big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Экспедиции в Хиву

В рассматриваемый нами период на картах впервые появились очертания восточных берегов Аральского моря, а также были значительно пополнены сведения об обитавших там народах. Правда, изображение Аральского моря, напоминающее действительное, было приведено еще на карте 1715 г. А. Бековича-Черкасского, составленной в этой части, очевидно, на основе расспросных данных (Шафрановский и Княжецкая, 1952, стр. 548). Но это изображение не оказало большого влияния на картографию, и на карте капитана Марка Дубровина, командированного впоследствии Петром Первым, вновь приведено неправильное изображение Аральского моря. Сведения об экспедиции М. Дубровина и о карте, с ней связанной, крайне скудны. Едва ли не наиболее полным источником сведений о них является надпись на приписываемой М. Дубровину карте, подготовленной И. К. Кириловым в 1731 г. для своего атласа (Берг, 1939). Эта надпись гласит: «Астраханского владения часть и калмык российских и их данников трухменцов кочевье и с ними пограничных бухарской, хивинской и иных провинцей; даже до персицкого и моголского владения и озера, называемого моря оральского и знатных рек в него впадающих и из него, где в прежние времена течение реки было в море Каспиское, еже все через Марку Дубровина бывшего в службе росийской морской капитана. А случившагося во всех тех провинциях быть в 1729 г. описано, ныне же в Росийском атласе напечатана коштом обер-секретаря Иоана Кирилова в Москве 1731».

На этой карте, лишенной градусной сетки, Аральское море, в которое впадают Аму-Дарья, Сыр-Дарья, «Ор-Дарья» и безымянная река, имеет небольшие размеры. Оно нанесено к востоку от Кара-Богаз-Гола, вытянуто с северо-запада на юго-восток и усеяно островами. С Каспийским морем оно соединено каналом, который назван сухим; он начинается двумя рукавами из Аральского моря и одним из Аму-Дарьи. Эти русла сливаются между морями в одно, оканчивающееся у Балханского шора. От северного берега Аральского моря почти до Кара-Богаз-Гола протягивается горная цепь.

На карте приведены также сведения о Средней Азии и ее народах. В частности, па пей дан довольно большой перечень городов и населенных пунктов.

Экспедиция, до некоторой степени уточнившая очертания Аральского моря, была отправлена из Оренбурга в 1740 г., в связи с тем, что хан Абулхаир обратился с просьбой приступить к постройке города близ устья Сыр-Дарьи. 5 сентября 1740 г. для осмотра места строительства были отправлены поручик оренбургского драгунского полка Д. Гладышев, геодезист И. Муравин, «инженерный надзиратель» Назимов, переводчик и несколько казаков. 7 октября (Хапыков, 18506, стр. 519 и 525) 6 они достигли ставки хана, потеряв в пути двух человек, которых забрали в плен напавшие на них киргиз-кайсаки. Хана в ставке не было. Экспедиция присоединилась к нему в «Аральском городке», и они поехали вместе в Хиву. (Хивинцы, которым угрожал персидский шах, звали Абулхакра на ханство.) В Хиву экспедиция прибыла 7 ноября (там же, стр. 520). На следующий же день И. Муравин, но просьбе Абулхаира, поехал к персидскому шаху, находившемуся в близлежащем г. Ханки, с тем, чтобы уговорить его отказаться от нападения на Хиву. Обратно И. Муравин вернулся 11 ноября. Случайно узнав о недружелюбных намерениях шаха, Абулхаир и русский отряд в тот же день бежали к аральцам. Отсюда Д. Гладышев и И. Муравин вернулись в апреле 1741 г. в Орск.

Д. Гладышев представил «Показание...» об экспедиции и письмо толмача М. Нурлина со сведениями о родах, на которые делятся кара-калпаки, аральцы, туркмены, о разных владениях Хибинского ханства, о персидских и «индийских» городах.

И. Муравин также составил «Показание...», подробно описав путь и приложив таблицу, в которой указано расположение отдельных пунктов (румбы и градусы) и расстояние между ними (в верстах). Кроме того, он представил «Журнал трактам с румбами», «Журнал описаниям киргиз-кайсакам, кара-калпакам, аральцам и хивинцам, и кто какое имеет довольствие и каким манером носят платье...» и «Опись как ездил с грамотой к персидскому шаху от Абул-Хаир хана геодезист Муравин», а также

«Ланкарту тракту от крепости Орской через киргизское, каракалпацкое и аральское владения до г. Хивы». На этой карте впервые были показаны правильные очертания восточной части Аральского моря. В документах Д. Гладышева и И. Муравина, опубликованных Я. В. Ханыковым, приводится много верных сведений о природе и народах, обитавших в посещенных ими местностях.

