big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Проблема века

Наш век — век прогнозов. И не только прогнозов погоды, но и результатов человеческой деятельности. Прогнозируют все: развитие науки и различных видов промышленности и сельского хозяйства, прирост народонаселения, покорение космоса, решение проблемы бессмертия. Прогнозы составляются на 10, 20, 50, 100, и более лет. Над ними размышляют в одиночку и большими коллективами. За последние годы возникла и развилась даже целая отрасль науки, названная футурологией (наука о будущем). В США ею заняты уже тысячи ученых футурологов, которые прогнозируют будущее по самому широкому кругу проблем, У нас разработкой научных прогнозов по крупнейшим проблемам нашей жизни на ближайшие 15—20 лет занимаются в настоящее время Академия наук СССР и многие отраслевые научно-исследовательские институты. Разумеется, речь идет лишь о научном предвидении. Что же касается «самодеятельных» прогнозов, то ими занимается, пожалуй, каждый из нас. Ведь люди живут не только сегодняшним днем, а с перспективой на будущее. Значит, они обязаны рассчитывать, предполагать, прогнозировать. Прогноз отличается от плана прежде всего тем, что содержит больший элемент относительности. Он может оправдаться на 60, 70 или даже 100 процентов, а может не оправдаться совсем. Это зависит от научной обоснованности метода, который используется при его составлении.

Перед нами три прогноза будущего человеческого общества: автор первого — известный английский ученый и писатель-фантаст Кларк пытается заглянуть в будущее до 2100 года; более поздний прогноз составлен популярной американской фирмой «Рэнд корпорейшен» до 2000 года, и, наконец, недавно вышла в Москве книга агентства печати «Новости» (АПН), в которой излагаются прогнозы журналистов и ученых на будущее нашей страны через 50 лет («В 2017 году»).

Нас с вами сейчас интересуют проблемы контроля человека над атмосферой, которым отведено значительное место в каждом из этих трех прогнозов. Все сходятся примерно на одном. Задача управления погодой должна быть решена приблизительно через 50 лет, а климатом — через 100. Всех волнует также вопрос загрязнения атмосферы, особенно над городами. Американские метеорологи подсчитали, например, что если «темпы» бесконтрольного загрязнения атмосферы сохранятся такими, как теперь, то в 2025 году все население их городов погибнет от удушья. А как это отразится на климате Земли? Ведь Америка не ограждена от мира непроницаемым забором в несколько километров высоты. Да и загрязнение атмосферы — явление, свойственное не одной этой стране. Одним словом, будущее атмосферы — важнейшая проблема века.

Использование метода теплового баланса при прогнозировании того или иного природного процесса, в том числе й изменение климата на Земле, имеет важное преимущество. Этот метод основан на законе сохранения энергии, которому все подчинено в природе. Научное прогнозирование развития или изменения природных процессов под воздействием человеческой деятельности по существу сводится к расчету, то есть к составлению и решению уравнения теплового баланса при определенно выбранных краевых условиях. Тут учитывается и растопление льдов Арктики, и изменение природы в ряде районов земного шара, и воздействие на циркуляцию атмосферы и океана, и даже регулирование прихода солнечной радиации, и еще многое другое, что в наш век уже не фантазия, не мечта, а осуществимая реальность.

Следует отметить, что прогноз, основанный на тепловом балансе, в ряде случаев уже сейчас настолько достоверен, что многие работы можно планировать, наверняка зная, что результат будет положительным.

Собственно говоря, метод теплового баланса уже давно проверен жизнью. Человек пытался пользоваться им с незапамятных времен, когда еще не существовало никаких наук, только жизненный опыт поколений. В самом деле, воздействие человека на климат началось, наверное, тогда, когда он стал переходить к оседлому образу жизни. Люди вырубали леса, корчевали пни, разводили огороды, распахивали поля. Конечно, они чувствовали себя в полной зависимости от природы, которую отождествляли с «высшей силой», с божеством: пошлет бог дождь, будет урожай, но если пошлет засуху — урожая не будет; бог мог наказать поздними заморозками и ранними суховеями, мог погубить растения и, наоборот, вырастить тучные нивы. Но шло время, и человек обогащался опытом. Посеяв год или два подряд на отвоеванной у леса поляне яровые, пахарь убеждался, что его урожай страдает от слишком поздних (весной) или слишком ранних (осенью) заморозков, которых не было на других полях или даже на других участках того же поля. Он не мог понять, почему это происходит, но опыт уже подсказывал ему, что более теплолюбивые культуры надо сеять или сажать на более теплых участках, а морозостойкие можно сеять и на более холодных. Из практики он узнал также, что наиболее теплыми участками полей являются южные склоны, а морозоопасными — низины, котловины или лесные поляны. Он еще не знал, что увеличение крутизны южного склона на каждый градус как бы приближает его поле к югу на 100 км, но он видел, что снег на этих склонах сходит раньше и почва там прогревается быстрее, чем на других участках. Поэтому и сев на этих полях начинал раньше. Человек еще не имел понятия ни о тепловом или водном балансе, ни о климате поля, которое он обрабатывал, но он уже понимал, что надо ему предпринять для того, чтобы улучшить природные условия своей земли. И он улучшал эти условия.

