big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Краткий обзор состояния знаний о географии Средней Азии до 1725 г.

В России уже в XVI в. имелись довольно обширные сведения о Средней Азии. В «Книге Большому чертежу» (1950) приведено описание территории от Урала на восток до рек Ишима и Сарысу и до горы Улытау и хребта Каратау, а на юг до гор в районе Ташкента, Самарканда, Бухары и до г. Куня-Ургенч. Положение гор Мугоджары, Улытау и хребта Каратау определено довольно верно. Из рек описаны все важнейшие (кроме Зеравшана) и почти всегда правильно. Но изображение Среднеазиатских стран даже на русских чертежах конца XVII и начала XVIII в. еще очень несовершенно. Так, например, на чертежах из атласа С. У. Ремезова 1701 г. («Чертеж всех Сибирских градов и земель» и «Чертеж земли всей безводной и малопроходной степи») показано много рек, озер, гор и городов (Яркенд, Кашгар, Бухара, Хива, оз. Кукунор, «море Тенгиз», реки Аму-Дарья, Сыр-Дарья, Сарысу, Чу, Или и др.), но расположение их мало соответствует действительному.

К продвижению в Среднюю Азию русских побуждала прежде всего необходимость обезопасить от нападений кочевников границы Сибири и Поволжья, где развивалось земледелие и строились города. В Средней Азии тогда кочевали киргиз-кайсаки, распадавшиеся на три орды — Большую, Среднюю и Меньшую, (которая на самом деле была самой крупной), а далее к востоку — джунгары. Не менее важную роль играло также стремление завязать торговые отношения с ханствами на юге Средней Азии (Бухарой и Хивой) и с Индией.

Попытки проникнуть в Среднюю Азию с целью наладить торговые сношения и разведать о золоте, которое там, по слухам, добывалось, производились неоднократно еще при Петре Первом. В связи с его указом от 14 февраля 1697 г. тобольскому воеводе А. Нарышкину в том же году было составлено на основе опросов подробное описание пути до Казачьей орды и далее до Бухары. К описанию был приложен чертеж, выполненный на бязи. Это был, вероятно, «Чертеж земли всей безводной и малопроходной степи» С. У. Ремезова, отправленный в Москву из Тобольска в 1697 г. (Сыскное дело..., 1867, стр- 402).

В начале XVIII в. по указанию Петра Первого в Среднюю Азию было направлено несколько экспедиций.

В 1714—1715 и в 1716—1717 гг. были совершены экспедиции А. Беко-вича-Черкасского, выступившего оба раза из Астрахани. В 1717 г. его отряд был уничтожен хивинцами, причем погиб и он сам. В результате этих экспедиций появилось довольно точное изображение восточных 6qperoB Каспийского моря. Более удачно было путешествие, совершенное в 1719—1725 гг. через Астрахань в Персию и далее в Бухару и Хиву, итальянца Ф. Беневени, состоявшего на русской службе. Он сообщил много интересных сведений об этих странах (Попов, 1853; Лебедев, 1950).

Экспедиции в Среднюю и Центральную Азию совершались также со стороны Тобольска. В 1713 г. состоялась экспедиция Ф. Трунгникова, в 1715—1716 гг.— подполковника И. Бухгольца, в 1720 г.— генерал-майора И. М. Лихарева и, наконец, в 1722—1724 гг.— капитана И. Унковского (Миллер, 1760; Лебедев, 1950). После этих путешествий появились новые сведения о северной части Средней Азии и Джунгарии, но вместе с тем и стала ясна трудность экспедиций в эти районы.

Вскоре начались попытки составления на основе полученных сведений чертежей. Заслуживает внимания хранящийся в ЦГАДА (рис. 42) чертеж, ориентированный севером вниз, не имеющий градусных обозначений и сетки. Он был составлен геодезистом П. Чичаговым. Судя по надписи на его оборотной стороне, гласящей «Чертеж о Сибири и о Контайшиной земле бытности в Сибири Лихарева», он относится к 1719— 1720 гг. В его левом углу написано: «Сия хартина делана по скаскам разных чинов людей: тобольского жителя дворянина Федора Трушникова, да бухаретина муллы Халпеста, да которой от контайши из полону вышел мулла Нурзен, да тобольского жителя сына боярского Григория Яицкова, да красноярского жителя дворянина Ильи Нашивопшикова, да барабинских жителей». Таким образом, чертеж был составлен по рассщросным данным.

На чертеже показаны верхние отрезки рек Оби, Иртыша, Енисея. В верхней части чертежа составитель попытался дать схематичное изображение Средней Азии и Западного Китая, начиная от Каспийского моря до владений «Дала Иламы» на юго-востоке, и даже дальше этих пределов. Наиболее легко узнать пустыню Такла-Макан, окруженную подковой хребтов, концы которой обращены к востоку. Большую часть имеющихся на чертеже названий можно найти и на современной карте. На северной части горных хребтов (Тянь-Шань) написано «Камень Мусарть (Музарт.— В. Г.), на котором лед», на южной (Кунь-Лунь) — «Камень Мустак» (хребет Музтаг). Довольно правильно изображено взаимное расположение рек Кашгар, Эркень (Яркенд), Аскуть (Аксу), Хотень (Хотан), которая «впала в песок», и городов Карья (Керия) и Пурфан (Турфан), показанного во впадине с тем же названием. Город Курля, «крайний город Контайшина владения», нанесен по отношению к Турфану слишком далеко на восток.

У верхнего края чертежа сделаны, протягивающиеся с запада на восток надписи: «Индистанд, особливое владение Эуренча, Дала Илама, китайское владение град Даба». Эти надписи говорят лишь о направлении, в котором расположены указанные страны. Изображение Средней Азии, занимающее небольшую часть чертежа, мало соответствует действительности. На чертеже отсутствует Аральское море. Об Аму-Дарье сказано: «в какую сторону течет, о том в скасках не сказано». Сыр-Дарья начинается и кончается в песках и т. д.

Несмотря на многие недочеты, рассматриваемый чертеж некоторое время пользовался известностью. Это показывает надпись на обороте одной из копий, хранящихся в ЦГАДА: «Сей чертеж дан был при отправлении к Контайше посланником Маэору Угрюмову, а по возвращении паки возвращен».

Несколько позже (1723 г.) появилась карта «Контайшиных владений», составленная И. Унковским, прожившим в Джунгарской орде около года. На этой карте была показана примерно та же территория.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.