гадательные кости). Они относятся ко II тысячелетию до н. э. (время Шан-Инь). К более позднему времени относятся короткие дарственные записи на бронзовых сосудах (конец II и начало I тысячелетия до н. э. — эпоха Чжоу). Тексты более значительного объема писались на хрупком материале, например на деревянных пластинках (Бамбуковые анналы) или на шелковой материи. Они переписывались из поколения в поколение, и часть их дошла до нас.

В I в. н. э. в Китае была изобретена бумага, и многие древние записи на самых разнообразных материалах были расширены, заново отредактированы и перенесены на бумажные, листы. Таким образом, так же как при изучении Библии, Авесты и индийских произведений, приходится считаться с многочисленными сознательными изменениями и приспособлениями древних документов к условиям новой эпохи, не говоря уже о невольных описках и ошибках при снятии копий. Несмотря на все это, сохранились (хотя и с искажениями) многочисленные записи, восходящие к глубокой древности.

В отличие от Индии мы имеем в своем распоряжении летописные своды древнего Китая. В первую очередь это вышеупомянутые Бамбуковые анналы. Для их хронологической фиксации имеется точка опоры: упоминание солнечного затмения, которое по вычислениям современных астрономов произошло в 776 г. до н. э.

Более поздним произведением было «Чун Цю» («Весна и осень»), представлявшее из себя хронику одной из областей Китая (царства Лу). Автором ее был, по преданию, известный китайский философ Конфуций (VI в. до н. э.).

Во II в. до н. э. был составлен капитальный исторический труд, автором которого является государственный сановник Сыма Цянь.

Для последующего времени особенно важным источником служит «История Первой (Старшей) династии Хань», составленная в I в. н. э. целой семьей летописцев: Бань Бяо, его сыном Бань Гу и дочерью Бань Чжао. Участие последней для нас очень интересно. Это единственный в истории древнего Востока случай деятельности женщины-летописца, хотя и в качестве второстепенного автора.

Коллективное произведение этого семейства содержит не только политическую, но и социальную историю. В нем описаны мощные народные движения, потрясшие Китай на рубеже I в. до н. э. и I в. н. э. Особенно показательно то, что обращается внимание на восстания рабов. Конечно, они оцениваются с классовой точки зрения как выступления разбойников, и никакой социальной закономерности авторы, вполне естественно, не ищут, но само описание событий с рядом подробностей является для нас исключительно ценным. Не надо забывать, что летописцы других восточных стран опускали подобные факты, как не заслуживающие внимания, а если и упоминали о народных восстаниях, то в двух словах, как о бедствиях, о которых лучше не вспоминать.

Кроме летописей, важными источниками по истории древнего Китая являются народные песни. Особенно интересен сборник «Ши Цзин» («Книга песен»), в которой содержатся яркие описания быта и нравов рядовых земледельцев. Следует также отметить «Книгу документов» («Шу Цзин»), в которой излагаются старинные сказания. Много сведений, характеризующих различные стороны общественной жизни древнего Китая, содержится в различных трактатах (о военном искусстве, об экономике и т. д.).

3. Историография. В Европе древний Китай (так же, впрочем, как и средневековый) был долгое время почти неизвестен. Античная традиция сохранила минимальное количество сведений о нем. Отец истории Геродот совершенно ничего не знает о странах, расположенных восточнее долины Инда. Более поздние античные авторы, писавшие после походов Александра Македонского, сообщают смутные и отрывочные данные о стране, откуда эллинистические державы и Рим получали шелк.

В средние века представления о Китае ограничивались сообщениями путешественников (например, венецианца Марко Поло), которыее не имели цели особенно углубляться в прошлое этой страны.

Только начиная с XVI в. н. э. европейские миссионеры и купцы начинают проявлять больше интереса к настоящему и прошлому Восточной Азии. В 1585 г. появляется «История великого китайского народа», написанная португальцем Мендозой.

В XIX в. французский китаист Э. Шаванн берется за перевод «Исторических записок» Сыма Цяня.

Из русских путешественников, сыгравших выдающуюся роль в изучении истории Китая, особенно следует отметить Н. Я. Бичурина (монаха Иакинфа). Он прожил в Китае 14 лет (1807-1821 гг.) в качестве начальника пекинской духовной миссии и ознакомился с огромным количеством подлинных китайских документов. Н. Я. Бичурин и другие русские ученые проявляют в своих трудах симпатию к китайскому народу и признают мировую ценность китайской культуры.

Нужно учитывать, что дворянская и буржуазная синология (китаеведение) при всех своих заслугах и достижениях не в состоянии была объяснить ход исторического развития Китая и выяснить его общую закономерность и несомненные местные черты и особенности.

Весьма распространен был взгляд на китайцев (как и на индийцев) как на народ, якобы неподвижный и неспособный к прогрессу. С другой стороны, замечалась и противоположная крайность. Некоторые китайские историки в угоду определенным шовинистическим настроениям преувеличивали (а иногда и теперь преувеличивают) историческую роль своей страны.

Правильный путь изучения прошлого Китая намечается в современной советской науке, хотя дело не обходится без споров.