В засушливых районах с ранней весны он задерживал снег на полях или проводил оросительные каналы. В районах же избыточного увлажнения, наоборот, копал дренажные канавы и отводил по ним излишнюю воду. В холодные ночи, боясь заморозка, укрывал ценные культуры или зажигал дымовые кучи, не задумываясь над вопросом, почему они защищают растения от заморозка, но зная из опыта, что они помогают ему сохранить будущий урожай.

А ведь это примеры уже не пассивного приспособления человека к окружающим его природным условиям, а активного влияния на тепловой и водный баланс данного места — участка поля, сада и т. д., то есть на микроклимат.

Чем больше росли населенные пункты и шире становились вокруг них поля, луга и другие сельскохозяйственные угодья, тем активнее было вмешательство человека в преобразование климата. В самом деле, когда он орошал свой участок, а соседний оставался неорошенным, то изменение климата происходило на площади всего каких-нибудь десятков или сотен кв. метров. А когда люди создали в безводной степи целые оазисы, то они изменили климат уже целого района.

Такое воздействие людей на природу и климат, вызванное самим фактом их существования, их жизненной деятельностью, продолжается и до сих пор, причем процесс этот, по мере роста народонаселения, индустриализации и энергетической оснащенности общества, будет увеличиваться лавинообразно, но, к сожалению, не всегда в нужном для человека направлении. И если человечество с помощью имеющихся в его распоряжении средств не вмешается в этот процесс и не направит его в нужное русло, он может принести обществу непоправимые бедствия.

По данным социологов, за последние годы рост народонаселения в мире удваивается примерно через каждые 20 лет. Одновременно с этим и в такой же примерно степени увеличивается и выработка энергии.

Шкловский в своей книге «Вселенная, человечество, разум» приводит график прироста народонаселения и выработки энергий за последнее столетие и экстраполирует этот рост на век вперед (рис. 25).

Мы не будем заниматься анализом этого графика, а попытаемся лишь представить себе, как могут отразиться такие темпы роста энергии и народонаселения на тепловом балансе и климате нашей планеты.

Нам уже известно, что остаточная радиация на континентах

Рост народонаселения на земном шаре за последнюю тысячу лет

в среднем составляет около 50 ккал/см2 год. Тепловая энергия вырабатываемая человечеством в настоящее время, принимается равной примерно 0,02 ккал/см2 год, что составляет всего 0,04 процента от остаточной радиации Солнца.

В отлитие от солнечной радиации тепло, вырабатываемое человеком, распределяется по земному шару очень неравномерно: оно сосредоточено преимущественно в городах, больших промышленных центрах, которые пока занимают лишь 0,1 процента всей площади Земли. Но зато добавочная энергия, вырабатываемая человеком на этой площади, составляет уже не сотые доли, а несколько процентов по сравнению с солнечной энергией. Можно с уверенностью сказать, что уже теперь в крупных населенных пунктах существует избыток тепла, и жители больших городов постоянно это ощущают. В самом деле, в городе каждый дом для окружающего микрорайона играет ту же роль, что печь для комнаты. Нагретый изнутри, он через стены отдает свое тепло улице. Глядя через окно на тихо падающий снег, вы, видимо, замечали, как снежинки вблизи зданий поднимаются вверх, а не летят вниз. Это их уносят теплые конвективные токи, возникающие у стен зданий.

А сам город? Это уже громадная печь, обогревающая целый район. Недаром снег в городе сходит весной на 2—4 недели раньше, чем в пригородах.