В географическом отношении более интересны сведения и карта И. Муравина, имеющая градусную сетку, которая, по мнению Я. В. Ханыкова (там же, стр. 523), была нанесена или автором карты, или одним из его> современников (рис. 44). За нулевой принят меридиан, проходящий через г. Хиву. На рамке карты нанесены также долготные деления от о-ва Ферро.

На карте изображен путь экспедиции от Орска до городов Хивы и Ханки, где находился персидский шах, реки, урочища, горы, озера и города, которые встречала экспедиция. Нанесен весь восточный берег Аральского моря до Аму-Дарьи и часть северного берега. Протяжение всего нанесенного на карту берега составляет 809 верст, из них 97 верст описаны при продвижении экспедиции вдоль самого моря, а остальная часть, когда «оное не видно было, однако (находилось— В. Г.) не в даль-ном растоянии» (там же, стр. 552).

Около моря идут надписи: «Степь кочующих киргиз-кайсаков», «Каракалпацкое владение», «Степь пустая», «Аральское владение». По Аму-Дарье написано: «Хивинское владение». Показаны города Хива (Шават), «Кент», Гурлян (Гурлен), «Адарис», Урганичь (Ургенч) и Ханки. Несколько западнее с левой стороны от устья Аму-Дарьи сделана надпись: «Кочевье Трухменское».

Большинство определений географического положения изображенных на карте объектов сделано с удовлетворительной точностью. Северный край залива Сары-Чаганак протягивается почти до 47° с. ш. (на современной карте до 46°5(У). Южный берег нанесен приблизительно на 30' южнее, чем на современных картах. Долгота северного края залива Сары-Чаганак до о-ва Ферро составляет 79°30' (около 62°10' по Гринвичу) и несовпадает с современными определениями (61°45/), но при оборудовании, которым располагал И. Муравин, едва ли можно было достигнуть большей точности. Очертания восточного берега Аральского моря близки к действительным.

Карта И. Муравина уже в 1755 г. нашла отражение в атласе Оренбургской губернии И. Красильникова и стала известна ученому миру. Ев' данные были использованы в дальнейших работах по определению береговой линии Аральского моря. Она интересна и для исторической географии: на ней приведены названия бывших когда-то поселений на левом берегу Аму-Дарьи и обозначен некогда располагавшийся там г. Визирь. (Веселовский, 1877, стр. 193).

В путевом журнале И. Муравина приводится краткая характеристика однообразной природы: «От речки Иргиза до Аральского моря урочища — горы Тыштыргичь 243 версты; дорога местами песчаная, бугорки, корм (для лошадей.— В. Г.) и лес есть, токмо лес такой, что только на варение годен, а воды нет; однако сказывали, что по нужде, можно в низких местах копать колодези, глубиною сажени в две; а они сами ехали зимою и вместо того снегом довольствовались» (Ханыков, 18506, стр. 549).

Аральскому морю И. Муравин посвятил более подробное описание: «Вода в нем соленая, только оную от нужды можно и в кушанье употреблять... Глубоко ли оное море или нет и какое дно, не знает и слышать было не от кого; только по берегам, где они были, видели, что тут дно песчаное и мелкой камень; островов видели они два, так как

чють можно были видеть; пески великие и мели; также судовой ход есть ли, не знают и слышать было не от кого; токмо сказывали Каракалпаки, что они по тому морю в лодках сажени в три малыми парусами подле берегу и камышов ходят в Аральцы, от устья р. Сыр-Дарьи до устья Улу-Дарьи (Аму-Дарьи.— В. Г.) и поспевают, ежели благополучная погода, в два дни, а ежели неблагополучная, то дней в семь и восемь. Оное море, как признать можно, было очень велико, и мнится им, что и большими судами ходить не невозможно...

В вышеписанном море Аральском и впадающих в нем реках рыбы всякой довольно; птицы обыкновенные — лебеди, гуси и утки с довольством; около тех мест звери в камышах барсы; по степям — волки, чекалки, лисицы и корсаки» (там же, стр. 552—553 и 556).

