big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Новое царство. Ливийско-Саисский Египет

1. Изгнание гиксосов. В то время как на севере Египта утвердились гиксосы, южная столица Фивы сохранила известную долю самостоятельности. Здесь удерживали власть правители, хотя и признававшие верховную власть гиксосских царей, но именовавшие себя фараонами.

Господство чужеземных завоевателей длилось свыше 100 лет. В начале XVI в. до н. э. начинается освободительная борьба против гиксосов, которую умело возглавили фиванские цари (представители XVII династии). Они использовали недовольство, вызванное в широких слоях населения иноземным игом. Характерно, что значительная часть знати противилась борьбе за независимость и готова была идти на компромисс с гиксосскими царями.

Войска фиванских царей и их речной флот оттесняли гиксосов на север. Завершилась это борьба уже при первом царе XVIII династии Яхмосе (1584-1559 г. до н. э.), которому удалось овладеть столицей завоевателей Аварисом. Значительная часть гиксосов отступила в Азию. Остальные попали в плен и были обращены в рабство.

2. Образование Нового царства. Возродившееся после победы над гиксосами Египетское государство носит название Нового царства. Оно просуществовало свыше пяти веков (1584-1071 гг. до н.э.). В это время правили XVIII, XIX и XX династии. Период Нового царства характеризуется огромными переменами во всех сферах хозяйства, связанными с широким развитием связей не только с ближайшими странами Азии, Африки и отчасти Европы (Крито-Микенкого мира).

3. Экономика. Обработка бронзы принимает теперь значительные масштабы, что требует усиления ввоза меди (с острова Кипр, ибо синайской руды уже не хватает), а также свинца и олова (из Малой Азии и бассейна Эгейского моря). Используется и железо, но еще в минимальном количестве, в основном для предметов роскоши. У бедняков сохраняются еще каменные орудия.

Египет в период Нового царства

В сельском хозяйстве и ремесле появляются ряд новых орудий и усовершенствований: специальные молоты для измельчения комьев земли, водоподъемные сооружения, горн, снабженный мехами (прежде огонь раздувался через трубки человеком), вертикальный ткацкий станок и многое другое.

Расширяется посевная площадь, и некоторые поля засеивают по два раза в году. В садах появляются неведомые прежде фруктовые деревья (например, яблони, заимствованные из Азии).

Прежние породы короткошерстных овец теперь окончательно заменяются новой породой, пригодной для стрижки, и наряду с полотном начинают входить в употребление шерстяные ткани.

Совершенствуются средства сообщения. Наряду с санями появляется впервые колесный транспорт.

Значительно усиливается внутренний и внешний обмен и растет удельный вес денежного хозяйства по сравнению с натуральным. Главным мерилом ценности становится серебро, привозимое с Азии. Но иногда исчисление ведется по-старому – слитками золота и меди (обычно в виде колец). Золото привозится из Эфиопии и частично вывозится в азиатские страны.

Экономический подъем способствует росту крупной частной собственности и рабовладения, что неизбежно было связано с разорением широких масс населения. Усиливается спрос на рабов, который удовлетворяется преимущественно за счет военнопленных, угоняемых десятками и даже сотнями тысяч. Правда, часть из них используется в качестве челяди (скороходов, телохранителей и даже воинов и стражников), но значительная часть пополняла отряды рабов, трудившихся на полях, в мастерских, в каменоломнях и рудниках – всюду, где требовалась особенно тяжелая и изнурительная работа.

4. Имущественное расслоение. Наряду с крупными рабовладельцами (фараонами, вельможами, жрецами, военачальниками) встречаются и мелкие, владеющие тремя-четырьмя рабами (садовники, пастухи, ремесленники).  Положение большинства земледельцев ухудшается. Многие из них лишаются средств производства и должны получать рабочий скот и семена из казны. В одном поучении повествуется о злоключениях земледельца, хозяйство которого пострадало от неурожая. Чиновник требует с него зерна, а у него несчастного ничего нет. Его кладут на землю и усыпают ударами палок. Соседи, связанные круговой порукой, спасаются бегством, чтобы не отвечать всей общиной за недоимки.

