big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Физико-географическое районирование СССР

Физико-географическое районирование является одной из важнейших проблем комплексной (ландшафтной) географии. По справедливому замечанию Л. С. Берга, проведение естественных границ составляет начало и конец каждой подлинно географической работы (Берг, 1947). Наше знание природы СССР только по отдельным компонентам ландшафта, без выделения районов, будет неполным и неконкретным. Природу такой большой по площади страны, какой является СССР, можно познать лишь через сравнительную характеристику ее отдельных частей. Успешное изучение районов возможно лишь при условии хорошего знания общих природных закономерностей, свойственных всей территории СССР. По этой причине общую характеристику природы Советского Союза, сделанную нами выше, можно рассматривать в качестве своеобразного введения к характеристике отдельных районов страны.

Правильное, научно обоснованное физико-географическое районирование имеет большое народнохозяйственное значение. Рациональное размещение сельского хозяйства может быть проведено только с учетом местных, районных различий в природе. Это обстоятельство специально подчеркнуто в Директивах XX съезда КПСС по шестому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1956—1960 гг. В Директивах XX съезда КПСС в частности сказано: «Обеспечить хозяйственно целесообразное размещение отдельных отраслей сельского хозяйства и специализацию земледелия и животноводства по районам страны с учетом природных и экономических условий каждого района, а в районе — каждого колхоза и совхоза, имея в виду резкое увеличение выхода продукции на 100 га земельных угодий с минимальными затратами труда и средств».

Проблемой районирования русские географы занимаются давно. В XVIII и в первой половине XIX в., когда еще не существовало четкого разграничения географии на физическую и экономическую, были распространены опыты природно-хозяйственного районирования России. Территория России подразделялась на широтные полосы-зоны или группы губерний с последующей характеристикой выделенных регионов одновременно ив природном и хозяйственном отношениях. К числу таких опытов районирования принадлежат работы X. А. Чеботарева (1776), С. Плещеева (1787), К. И. Арсеньева(1818, 1848), Е. Ф. Зяб-Ловского (1807) и др.

В середине XIX в. в связи с дифференциацией наук и накоплением фактического материала по географии России происходит обособление физико-географического и экономического районирования. Первые опыты физико-географического районирования были посвящены наиболее изученной части России, Русской равнине, и лишь значительно позже, в начале XX в., появляются схемы физико-географического районирования, охватывающие всю Россию.

Первоначально в качестве авторов физико-географического районирования выступали ботанико-географы. В основу физико-географического районирования они клали различия в растительном покрове, который к тому времени был изучен лучше других компонентов ландшафта. Таковы опыты физико-географического районирования Европейской России Р. Траутфеттера (1850), А. Н. Бекетова (1874) и Ф. П. Кеппена (1885). Уже в этих ранних схемах была правильно схвачена основная географическая закономерность, свойственная Русской равнине, зональность ее ландшафтов, от тундр на севере до пустынь на юго-востоке.

Односторонний подход к физико-географическому районированию, заключающийся в выдвижении на первое место какого-либо одного компонента ландшафта, наблюдается у ряда исследователей и в XX столетии.

П. И. Броунов (1904) и А. А. Каминский (1924) подошли к физико-географическому районированию Европейской России как климатологи-географы. Основным физико-географическим рубежом П. И. Броунов признает ось затропического максимума давления («ось Воейкова»), которая делит Русскую равнину на две области — северную и южную. Дальнейшее подразделение областей он производит по июльским изотермам, летним изогиетам и изолиниям продолжительности снежного покрова. А. А. Каминский в качестве руководящего элемента при разделении Европейской России берет относительную влажность.

В. П. Семенов-Тян-Шанский в работе «Типы местностей Европейской России и Кавказа» (1915) кладет в основу районирования «строение поверхностных образований в связи с рельефом, климатом и растительностью». Намеченные В. П. Семеновым-Тян-Шанским пояса являются поясами геоморфологическими, а не физико-географическими (пояс твердых ледниковых накоплений, пояс северной морской трансгрессии, пояс рыхлых ледниковых накоплений и т. д.).