Большинство советских историков признает рабовладельческий характер древнекитайского общества и прослеживает постепенный переход к феодальному примерно в ту же эпоху, что и на западе (в первые века нашей эры). В этом отношении следует отметить работы Л. В. Симоновской, Т. В. Степугиной и других.

Основные периоды в истории древнего Китая носят традиционные названия: Шан (Инь), Чжоу, Цинь и Хань (по наименованиям династий и царств). Все еще ведутся споры по вопросу о том, в какой из этих периодов началась феодализация Китая. Однако нет никаких оснований утверждать, что смена первой классовой формации (рабовладельческой) феодализмом произошла в силу каких-то исключительных особенностей в развитии Китая значительно раньше, чем в Европе и на Ближнем Востоке.

Кость с гадательной надписью

4. Древнейший Китай. Государство Шан (Инь). Судя по археологическим данным, Китай был заселен еще в древнекаменном веке. Близ современного Пекина обнаружены кости синантропа, которые в антропологическом отношении уже сильно отличались от древнейшего обезьяночеловека (питекантропа) и знаменовали дальнейший этап превращения обезьяны в человека. Найдено много палеолитических орудий. Во многих местах Китая (особенно в Хэнани) обнаружены также значительно более поздние стоянки, относящиеся уже ко времени неолита.

Судя по воспоминаниям, сохранившимся у древнекитайских историков (особенно у Сыма Цяня), в древнейшем Китае господствовал (как и у других народов) матриархат. Счет родства велся по материнской линии. Власть племенного вождя передавалась не от отца к сыну, а от старшего брата к младшему.

II тысячелетие до н. э. было временем постепенного перехода от материнского права к отцовскому, причем у разных племенных групп этот переход совершался в различное время, и пережитки матриархата сохранялись еще довольно долго.

Из древнейших китайских племен особенно усилилось в начале II тысячелетия до н. э. племя Шан, пришедшее к берегам Хуанхэ, вероятно, с севера. Оно овладело значительной частью бассейна этой реки, подчинив другие племена (в частности, племя Ся, которое, по преданию, пользовалось до XVIII в. до н. э. преобладанием).

Если верить китайской традиции, в XVIII в. до н. э. некий Чэн Тан основал государство которое получило по господствующему племени название Шан. Позднее оно выступает в исторических документах под названием Инь (применявшимся к нему соседями). Большинство исследователей предпочитают употреблять оба: Шан и Инь. Об экономике царства Шан (Инь), датируемого XVIII-XII вв. до н. э., мы можем судить по многочисленным памятникам материальной культуры и коротким надписям на так называемых хэнаньских гадательных костях.

Иньские изделия из бронзы и кости

В качестве основного материала для выработки орудий и оружия употреблялись еще камень и кость. Однако появлялись уже медные, а затем и бронзовые орудия (ножи, лопаты, топоры, шилья и др.).

Намечается переход от примитивных форм хозяйства к скотоводству и земледелию и даже первые попытки ирригации. Гадания производятся не только об удачной окоте, но и о предстоящем сборе урожая. Среди древнейших письменных знаков, относящихся к этому времени, имеется уже схема поля, разделенного на участки, и даже изображение оросительных каналов. Возделывались просо, ячмень, пшеница, гаолян. Особое значение имело выращивание тутового дерева, которое ценилось не столько за свои плоды (как в Передней Азии) , сколько ради своих листьев; служивших для откармливания шелковичных червей. В это время шелковые ткани были уже широко распространены в Северном Китае.

Основным рабочим скотом были (как и в других древневосточных странах) быки. лошадей было мало, их запрягали в колесницы и повозки.

Скотоводство в ту эпоху достигала большего развития, чем в современном Китае, где вследствие значительной плотности населения не хватает пастбищ. В документах времени Шан (Инь) упоминаются сотни голов быков и овец, приносимых в жертву богам. Разводились также козы и свиньи.

Высокого уровня достигло в царстве Шан (Инь) ремесло. В развалинах его столицы (называвшейся также Шан) обнаружены остатки литейной мастерской, где вырабатывались бронзовые изделия. Здесь сохранились не только остатки готовой продукции и шлак, но также и литейные формы.

Большого совершенства достигла керамика, в частности обработка белой глины (каолина). Был уже известен гончарный круг. Широко использовались древесные материалы: дома (и даже дворцы) строились из дерева.

Отделение ремесла от земледелия приводило к развитию обмена. Мерилом ценности служили особые раковины (каури). Завязались торговые связи с различными странами: Восточной Азии, в частности с бассейном Янцзы (который не входил еще в пределы Китая), откуда доставлялись медь и олово.

Из горных местностей и степных пространств, расположенных на севере и западе от бассейна Хуанхэ, доставлялись скот, шкуры, меха и камень (яшма, нефрит и др.). Поступавшие взамен китайские ремесленные изделия доходили до берегов Енисея.

Развитие производительных сил и усиление внутреннего и внешнего обмена неизбежно приводили к имущественному неравенству. Раскопки обнаруживают наряду с богатыми домами и гробницами остатки жилищ и погребений бедняков. Некоторые иероглифы обозначают рабов (пленников со связанными руками и домашних невольников). Впрочем, рабовладение находилось на очень ранней, примитивной стадии. Обычай принесения рабов в жертву (при гаданиях или при погребении правителей) говорит в пользу того, что спрос на подневольный труд был еще невелик.