За счет эксплуатации рабов, а отчасти и рядовых общинников усиливался и богател господствующий класс, который отнюдь не был однородным. Наряду со старой, потомственной знатью, тесно связанной со жречеством и пользующейся львиной долей храмовых доходов, выдвигается новая – военно-служилая знать. Пример тому – карьера воина Яхмоса (тезки и сподвижника знаменитого фараона). Выдвинувшийся во время войн с гиксосами и став «начальником гребцов», т. е. командиром речного флота, он получил от царя два десятка рабов и рабынь (из числа пленных гиксосов) и земельные наделы, не считая золота.

Большое значение приобретают также колесничие, выходящие из зажиточных слоев (бедняк не мог купить себе колесницу).

Так усиливались два противоположных социальных полюса египетского общества.

5. Внешняя политика. В этом процессе имущественного расслоения большую роль сыграли завоевательные походы и связанные с ними торговля. Уже Яхмос I вторгся вслед за отступающими гиксосами в Палестину и овладел крепостью Шарухен. Но это было только начало. Тутмос I дошел в своем победоносном походе до реки Евфрат, а на юге – до третьих нильских порогов.

После его смерти (1525 г. до н. э.) наступил временный спад в агрессивной внешне политике. Сын Тутмоса I Тутмос II процарствовал всего несколько месяцев, а в малолетстве его сына - Тутмоса III всю власть захватила мачеха (и одновременно тетка) последнего, по имени Хатшепсут.

Она опиралась в своем правлении на жречество фиванского бога Амона, которое не ладило с военной знатью и предпочитало мирную политику. По-видимому, завоевательная политика предшественников Хатшепсут сильно истощила страну и советники царицы вынуждены были считаться с народными недовольствами.

Вместо военных походов правительница снарядила морскую экспедицию в страну Пунт (современные Эритрея и Сомали), и корабли ее вернулись нагруженные золотом, слоновой костью, душистой мирровой смолой и живыми мирровыми деревьями, посаженными в кадки, а также обезьянами и собаками.

Приняв титул фараона (что для женщины в Египте было необычно), Хатшепсут приказала изображать себя в виде мужчины с искусственной бородкой.

Царица Хатшепсут

После смерти Хатшепсут (1503 г. до н.э.) Тутмос III став единственным владыкой, круто изменил внешнюю политику и приступил к активным завоеваниям. Он направился во главе своей армии в Азию, где политическое господство Египта было подорвано при его мачехе и соправительнице. Многочисленные царьки Сирии и Палестины (в этих странах господствовало политическое дробление) объединили свои разрозненные отряды и ожидали фараона-завоевателя у могучей крепости Мегиддо, лежащей посреди плодородной долины.

Прямой путь туда шел через узкое ущелье, где колесницы должны были следовать друг за другом. Осторожные военачальники советовали фараону не рисковать и избрать обходной путь. Однако решительный и непреклонный Тутмос III грозно прикрикнул на своих советников и объявил, что если они трусят, то он пойдет дальше без них.

Напуганные военачальники смирились, и египетская армия успешно прошла теснины и, выйдя на равнину, вступила в сражение с неприятелем.

Вся эта сцена, ярко описана египетским летописцем, наглядно свидетельствует о деспотическом характере власти египетского фараона.

Так или иначе, риск, на который пошел Тутмос III, оказался оправданным. Сборные азиатские войска, не имевшие единого командования и не ожидавшие внезапного нападения, обратились в бегство и укрылись за стенами Мегиддо. На их счастье, египетские войны их не преследовали, ибо увлеклись грабежом неприятельского лагеря и упустили возможность ворваться в крепость на плечах отступающих врагов. Лишь после полугодовалой осады крепость Мегиддо была захвачена египтянами.

В дальнейших походах Тутмос III овладел финикийским побережьем, Сирией с главным центром городом Кадешем и, перейдя Евфрат, опустошил могущественную страну Митанни.

Блестящие военные успехи Тутмоса III в Азии свидетельствуют о превосходстве военной организации и военной техники Египта. К тому же фараон-завоеватель использовал политическую раздробленность, царившую в Передней Азии в отличие от централизованного Египта.

