big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Основные ландшафты СССР и их происхождение

Анализ природы СССР по компонентам ландшафта показывает, что большинству из них свойственна широтная зональность. Зональны климат, грунтовые воды, почвы, растительность и животный мир. В известной мере зональны также и современные геоморфологические процессы. Отдельные компоненты природы не изолированы один от другого, они находятся в тесной взаимной связи, образуя при этом зональные географические комплексы крупных размеров. Эти зональные комплексы были установи лены В. В. Докучаевым под названием естественноисторических зон, а позднее описаны Л. С. Бергом в виде ландшафтных (географических) зон.

На территории СССР размещаются следующие ландшафтные зоны, сменяющие одна другую при движении с севера на юг: зона тундры, зона тайги, зона смешанных лесов, зона лесостепи, зона степей, зона полупустынь, зона пустынь, зона средиземноморская, зона влажных субтропиков. Многие из зон получили свое название по господствующему типу растительности. Однако это не означает, что ландшафтные зоны являются зонами растительными. Каждая из зон представляет сложный ландшафтный комплекс, в котором все компоненты находятся во взаимной связи и взаимной обусловленности.

Рассмотрим для примера зоны тайги и степную. Тайга обладает прохладным и влажным летом, годовая сумма осадков в ней, значительно превышает величину испаряемости. Поверхностный сток в тайге большой, поэтому речная сеть хорошо развита и реки многоводны. Положительный баланс влаги и равнинный рельеф обусловливают неглубокое залегание уровня грунтовых вод и значительную заболоченность территории. Из растительности повсеместно распространены нетребовательные к теплу и солнцу хвойные леса, под покровом которых формируются сильно выщелоченные подзолистые почвы.

В степной зоне климат континентальный, сухой и солнечный, осадков выпадает намного меньше величины испаряемости. Поверхностный сток здесь в несколько раз меньше, чем в тайге, реки маловодны и немногочисленны. Грунтовые воды залегают глубоко, и болота, столь характерные для тайги, в степной зоне встречаются редко. Сухой континентальный климат неблагоприятен для произрастания лесов, водоразделы покрыты травянистой растительностью из дерновинных злаков. Под степным травостоем в условиях отрицательного баланса влаги энергично протекает перегнойно-аккумулятивный процесс, выражением чего служат богатые гумусом черноземные и темно-каштановые почвы.

Современные ландшафтные зоны представляют продукт сложного исторического развития географической оболочки Земли. Зоны с присущими им типами ландшафта сформировались не сразу и не одновременно. Одни зоны имеют более древний возраст, другие более молодой.

В начале третичного периода на территории СССР не существовало ни одной из современных ландшафтных зон. Тогда повсюду — от Средней Азии до Арктики — господствовали однообразные субтропические и тропические леса. Но уже в палеогене, первой половине третичного периода, начинает проявляться процесс деградации тропических и субтропических лесов. Эта деградация тропических и субтропических лесов шла по двум направлениям: ксерофитизации и замены вечнозеленой тропической флоры на листопадную флору умеренных широт.

Ксерофитизация раньше всего охватила территорию Средней Азии. Влажные тропические леса палеогена сменились здесь сначала на саванны, а затем на степи и пустыни. Из Средней Азии процессы ксерофитизации постепенно распространялись на север, захватив в миоцене территорию Казахстана и юга Русской равнины. И здесь первым этапом деградации влажных тропических лесов были саванны, о чем свидетельствует ископаемая миоценовая фауна гиппариона, близкая по своему составу к современной фауне африканских саванн. Одновременно с гиппарионом на юге СССР в миоцене обитали антилопы, жирафы, носорогу, страусы и другие типичные представители саванного ландшафта. К концу третичного периода в плиоцене ксерофитизация ландшафтов зашла так далеко, что на юге Русской равнины возникли обширные пространства безлесных степей, переходивших на севере в лесостепь.

Одновременно с ксерофитизацией в третичное время шел процесс похолодания климата, в результате которого тропическая флора была постепенно вытеснена флорой умеренных широт. Формирование листопадной флоры умеренных широт, получившей название тургайской флоры, началось на северо-востоке, в Сибири. Первые признаки тургайской листопадной флоры прослеживаются еще в верхнем мелу, а в палеогене она занимает уже всю северо-северо-восточную половину территории СССР. Леса тургайского типа были теплолюбивыми и влажными, встречавшиеся в них лесные породы — бук, ольха, грецкий орех, каштан, платан, береза и другие — обладали поразительно крупными листьями.

Тропическая вечнозеленая полтавская флора, с участием пальм и лавровых, дольше всего удерживалась на юго-юго-западе СССР, в частности на Украине, но и здесь в начале неогена (миоцен) она была вытеснена надвинувшейся с северо-востока тургайской флорой.