Довольно подробно говорится и о реках Сыр-Дарье и Аму-Дарье. И. Муравин описывает одежду народов, живших у Аральского моря, а также характеризует образ их жизни (там же, стр. 586—593). Он сообщает, что «киргисцы» кочуют по верховьям Ори, по Иргизу, Тоболу, Тургаю, Ишгаму, хлеба не сеют и сена не косят, держат лошадей, овец, коз, изредка коров и «по малому делу верблюдов». Кара-калпаки живут около Сыр-Дарьи и Чуван-Дарьи, сеют пшеницу, ячмень, просо, пашут на быках; «на пашню из рек и из озер напусчают воду». Среди прочего скота у них есть и коровы, но коз меньше, чем у киргизов. Аральцы живут близ Аральского моря вверх от устья «Улу-Дарьи». Город «Шахтемир» расположен на канале в 53 верстах от Аму-Дарьи, его глиняные дома совсем развалились, и теперь в нем «построения нет, кроме кибиток». Аральцы кочуют кибиток по 100—500 и занимаются, как и кара-калпаки, поливным земледелием, выращивают и овощи. Скота держат мало, но есть лошади — аргамаки.

У хивинцев он отмечает несколько групп населения: «Узбеки, т. е. дворяне или служивой люд, сарты, т. е. купцы и оные у них знатные люди»; они лучше одеваются и имеют богатое оружие («чинжалы»). «А простой народ ничем отмены не имеет от простого народу Аральского». Хивинцы живут близ Аму-Дарьи по каналам на ее правом берегу; у них есть восемь городов, которые окружены глиняными стенами вышиной 5—6 сажень, а кругом вырыты каналы. «И имеют своего хана деньги медные; и делают порох, а серу горючую покупают в Бухарин». В этой стране есть мельницы и толчеи, приводимые в движение верблюдами, лошадьми и быками. Сеют «кунзют, хлопчатую бумагу и табак». Есть скот и птица; разводят сады и выращивают овощи. В садах «овосчевые деревья сажают, дерево тут, на котором родятся ягоды тут, и делают на оном дереве черви шолк». Около садов стены глиняные, туда «пропусчены каналы».

В донесениях экспедиции есть также некоторые данные о хивинских городах и о порядке управления ими: «Хиве подсудных городов И, из которых па пути, едучи от Оренбурга — Гурляпь, Везирь, Кент, Шабас, Казабат; по ту сторону Хивы — Ханки (оные города сами видели), Ургенчь, Адарус, Бетняк, Акеарай (об оных слышали), в которых во всех главные тутошние князьки, а не хивинские, токмо во владении хивинском считаются» (Ханыков, 18516, стр. 276).

Гораздо меньшее значение для географии имело путешествие купца Данилы Рукавкина, отправленного в 1753 г. из Оренбурга с купеческим караваном в «опыт к свободной с бухарскими и хивинскими народами коммерции».

Этот караван шел западным берегом Аральского моря «дикою киргиз-кайсацкою степью и мимо аральского и трухменского народов» в сопровождении киргиз-кайсаков, «во всегдашнем ожидании разграбления и побития нас» (Рукавкин, 1776, стр. 204). По прибытии в Хиву хан задержал караван и отобрал товары, оплатив их только через 10 месяцев, после того как оренбургский губернатор, в свою очередь, задержал в Оренбурге хивинцев.

Вернувшись в 1754 г. в Оренбург, Д. Рукавин представил описание своего путешествия. Так как он содержался в Хиве «под присмотром», условия для наблюдений и получения сведений были неблагоприятны. Кроме того, он мало уделял внимания географическим вопросам.

Д. Рукавкин сообщил, что, перейдя р. Еньбу (Эмбу), караван шел «два дни до горы, называемой Юрняк», которая «между Каспийского и Аральского морей простирается сыртом, хребтом, а склонность имеет от Аральского к Каспийскому морю». Затем он шел «низкими местами, склоняющимися к Аральскому морю, три дни до крепости Ургенич, которая пуста». Она стоит на реке, о которой Д. Рукавкин говорит «из Аральского в Каспийское море течение имеет небольшая речка, (по-видимому, Узбой.— В. Г.), которую мы переезжали. Она прежним течением, как видно по берегам, не менее десяти сажень была, но при самом исходе из Аральского моря завалена хивинцами по опасности от бывшего на Каспийском море разбойника Стеньки Разина, в 1670 г. разбой чинившего..., однакож и ныне та речка не малое течение воды имеет, при оной лесу имеется довольно, называемого тамошними саксаульника» (там же, стр. 207—208 и 212—213). Кроме того, он упоминает впадающие в Аральское море Аму-Дарью, Сыр-Дарью и Кувандарью. Расстояние от Оренбурга до Хивы он определил примерно в 1 тыс. верст.

Хивинское ханство, по его рассказу, рисуется слабым, с плохо организованным управлением. Торги бывают в установленные дни, особенно большой торг бывает в Ургенче, куда съезжаются киргиз-кайсаки, бухарцы, туркмены, «аральцы». Промышленность незначительная: «парчицы шелковые и бумажные» весьма посредственного качества, которые возят в Оренбург.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.