Завоевания Тутмоса III не ограничились азиатскими землями, но распределились на юг, где египтянам покорилась большая часть Куша (нильской Эфиопии).

Степень зависимости покоренных стран была различной. В Эфиопии сидели царские наместники со своим административным аппаратом. В Палестине и Сирии (включая финикийское побережье) остались десятки местных царьков, которые в своих письмах фараону подобострастно заявляют о своей преданности («к ногам господина моего падаю я семь и семь раз»). Нередко дети таких царьков отправлялись в Египет в качестве заложников. Что касается царей более обширные государств (Митанни, Ассирии, Вавилонии и Хеттского царства), то они сохраняли независимость и называли себя «братьями» египетского царя. Это не мешало фараону рассматривать присылаемые ими дары как дань, хотя о реальном подчинении не могло идти и речи. Известное неравенство заключалось в том, что азиатские царевны отправлялись в гаремы фараонов, но те упорно отказывались выдавать своих сестер и дочерей за иноземных царей.

После целого ряда завоевательных войн наступил мирный период. Во время долгого царствования Аменхотепа III (1455-1424 гг. до н. э.) военные действия почти прекращаются. Зато оживляются дипломатические и торговые связи Египта. Переписка с зависимыми правителями и независимыми царями азиатских стран ведется клинописью и почти всегда на аккадском языке, считавшемся в то время международным.

К концу царствования Аменхотепа III влияние Египта ослабевает. Зависимые царьки Сирии и Палестины ведут между собой войны, не считаясь с приказами фараона, и многие из них вступают в соглашение с хеттским царем, оспаривающим у Египта его азиатские владения.

Эхнатон поклоняется богу солнца Атону

С юго-востока, с Сирийской степи, вторгаются воинственные кочевые племена хабиру (предки евреев), опустошающих египетские владения. Положение становится особенно острым при сыне и преемнике Аменхотепа III, Аменхотепа IV (1424-1400 гг. до н. э.), который мало обращал внимание на азиатские владения Египта, ибо был отвлечен внутренними делами. При нем произошел конфликт внутри господствующего класса рабовладельцев. Сам фараон, опираясь на неродовитых служилых людей («немху», - что означает «сироты», конечно в переносном смысле), пытался подавить старую знать, связанную с храмами главного бога Амона, покровителя Фив.

6. Реформы Эхнатона. Борьба вылилась в форму идеологического столкновения, в соперничество между различными культами.

Аменхотепа IV проводит религиозную реформу. Он конфискует владения фиванских храмов, подвергает преследованию культ Амона и заменяет его культом Атона («солнечного диска»). В центральном Египте создается новая столица Ахетатон («Горизонт Атона», современная Тель-эль-Амарна, отсюда и название здешнего дипломатического архива – Тель-эль-Амарнский).

Новый бог изображался в виде солнца с лучами, заканчивающимися человеческими руками, держащими иероглифы жизни, что символизировало его благодетельную магическую силу, оживляющую мир.

Цприца Нефертити, жена Эхнатона

Верховным жрецом нового бога становится сам царь. Он слагает в честь Атона поэтические гимны, в которых описываются страдания людей ночью, когда добрый солнечный бог скрывается за горизонтом. В мире царят хищники, свирепствуют львы и змеи. Но вот на восточном горизонте неба подымается вновь Атон, озаряющий всю землю. Его появлению радуются люди и скот, и даже рыбы ликуют в воде, согретые его лучами. Хотя большинство культов, распространенных в стране (за исключением столичного и некоторых других, особенно опасных для царя-реформатора), не подвергалось преследованию, фараон сам поклонялся одному Атону, и это практически являлось первым шагом к монотеизму.

Но для такого крутого перелома в Египте не было подходящих условий. Действия царя-реформатора не встретили широкого отклика в стране, и сломить потомственную знать, использующую старинные традиции и суеверия, укоренившиеся веками, не удалось.