Обрабатываемая земля находилась в руках общин. Существовала «колодезная система», заключавшаяся в том, что территория, принадлежащая селению, делилась на девять частей (схема этого деления напоминала очертания иероглифа, обозначавшего «колодец»). Из этих участков восемь отдавались в наделы различным семьям, а девятый (центральный) обрабатывался ими сообща, и урожай вносился старосте на общие нужды (позднее он стал присваиваться царем).

Постепенно складывался государственный аппарат, и ваны (правители) из выборных племенных вождей превращаются в наследственных царей.

Укрепление центральной власти было, по-видимому, связано с превращением города Шан в столицу страны (XIV в. до н. э.). Цари превращались в номинальных верховных собственников земли, фактически находившейся в распоряжении общины. Появляются постоянная армия, чиновники и тюрьмы. Из родственников и приближенных царя складывается родовая аристократия. Для освящения авторитета царской власти используется религия. Царя именуют «сыном неба».

5. Царство Чжоу и период распада страны (Чжан Го). Царство Шан (Инь) являлось непрочным. Записи исторических преданий содержат ряд сведений о восстаниях покоренных племен. Особенно опасным противником оказалось западное племя чжоу, обитавшее по берегам реки Вей (притока Хуанхэ).

Вождь этого племени У Ван разгромил в битве последнего представителя Шанской (Иньской) династии Шоу Синя, и тот покончил жизнь самоубийством. На развалинах прежнего царства возникло новое, получившее (так же как господствующее племя и правящая династия) название Чжоу. Оно просуществовало с конца XII в. до н. э. до середины III в. до н. э.

Этот период делится на время Западного Чжоу, когда столицей был город Хао, и Восточного Чжоу, когда столица была перенесена на восток в Лои (современный Лоян в Хэнани). Надо при этом учитывать, что последние века своего существования династия Чжоу обладала лишь номинальной властью, и китайские летописцы применяют к переходному периоду, охватывающему IV и значительную часть III в. до н. э., наименование Чжан Го («Враждующие царства»).

Период Западного Чжоу характеризуется значительным усилением родовой знати, как придворной, так и провинциальной. Цари дают своим родственникам и приближенным значительные пожалования и привилегии. В надписях на бронзовых сосудах без конца говорится о дарении тем или иным заслуженным сановникам значительных участков земли, отнятых у сельских общин, а также сотен, а иногда и тысяч рабов. Масштабы рабовладения усиливаются за счет порабощения части населения завоеванного царства Шан (Инь). Не случайно царю У Вану (основателю царства Чжоу) приписываются следующие слова, обращенные к своим воинам: «На полях Шан не нападайте на тех, кто перебежит к нам, — пусть они работают на наших западных полях». Таким образом, победители, истребляя сопротивляющихся противников, использовали в принудительном порядке рабочую силу подчинившихся добровольно.

Войны с соседними кочевыми племенами, в частности с сюн-ну (гуннами), также приводят к угону военнопленных, обращенных в рабство. В дальнейшем контингент рабов пополняется за счет осужденных преступников.

Расхищение общинных земель и увеличение количества рабов способствовало созданию крупных частных хозяйств, принадлежащих знатным семействам. Наследственное владение землями приближается уже к частной собственности (т. е. ничем не ограниченному распоряжению землей и праву свободного отчуждения ее).

Первые цари из династии Чжоу хотя и способствовали экономическому усилению землевладельческой знати, но пытались держать ее в своих руках и налаживали центральный и местный бюрократический аппарат.

Сохранились сведения о создании высшего государственного органа. Он состоял из трех советников царя (великого наставника, великого учителя и великого покровителя) и трех управителей, из которых один ведал делами культа, другой — общественными работами (включая ирригацию), а третий —  военным делом.

Но все попытки организовать управление в общегосударственном масштабе оказываются неудачными. Правители областей все больше и больше превращаются из царских наместников в самостоятельных царьков. По утверждению китайских летописцев, уже в IX в. до н. э. прекращаются обычные поездки в столицу на поклон царю и даже систематическая присылка дани. Затем все чаще и чаще происходят открытые восстания против центральной власти. Положение осложняется напором кочевых племен. Главным врагом Китая на севере были сюн-ну, а на западе — жуны. Эти кочевники нередко оказывали поддержку восстаниям против центральной власти.

Особенно усиливается сепаратизм в период Восточного Чжоу. Правители ряда областей становятся могущественнее, чем царь, который фактически распоряжается лишь на небольшой территории вокруг столицы.

В переходный период «Враждующих царств» (Чжан Го) возвышаются семь наиболее сильных государственных образований, которые совершенно не считаются с центральной властью. Как это ни удивительно на пепвый взгляд, именно в эпоху усиливающегося распада наблюдаются в Китае значительные экономические сдвиги, которые в дальнейшем способствовали новому объединению страны.