Районирование по одному компоненту ландшафта таит в себе опасность перехода комплексного физико-географического районирования в специальное, частное районирование (ботанико-теографическое, климатическое, геоморфологическое и т. д.). Односторонность такого районирования не может удовлетворить физико-географов.

Исключительно плодотворной для проблемы районирования оказалась идея географического комплекса (ландшафта), разработанная на рубеже XIX и XX столетий В. В. Докучаевым (1898, 1900) и А. Н. Красновым (1895, 1910). Они поставили перед географами задачу выявления и описания географических комплексов, характеризующихся наличием тесной взаимосвязи и взаимообусловленности между всеми компонентами. Сами В. В. Докучаев и А. Н. Краснов идею географического комплекса применяли только по отношению к географическим зонам, но их последователи с полным основанием стали видеть географический комплекс в каждой единице физико-географического районирования.

Под влиянием работ В. В. Докучаева были произведены первые попытки комплексного районирования Европейской России Г. И. Танфильевым (1897) и А. А. Крубером (1907). Хотя первый из них сосредоточивает главное внимание на почвенно-географических признаках, а второй на геолого-геоморфологических, но в конечном счете и тот и другой выделяют настоящие географические единицы — зоны и округа, отличающиеся друг от друга не по одному, а по целому комплексу факторов.

Предложенное Г. И. Танфильевым в работе «Физико-географические области Европейской России» (1897) разделение Русской равнины имеет следующий вид: I. Область северной России, или область ели:

1. Полоса тундры.

2. Полоса болот и тайги.

3. Полоса суходолов и смешанных лесов.

II. Область южной России, или область древнестепная:

1. Полоса доисторических степей.

2. Полоса черноземная:

а) предстепье,

б) полоса сплошных черноземных степей.

III. Область Арало-Каспийской солонцеватой пустыни:

1. Полоса глинистых пустынь.

2. Полоса песков (Рын-пески).

Новый шаг в районировании СССР был сделан Л. С. Бергом. Опираясь на труды В. В. Докучаева и его учеников, он создает учение о ландшафтных (географических) зонах. Впервые ландшафтные зоны как крупные географические комплексы были выделены им в 1913 г. Позднее они были описаны им в двух крупных сводках: «Природа СССР» (1937, 1938, 1955) и «Географические зоны СССР» (1947, 1952). Л. С. Берг различает десять ландшафтных зон и ландшафтов СССР: тундра, тайга, смешанный лес, лесостепье, степь, полупустыня, пустыня, субтропики, горные ландшафты, широколиственные и смешанные леса Дальнего Востока.

Каждой ландшафтной зоне Л. С. Берга соответствуют свои взаимосвязанные зональные типы климата, растительности и почв; связь с зонами обнаруживают внутренние воды и животный мир; определенной зональности подвержены также геоморфологические процессы. С ландшафтными зонами тесно связана хозяйственная деятельность человека. Рациональное размещение сельского хозяйства опирается прежде всего на учет зональных ландшафтных различий.

Однако уже сам создатель учения о географических зонах В. В. Докучаев предупреждал, что природа не математика и что установленная им широтная зональность очень часто в природе не выдерживается, нарушается в силу местных особенностей географической среды. Действительно, ландшафтные зоны не везде достаточно ясно выражены; количество зон, протяженность и положение их в разных частях СССР зависят от ряда факторов, из которых на первое место выдвигаются устройство поверхности и особенности макроклиматического режима, в первую очередь атмосферной циркуляции, связанной с географическим положением территории. Вследствие этого одни части СССР имеют сложный набор ландшафтных зон, сменяющих одна другую в широтном направлении, другие, наоборот, обеднены ландшафтными зонами. Так, на Русской равнине хорошо выражено восемь ландшафтных зон — тундра, лесотундра, тайга, смешанные леса, лесостепь, степь, полупустыня и пустыня, а в Восточной Сибири развиты по существу только три зоны — тундра, лесотундра и тайга с пятнами лесостепных и степных ландшафтов на юге.

