big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Плавание из устья Енисея к востоку

Д. Л. Овцын, производивший, как мы видели, обширные исследования территории, решил ознакомиться также с берегами к востоку от Енисея, Поэтому перед отъездом из места зимовки в Енисейск он поручил штурману Ф. А. Минину плыть до р. Хатанги, т. е. обогнуть п-ов Таймыр с запада на восток, описывая берега, леса, обитающих там жителей (Яников. Великая северная экспедиция, 1953, стр. 211).

Неизвестно, насколько ясно понимал Д. Л. Овцын всю сложность этой новой задачи, поставленной им перед отрядом. Мотивы, приведенные им Адмиралтейств-коллегий в объяснение его решения, показывают, что он не представлял себе географию мест, которых должен был достигнуть Ф. А. Минин. Эти мотивы сводились к тому, что для «сочинения плавания их зейкарты» необходимы сведения о многих местах на р. Енисее, до какого градуса к северу доходит правый берег реки «и где заворотился оный к осту и о других принадлежностях». Для этого он не мог бы потребовать плавания до р. Хатанги, если бы знал ее действительное расположение Адмиралтейств-коллегия утвердила 17 апреля 1739 г. это решение (МРФ, 1880, стр. 677).

Ф. А. Минин был менее предприимчив, чем другие начальники отрядов, исследовавших северные берега Азии; ему не удалось справиться с поставленной перед ним исключительно трудной задачей.

Первый раз переданный под его командование бот «Обь-Почтальон» выступил из Туруханска 4 июля 1738 г. с экипажем в 27 человек (Соколов, 1851 в., стр. 285; Яников, Великая северная экспедиция, 1953, стр. 212), в числе которых был и подштурман Д. В. Стерлегов. Устья Енисея мореплаватели достигли только 3 августа. Обогнув мыс Северо-восточный (несколько севернее о-ва Диксона), 16 августа «пришли в острова, которых весьма множество, и оные в ширине 73°07', а впереди на курит наш, тако ж и меж N и W и да W стояли льды все беспрерывные» (Экспедиция Беринга, стр. 312). После нескольких безуспешных попыток пройти среди льдов Ф. А. Минин 22 августа послал к востоку на ялботе Д. В. Стерлегова, который продвинулся примерно на 40 верст до высокого мыса па 73°14' с. ш. и увидел оттуда, что земля протягивается на восток, а кругом лежат сплошные неподвижные льды, через которые невозможно пробиться.

Из-за усилившихся морозов и невозможности продвинуться вперед Ф. А. Минин решил 30 августа плыть обратно. Против стоянки корабля он поставил на материке доску с надписью: «1738 г. августа 23 дня мимо сего мыса, именуемого Енисея Северовосточного, на боту Оби-Почталионе от флота штурман Федор Минин прошел к осту оной в ширине 73°14/ N» (Яников, 1949, стр. 68).

Отправившись обратно, Ф. А. Минин но успел дойти до Туруханска и 19 сентября остановился на зимовку «против зимовья Исакова, Терехинс тож, которое в ширине 70°27'» (Экспедиция Беринга, стр. 313).

Пребывание зимой в Исаковом зимовье предрешило неудачу плавания летом 1739 г., так как Ф. А. Минин был вынужден сначала идти к югу до Туруханска за продовольствием и смог отправиться к северу только 31 июля. Продвинувшись к концу августа лишь до 72°09/ с. ш. в южной части Енисейского залива, он повернул обратно и 1 октября достиг устья р. Ангутихи недалеко от Туруханска (МРФ, 1882, стр. 12). В 1740 г. Ф. А. Минин решил попытаться провести сухопутное исследование берега для установки маяков и оказания помощи двигавшемуся от Лены к Енисею отряду X. П. Лаптева, от которого он получил зимой письмо. Д. В. Стерлегов, отправленный Ф. А. Мининым 27 января 1739 г. на собаках с заданием достичь «р. Таймуры», сделал опись берега до мыса, расположенного, по его «обсервации» на 75° 26' с. ш. (Соколов, 1851 в, стр. 287). На мысе был поставлен маяк. Отсюда Д. В. Стерлегов повернул обратно, так как в конце этого очень трудного пути у него и его спутников очень сильно разболелись глаза. Достигнутая Д. В. Стерлеговым широта была крайним пределом продвижения отряда Ф. А. Минина. К устью Енисея Д. В. Стерлегов вернулся 29 мая 1740 г. (Яников, 1949, стр. 72).

В начале июля того же года Ф. А. Минин вышел в плавание с намерением обойти вокруг п-ова Таймыр. 11 августа был достигнут мыс Северо-восточный,

где море было свободно ото льда. Отсюда бот поплыл при попутном ветре на восток и далее на север до 75° 15' с. ш., где встретил сплошные льды, и 21 августа был вынужден повернуть назад. 27 сентября бот был втянут для зимовки в р. Дудинку (рис. 18).

Адмиралтейств-коллегия была мало удовлетворена ходом исследований Ф. А. Минина в 1738—1739 гг. В 1740 г. она упрекала его в том, что неуспех плавания «не от иного чево, как от нерадения его Минина чинится» и предложила ему отвести бот в Енисейск и сдать местной администрации, а самому ехать в Петербург (МРФ, 1882, стр. 12—13). Ф. А. Минин отправил в августе из Енисейска отчет с Д. В. Стерлеговым.

Еще раз Ф. А. Минин вышел в плавание 10 июня 1742 г. из Енисейска. Можно предполагать, что он собирался выполнить порученное ему задание, так как взял запас продовольствия и жалованье для команды на весь следующий год. Но 29 июля у мыса «Толстый Нос» продвижение его отряда было приостановлено приказом X. П. Лаптева, который, прибыв после отъезда Ф. А. Минина в Енисейск, узнал, что Адмиралтейств-коллегия 24 сентября 1741 г. и вторично 17 марта 1742 г. вынесла решения, которыми поручала ему рассмотреть деятельность Ф. А. Минина и в случае необходимости взять на себя руководство его отрядом (Экспедиция Беринга, стр. 285—286, 400—401).

Учитывая результаты своего похода и представляя всю трудность плавания от Енисея до Хатанги, X. П. Лаптев не считал нужным возобновлять попытки плавания из устья Енисея для достижения Лены.

По возвращении в Петербург Ф. А. Минин по жалобам на него команды был отдан под суд и разжалован на два года в матросы (Соколов, 1851в, стр.290).

В результате исследований Ф. А. Минина и Д. В. Стерлегова были собраны ценные сведения о берегах к востоку от устья Енисея. Опись берегов, произведенная ими во время плаваний, не потеряла своего значения и после того, как X. П. Лаптев прошел часть того же берега (от мыса Стерлегова до р. Пясины) сухим путем. Но результаты плаваний Ф. А. Минина были менее значительны, чем результаты исследований других отрядов. Характерно, что известия Ф. А. Минина не упоминаются в числе источников, использованных при составлении карты Морской академии 1746 г. и на ней нет его подписи, хотя Ф. А. Минин представил в Адмиралтейств-коллегию карту плавания (Белов, 1956, стр. 301).

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.