В результате похолодания и замещения полтавской вечнозеленой флоры тургайской листопадной флорой ландшафт тропических саванн в плиоцене эволюционирует в лесостепь, в ландшафт умеренного пояса.

Прогрессирующее похолодание обусловило появление в конце третичного периода нового — таежного — типа ландшафта. Хвойные леса из ели, пихты и сосны на грани третичного и четвертичного периодов продвинулись далеко на юг — до территории, занятой ныне лесостепной зоной. Хвойная тайга была предвестником ледниковой эпохи. Родиной тайги, очевидно, были горные хребты Восточной и Северо-Восточной Сибири. Во времена господства тургайских лесов тайга существовала на востоке Сибири в качестве вертикального ландшафтного пояса, а затем при изменившейся физико-географической обстановке она спустилась на равнины и проникла из Сибири на Русскую равнину.

Одновременно с тайгой формируется ландшафт безлесных моховых и травянистых болот. Болота как избыточно увлажненные пространства были известны с отдаленных геологических времен. Однако современный облик они приобрели в самом конце третичного периода, когда вследствие похолодания климата лишились древесного яруса и в ландшафте их исключительную роль стали играть мхи, вечнозеленые кустарнички и влаголюбивое разнотравье.

В итоге к концу третичного периода на территории СССР возникла ландшафтная зональность, близкая к современной. К началу четвертичного периода существовали пустыни, степи, лесостепь, смешанные леса и тайга с болотами. Генетические корни большинства существующих и ныне ландшафтов СССР уходят, таким образом, к третичному периоду.

Спрашивается, каковы причины такой коренной перестройки ландшафтов в третичное время? Что лежит в основе столь резкой дифференциации ландшафтов в конце палеогена — в неогене?

Перестройка ландшафтов СССР в конце палеогена — в неогене, совпадает во времени с альпийским орогенезом. В эпоху альпийского орогенеза сокращается площадь морей, увеличиваются размеры суши; на месте морей и сглаженных пенепленов вырастают высокие горные хребты; вследствие возросшей изоляции усиливается суровость режима Северного Ледовитого океана. Все это вместе взятое усилило континентальность климата, подчеркнуло климатические различия между высокими и низкими широтами, привело в конечном счете к распадению однообразных лесных тропических ландшафтов, на месте которых сформировались новые типы ландшафтов, свойственные умеренному поясу. В неогене, вследствие усиления континентальности климата и деградации лесов, впервые появляются открытые пространства травянистых степей, играющих большую роль во всей последующей истории развития ландшафтов СССР.

Если на равнинах СССР в неогене формировались широтные ландшафтные зоны, близкие к современным, то в горах закладывались основы высотной зональности ландшафтов. Она создавалась вместе с поднятием горных хребтов, вертикальные перемещения которых измеряются в неогене тысячами метров. Это не означает, что ее не существовало до неогена. Горы, а следовательно и высотная зональность ландшафтов того или иного вида, существовали и раньше, но только в неогене они приобретают уже современные черты.

Процессы ксерофитизации и похолодания климата, повлекшие за собой дифференциацию ландшафтов в третичное время, продолжали действовать и на протяжении четвертичного периода. В это время постепенно вымирают теплолюбивые элементы фауны и флоры и безраздельное господство на территории СССР переходит к ландшафтам умеренного и арктического поясов.

Четвертичная история развития ландшафтов СССР не представляет плавной эволюции. Спокойный ход ее нарушался материковыми оледенениями, воздействие которых на ландшафт было наиболее ощутимым на западе СССР.

Хотя материковые оледенения и оказали большое воздействие на формирование современных ландшафтов, однако никогда не нужно переоценивать это воздействие и во всяком случае следует помнить, что влияние оледенения на ландшафты СССР шло в едином направлении с общим ходом, эволюции ландшафтов в четвертичное время.

Долгое время было распространено мнение об исключительной суровости природных условий в ледниковую эпоху на всей территории нашей страны. Согласно этой точке зрения, теплолюбивая доледниковая фауна и флора во время оледенения погибла почти во всех районах СССР. Остатки ее уцелели якобы только в 3 немногих местах, под защитой горных хребтов — Карпат, Крыма, Кавказа, гор Средней Азии. В послеледниковое время теплолюбивые элементы фауны и флоры покинули свои южные убежища и расселились по всей территории Советского Союза.

