big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Сведения о Чукотском полуострове, «Большой земле» и прилегающих островах, собранные Ф. Плениснером

Ф. И. Соймонов поручил Ф. Плениснеру добиваться приведения в подданство чукчей и примирения их с коряками, попытаться найти путь из Якутска в Анадырский острог через Охотск морем или по рекам и, наконец, указал, что «за великую интересную ползу почитается то, чтобы о лежащей земле на восток или между севера и востока от Анадырского устья, разведать и осмотреть» (ЦГА ВМФ, ф. 216, д. 76, л. 18).

Ф. Плениснер собрал много материалов о «Большой Земле» и островах, слухи о которых давно уже ходили по Сибири и попадали в донесения «землепроходцев», мореплавателей и сибирских канцелярий, и организовал несколько экспедиций. Он получил сведения от спутников походов Д. И. Павлуцкого в 1731 и 1744 гг., от «лучшего человека сидячих чукчей» — Хехгигиша, встреченного Ф. Плениснером во время путешествия в низовьях р. Анадыря, от казака Бориса Кузнецкого, пробывшего более полутора лет в плену у чукчей, и от «девки Иттени» — уроженки «Большой Земли».

Много сведений о чукчах, островах и «Большой Земле» доставил анадырский казак Н. Дауркин, родом из чукчей, взятый ребенком в плен Д. И. Павлуцким. Посланный Ф. Плесниснером для разведывания о чукчах и «Большой Земле», Н. Дауркин симулировал в 1763 г. побег от русских и был охотно принят чукчами. Они повезли ого к своим становищам. По данным М. Б. Черненко (1957, стр. 123), Н. Дауркин побывал у Мечиг-менской губы и на о-ве Инвучнек (Св. Лаврентия). В 1765 г. Н. Дауркин вернулся и представил доклад и карту, на которой было сделано 122 примечания, иногда с довольно обширными пояснениями к географическим объектам.

Материалы Ф. Плениснера подтверждали близость к Чукотскому п-ву «Большой Земли», лежавшей напротив него к востоку, и наличие островов между ними, причем переезд между «Большой Землей» и Чукотским п-овом мог быть совершен в несколько дней. «Большая Земля» рисовалась обширной страной, в которой много лесов и обилие разных зверей: соболей, куниц, белых и голубых песцов, росомах, медведей, волков; считалось также, что там есть речные и морские бобры. Реки на «Большой Земле» велики и богаты различной рыбой. Существенное значение имело утверждение Н. Дауркина (Pallas, 1781 а), что северная часть «Большой Земли» расположена в «Кобымском море» (Северном Ледовитом океане), а восточная часть в «Анадырском море» (Беринговом море). Это сообщение подкрепляло сложившуюся с давних времен легенду о земле, которая тянется вдоль берегов Сибири.

Жители «Большой Земли» и островов отличаются по языку и обычаям от чукчей. Чукчи, по сообщению Н. Дауркина, делятся на оленных, обитающих в горах, в глубине полуострова и занимающихся оленеводством, и пеших, держащихся у берегов моря и живущих промыслом морских зверей.

О земле, протянувшейся к северу и к берегам Сибири, он приводил слухи, в которых было много неясного и сказочного. По его словам, в северной стороне есть «земля Тикиген, которая при сильных ветрах перемещается на одну версту дальше, а при тихой погоде возвращается обратно». На ней живут люди — «храхаи», имеющие «копья и ножи медные, а медь у них красная», говорящие по-чукотски и имеющие много оленей. Есть особая земля, «на коей живут весь женский пол, а плод имеют от морской волны и рождаются все девки». Есть люди которые «питание имеют такое — когда сварят оленье мясо, то нюхают, а в рот глотают от мяса один горячий пар», Есть земля с «маленькими людьми», называемыми «пячучаны» и т. п. (Гельмерсен. 1876. стр. 4621.

Ф. Плениснер собрал также материалы о географии труднодоступного Чукотского п-ова и о территории между Анадырским острогом и Камчаткой. Он представил в Сенат (по-видимому, не указывая автора) относящиеся к 1742 г. записки переводчика Второй Камчатской экспедиции Я. Линденау, жившего в 1741 —1743 гг. в Охотске и Охотском крае. В эти записки входило «Географическое описание р. Анадыря и в ней впадших речек и ручьев....»; «Описание о Чукотской земле, где оная имеетца»; «Дорога из Анадырского острога в полуденную сторону». Первые две работы опубликованы.

