big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Замена болот пашнями и лугами и влагооборот

Помимо замены лесов пашнями и лугами, мировой опыт земледелия показывает и другую тенденцию направленной трансформации природных угодий. Она заключается в осушении болот и заболоченных земель и замене их лугами и пашнями. Общая площадь болот и заболоченных земель на Земле составляет около 8 млн. км2, т. е. 5,4% всей поверхности суши1 (Успенский, 1956).

Из 8 млн. км2 болот и заболоченных земель на долю СССР приходится около 2,1 млн. км2, причем около 1 млн. км2 занимают торфяные болота.

Распределение болот и заболоченных земель на суше очень неравномерное. В СССР степень заболоченности наиболее часто колеблется от 10 до 30%. Есть места на земном шаре, где степень заболоченности доходит до 90% (Кац, 1948). Чаще всего, как известно, заболоченность распространена на равнинных территориях, где количество выпадающих осадков превышает испарение, что характерно для тундр, зоны. лесов умеренных широт, для низменных гилей экваториальной и тропической зон.

В отдельных умеренно влажных регионах заболоченность развивается на низменных участках под влиянием постоянного притока подземных вод с расположенных рядом приподнятых массивов.

В Западной Европе торфяные болота занимают площадь около 0,2 млн. км2, а в Северной Америке — около 0,1 млн. км2 (Романов, 1962). Сравнительно малая степень заболоченности в этих странах отчасти объясняется широким распространением осушительных мелиорации. Но, по-видимому, сюда не вошли заболоченные земли.

В экваториальной и тропической зонах основные площади болот и заболоченных земель расположены в бассейнах рек Амазонки и Конго, а также на территории островов Зондского архипелага.

Общая площадь осушенных земель, по ориентировочным данным, составляет на всех материках около 0,5 млн. км2, или 6—14% от всех болот и заболоченных земель, в зависимости от исходной суммарной для всей Земли площади этих угодий.

Для оценки современных и будущих последствий превращения болот и заболоченных земель в луга и пашни необходимо выяснить, насколько изменяется суммарное испарение и сток в случае замещения одного вида угодья другим. При этом следует иметь в виду ту же генеральную тенденцию, о которой сказано выше, а именно: разные типы болот теперь и в перспективе замещаются в процессе преобразовательных мероприятий высокопродуктивными лугами и пашнями.

На некоторой части заболоченных земель, искони покрытых лесами, не было создано новых угодий, но бонитет первичных лесов на этих землях был существенно улучшен в результате осушения, что, несомненно, увеличило суммарное испарение. Этот случай мы не будем рассматривать особо, так как нам неизвестно, какая часть заболоченных лесов была подвергнута осушению.

В процессе осушения болот и заболоченных земель в первый период происходит, как известно, единовременное изъятие заключенной в них воды, подверженной воздействию силы тяжести, транспортирование ее в реки, озера и в конечном итоге в океан. Лишь в редких случаях сток с заболоченных территорий остается в пределах континентов.

По приблизительным подсчетам, объем болотных вод составляет около 12 000 км3, если общую площадь заболоченной территории принять равной 8 млн. км2, а среднюю мощность водного слоя 1,5 м.

Если единовременно изъять легко доступный запас воды в толще почвы 75 см, то это будет приблизительно равно 3000 км3 воды, что соответствует годовому стоку 12 рек, равных Волге (средний годовой объем стока Волги равен 250 км3). Общий объем вод гидросферы при этом не изменится, так как единовременное изъятие воды в первый год осушения болот и заболоченных территорий представляет собой по существу только простое перемещение массы воды в пространстве.

Однако запасы пресной воды на суше в результате такого преобразования убывают приблизительно на 0,5%, так как, попадая в океан, пресные болотные воды становятся солеными.

Далее необходимо рассмотреть возможное изменение суммарного испарения и стока в результате осушения заболоченных территорий, которое, может быть, способно не только компенсировать потери пресной воды, но и увеличивать ее запасы на суше.

По-видимому, без большой погрешности можно принять, что количество атмосферных осадков после осушения болот не изменится, так как замена одной травянистой формации другой практически не изменит шероховатости подстилающей поверхности.

Мало изменяются также условия накопления снега в умеренном поясе, если вместо болот появляются поля культурных растений.

Обстоятельные исследования в интересующем нас плане были проведены в последние годы В. В. Романовым (1962) для Европейской территории СССР. Результаты их с некоторым приближением можно использовать для всего умеренного пояса северного полушария. Возможно, что для территорий с многолетней мерзлотой необходимы будут некоторые коррективы в связи с ожидаемым изменением условий испарения после оттаивания почв и грунтов.

Достоинством исследований В. В. Романова является их геофизическая основа и проверка результатов на большом фактическом материале. Основные выводы, полученные В. В. Романовым, можно свести к следующим положениям.