Представим себе на минуту, что какой-либо из городов оказался бы изолирован от окружающей среды. Он даже без солнца мог бы обогревать сам себя. Сделаем простой подсчет. Один процент от остаточной радиации Солнца летом для средних широт составляет примерно 0,01 кал/см2 мин. Примерно такое же Количество тепла выделяется большим городом. Если бы это тепло удалось задержать в нижнем 20-метровом слое воздуха, то, принимая теплоемкость воздуха равной 0,0003 кал/см3, легко подсчитать, что днем за каждый час этот слой воздуха нагревался бы на 1 градус. Только наличие вертикального и горизонтального обмена в атмосфере спасает всех нас от создаваемого нами же перегрева. Но и при этом климат городов сильно отличается от окружающей местности. Даже в среднем за год он на 2—3 градуса теплее.

По мере роста населения, города и поселки расширяются и сливаются друг с другом. Уже сейчас ряд промышленных, стран с большим числом жителей представляет собой сплошной город. Возьмите, например, Голландию, Японию, Южную Англию и др. Там можно ехать сотни километров, не замечая, где кончается один город и начинается другой. Подобную ситуацию в недалеком будущем следует ожидать во многих странах. А значит, независимо от желания людей, должен все больше и больше изменяться климат. Но теперь это будет совсем не то изменение микроклимата, о котором мы говорили в начале главы, и даже не изменение местного климата какого-либо отдельного района. Человек начинает влиять на климат в масштабе всей планеты.

Если учесть, что прирост энергии, вырабатываемой человеком, составляет 4—5 процентов в год, то есть удваивается примерно через каждые 17 лет, а в недалеком будущем начнет увеличиваться на 9—10 процентов в год, то через каких-нибудь 150—200 лет, а возможно, и раньше, это количество энергии окажется сравнимым с энергией, получаемой от Солнца, особенно в густо населенных областях Земли.

Теперь представим себе, что приходная часть теплового баланса для всей суши на Земле, составляющая в настоящее время 50 ккал/см2 год, увеличится до 100 ккал/см2 мин., а соотношение между расходными статьями останется таким, как оно есть... Это прежде всего приведет к существенному повышению температуры воздуха и почвы и к значительному увеличению испарения на земном шаре в целом. По расчетам ученых средняя температура воздуха на Земле должна повыситься на 5—6 градусов, то есть как раз на величину, которая необходима для того, чтобы растопить льды Арктики.

Что произойдет при этом с другими элементами климата, а вместе с ним и со всеми природными условиями, пока определить трудно. Может, например, усилится таяние покровных ледников Гренландии и Антарктиды, но может начаться и их рост за счет увеличения выпадения твердых осадков из приносимого сюда более теплого воздуха. Каков при этом будет в итоге баланс самих ледников, сказать нельзя, хотя, судя по всему, он должен быть отрицательным.

Помимо роста тепловой энергии, повышению температуры на Земле в предстоящий период должны способствовать и другие факторы, возникающие в результате деятельности человека. Это прежде всего увеличение содержания в атмосфере углекислоты. Углекислота является одним из основных источников нагревания атмосферы, так как она поглощает значительную часть тепла, излучаемого Землей. Чем больше будет в атмосфере углекислоты, тем она будет теплее сама и больше тепла будет возвращать обратно земной поверхности. Основными источниками углекислоты в атмосфере являются недра земли, а также растения. Главные же ее поглотители — океаны, поверхность суши и опять-таки те же растения. В среднем в земной атмосфере количество углекислоты довольно постоянно и составляет по объему к другим газам атмосферы всего около 0,03 процента. Но между атмосферой и подстилающей поверхностью идет непрерывный обмен углекислотой. В одних районах земного шара ее больше поглощается, чем выделяется в атмосферу, в других — наоборот. Следовательно, в одной и той же массе воздуха, в зависимости от того, над каким местом она движется, количество углекислоты будет разное. Особенно, как мы говорили, велико содержание углекислоты в атмосфере городов. Почти в каждом сколь-либо крупном городе с развитой промышленностью концентрация углекислоты может превышать обычную норму в несколько раз.

В некоторых городах содержание углекислоты в воздухе временами превышает концентрацию, предельно допустимую для нормальной жизнедеятельности человека. Воздух становится токсичным.