«Географическое описание...» дополняет описание р. Анадырь, сделанное ранее Д. Я. Лаптевым (Соколов, 1852в, стр. 164). В работе Я. Линденау перечисляются все притоки Анадыря, начиная с р. Яблон, и упоминается место, где Анадырь поворачивает к востоку. Анадырь отличается медленным течением; на реке много островов, а ее русло сильно занесено песком. В «стране чукчей» леса нет, а встречается только ивовый кустарник; много ровных, покрытых желтым и белым мхом пространств, на которых пасутся бесчисленные стада оленей. К югу — у истоков рек Майны, Пенжины, Оклана — в изобилии встречается высокоствольный лес. Описывается охота на диких оленей во время их переправ через Анадырь на лето к северу, ближе к морю, а на зиму к югу.

В «Описании о Чукотской земле, где оная имеетца» в краткой форме сообщаются сведения об этой территории. Интересно, что в «Описании» упоминаются не только четыре острова к востоку от Чукотского п-ова, но и один остров к северу (возможно, о-в Врангеля). С расположенной недалеко «Большой Земли» привозят деревянную посуду, наподобие русской.

Из русских источников передается рассказ о походе 12 ночей, которые были разнесены бурей в разные стороны, причем часть судов попала на Камчатку, часть же пристала к острову, называемому «Большой Землей», где некоторые из казаков женились. В «Описании» приводится также рассказ о походе А. Мельникова к «Большой Земле» и указан маршрут отряда, который ходил под предводительством Д. И. Павлуцкого на чукчей.

Получив в 1764 г. назначение на должность начальника Охотска с поручением одновременно управлять Камчаткой, Ф. Плениснер перед выездом из Анадырского острога поручил сотнику Куркину разведать путь от Анадырского острога до Гижигинской крепости. Куркин выехал из Анадырска 10 февраля 1765 г. и вернулся обратно 26 марта. Он представил поденные записи о пути до Гижигинской крепости с 10 по 25 февраля с краткими сведениями о рельефе, лесах, встречавшихся реках и с обозначениями расстояний между пунктами (Сгибнев, 1864, стр. 94— 100).

Рассматривая исследования внутренней части Чукотского п-ова, следует упомянуть военные походы Д. И. Павлуцкого в 1744 и 1746 гг. Во время первого похода путь проходил из Анадырского острога к бухте Ночен (залив Креста). Отсюда «гористыми и каменистыми местами», оставляя юго-восточную часть полуострова справа, отряд Д. И. Павлуцкого дошел до Мечигменской губы, а потом частью берегом моря — до губы «Анахыя, то есть Белое Mоре» (до Колючинской губы). Затем отряд пошел к Анадырскому острогу.

Сведения участников похода 1744 г.— сотников Попова, Нижегородова, Павлова, пятидесятника Русакова и других лиц, сообщенные в 1763 г., содержат подробное перечисление чукотских названий пунктов, через которые прошел отряд (Колониальная политика..., 1935, стр. 163).

О самом Чукотском п-ове сказано лишь, что «предъявленная же Чукоцкая земля вся болотная, каменистая и весьма кочковатая и мокрая, никакого лесу и травы, кроме моху нет» (Колониальная политика царизма..., 1935, стр. 164).

Во время второго похода отряд направился к северу от Анадырского .острога. Достигнув р. Чаун, он переправился через нее несколько выше устья и направился к востоку, но, пройдя гораздо меньше половины пути до Колючинской губы, повернул обратно.

Д. И. Павлуцкий выступил в поход и в 1747 г., но вскоре был убит в бою с чукчами.

Одним из участников походов, подпрапорщиком Переваловым, были составлены чертежи экспедиций 1744 и 1746 гг., в которых отражено большое количество географических сведений, добытых экспедициями Д. И. Павлуцкого в 1731, 1744 и 1746 гг. о прибрежной полосе от р. Колымы до р. Олюторы и о глубинных районах в бассейнах рек Чаун, Амгуема, Анадырь и др.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.