Начиная с VII-VI вв. до н. э. железо все больше и больше внедряется в сельскохозяйственное и ремесленное производство. Железные мотыги, лемехи для плугов и серпы во многих местах (особенно на севере) вытесняют прежние каменные, медные и бронзовые орудия. Благодаря этому становится возможным освоение целинных земель. Более глубокая вспашка приводит к повышению урожайности полей, которые к тому же начинают уже удобряться. Использование железных лопат дает возможность прорывать более глубокие и обширные каналы. Значительного развития достигает ремесло, особенно выработка шелковых материй и изделий, покрытых лаком.

Усилилось общественное разделение труда и хозяйственная специализация районов. В одних областях преобладало ткачество, в других — добыча и обработка железа, третьи славились своими кожаными изделиями и т. д. В связи с этим усиливается внутренняя, а также внешняя торговля. На севере, несмотря на войны, происходит интенсивный обмен с кочевыми племенами. С юга ввозятся слоновая кость, драгоценные камни и жемчуг. В VI в. до н. э. на смену раковинам (каури) появляются уже металлические деньги. Это были золотые слитки определенного веса и медные монеты в форме ножей, лопат, квадратных пластинок и дисков (иногда с прорезью).

Многие города из княжеских станов превращаются в торгово-ремесленные центры. Некоторые из них насчитывают свыше 10 000 жителей, что по тому времени считалось большой численностью.

Усиливается роль купцов и ростовщиков. Многие из них начинают занимать видные государственные должности, оттесняя наследственную аристократию. Этому способствует появившаяся система продажи должностей. Положение большинства общинников в условиях развития денежного хозяйства резко ухудшилось. Многие из них не в состоянии были уплачивать долгов и отдавали ростовщикам свои участки (сначала огороды и сады, а затем и поля). Лишившись земли, они должны были наниматься батраками. Но этим дело не ограничивалось. Бедняки, которые не могли получить работу, превращаясь в бездомных бродяг, подвергались преследованиям, обращались в рабство «за леность». Наряду с государственным развивается частное рабовладение: Нам известны имена крупных землевладельцев и купцов, владевших сотнями и тысячами рабов. Появляются сообщения о восстаниях рабов.

6. Циньская империя. Раздробление Китая, достигшее своего апогея в IV и начале III в. до н. э мешало развитию производительных сил и обмена. Для создания единой ирригационной системы и регулярного распределения речных вод в масштабе всей страны требовались совместные усилия различных областей, невозможные при децентрализации. Случалось, что разнобой, получавшийся при сооружении плотин без согласования с другими районами, приводил к стихийным бедствиям. С другой стороны, таможенные барьеры на границах враждующих царств препятствовали хозяйственным взаимоотношениям. Интересы торговых кругов требовали тесного сплочения различных частей страны. Надо также учитывать, что обострение классовой борьбы и угроза со стороны кочевников также вызывали у господствующих слоев стремление к восстановлению единства страны. Для подавления внутренних и внешних врагов китайские рабовладельцы нуждались в укреплении центральной власти.

В процессе нового объединения страны главную роль сыграло царство Цинь, охватывавшее западные районы Китая и распространившее свое господство на юг, вплоть до берегов Янцзы.

В IV в. до н. э. в царстве Цинь были проведены важные реформы, инициатором которых был сановник но имени Шан Ян. Опираясь на служилую аристократию и торгово-ростовщические круги, этот реформатор нанес решительный удар устоям патриархальной семьи и сельской общине. Шан Ян поощрял дробление крупных семейств и раздел их имущества, а также разрешил открытую, беспрепятственную куплю-продажу общинных наделов. Был усилен податный гнет. Подати взимались независимо от размеров урожая, так что многие общинники, которые не могли в неурожайный год внести установленное количество продуктов (зависящее от размеров полей), разорялись, теряли землю и даже личную свободу.

Такими путями циньские цари могли собрать огромные средства, которые помогли им реорганизовать армию. Бронзовое оружие было почти полностью заменено железным. Боевые колесницы все больше вытесняются более подвижной и маневренной конницей, использование которой было заимствовано у соседей-степняков. Была введена более строгая дисциплина и целая система поощрений и наград.

Благодаря реформам Шан Яна армия царства Цинь стала превосходить по своим боевым качествам войска других китайских царств, что сказалось в последующих междоусобных войнах. В течение первой половины III в. до н. э. циньским царям удается разгромить всех своих соперников. Династия Чжоу в середине III в. до н. э. утрачивает не только фактически, но и официально свою власть.

Окончательное объединение страны произошло в царствование Ин Чжена (246-210 гг. до н.э.),который подчинил своей власти все царства, существовавшие еще на территории Китая. В 221 г. до н. э. он принял титул императора (хуанди) стал именоваться Цинь Ши-хуанди (первый император Цинь).

Он провел ряд успешных войн на севере с гуннами, а на юге со страной Юэ (к югу от Янцзы, включая территорию современных провинций Гуаньдун и Гуанси). Для защиты от северных кочевников была сооружена Великая Китайская стена, представлявшая из себя сложную укрепленную линию, состоявшую из земляных валов, каменных и кирпичных стен и башен. В длину Великая Китайская стена имела 4000 километров, в высоту 10 метров и была настолько широкой, что на ней могли проскакать бок о бок шесть всадников. Конечно, при создании этой укрепленной линии были использованы прежние укрепления, включенные в ее состав, но в целом была проделана грандиозная работа, для проведения которой Цинь Ши-хуанди согнал около 2 миллионов человек (главным образом военнопленных и осужденных преступников).