Наблюдая за содержанием углекислоты в атмосфере на протяжении ряда лет, удалось установить, что с начала текущего столетия оно увеличилось примерно на 10—12 процентов.

Сжигание топлива увеличивает поступление углекислоты в атмосферу ежегодно на 1010 тонн. По мнению ряда ученых, с развитием промышленности эта цифра к 2000 году может увеличиться по крайней мере в 5 раз.

Помимо сжигания топлива, количество углекислоты в атмосфере пополняется за счет вырубки лесов, осушения болот, различного рода пожаров и т. д. Общее увеличение углекислоты в атмосфере от этого оценивается равным 5∙109 тонн в год. Прирост углекислоты в атмосфере к концу этого столетия, по сравнению q его началом, ожидается равным уже 30 процентам, а это равносильно повышению температуры атмосферы Земли даже в среднем более чем на 1 градус за столетие. Что же касается прогнозов ученых на несколько столетий вперед, то многие считают, что количества углекислоты в атмосфере за это время в результате человеческой деятельности увеличится в несколько раз. Не говоря уже о ее токсическом влиянии на организм человека и животных, это может вызвать повышение температуры атмосферы на 5—7 градусов. Правда, другие исследователи полагают, что такого положений в природе никогда не произойдет, так как поверхность океанов будет поглощать все излишки углекислоты и существующее равновесие сохранится. Однако для такого оптимизма, судя по наблюдениям за углекислотой в городах, нет большого основания.

Другим, также нежелательным, продуктом деятельности человека является увеличение запыленности в атмосфере. Дым, пыль и другие примеси в атмосфере, особенно в больших городах, не говоря уже о их вредном влиянии на жизнедеятельность человека, уменьшают прозрачность атмосферы и служат некой преградой как для прямых солнечных лучей, так и для тепловой радиации, испускаемой земной поверхностью. Вместе с углекислотой они способствуют созданию так называемого парникового эффекта, повышая температуру воздуха в приземном слое.

По данным некоторых ученых, количество крупных дымовых частиц, способных дать такой оптический и тепловой эффект (от 0,1 до 1 мк), составляет уже в настоящее время 0,4 г/м2 год. Для крупных городов эта величина еще более значительна. Не удивительно поэтому, что эффективное излучение в городах почтив 1,5 раза меньше, а температура воздуха на 2—3 градуса выше, чем за городом.

Наконец, последней примесью воздуха, которая также будет увеличиваться, является водяной пар. Повышение температуры воздуха на несколько градусов неминуемо приводит к усилению испарения с морей и океанов и увеличению влажности воздуха, то есть к увеличению содержания в нем водяного пара. Водяной пар — самая изменчивая составляющая из всех атмосферных газов. Его количество в 1 куб. метре воздуха на разных высотах меняется от сотых долей грамма (над Антарктидой) до нескольких десятков граммов (над экватором). Он, как и углекислота, озон, пыль и другие примеси в атмосфере, обладает свойством поглощать тепловую радиацию, излучаемую земной и водной поверхностью, уменьшать эффективное излучение и тем самым повышать приходную часть теплового баланса Земли. Судя по расчетам О. А. Дроздова, при повышении температуры атмосферы на 5 градусов (правда, не в результате человеческой деятельности, а за счет таяния арктических льдов), влагосодержание воздуха увеличивается очень значительно, а следовательно, должен существенно усилиться и парниковый эффект. Все это, вместе взятое, дает нам основание предполагать, что в результате постоянно возрастающей деятельности человека атмосфера Земли будет систематически теплеть и не исключена возможность, что уже в ближайшие десятилетия перед человечеством может стать вопрос о необходимости изменений климата не в сторону потепления, а в сторону похолодания. Всего вероятнее, что уже через несколько десятков лет в крупных городах надо будет отводить излишки тепла за пределы города, не только создавать естественную вентиляцию городов, которую, кстати, архитекторы вынуждены планировать уже в настоящее время при строительстве новых кварталов или закладке будущих городов, но и устанавливать мощные искусственные вентиляторы. Впрочем, для волнений нет особых оснований, так как с ростом энергетики построить систему искусственной вентиляции городов будет не труднее, чем сейчас создать искусственный климат в комнате или квартире. Конечно, степень влияния жизнедеятельности людей на климат нашей планеты будет еще зависеть и от естественного изменения климата. Если потепление климата продолжится и дальше, так же, как это происходило в первой половине нашего столетия, то влияние человеческой деятельности значительно усилит этот процесс. Если же, наоборот, климат станет холоднее, а такая тенденция уже наметилась в 60-х годах, то человеческая деятельность смягчит этот процесс, и климатические условия на Земле останутся примерно такими же, как сейчас.