Если осушенные болота не осваиваются путем интенсивного их использования под посевы культурных растений, то в этом случае испарение значительно ниже, а сток соответственно выше, чем с неосушенных болот. Расчеты Романова, подтвержденные опытами, показали уменьшение испарения в течение нескольких лет после осушения на 15—35% и увеличение стока в 1,3—1,5 раза по сравнению с неосушенными болотами. При этом с течением времени вследствие приспособления растительности к новым условиям, а также уплотнения и разложения торфа разница в испарении убывает, но даже через 9 лет после осушения испарение с осушенных и неосвоенных болот на 10— 15% меньше, чем с неосушенных сфагновых.

Уменьшение испарения с осушенных неосвоенных болот в основном объясняется недостатком влаги во вторую половину лета, что наблюдается не только на верховых, но и на низинных болотах, где уровень грунтовых вод заметно снижается к периоду интенсивной вегетации.

Отмечая факты уменьшения испарения с осушенных неосвоенных болот по сравнению с неосушенными, нельзя не указать и на другие явления, имеющие отношение к водохозяйственным расчетам, а именно на географическое изменение региональных соотношений в нормах испарения с болот и незаболоченных территорий. В частности, в юго-западных и западных провинциях Русской равнины разница в средних многолетних величинах испарения с болот и незаболоченных территорий невелика (около 10%), между тем как в северных и северо-восточных она может доходить до 30% (Романов, 1962). Романов объясняет это тем, что к северу и северо-востоку от западных провинций Европейской территории СССР происходит резкая смена растительных формаций на незаболоченных землях —от высокопродуктивных широколиственных и смешанных лесов до малопродуктивных хвойных редколесий северной тайги и лесотундры.

Это объяснение представляется убедительным, если учесть, что в широколиственных лесах валовой запас растительной массы на Русской равнине 2600 ц/га, а в лишайниково-мшистом ельнике северной тайги — всего 900 ц/га и годичные приросты надземной массы в этих природных подзонах относятся как 4:1 (Лавренко, Андреев и Леонтьев, 1955).

Осушая болота на севере и северо-востоке Европейской территории СССР без последующего интенсивного их освоения, можно, по-видимому, ожидать здесь и в аналогичных провинциях Северной Америки несущественного изменения стока, так как после осушения нормы (средние многолетние) испарения на осушенных болотах и незаболоченных землях сближаются вследствие снижения испарения на осушенных массивах. Разумеется, в каждом конкретном случае должны быть приняты во внимание удельные соотношения болот, лесов, лугов, пашни.

Осушая болота в западных и юго-западных провинциях Европейской территории СССР без последующего интенсивного их освоения, нет оснований ожидать существенных изменений и общего объема стока, если признать правильным вывод о несущественных различиях в нормах испарения в этих регионах с неосушенных и осушенных неосвоенных болот. По-видимому, выводы о региональных изменениях соотношений в нормах испарения с неосушенных и осушенных неосвоенных (точнее, экстенсивно освоенных) болот можно распространить на заболоченные провинции Западной Европы и Северной Америки, где основная площадь болот сосредоточена в Канаде.

Сравнивая испарение с неосушенных и осушенных болот экстенсивного освоения, необходимо принимать во внимание географические условия.

Теоретические предпосылки приводят к выводу, что в низких широтах, особенно в тропической и субтропической зонах, испарение с осушенных болот неизбежно должно быть намного меньше, чем с неосушенных, так как в этих широтах теплоэнергетические ресурсы велики и на осушенных землях довольно быстро начинает ощущаться недостаток влаги, который затем длительное время продолжает нарастать. Это явление наиболее отчетливо наблюдается в областях с муссонным климатом, где, однако, болота — редкое образование. В экваториальной зоне на низменных территориях, где заболоченность значительна, а атмосферные осадки в течение года распределяются достаточно равномерно, разница в величинах испарения с неосушенных и осушенных болот не может быть большой. В этой зоне недостаток влаги после осушения не может быть значительным.

С продвижением в средние, а затем и высокие широты разница в нормах испарения с неосушенных и осушенных болот будет неизменно убывать и к северу от 61—62°, где в среднем многолетнем периоде на хорошо дренированных массивах наблюдаются оптимальные условия влагообеспеченности растений, она будет минимальной. Недостаток влаги во второй половине лета севернее 61—62° сказывается в редкие засушливые годы и на суглинистых почвах не достигает больших величин, о чем можно судить по наблюдениям над условиями влагообеспеченности культурных растений.

Рассмотрим второй случай преобразования заболоченных территорий, когда болота и заболоченные земли с их обычно низкой продуктивностью в результате осушения замещают высокопродуктивными пашнями с посевами культурных растений.