В своей внутренней политике Цинь Ши-хуанди распространил на всю империю установления Шан Яна. Все государство было разделено на 36 областей, управлявшихся царскими чиновниками. Старая наследственная знать была отстранена от управления и поставлена под неусыпный контроль.

Борьба с родовой знатью и покровительство, оказываемое частным земельным собственникам и купцам, вызвали сильное сопротивление. Во главе недовольных встали влиятельные конфуцианцы (представители философской школы Конфуция), в руках которых находилась вся система образования. Они были ревнителями старины и противниками нововведений, не признававшими реформ Шан Яна. Против этого оппозиционного направления Цинь Ши-хуанди принял решительные меры. 460 ученых-конфуцианцев были казнены. По преданию, император приказал сжечь всю философскую и историческую литературу, напоминавшую о тех временах, когда были иные порядки.

Внешняя и внутренняя политика Цинь Ши-хуанди требовала огромных расходов на армию, бюрократический аппарат, а также на строительство укреплений и дворцов. Вся тяжесть налогов и повинностей ложилась на плечи земледельцев. Сельская община пришла в полный упадок. Право беспрепятственного отчуждения земли приводило к тому, что многие земледельцы для уплаты налогов и частных долгов продавали за бесценок свои наделы и даже членов своих семей, превращавшихся в рабов.

Тотчас после смерти Цинь Ши-хуанди началось массовое крестьянское восстание, к которому примкнули и рабы. Один из вождей этого движения — деревенский староста по имени Лю Бань оказался наиболее удачливым. Он привлек на свою сторону не только народные массы, но и остатки разгромленной при Цинь Ши-хуанди знати и, умело лавируя, устранил своих соперников. В 207 г. до н. э. он сверг последнего представителя династии Цинь и основал новую династию, получившую название Первой или Старшей династии Хань.

7. Империя Хань (206 г. до н. э. - 220 г. н. э.). Первой (Старшей) династии Хань пришлось бороться с разрухой, вызванной потрясениями, сопровождавшими падение империи Цинь. От голода, болезней и междоусобиц погибло множество народа.

Лю Бань восстановил централизацию страны и в то же время пошел на известные уступки тем, кто пострадал при династии Цинь. Он освободил множество людей, превращенных в государственных рабов за долги или преступления, отменил особенно тяжелые налоги и повинности, передал местные дела в руки выборных старост. Были даны некоторые льготы преследуемой в предшествующий период старой знати.

По мере усиления Ханьской империи стали восстанавливаться деспотические порядки времен Цинь Ши-хуанди. Особенно это чувствовалось при наиболее видном представителе Первой династии Хань — императоре У Ди (140-87 гг. до н. э.). При нем местная знать вновь стала ограничиваться и была поставлена под контроль императорских чиновников.

Внешняя политика У Ди была особенно активной. Китай далеко вышел за пределы, которых он достиг при династии Цинь, особенно в западном направлении. Для разведки путей, ведущих на далекий запад, был послан один из величайших путешественников древности Чжан Цань. Он достиг стран Давань (Ферганы), Кангюй (Хорезма) и Дася (Бактрии), а, также собрал ценные сведения о Парфянском царстве и Индии. Когда выдающийся путешественник, который пересек большую часть азиатского материка, вернулся назад, император У Ди, получив от него необходимые данные, снарядил армию для овладения «великим шелковым путем», соединяющим Китай с далекими западными странами.

Китайские войска в первом походе достигли озера Лоб-Нор, а во время второго похода (102 г. до н. э.) временно подчинили Фергану. На юге У Ди стремился закрепить в северной части, Индокитая, а на северо-западе овладел частью Кореи.

Эта захватническая политика потребовала огромных средств. Налоги и повинности достигли необычайных размеров. Подушная подать взималась даже с детей и стариков, что и привело к массовым случаям детоубийства и отцеубийства.

После смерти У Ди положение в Китае сильно обостряется. Концентрация земельной собственности, разорение земледельцев, долговое рабство, порабощение осужденных и их родственников приводили к обезземеливанию и порабощению трудящихся масс.

В конце I в. до н. э. положение становится настолько напряженными, что наиболее дальновидные представители господствующего класса делают попытки смягчить его посредством социальных реформ.

Особенно показательна в этом отношении деятельность Ван Мана (9-25 гг. н: э.). Это был узурпатор, выдвинувшийся в качестве регента, а затем захватившим насильственным путем императорскую власть.

Для укрепления своего положения Ван Ман пытается провести ряд мероприятий, облегчающих положение широких масс населения. Официально была провозглашена программа возвращения к давно прошедшим временам (к «золотому веку»), .когда «не было ни богатых, ни бедных». Была запрещена продажа земли и рабов. При этом рабы оставались в распоряжении своих господ и продолжали эксплуатироваться, но именовались «частно зависимыми» (сы шы), т. е. подданными не императора, а своих рабовладельцев. Одновременно была установлена норма землевладения на семью — 100 му (около двух гектаров), которую нельзя было превышать. Излишки было постановлено раздавать безземельным и малоземельным, причем земледельцы должны были по-старому организовываться в общины (по системе «колодезных полей»).