Следует иметь в виду далее, что различия в рельефе, макроклиматическом режиме и истории развития между западом и востоком СССР таковы, что распространенные там и здесь одни и те же типы ландшафта имеют резкие, качественные отличия и в ряде случаев мало похожи один на другой. Светлая лиственничная тайга Восточной Сибири является не простым продолжением, а лишь аналогом темнохвойной еловой тайги Русской равнины. То же самое можно сказать и относительно лесостепного типа ландшафта: березово-сосново-лиственничная островная лесостепь Восточной Сибири не образует одного целого с дубовой лесостепью Русской равнины, а представляет только ее аналог.

Следовательно, ландшафтные зоны — их структура и степень выраженности — есть производное от региональных особенностей географической среды. На этом основании часть географов высшей единицей физико-географического районирования признает не зону, а ландшафтную (естественноисторическую) страну. Под ландшафтной страной принято подразумевать обширную часть материка, характеризующуюся следующими главными признаками: 1) общностью территории в геоструктурном отношении; 2) своеобразием макроклиматического режима, связанного с географическим положением территории и особенностями атмосферной циркуляции; 3) сочетанием и степенью выраженности широтных и высотных ландшафтных зон.

Авторы естественноисторического районирования СССР, выполненного в 1947 г. Советом по изучению производительных сил Академии наук СССР (СОПС АН СССР), обосновывают существование следующих 15 естественноисторических стран: 1) страна Балтийского кристаллического, щита; 2) страна Восточно-Европейской равнины; 3) горная страна Карпаты; 4) Крымско-Кавказская горная страна; 5) горная страна Урал; 6) страна Западносибирской низменности; 7) Казахская складчатая страна; 8) Туранская низменная страна; 9) Среднеазиатская горная страна; 10) Саяно-Алтайская горная страна; И) Среднесибирская плосковозвышенная страна; 12) Колымо-Охотская горно-низменная страна; 13) Забайкальская горная страна; 14) Коряко-Камчатская горная страна; 15) Дальневосточная горно-низменная страна.

Перечисленные страны в значительной мере являются единицами орографическими, а не ландшафтными. В большинстве своем они настолько невелики по размерам, что на их территории трудно выявить своеобразие широтной и высотной зональности — характерную черту любой ландшафтной страны.

Страна и зона не исчерпывают разнообразия таксономических единиц в ландшафтной географии. Каждая зона в пределах одной и той же страны неоднородна в ландшафтном отношении. Эта неоднородность, связанная с существованием долготно-климатических и геолого-геоморфологических различий, ведет к обособлению ландшафтных областей (провинций). Например, возвышенная, овражно-балочная лесостепь Среднерусской возвышенности и плоская с западинным рельефом и осиновыми кустами лесостепь Окско-Донской низменности — это две разные ландшафтные провинции лесостепной зоны Русской равнины. Заболоченное Полесье с сосновыми борами и хорошо дренированная Среднерусская возвышенность с ельниками и дубравами представляют две самостоятельные ландшафтные провинции зоны смешанных лесов.

Внимательный анализ показывает далее, что и провинции представляют сложные географические комплексы, состоящие из целого ряда ландшафтных районов. Ландшафтный район— это сравнительно крупная, на равнинах измеряемая тысячами квадратных километров, геоморфологически и климатически обособленная часть провинции, обладающая характерными для нее сочетаниями почвенных разностей и растительных группировок. Так, например, в однообразной на первый взгляд лесостепной провинции Окско-Донской низменности отчетливо обособляются Сапожковский волнисто-моренный, Цнинский боровой, Донской придолинно-террасовый, Центральный плоскоместный и другие ландшафтные районы.