В настоящее время палеогеографические исследования (преимущественно изучение остатков ископаемой флоры и фауны) не дают оснований говорить о существовании в ледниковую эпоху необычно суровых климатических условий. Наоборот, имеющиеся палеоботанические, палеозоологические и археологические данные согласно свидетельствуют, что климат ледниковой эпохи хотя и был более холодным и более континентальным, чем сейчас, но не настолько, чтобы даже в непосредственной близости от ледника не могла обитать богатая фауна и произрастать не только хвойные, но и обедненные широколиственные леса. В центральной Якутии, обладающей, как известно, и сейчас очень суровым климатом, на протяжении всего четвертичного периода господствовала тайга и изменения в ландшафте, вызванные оледенением, не выходили за пределы смены темнохвойной (елово-пихтовой) тайги на светлохвойную (сосново-лиственничную) тайгу (Попова, 1955).

В ледниковую эпоху благодаря похолоданию, и усилению континентальности климата наблюдалось общее сокращение площади лесов, особенно широколиственных, и возрастание роли открытых степных и лесостепных ландшафтов. Ледниковая (плейстоценовая) лесостепь мало походила на современную. Это была «холодная» березово-сосново-лиственничная лесостепь (Крашенинников), деградировавшие остатки которой можно и сейчас наблюдав в лесостепных островах Восточной Сибири.

Во вторую половину ледниковой эпохи окончательно сформировался тундровый тип ландшафта, совершенно отсутствовавший в третичном периоде. Зародившись на востоке, северо-востоке Сибири, тундровый тип ландшафта к максимуму днепровского оледенения достиг южных районов Русской равнины, а затем к концу ледниковой эпохи закрепился на крайнем севере СССР, образовав современную тундровую зону.

Параллельно с развитием тундрового ландшафта на юге СССР шло формирование высокогорного альпийского ландшафта (Кавказ, Тянь-Шань, Алтай). В истории развития альпийского ландшафта есть аналогия с тундровым. И тот и другой ландшафты молодые, возникшие в горах под влиянием похолодания, вызвавшего четвертичное оледенение. Однако дальнейшая история их развития была разной. Тундровый ландшафт, помимо гор, образовал еще непрерывную тундровую зону на равнинах. А альпийский ландшафт распространился разобщенными, изолированными полосами и пятнами, соответствующими горным странам и даже отдельным горным хребтам. Поэтому тундровый ландшафт, несмотря на свое широкое распространение, сравнительно однообразен; удаленные один от другого тундровые районы имеют возможность легко обмениваться между собой флорой и фауной. Наоборот, ландшафт альпийской зоны, развивавшийся преимущественно автохтонно за счет перерождения (трансформации) при поднятии гор нижележащих теплолюбивых зон, в каждой горной стране несет много своеобразного, в его животном и растительном мире богато представлены эндемичные виды.

Межледниковые эпохи характеризовались потеплением и увлажнением климата. В целом они были более благоприятными для развития лесных ландшафтов — тайги, смешанных и широколиственных лесов, лесостепи современного облика. Тогда как ландшафты тундры, болот, альпийского пояса южных гор и отчасти степей окончательно выработались, приобрели современную структуру главным образом в эпоху оледенений, выработка лесных ландшафтов и лесостепи происходила в межледниковые эпохи.

Из всех известных на территории СССР типов ландшафта ледниковая эпоха меньше всего отразилась на влажных субтропиках Закавказья. В Колхиде и Ленкорани в мало измененном виде сохранились до наших дней широколиственные леса тургайского типа с примесью элементов еще более древней, вечнозеленой флоры.

Таким образом, основные зональные ландшафты СССР имеют разный возраст — от очень древнего, третичного, каковы влажные субтропики, до сравнительно молодого — ледникового, как, например, тундра. При этом намечается такая пространственная закономерность: наиболее древние ландшафты размещаются на юге СССР, самые молодые на севере. Объясняется это тем, что на юге СССР природные условия, начиная с неогена, не испытывали существенных перемен, оставаясь все время субтропическими. На севере же в этот период субтропические леса уступили место арктической природе.

В послеледниковое время природа и пространственное положение ландшафтных зон не оставались неизмененными. Структура и внешний облик ландшафтных зон постепенно приобретали современные черты, а их границы смещались в северном и южном направлениях.

Размеры послеледниковых колебаний климата, а вместе с ними и пространственных перемещений ландшафтных зон, долгое время сильно преувеличивались. Л. С. Берг, например, выделял в послеледниковое время две ксеротермические, сухие и теплые эпохи: бореальную — в конце позднеледникового времени, около 8—9 тысяч лет назад, и суббореальную, закончившуюся примерно 3 тысячи лет назад. Во время каждой из этих эпох ландшафтные зоны смещались далеко на север. После окончания ксеротермических эпох начиналось движение зон в обратном направлении — на юг. О размерах передвижения зон можно судить по северной границе лесостепи в суббореальную эпоху, которую Л. С. Берг отодвигает на север до широты Ленинграда и Вологды.

