big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Происхождение лесостепи

Своеобразная природа лесостепной зоны издавна привлекала внимание многих ученых, и по вопросу происхождения лесостепи и ее почвенного покрова высказаны различные гипотезы.

Впервые лесостепь как самостоятельный зональный ландшафт стала выделяться в литературе в 80-х годах XIX в. Ботаник А. Н. Бекетов первоначально называл ее предстепьем, однако этот термин не получил признания. Термин «лесостепь» впервые был предложен П. Н. Крыловым в 1877 г. и с тех пор это наименование лесостепной зоны прочно утвердилось в литературе.

Взгляд на лесостепь как на древний зональный ландшафт был впервые обоснован В. В. Докучаевым. Он признавал более широкое распространение лесов в прошлом и по этому поводу писал следующее: «Как и было замечено мною выше, леса, несомненно, шли в прежнее время южнее, чем теперь, но я полагаю, что они никогда не занимали всех степей и всегда образовывали на своей южной границе особую лесостепную область, какую мы и теперь видим в Азии и Северной Америке».

По В. В. Докучаеву, серые оподзоленные почвы и черноземы представляют собой 2 типа почв, образовавшихся под влиянием разной растительности: первый — под лесами, второй — под покровом степной травянистой растительности.

В более четкой и законченной форме взгляды на природу лесостепи были высказаны В. В. Докучаевым в 1892 г. в книге «Наши степи прежде и теперь». «Таким образом, — утверждает В. В. Докучаев, — островной характер лесов в Малороссийском предстепье, иначе говоря, своеобразный характер самой лесостепи есть явление вполне естественное, от века существующее, а не случайное и временное, почему и причины его могут и должны корениться только в постоянно действующих физических особенностях страны и ее геологическом прошлом, а не во влиянии степняка, будто бы сжигающего леса, и тем менее в современной вырубке их».

Эти идеи В. В. Докучаева получили дальнейшее развитие у И. К. Пачоского, который писал, что «...лесостепь это не какое-то предстепье, а основной тип, имевший очень широкое распространение в доледниковый период».

Дальнейшие исследования в этом направлении И. И. Спрыгина, И. М. Крашенинникова и Ф. Н. Милькова дали новые подтверждения справедливости высказывания И. К. Пачоского относительно «древней лесостепи».

«Лесостепь» в нашем толковании, — писал И. М. Крашенинников, — есть не просто переходная полоса от лесной к степной зоне,, а вполне самостоятельная область, которая имела особую историю образования и развития своей флоры и растительности». «Лесостепной ландшафт является древним ландшафтом, что особенно заметно при сравнении его с ландшафтом тайги в области эрратики».

Иную точку зрения выдвинул С. И. Коржинский, полагавший, что на месте современной лесостепной зоны в недавнем прошлом была степь и что ландшафт лесостепи образовался в результате наступления леса на степь. Причину наступления леса на степь С. И. Коржинский видел в борьбе за существование между различными растительными формациями; при этом широколиственный лес он считал более мощной и высокоорганизованной растительной формацией, которая вытесняла травянистую растительность, постепенно превращая степь в лесостепь.

Под влиянием леса черноземы оподзолились, или деградировали, и постепенно превратились в серые лесостепные почвы.

Этого же взгляда придерживались Г. И. Танфильев, А. И. Набоких, Л. С. Берг и др.

В. И. Талиев и П. Н. Крылов полагали, что лесостепные почвы образовались путем «реградации», или «проградации», т. е. путем остепнения лесных почв в результате замены леса травянистой растительностью. «Если на степном черноземе вырастает лес, — писал В. И. Талиев, — то чернозем постепенно должен принять характер лесных почв, и, наоборот, почва, освобожденная из-под леса, раз она покроется степной или луговой растительностью, должна с течением времени приобрести свойства степного чернозема».

Г. Э. Гроссет выдвинул циклическую гипотезу, или гипотезу «естественного севооборота», согласно которой чередование леса и степи в лесостепной зоне представляет явление естественное и лес и степь здесь неоднократно сменяли друг друга не только в пространстве, но и во времени. «Лес, — пишет Г. Э. Гроссет, — как бы кочевал по степи, захватывая все новые и новые, не измененные его влиянием почвы, и уступая деградированные суглинки степи, которая снова восстанавливала их плодородие, а с ним и лесорастительные способности».