Государственная власть стала вмешиваться в торгово-ростовщические операции. Регулировались рыночные цены, и царские чиновники раздавали деньги из казны в долг, конкурируя с частными ростовщиками и ограничивая их засилье. Поскольку все эти мероприятия проводились бюрократическим путем, то они саботировались и на практике приводили к обогащению чиновников. Сам Ван Ман проявлял нерешительность и временами отменял свои собственные постановления. Чтобы привести в порядок расстроенные финансы страны, он увеличил налоги и ввел новую монету. В результате выросли цены (рис подорожал в 50 раз). Обманутые в своих ожиданиях бедняки, убедившись, что Ван Ман не в состоянии бороться со злоупотреблениями чиновников и провозглашенные им реформы на деле не проводятся, поднимают восстания. К повстанцам примыкают и сторонники отстраненной Ван Маном династии Хань.

Наиболее крупное движение вспыхивает в Шандуне в 18 г. н. э. и распространяется в ряде других провинций. Во главе этого восстания становится Фан Чун, приказывающий всем участникам вооруженной борьбы выкрасить брови в красный цвет в качестве отличительного знака. Отсюда происходит название повстанцев «Красные брови». В 23 г. н. э. повстанцы подступили к стенам столицы царства Хань города Чанань и овладели им. Ван Ман был убит.

Несмотря на эти успехи, восставшие бедняки и рабы не могли использовать сложившуюся ситуацию. При всем своем огромном размахе восстание «Красных бровей» было стихийным и не имело ясной и четкой программы. Примкнувшие к народному движению представители свергнутого императорского дома Хань выдвинули из своей среды некоего Лю Сю, объявившего себя императором и укрепившегося в старинном городе Ло-и. Так пришла к власти младшая линия династия Хань (25-220 гг. н. э.).

Чтобы расколоть ряды повстанцев, Лю Сю произвел массовое освобождение рабов и объявил о снижении налогов. Часть восставших разошлась по домам, а наиболее упорные были подавлены вооруженной силой.

Рабовладельческий строй в результате этих событий был сильно расшатан. На волю были отпущены бедняки, проданные в рабство во время голода, и значительная часть государственных рабов. Что особенно показательно — запрещено было убивать и клеймить рабов.

Временное замирение и укрепление империи Хань дало возможность возобновить завоевательную политику.

Особенно выдвинулся китайский полководец Бань Чао, разгромивший гуннов, а затем (в 90 г. н. э.) нанесший решительный удар Кушанской империи в Средней Азии. Эта могучая держава вынуждена была подчиниться Китаю и уплачивать дань. Бань Чао рассылал своих послов в различные западные страны. Один из них добрался до Персидского залива (в пределах Парфянского царства).

По западному («шелковому») пути через Среднюю Азию и Парфию китайские товары (шелк, металлические изделия, керамика, произведения художественной промышленности, покрытые лаком, и др.) попадали в Рим, а взамен шли европейские и западноазиатские продукты. В этот период китайцы впервые познакомились с виноградом, который до тех пор был известен в Восточной Азии. Во II в. н. э. появляется первое упоминание о прибытии римского посольства. На юге китайцы через Индокитай проникали в Индию. На Востоке устанавливаются морские связи с Японией. Среди товаров, ввозимых в Китай, нередко упоминаются рабы. Однако роль рабовладения начинает уже уменьшаться. По всем данным, оно уже не соответствует достигнутому уровню производительных сил.

В первые века новой эры наблюдается новый подъем производства. Появляются сложные водоподъемные сооружения, усовершенствованные кузнечные мехи, водяные мельницы и т. д. Спрос на рабский труд уменьшается. Предпочтение отдается другим видам эксплуатации, в частности кабальной аренде. Многие рабы сажаются на землю в качестве арендаторов-испольщиков.

В конце II в. н. э. Китай опять испытывает потрясения. Поднимается новая волна широкого народного движения, получившего название восстания «Желтых повязок» (185 г. н. э.). Во главе его стояли талантливый вождь Чжан Цзяо с двумя братьями. Это восстание продолжалось около двух десятков лет и хотя было усмирено, потрясло империю Хань до основания. В 220 г. н. э. она распадается на три царства. В обстановке политической децентрализации завершается процесс ликвидации рабовладельческого строя и становления феодализма.

8. Культура древнего Китая. Мы уже знаем, что иероглифическая система китайского письма сложилась во II тысячелетии до н. э., и с тех пор не было перерыва в традиции,  как во многих других древневосточных странах. С течением веков эта система все больше усложнялась. Никаких попыток выработки алфавита, как в Передней Азии и Египте, не делалось. Наоборот количество-иероглифов все больше и больше увеличивалось. Если число их в период Шан (Инь) не превышало 2000, то при династии Хань оно возросло до 18 000. Требовалось составление специальных справочников, дающих указания по отыскиванию необходимых знаков из этого огромного количества.