Палеоботанические исследования К. К. Маркова, М. И. Нейштадта и ряда других ученых доказали, что резких колебаний климата и крупных перемещений ландшафтных зон в послеледниковое время не было. С уверенностью можно говорить лишь о более сухом, чем сейчас, климате в конце позднеледниковой эпохи и несколько более влажном и теплом климате (климатический оптимум) в середине послеледникового времени. Особенной устойчивостью отличались границы степной и лесостепной зон, которые в течение всего голоцена оставались почти неизменными. Более подвижной была северная граница смешанных лесов и тайги. В послеледниковый климатический оптимум смешанные леса сместились в сторону тайги, а тайга захватила лесотундру и часть тундровой зоны.

Повышенная подвижность северной границы смешанных лесов и тайги свидетельствует о том, что в послеледниковое время колебания климата на севере СССР были более значительными, чем на юге. Эта закономерность в известной мере унаследована от третичного периода и ледниковой эпохи, когда, как уже говорилось ранее, северу была свойственна большая резкость изменений природы.

В четвертичный период в природные процессы развития ландшафтов СССР вмешивается человек. Печать мощного воздействия его хозяйственной деятельности несет на себе современный облик всех основных ландшафтов СССР.

Человек появился на территории СССР давно, задолго до начала максимального (днепровского) оледенения. Самые древние стоянки (нижний палеолит) обнаружены в Туркмении, Закавказье и Крыму. Отсюда, с юга, человек стал расселяться по другим районам СССР и уже в среднем палеолите заселил южную половину Русской равнины. Стоянки верхнего палеолита, охватывающего период от днепровского оледенения до валдайского оледенения включительно, очень многочисленны.

Воздействие палеолитического человека на природу было ограниченным. Некоторые изменения он внес в животный мир, так как охота являлась тогда его основным занятием. Например, в стоянках верхнего палеолита всегда встречается масса костных остатков мамонта и шерстистого носорога. Не подлежит сомнению, что в исчезновении этих животных определенную роль, помимо изменения природных условий, сыграл верхнепалеолитический человек.

Более глубоким и разносторонним стало воздействие человека на природу в неолите с наступлением послеледникового времени. Помимо охоты, неолитический человек занимался земледелием и скотоводством. Вследствие возросшей плотности населения, уже в неолите природа некоторых районов, СССР утратила девственные черты. Например, около 3—4 тысяч лет назад территория лесостепной Украины и Молдавии была сравнительно густо покрыта крупными поселениями трипольской культуры. Трипольцы возделывали пшеницу и ячмень, держали домашний скот и занимались охотой на лося, косулю, медведя и бобра. Таким образом, ландшафт украинской лесостепи был сильно нарушен человеком еще задолго до нашей эры.

Однако наиболее значительные изменения в природу СССР были внесены человеком в историческое время, особенно за последние полтора-два столетия. Под влиянием хозяйственной деятельности во многом стала неузнаваемой природа целых ландшафтных зон. Воздействие исторического человека не ограничивается растительностью и животным миром, а распространяется на все другие компоненты ландшафта. Рассмотрим это воздействие человека на примере лесостепной зоны.

Подавляющая часть лиственных лесов, встречавшихся в лесостепи, была вырублена, степи распаханы. Вследствие этого возросла степень континентальности климата, увеличился поверхностный сток, более бурным стало весеннее половодье рек. На распаханных склонах резко усилились процессы смыва и размыва почв, появилась густая сеть оврагов и балок. В связи с возросшим дренажем на водоразделах лесостепи понизился уровень грунтовых вод, обеднились их запасы. В обезлесенной лесостепи чаще стали случаться засухи и суховеи, усилилось вредное воздействие этих явлений на растительность. В общем ландшафт современной лесостепи стал другим по сравнению с ландшафтом девственной лесостепи.

В различной степени воздействие человека коснулось всех ландшафтных зон, существующих на территории СССР.

В воздействии человека на природу следует различать два этапа: досоциалистический и социалистический. В досоциалистический этап воздействие человека на природу было стихийным, богатые природные ресурсы страны использовались человеком хищнически. В условиях феодальной, а затем и капиталистической России были истреблены многие ценные промысловые животные, беспощадно вырублены леса в степях и лесостепи, истощены плодородные почвы — черноземы.

Социалистический этап, начавшийся недавно, характеризуется плановым, научно продуманным воздействием человека на природу, рациональным использованием природных ресурсов а интересах социалистического общества. Реакклиматизация и акклиматизация промысловых животных, степное лесоразведение, строительство гидроэлектростанций и связанное с ним регулирование стока рек, закрепление оврагов — все это вместе с рядом других мероприятий характерно для современного социалистического этапа в воздействии человека на природу.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.