Как бы там ни было, следует иметь в виду, что влияние человека на климат действует только в одну сторону — все возрастающего потепления. Это обстоятельство должно быть учтено во всех перспективных планах развития человеческого общества, особенно градостроительства.

При рассмотрении вопроса изменения климата в результате человеческой деятельности в предстоящие несколько десятилетий мы лишь вскользь касались другой важнейшей проблемы человечества — отравления атмосферы.

Атмосфера Земли, как известно, представляет собой механическую смесь газов, основными из которых являются азот и кислород, составляющие по объему 99 процентов всей атмосферы. Только один процент приходится на все другие газы. Но, помимо этих постоянных газов в атмосферу, как мы уже говорили, поступает много других примесей, как в виде газов (водяной пар, углекислота и др.), так и в виде мелких твердых и жидких частичек, называемых аэрозолями.

Помимо естественных аэрозолей — морских солей, попадающих вместе с мелкими морскими брызгами, пыльцы растений и др., по мере роста промышленности в атмосферу все больше и больше начали забрасываться газы и аэрозоли из дымовых труб фабрик и заводов, выхлопные газы от двигателей автомобилей и самолетов и огромное количество пыли, поднимаемой ветром и турбулентными вихрями с оголенных поверхностей почвы, дорог, улиц и т. д. Многие из этих примесей не просто загрязняют атмосферу и понижают ее прозрачность (об этом мы уже говорили), но, что еще опаснее, делают ее ядовитой. В этом случае меняется не только «физический климат» атмосферы, то есть температура, влажность, видимость и т. д., но и «химический климат», то есть сам состав атмосферы, в которой мы живем.

Особенно токсичным становится воздух над большими городами и промышленными центрами. Если вам приходилось хоть раз прилетать или улетать днем на самолете из какого-нибудь крупного города, вы, наверное, замечали над ним огромный темный купол. Такие газово-туманные облака можно иногда наблюдать, находясь за 200 и более км от города. Над такими промышленными странами, как например Южная Англия, эти «грязные шапки» занимают уже целые районы. И не думайте, что это только облака, нет, загрязнен весь приземный слой воздуха до высоты нескольких километров. Помимо пыля и дыма, которые, смешиваясь с капельками воды, образуют особые городские туманы, называемые смогами, в этом воздухе содержатся такие ядовитые вещества, как сернистый газ (SO2). Он жадно соединяется с влагой, образуя в воздухе мельчайшие капельки серной кислоты. Мы, горожане, часто ощущаем ее запах, особенно в туманные осенние или зимние дни. Именно такие смоги особенно тяжело переносятся легочниками и сердечниками и вызывают иногда летальный исход. Другим вредным газом городской атмосферы является окись углерода или угарный газ. Это уже просто яд. Он выбрасывается в атмосферу автомобилями наряду с другими, не менее вредными газами, Предельно допустимая его концентрация в воздухе по объему не должна превышать одной десятитысячной доли. Концентрация же его в некоторых местах в Лондоне, например, иногда повышается в 3 и даже в 4 раза. А при таких дозах нахождение человека в этой атмосфере в течение 5—6 часов может кончиться сильнейшим отравлением.

Токсичным в городских условиях становится даже озон. Обычно его содержание в приземном слое воздуха ничтожно, поэтому он не только не опасен, но даже полезен для человека. Но обработанные газы при реакции с азотом воздуха образуют озон в такой концентрации, которая уже вредна для человеческого организма.

Не менее вредны выделяемые при работе двигателей фенолы и другие примеси. В настоящее время в мире насчитывается уже несколько городов, которые из-за отравленной атмосферы требуют немедленного переноса на новое место или, по крайней мере, искусственной циркуляции атмосферы над ними. Особенно выделяется своей отравленной атмосферой город Лос-Анжелос в Калифорнии. Протянувшись на десятки километров вдоль берега моря и будучи защищенным от континента цепью холмов, он отличается повышенной влажностью воздуха и слабыми ветрами. Почти два миллиона автомобилей, имеющихся в городе, ежедневно выбрасывают в его атмосферу 12 400 тонн различных примесей, в том числе и вредных для человека. Власти Лос-Анжелоса уже давно объявили конкурс на лучший проект очистки атмосферы над ним. Поступил ряд грандиозных проектов, но ни один из них пока не принят для реализации.