Аменхотеп IV, принявший новое имя – Эхнатон («Угодный Атону»), упорно шел к своей цели, подавляя сопротивление. Но едва он умер, его ближайшие родственники и друзья стали искать компромисс с консервативными жреческими кругами.

Юный зять Эхнатона, по имени Тутанхамон, едва вступив на трон, стал восстанавливать старые порядки. Он вернул фиванским храмам их богатства и привилегии и сам вернулся в Фивы. Когда умер он, 19 лет от роду, благодарные фиванские жрецы погребли его с исключительной пышностью в подземном склепе, о чем говорилось выше.

После смерти Тутанхамона его вдова (дочь Эхнатона) пыталась сохранить свое влияние путем выгодного брака с хеттским царевичем и уладить таким путем египетско-хеттские противоречия в Азии. Однако египетские вельможи не желали допустить на престол своей страны чужеземца и неудачливый жених был убит, прежде чем успел осуществить свои притязания. Это вызвало открытый конфликт с Хеттским царством.

7. XIX и XX династии. Последующие фараоны довели до конца реставрацию прежних порядков в стране, и затем встала на очередь трудная задача восстановления египетского преобладания в Передней Азии. Большая часть азиатских владений Египта подпала во времена Эхнатона и его ближайших преемников под власть хеттов.

Утвердившаяся в Египте около 1340 г. до н.э. XIX династия стремится к восстановлению пошатнувшейся мощи Египта. Главные представители ее – Сети I и особенно его сын Рамсес II (1317-1251 гг. до н.э.) – ведут упорные войны с хеттами. Наиболее грандиозным был поход Рамсеса II в 1312 г. до н. э. Однако этот фараон допустил серьезные просчеты в стратегии и, недооценив боевой силы врага, разбросал свои войска на значительной территории. Когда два передовых отряда (отряд Амона и отряд Ра, в каждом по 5000 воинов) приблизились к городу Кадешу на реке Оронте, то они были внезапно атакованы и окружены хеттами и понесли огромные потери. Рамсес II, если верить придворным поэтам, авторам «Кадешской поэмы», единолично сдержал натиск врагов, ворвавшихся в его лагерь (конечно, добавлялось при этом, с помощью бога Амона). На самом деле это было заслугой его личной гвардии. Когда подошли подкрепления с морского берега, а затем арьергард основной египетской армии, хетты отступили за Оронт, понеся в свою очередь значительный урон.

После этого установилось известное равновесие сил и война затянулась.

В 1296 г. до н.э. был заключен мирный договор, дошедший до нас в двух копиях (на египетском и на аккадском языках).

Фараон Рамсес II и хеттский царь Хаттусили III поклялись жить в мире и дружбе и поддерживать друг друга в случае восстаний. Обе стороны взяли обязательство выдавать перебежчиков, которым при этом предоставлялась амнистия. Гарантами договора объявлялась тысяча хеттских и тысяча египетских богов и богинь. Об установлении государственных границ в договоре ничего не говорится, но из друг документов мы знаем, что Палестина, большая часть финикийского побережья и южная Сирия остались за Египтом, а северная Сирия отошла к хеттам.

В дальнейшем, при последних царях XIX династии и при XX династии, Египту приходилось вести уже оборонительные войны. После смерти Рамсеса II из западных пустынь вторгаются в долину Нила ливийцы и осаждают старинный город Мемфис. С севера надвигаются на своих кораблях и высаживаются на побережье дельты воины «народов моря» (в числе которых было и греческое племя ахейцев). Хотя преемники Рамсеса II благополучно отразили эти вторжения внешнее могущество Египта все более и более приходит в упадок.

Царьки финикийских городов совершенно перестают считаться с верховной властью фараонов. Когда в начале XI в. до н. э. в крупный финикийский порт Библ прибывает египетское посольство с просьбой о присылке кедрового леса, местный царек заносчиво объявляет, что он не обязан повиноваться Египту, и требует за кедровые бревна солидной платы (египетскими товарами).

Внутри Египта было неспокойно. В самом конце XIII в. до н. э. восстал какой-то сириец Ирсу, вероятно, опиравшийся на рабов и наемных воинов азиатского происхождения. Он подверг грабежу владения храмов, и лишь с трудом удалось усмирить его.