Основным материалом письма служили деревянные дощечки, позднее шелк, а в I в. н. э. была уже изобретена бумага, изготовлявшаяся из древесины  и старых сетей. Тексты писались вертикальными столбцами, идущими справа налево. Писцы использовали заостренные палочки (позднее кисточки), которые обмакивали в краску (позднее в тушь).

В китайской литературе очень сильно чувствовались религиозные традиции. Особенно большое значение имел культ предков. Явления природы и различные изобретения приписывались божественным существам. На стадии матриархата это была прародительница всего сущего Нюйва, создавшая мир и людей и починившая небо, заделав образовавшиеся в нем трещины камнями. Позднее создается пантеон духов природы и предков человечества, во главе которого становится Шан Ди, олицетворяющий небо.

Создается множество сказаний о героях, обладающих сверхъестественной силой. Эти сказания объединяются в эпические циклы. Особенно следует отметить легенды о Суй Жене, научившем людей добывать огонь (что напоминает греческого титана Прометея).

К середине I тысячелетия до н. э. в Китае создаются различные философские школы. Наиболее влиятельной из них, сохранившей, несмотря на временные поражения, свои позиции вплоть до нового времени, было конфуцианство.

Родоначальником его считается философ Кун-цзы (Конфуций), живший в 551-479 гг. до н. э. Его учение сводится к утверждению патриархальных традиций и незыблемости социальных устоев.

Господин должен быть господином, подданный подданным, отец отцом, а сын сыном. Подчинение младших старшим и народа властителям вводилось в вечный и незыблемый закон. Система воспитания сводилась к обучению этому естественному праву, связанному с религиозными принципами (культом предков). Всякие коренные перемены осуждались.

Конфуцианское учение особенно было популярно в кругах родовой знати, ибо враждебно относилось к выдвижению новых людей, добивающихся богатства и власти вопреки своему незнатному происхождению.

С конфуцианством соперничало другое философское направление —  даосизм, крупнейшим представителем которого был старший современник Конфуция Лао-цзы. В его учении можно проследить наивно-материалистическое направление и даже задатки диалектики.

Все существующее, по мнению даосистов, возникло из материальных частиц и развивается по строго определенному закону («дао», что значит «путь»), не зависящему от чьей-либо сознательной воли. Изменения в мире происходят в силу определенных свойств вещей и живых существ, подчиняющихся извечному закону перехода в собственную противоположность. То, что сжимают, расширяется; то, что ослабляют, укрепляется.

Сторонники Лао-цзы в отличие от конфуцианцев, проповедовавших классовую гармонию, резко критиковали насилие власть имущих. Однако они не призывали к борьбе, а провозглашали непротивление злу и бездеятельность, что было связано со свойственным их учению детерминизмом, верой в предопределенный путь развития. Позднее даосизм сильно видоизменился и получил мистический характер и его материалистическая основа старательно затушевывалась.

В I в. н. э. в Китае начинает распространяться проникший из Индии буддизм, этика которого имеет ряд точек соприкосновения с даосизмом (в частности, призыв к бездеятельности и созерцанию).

Последовательно материалистическим было учение Ян Чжоу (V-IV вв. до н. э.). Окончательное завершение концепции древнекитайских материалистов получили в трактате «Критические рассуждения», составленном выдающимся мыслителем Ван Чуном (27-97 гг. н. э.). В этом трактате наносится решительный удар конфуцианскому учению, признающему небо живым и сознательным существом, прародителем людей. Ван Чун считает, что небо материально и не имеет сознания и воли. Способность к знанию свойственна лишь человеку. Никакого врожденного познания и откровения нет. Познать можно только то, что воспринимается глазами, ушами и другими органами чувств. Творческая деятельность природы бессознательна и является результатом механического сгущения и разжижения материи. Сознательное творчество присуще лишь человеку.

Самым решительным образом отвергал Ван Чун представления о бессмертии души. Душу он признавал лишь в неразрывной связи с организмом и считал, что она уничтожается с прекращением жизнедеятельности тела после смерти.

Большого развития достигли в Китае точные и естественные науки.

Потребности ирригационного земледелия и строительства требовали точных исчислений. Итогом достижений математической мысли был трактат, появившийся в I в. н. э., где производятся уж операции над отрицательными числами.

Уже во времена Шан (Инь) делались наблюдения над звездным небом и был приведен в порядок календарь. В период Чжань Го (IV-III вв. до н. э.) календарная система была уточнена и усовершенствована. С максимальной для древности точностью была вычислена продолжительность года (365,25 суток), и для уравнения календарного года с астрономическим установлено семь високосных лет (с дополнительными месяцами) на цикл в 19 лет.

Наивысшего расцвета достигло научное творчество древнего Китая в период Хань. Была составлена карта звездного неба (28 созвездий, группирующихся вокруг Полярной звезды), изучены солнечные пятна и т. д. Крупнейший ученый этой эпохи Чжан Хэн (78-139 гг. н. э.) сконструировал древнейший сейсмограф. К той же эпохе Хань относятся трактаты по фармакологии, по агрономии и т. д.