Итак, в какой бы сфере человек ни трудился, он вынужден пользоваться природными ресурсами и в то же время изменять энергетический или вещественный баланс Земли. Это воздействие, вызванное самим фактом существования человека, на первый взгляд кажется таким же естественным, как, например, влияние на эти балансы растительного и животного мира. Однако мы с вами уже убедились в том, что такое представление глубоко обманчиво. Растительный и животный мир в процессе своего развития воздействует на баланс тепла и влаги лишь пассивно, не нарушая основных соотношений между приходом и расходом тепла и влаги, установившихся в природе для каждой географической зоны. Мы видели, в сколь широком диапазоне меняется, например, взаимосвязь между теплом и влагой в процессе роста и развития яровой пшеницы (рис. 21), но мы знаем также, что пшеница не может расти ни в тундре, ни в пустыне.

Иное дело — человек. Огромная приспосабливаемость к природным условиям позволяет ему селиться даже там, где, на первый взгляд, жизнь кажется невозможной. Осваивает же он, например, центральные районы Антарктиды, где даже средние годовые температуры воздуха достигают 55—57 градусов мороза, а зимой повышаются до 90. Но суть не в этом. Человек извечно приспосабливался к природным условиям. И при этом еще совсем недавно он находился в совершенно корректных отношениях с природой. Пользовался даровыми ее силами: солнцем, ветром, водой. Рубил лес, ловил рыбу в реках, охотился на животных, косил траву.

Природе такие потери были не страшны. Она быстро восстанавливала равновесие. Настоящее насилие над природой началось после того, как произошла промышленная революция. И еще позднее, уже на нашей памяти, когда люди необыкновенно агрессивно, хотя часто и бессознательно, пошли на «штурм природы». Все чаще стали нарушаться основные закономерности, присущие различным природным зонам, и естественное соотношение между теплом и влагой, о котором мы говорили в третьей главе, начало меняться. Массовая, часто хищническая вырубка лесов, огромные лесные и степные пожары, загрязнение и засорение атмосферы и водоемов, неправильное использование почв, наряду с сознательным, но неумелым осушением болот или орошением пустынь, вызвали в наше время столь сильные нарушения природных процессов, что будущим поколениям исправить это будет трудно, а порой и невозможно. Особенно велики эти нарушения природных процессов в тех странах и континентах, где господствует капиталистический способ производства, погоня за прибылями, колониализм. Совсем недавно в лондонской газете «Санди тайме» («Воскресное время») была опубликована статья Питера Лори «Прогресс и природа — границы риска». В ней приводится много ошеломляющих примеров того, как необдуманные, неразумные действия людей привели к катастрофическим процессам. Тут и отравление вод одного из великих озер Америки — Эри, сточными водами и удобрениями, вымытыми дождями с полей, и засорение плодороднейших пакистанских земель в результате неправильно построенной англичанами оросительной системы в индийском штате Пенджаб, и отравление атмосферы над обширными районами Англии промышленными выбросами гигантских заводов фирмы «Ай-Си-Ай» («Империэл Кемикл Индастрис»), и прямые попытки изменить поступление на Землю прямой солнечной радиации путем искусственного рассеивания в высоких слоях атмосферы миллионов тончайших металлических игл. (Автор пишет что мировой катастрофы удалось избежать только потому, что не сработало ракетное устройство.) Если учесть, что о жадности предпринимателей, вызвавшей большинство из этих катастроф, заговорила такая консервативная газета, как «Сандй тайме», да в последнее время и вся мировая печать трубит об этом, то надо полагать, что «штурм природы» там идет не по правильному пути.

В нашей стране многие ученые ставили вопрос о необходимости научного подхода при вмешательстве в природные процессы. Среди них были К. А. Тимирязев и Д. И. Менделеев, В. В. Докучаев и А. И. Воейков и многие другие.

После Великой Октябрьской революции решение этих вопросов было поручено ряду институтов или специально созданных государственных, комиссий, в результате чего многие проблемы преобразования природы были поставлены на научную основу. О том, как в настоящее время решаются некоторые из вопросов, связанных с преобразованием природы и климата, и пойдет речь дальше.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.