Фараон Рамсес II

Неоднократно возникали волнения ремесленников царского некрополя в долине царей (к западу от Фив). Не получая достаточного довольствия, они устраивали забастовки, требуя продуктов для своих голодающих семейств. Царская казна все больше и больше оскудевала, зато богатело жречество (в особенности храмы Амона). Значительная часть земель царского домена, а также множество рабов, скота и всевозможного имущества переходит в руки жрецов, о чем свидетельствует дарственная грамота Рамсеса IV (XII в. до н. э.).

8. Господство жречества и ливийцев. Период, следующий за Новым царством, носит название Позднего или Ливийско-Саисского (XI – VI вв. до н. э.).

В начале этого периода вновь усиливаются центробежные тенденции, симптомы которых наблюдались еще в конце Нового царства.

На юге (в Фиваиде) господствует жречество, все более замыкающееся в изолированную касту, противопоставляющую себя остальному населению. Во главе огромной армии служителей фиванских храмов стоят верховные жрецы Амона, а позднее верховные жрицы, которыми назначаются сестры или дочери фараонов, что свидетельствует об известном компромиссе между духовной и светской властью.

В среднем и особенно в северном Египте, напротив, все более укрепляют свое влияние чужеземные наемные воины – ливийцы. Они отстраняют коренных египтян от службы в армии и лишают связанных с этим привилегий и раздач. Так образуется военная каста, конкурирующая со жреческой.

Опираясь на свои отряды, один из командиров ливийских наемников – Шеншонк захватывает в середине X в. до н. э. власть в свои руки. Он является основателем XXII (ливийской) династии.

Шеншонк пытался восстановить египетское влияние в Передней Азии и совершил успешный поход в Палестину (против Иудейского и Израильского царств). Но эти победы, сопровождавшиеся новым притоком военной добычи и дани, носили временный характер.

Про последних фараонах XXII династии, а также при последующих XXIII и XXIV династиях дробление страны достигает высшей степени. Чуть ли не в каждом номе сидит свой независимый царек, враждующий с соседними. Жречество и военная знать (ливийское воинство) жестко эксплуатирует общинников. Многие земельные наделы идут в продажу и переходят в частную собственность.

Так как приток военнопленных в связи с ухудшением внешнеполитической ситуации почти прекратился, то возникает стремление пополнить состав рабов  за счет соотечественников. Разоренные общинники за неуплату долгов обращаются в рабство.

Один из фараонов VIII в. до н. э. – Бокхорис (XXIV династия) пытался вести борьбу с долговым рабством (подобно тому как в свое время это делал Хаммурапи и другие цари азиатских стран). Он запрещал лишать свободы должников, разрешая лишь конфисковывать их имущество. Однако эта реформа не имела успеха. Сам Бокхорис правил недолго и признавался лишь в Нижнем Египте, и его законы, о которых нам сообщает греческая традиция, не могли надолго остановить процесс социальной дифференциации.

9. Вторжение эфиопов. В VIII и VII вв. до н. э. несколько раз вторгались в Египет цари Куша (Эфиопии), которые не только добились к этому времени независимости, но и стали претендовать на господство в долине Нила. Сперва царь эфиопского государства Напаты (названного по столице, лежащей у четвертых порогов), по имени Пианхи, совершил (около 740 г. до н. э.) сокрушительный поход на север, громя и подчиняя царьков, правящих в отдельных номах. Некоторое время спустя (около 720 г. до н. э.) его преемник Шабака окончательно покорил страну и основал XXV (Эфиопскую) династию.

Эфиопы в это время по своим обычаям и религиозным верованиям мало уже отличались от египтян, и их цари составляли свои надписи на египетском языке, считавшемся в Эфиопии государственным. Эфиопские цари всячески подчеркивали, что они не являются чужеземцами. Они почитали египетских богов (особенно Амона), и опорой их в Египте был город Фивы. На севере страны положение их было менее прочным.