В изобразительном искусстве древнего Китая можно проследить целый ряд оригинальных черт. Китайские архитекторы создали своеобразный тип многоярусного здания.

В скульптуре и живописи более ранних эпох чувствуется сильная условность. Значительные сдвиги произошли во времена Хань. Особенно замечательны рельефы на надгробных каменных плитах, где преобладают производственные мотивы (сцены жатвы, охоты и пр.). Погребальные фрески, украшающие стены склепов, с большим реализмом изображают бытовые сцены (например, выезд колесницы).

В огромном количестве сохранились от различных эпох изделия китайского художественного ремесла (металлические, терракотовые и др.).

В заключение следует отметить, что достижения древнекитайской культуры оказали очень незначительное воздействие на западный мир. В Европу и Западную Азию попали (и притом со значительным опозданием) китайский шелк и китайская бумага. Последняя уже в раннем средневековье вытеснила египетский папирус. Другие изобретения (компас, порох, сейсмограф) не вышли за пределы Восточной Азии. На Западе эти открытия позднее были сделаны заново.

 

*  *  *

 

Подводя итоги, мы можем сказать, что при всем своеобразии отдельных древневосточных стран, во многом отличающихся друг от друга (особенно это относится к специфике районов ирригационного земледелия по сравнению с горными и степными территориями), можно проследить в ходе их развития много общих черт.

Не подлежит сомнению, что все страны и народы Востока прошли длительную стадию первобытнообщинного строя и весьма медленно (одни ранние, другие позже) переходили к классовому раннерабовладельческому обществу. В античном мире этот переход произошел позже, но зато более быстрыми темпами, чем на Востоке. В этом сказался закон неравномерности исторического развития, являющийся одной из основ марксистско-ленинского учения о развитии общества.

Эксплуатация рабского труда, безусловно являющаяся первой формой классового угнетения, развивалась с большими задержками и в целом как в количественном, так и в качественном отношении уступала аналогичному процессу в античном мире. Однако одно является несомненным: на протяжении столетий и тысячелетий рабовладение усиливалось по своим масштабам и интенсивности. Никто не станет отрицать, что рабов в Египте было больше в Новом царстве, чем в Древнем царстве. В Нововавилонском царстве их было гораздо больше, чем в Старовавилонском, а в империях Цинь и Хань несравненно больше, чем во времена Шаи (Инь), когда они еще мало ценились и бесхозяйственно уничтожались.

Следует также различать формы рабства. Эксплуатация рабов-соотечественников в целом была на Востоке развита больше, чем в Афинах или Риме, где она рано была запрещена законодательным путем. Правда, борьба с  рабством-должничеством велась и на древнем Востоке (законы Хаммурапи в Вавилоне, Иосии в Иудее, Бокхориса в Египте), но не имела таких прочных результатов, как в античном мире.

Большие споры вызывал вопрос о соотношении общинного и частного землевладения на Востоке. Выясняется, что на протяжении веков оно разлагалось и наблюдался переход к частной собственности на землю, хотя этот процесс далеко не всюду получил свое завершение (особенно четко можно его наблюдать в реформах Шан Яна в Китае). При изучении этого процесса надо особенно тщательно учитывать местные различия (к чему призывал К. Маркс). Как известно, особенно прочно удерживалось общинное землевладение в Индии, где оно сохранилось до времен британского владычества. С сельскими общинами была связана своеобразная форма политической надстройки —  восточная деспотия.

К. Маркс назвал власть деспота связующим единством, вознесшимся над множеством общин. Как глава всех этих объединений, восточный деспот считал себя верховным собственником земли. Конечно, далеко не всегда он использовал это право и превращал его из номинального в реальное. Обязательно нужно избегать в этом вопросе упрощения и учитывать периоды усиления центральной власти. Нужно также помнить о местных условиях. В маленьких государствах Палестины и Финикии попытки усиления царской власти встречали отпор и часто срывались, тогда как египетские фараоны или китайские императоры (например, Цинь Ши-хуанди) достигала временами огромного могущества и неограниченной власти.

Таким образом, нельзя весь древний Восток сводить к однообразной схеме. Необходимо различать общие черты и особенности (локальные и хронологические) в его развитии.

Для историка изучение древнего Востока имеет огромное значение. Здесь сложилось древнейшее классовое общество в его наиболее примитивной форме. Это подтверждает учение К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина о восходящей линии развития. При этом нужно учитывать и отдельные зигзаги и даже моменты временного регресса, что тоже подтверждает диалектический закон развития от менее сложных к более высоким формам общества.

Переход от рабовладельческого общества к феодальному происходил в разных восточных обществах по-разному. В восточной Азии (особенно в Китае) это был самостоятельный процесс. Чем дальше к западу, тем больше сказывалось воздействие греко-римского мира.

Влияние восточных культур на западный мир сыграло большую историческую роль, хотя в дальнейшем античная культура во многом опередила Восток и в свою очередь оказала на него воздействие.

Изучение истории древнего Востока играет большую роль в борьбе марксистско-ленинской науки со всевозможными псевдонаучными теориями, в особенности с расистскими концепциями, в какой бы форме они ни проявлялись.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.