Все единицы физико-географического районирования — страна, зона, провинция, район — выделяются на основании ряда общих признаков. Важнейшие из них однородность и генетическое единство. Само собой разумеется, что однородность физико-географических единиц весьма относительна: хотя зона и выделяется по признаку однородности, но она состоит из различных по своей природе ландшафтных провинций; однородные провинции распадаются в свою очередь на ландшафтные районы, заметно отличающиеся один от другого. Что касается генетического единства физико-географических единиц, то оно также относительно и находит свое выражение в общности истории развития и формирования наиболее существенных черт ландшафта данной таксономической единицы. В связи с этим генетическое единство географического комплекса нельзя сводить к геолого-геоморфологическому единству его территории, как это делают некоторые исследователи. Любая ландшафтная зона представляет такое же генетическое единство, как провинция или район, хотя ни о каком геолого-геоморфологическом единстве в пределах зоны не может быть и речи. Тундра, тайга, лесостепь и степи отличаются одна от другой не только чертами ландшафта, но и временем своего зарождения, как типа ландшафта и как пространственной ландшафтной зоны.

В настоящей книге рассматриваются не все географические комплексы, встречающиеся на территории СССР. Вопросы районирования ограничиваются здесь выделением ландшафтных стран, зон и внутри них — ландшафтных провинций. Характеристика ландшафтных районов исключена из учебника. Количество ландшафтных районов на территории СССР достигает нескольких тысяч, и описание их не только не помогло, но затруднило бы обзор комплексной характеристики природы СССР. Ландшафтные районы служат основным объектом изучения в тех работах, где описываются сравнительно небольшие территории порядка одной или нескольких ландшафтных провинций.

В первом приближении всю территорию СССР можно разделить на шесть частей. Эти части представляют более крупные регионы, чем естественноисторические страны СОПС АН. Все они характеризуются некоторыми общими чертами ландшафта и особенно своеобразием широтной и высотной зональности.

1. Русская равнина обладает отчетливо выраженной ландшафтной зональностью от тундры на севере до пустынь на юге. На юго-западе и востоке она окружена складчатыми горами с преобладанием средневысотных горных ландшафтов (Карпаты, Крым, Урал). Для широтной зональности на равнине и высотной зональности в горах характерно мощное развитие лесной зоны с участием широколиственных пород.

2. Кавказ — система высоких горных хребтов альпийской складчатости, нагорий и тектонических низин. Высотная зональность отличается большой сложностью и изменчивостью. На равнинах Закавказья распространены субтропические ландшафты — влажные широколиственные леса и пустыни, на вершинах гор — субальпийские и альпийские луга.

3. Средняя Азия включает полупустыни и пустыни Средней Азии и Казахстана, горные хребты Копет-Дага, Памира и Тянь-Шаня. Обладает резко континентальным сухим климатом. Из-за сухости климата сплошного пояса лесов в горах нет, и черноземные степи непосредственно соприкасаются с горными лугами. На юго-западе Средней Азии — сухие субтропики, представленные степями и пустынями.

4. Западная Сибирь. Помимо Западносибирской низменности к ней относится Алтай. Широтная зональность на низменности напоминает Русскую равнину, однако вследствие слабого дренажа Западносибирская низменность сильнее заболочена (на севере) и засолена (на юге). Высотная зональность на Алтае повторяет широтную зональность на низменности; и там и здесь хорошо развита зона тайги с участием лиственницы и темнохвойных пород (пихты и ели).

5. Восточная Сибирь обладает холодным континентальным климатом, суровость которого возрастает вследствие возвышенного, часто горного, рельефа. Вся территория Восточной Сибири лежит в области распространения вечной мерзлоты. Преобладающим ландшафтом служит светлая лиственничная тайга, под покровам которой подзолообразовательный процесс в почвах выражен не резко. В условиях резко континентального климата далеко на север, в глубь тайги, проникают элементы степной фауны и флоры. Встречающиеся на юге степные острова имеют монгольский характер.

6. Дальний Восток преимущественно горная территория, с активной вулканической деятельностью в районе Камчатки и Курильских островов. Формирование ландшафтов Дальнего Востока протекает под воздействием Тихого океана. Циркуляция атмосферы и режим осадков имеют муссонный характер. Как и в Восточной Сибири, преобладают лесные ландшафты, однако в тайге усиливается роль темнохвойных пород (аянская ель), а на юге Дальнего Востока появляются широколиственные леса.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.