Гораздо тяжелее для Египта было господство ассирийских царей. В первой половине VII в. до н. э. они совершили три вторжения в долину Нила, сопровождавшиеся резней, грабежом и массовыми угоном населения. Правда, подобно эфиопским царям, и ассарийские властители не устраняли местных царьков, а только требовали от них покорности и дани.

Эфиопские и ассирийские завоеватели взаимно ослабляли друг друга. Этим воспользовались правители крупнейшего центра северного Египта – Саиса.

10. Возвышение Саиса. Этот город лежал в западной части дельты, и окружавшие его болота делали его недоступным для завоевателей.

Правители Саиса, присвоившие себе царский титул, умело лавировали, вступая в соглашения то с эфиопскими, то с ассирийскими властителями и изменяя при случае и тем и другим. Близость Средиземного моря давала им возможность использовать экономические и военные ресурсы заморских стран.

Наиболее удачливыми из правителей Саиса был Псамметих. Воспользовавшись затруднениями, которые Ассирия испытывала в середине VII в. до н. э. в Азии, он заключил тесный союз с Лидией (в Малой Азии) и объявил себя независимым. Сперва он закрепил свою власть в Нижнем Египте, а затем вытеснил из Фив эфиопов и объединил всю страну, ликвидировав местные царские династии. Псамметих является родоначальником XXVI (Саисской) династии (около 663 – 525 гг. до н. э.).

Время XXVI династии ознаменовалось новым экономическим и политическим расцветом Египта, превратившегося вновь в централизованную державу. Именно в это время в Египте начинается железный век (несколько позже, чем в Западной Азии и Южной Европе). Железная руда доставляется из азиатских стран, но плавится и обрабатывается в самом Египте. Усиливаются связи с финикийскими и греческими торговыми городами. В дельте возникают греческие торговые фактории, из которых особенно крупной был порт Навкратис.

В борьбе за объединение страны Псамметих опирался на греческих и карийских наемных воинов. Это даже вызвало осложнение с египетско-ливийским воинством, недовольным привилегиями чужеземцев.

Сын и преемник Псамметиха, по имени Нехао, пытался восстановить давно утраченные позиции Египта в Азии. Он разгромил иудейское войско, преградившее ему путь в Палестину, и дошел до Евфрата, где в 605 г. до н. э. столкнулся у Кархемиша с вавилонской армией. Однако борьба с новыми претендентами на господство в Передней Азии оказалась Египту не под силу. Нехао потерпел полное поражение.

Зато преобладание Египта на морских путях оставалось непоколебимым. Именно по инициативе Нехао финикийские моряки совершили в 600 г. до н. э. плавание вокруг Африки.

Саисский Египет не был избавлен от внутренних смут, в которых решающую роль играла армия. В 569 г. до н. э. власть захватил один из военачальников, Яхмос II (греки называют его Амасисом). Хотя он и причислял себя к XXVI династии и фигурирует в ее составе в царских списках, это была фикция. Амасис не принадлежал к царскому роду, и придворная знать не могла ему это простить. Про него распускались слухи, что он происходил из простой семьи и в молодости бедствовал и занимался воровством. Обвиняли его и в пьянстве и в незнакомстве с благородными манерами и приличиями.

Многое в этой традиции является преувеличением, но, очевидно, новому царю-воину нелегко было ладить с предрассудками и чрезмерными запросами знати, связанной со свергнутым царским родом Псамметиха.

Во внешней политике Амасис проявил во время своего длительного правления (569-525 гг. до н. э.) огромную энергию. Правда, от завоевательной политики на азиатском материке он отказался, но морское могущество при нем усилилось. Он покорил остров Кипр и заключил союз с Киреной и островом Самос. В греческом мире усилилось египетское влияние.

Появление в Азии новой грозной силы – Персидской державы вызвало беспокойство Амасиса. Он стремился объединить против Персии ее соперников в Азии, но неудачно.

Сам Амасис успел умереть накануне персидского нашествия на Египет, и уже несколько месяцев спустя после его смерти египетская армия была разбита персами при Пелусии (525 г. до н. э.) и Египет был завоеван персидским царем Камбисом.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.