Эта гипотеза «естественного севооборота» не учитывает зависимости леса и степи от геоморфологических и других природных условий и рассматривает процесс развития ландшафтной зоны по замкнутому кругу.

В. Р. Вильяме полагал, что зона лесостепи — одна из стадий природного процесса наступления степи на лес и что смена древесной растительности луговой представляет собой закономерное явление, в результате которого лесные дерново-подзолистые почвы вследствие усиления дернового процесса превращаются в серые лесные почвы, а в дальнейшем и в черноземы. При этом в обезлесении современной лесостепи он подчеркивал большую роль хозяйственной деятельности человека.

Процессы остепнения лесных почв, после того как лес уступил свое место травянистой растительности, широко развиты в природе и, как показали исследования О. К. Кайтаренко, П. И. Шаврыгина, С. Ф. Королюка и В. А. Францессона, они сопровождаются накоплением в почвах перегноя, азота, элементов зольного питания и увеличением степени насыщенности основаниями.

По данным К. П. Горшенина, серые лесные почвы Тулуно-Иркутской лесостепи после освобождения их из-под леса в течение нескольких десятков лет приобрели строение черноземов.

Согласно историческим исследованиям Ю. Г. Саушкина, три столетия назад значительные территории Курской и Воронежской областей были заняты лесами, в настоящее же время в этих местах залегают мощные и выщелоченные черноземы. Это дало основание Ю. Г. Саушкину предположить, что в результате исчезновения леса и прогрессивного развития дернового процесса серые лесные почвы превратились в черноземы.

Однако интенсивное развитие дернового процесса в условиях лесостепи может иметь место и под широколиственными лесами.

Исследования почв под искусственными лесными насаждениями на черноземах, проведенные К. П. Горшениным, Г. М. Туминым, П. П. Заевым, Б. В. Надеждиным, Н. И. Усовым, П. Е. Соловьевым и К- Т. Лабунским в разных районах лесостепи, показали увеличение в почве перегноя, содержания обменного кальция и улучшение их физических свойств. Наряду с этим наблюдается небольшое понижение глубины вскипания карбонатов.

К аналогичным выводам пришли В. П. Бойко и А. С. Горбуленко, проводившие исследования изменений черноземов под широколиственными лесами в Каменной степи.

Эти исследования показали, что лес не везде и всегда, поселяясь на черноземе, вызывает его оподзоливание, или деградацию. Очень часто развитие лесов на черноземах сопровождается биологической аккумуляцией перегноя, питательных веществ, щелочноземельных оснований и т. д.

В самое последнее время В. М. Боровский выдвинул предположение, что важнейшие факторы почвообразования — деятельность организмов и климатический режим — обнаруживают цикличность, связанную с ритмами солнечной активности. Поэтому развитие почв также должно быть подчинено определенной ритмичности, связанной с космическими факторами. Эти ритмы характеризуются периодами в 11, 79—80 лет.

В связи с многолетней ритмичностью природных процессов границы между ландшафтно-географическими и почвенными зонами не могут быть постоянными; они непрерывно смещаются то к югу, то к северу от некоторого среднего положения в соответствии с многолетней ритмичностью космических факторов. В этой связи многолетний спор о наступлении леса на степь или степи на лес может быть решен совершенно иначе, чем прежде. Для одних и тех же местностей, но разных периодов могут быть найдены доказательства наступления леса на степь или степи на лес в соответствии со сменой космических ритмов. Этими же ритмическими изменениями природной обстановки можно объяснить многие особенности растительности и почв лесостепной зоны.

К изложенному следует добавить, что лесостепь является наиболее заселенной и хозяйственно освоенной зоной. В лесостепи, по археологическим данным, земледелие начало развиваться за несколько тысяч лет до нашей эры». Не подлежит сомнению, что в этой зоне в особенно сильной степени сказалось длительное влияние производственной деятельности человека на почвенный покров и естественную растительность.

По мере развития земледелия леса вырубали, расширяли распашку земельных участков и лесные массивы все дальше и дальше отодвигались на север.

Можно поэтому утверждать, что современная лесостепь есть в значительной степени продукт производственной деятельности людей на протяжении ряда тысячелетий. В связи с этим можно также полагать, что в своем историческом прошлом в этой зоне имели место неоднократные взаимные смены травянистой и древесной растительности и что почвенный покров лесостепи испытывал попеременное воздействие лесной и степной растительных формаций.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.