big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Оренбургская экспедиция

В первой четверти XVIII в. Большая орда и значительная часть Средней были завоеваны джунгарами. В 1726 и 1729 гг. джунгары были разбиты и отброшены, но опасность нового вторжения заставила в 1731 г. хана Меньшой орды — Абулхаира — обратиться к русскому правительству с просьбой о приеме в подданство и о постройке для сношений с ним города у устья р. Ори, впадающей в р. Яик. Большую роль в завершении этого дела сыграл переводчик Коллегии иностранных дел (впоследствии генерал-майор) Мегмет Тевкелев, посланный в 1731 г. к хану Абулхащру и пробывший у него два года.

В связи с просьбой Абулхаира у И. К. Кирилова возник план перенесения линии крепостей, проходившей по Каме, к юго-востоку от Башкирии, для распространения русского влияния в Средней Азии. Он полагал, что это мероприятие будет иметь для России первостепенное значение. Его записка 1733 г., о которой уже упоминалось, начинается следующими словами: «Два дела великой и бессмертной нетокмо славы, но и к расширению империи и к неисчерпаемому богатству открываются: первое известное, Сибирская и Камчатская экспедиция, второе еще не открытое, киргиз-кайсацкое и каракалпацкое» (Добросмыслов, 1900, стр. 1).

Далее И. К. Кирилов, обнаруживая большую осведомленность о политическом и экономическом состоянии Средней Азии, описывает преимущества сложившейся там обстановки для России. Он полагал, что построенный русскими по просьбе хана Абулхаира новый город будет удобен для торговых сношений с Бухарой и Индией, где есть золото, серебро, драгоценные камни. По его мнению, наличие этого города поможет привести в русское подданство страны до самой Персии и Индии (там же стр. 18). Путь в эти страны из нового города безопаснее и удобнее, чем из Астрахани. 1 мая 1734 г. предложение И. К. Кирилова об организации для этой цели экспедиции было одобрено правительством. Во главе экспедиции был поставлен сам И. К. Кирилов-Экспедиция выступила из Петербурга в 1734 г. Несмотря на то, что проведение работ вскоре было затруднено необходимостью участвовать в действиях против восставших башкир, экспедиция все же выполнила поставленную перед ней задачу — были построены город у устья р. Ори (перенесенный затем на место, занимаемое ныне г. Оренбургом) и линия крепостей по р. Яику. Это оказало большое влияние на развитие производительных сил Башкирии и содействовало присоединению к России сначала Казахстана, которому угрожали джунгары, а в последующем и всей Средней Азии.

Руководили Оренбургской экспедицией одаренные люди. После смерти И. К. Кирилова (1ф37 г.) экспедицию до 1739 г. возглавлял В. II. Татищев. После него ей руководили менее значительные лица — Урусов и генерал-лейтенант Соймонов, а в 1742 г. был назначен энергичный и умный И. И. Неплюев, ставший затем первым губернатором Оренбургской губернии.

Участие в руководстве этой экспедицией инициативных людей, интересовавшихся географией, привело к тому, что это мероприятие, преследовавшее политические цели, дало много и науке.

И. К. Кирилов с самого начала стремился обеспечить Оренбургскую экспедицию научными силами. Им были приглашены ботаник И. Гейнцельман, сведущий в астрономии англичанин Д. Эльтон, девять геодезистов, в том числе и ездившие с М. Тевкелевым (Добросмыслов, 1900, стр. 88—89). И. К. Кирилов, составивший в 1727 г. статистико-экономический обзар губерний России (см. ниже), занялся и изучением Башкирии, а также Средней Азии. Оренбург стал тогда центром торговли с этой •страной, отсюда направлялись торговые караваны, посольства и экспедиции. В портфелях Г. Миллера хранятся «Известия гг. Кирилова и Гейнцельмана о Сибирских и других азиатских народах» (Иофа, 1949, стр. 36). С. М. Соловьев (б/г, кн. 4, стр. 1530) приводит сделанное И. К. Кириловым описание строя жизни башкир и их экономических отношений. Под руководством И. К. Кирилова были произведены большие съемочные работы и составлены карты, на которых, по его словам, во многих случаях «все новое явилось» (Свенске, 1866, стр. 112). Уточнением этих карт занимался затем В. Н. Татищев, который составлял также и новые карты.

Впоследствии все эти и другие материалы послужили основой для выдающихся трудов: «Атласа Оренбургской губернии» геодезиста И. Красильникова и описания к нему, составленного П. И. Рычковым (1887).

Первоначальные проекты проникновения в Среднюю Азию были довольно упрощены, но уже в них предусматривалось описание страны. В инструкции Анны Ивановны от 18 мая 1734 г., переданной И. К. Кирилову, было сказано: «Нужно сделать на Аральском море с нашу сторону в киргиз-кайсакском владении пристань и завесть свои суда с пушками, и тем морем действительно овладеть». Корабли предлагалось переправить туда в разобранном виде «и, собрав, ходить по морю, осматривая и описывая, и притом показывая нашим в подданство пришедшим народам защищение» (Добросмыслов, 1900, стр. 70—71). Позднее, указом от 20 августа 1739 г. распоряжение об открытии пристани было отменено (Макшеев, 1851, стр. 35). В дальнейшем связи со Средней Азией развивались довольно медленно.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.