Согласно выводам В. В. Романова (1962, стр. 195), «осушение болот с последующим их сельскохозяйственным использованием практически не отразится на среднемноголетней величине испарения, а следовательно, и на среднемноголетней норме стока с болот». Далее Романов указывает, что «величина испарения не будет зависеть от того, какие болота осушены — низинные или верховые» (стр. 205). Эти выводы относятся к оптимальным для сельскохозяйственных культур условиям, когда имеет место полная влагообеспеченность растений, что в полевых условиях даже на осушенных болотах гумидных провинций может иметь место не каждый год (каждый год в случае, если на осушенном массиве применяют орошение).

В действительности на осушенных болотах орошение пока почти не применяют и водный режим их складывается в значительной мере только под воздействием осушения и апробированного опытом комплекса агротехнических мероприятий.

В связи с этим необходимо рассмотреть два варианта преобразования заболоченных территорий: а) замена болот и заболоченных земель в результате осушения высокопродуктивными полями с посевом культурных растений без орошения, б) то же с последующим орошением посевов в годы недостаточного выпадения атмосферных осадков или неравномерного их распределения, когда осушенные земли сильно пересыхают.

В первом варианте преобразования испарение за счет снижения его в годы недостаточного увлажнения повсюду будет меньше на осушенных землях, особенно в средних и низких широтах. На неосушенных болотах в сухие годы недостаток влаги не сказывается так сильно, как на осушенных землях, но верховые болота, вследствие разрыва капиллярной связи между пахотным и подпахотным горизонтами, пересыхают сильнее низинных (Романов, 1962), где подпитывание за счет капиллярного поднятия грунтовых вод возмещает отчасти недостаток влаги в верхних горизонтах почвы.

В годы достаточной влагообеспеченности растений испарение на осушенных землях либо равно, либо больше, чем на неосушенных, что существенно зависит от соотношения испаряющих влагу растительных масс. По данным стационарных микроклиматических наблюдений Главной геофизической обсерватории им. А. И. Воейкова в Белоруссии (Архипова, Глебова, Голубова, Романова, 1955) и Государственного гидрологического института в Северной Прибалтике (Романов, 1962), испарение с мощного травостоя тимофеевки, посеянной на осушенном болоте, оказалось больше (на 16—32%) испарения с неосушенного болота с малопродуктивным осоково-моховым покровом. В то же время луговая растительность суходольного луга при глубоком уровне грунтовых вод (около 350 см) испаряла меньше, чем неосушенное осоково-моховое болото, где глубина грунтовых вод была около 50 см.

Обстоятельные исследования испарения с осушенных и неосушенных болот проведены также Белорусским институтом мелиорации и водного хозяйства в течение ряда лет (Шебеко, 1959, 1965). Согласно этим исследованиям, сразу после осушения болот до их освоения испарение уменьшается за теплый период на 10—15%. Это объясняется уменьшением содержания влаги в почве после понижения уровня грунтовых вод, а также уменьшением транспирации появляющегося после осушения изреженного травостоя. Последующее освоение осушенных болот на высоком агротехническом уровне приводит к формированию густого высокопродуктивного травостоя. В результате испарение за теплый (апрель—октябрь) период года на осушенных освоенных болотах увеличивается на 10—15% в средний по количеству осадков год.

То, что непосредственной причиной увеличения испарения с освоенного болота является усиленная транспирация при наличии сильно возросшей после осушения растительной массы, доказано параллельными наблюдениями над испарением с осушенного болота, занятого в одном случае хорошо развитым травостоем овса и многолетних трав, в другом — естественным скудным травостоем. Разница в испарении за теплый период года между осушенным освоенным и осушенным неосвоенным болотами составляет в умеренных широтах с достаточным увлажнением около 25—30%.

В. Ф. Шебеко (1965) разницу испарения в годы разной увлажненности с освоенного высокопродуктивными травостоями и неосушенного болот для условий Белоруссии оценивает следующими числами: влажный год — до 30%, средний по влажности— 10—15%; в сухой (осадков около 70% нормы) год испарение за теплый период года на обоих участках почти одинаково. При этом осушение и освоение болот изменяют не только суммарное испарение, но и режим его в течение теплого периода года, что здесь специально не рассматривается.

На основании рассмотренных данных можно заключить, что сток с осушенных и освоенных болот должен неизбежно уменьшаться в средние и влажные годы не менее чем на 20% в умеренных широтах с полугумидным климатом. И если некоторые исследователи (Клюева, 1956) приходят к выводу о независимости нормы стока от степени заболоченности, то это кажущееся противоречие легко объяснимо незначительной разницей испарения с болот и малопродуктивных заболоченных лесов.

По аналогии выводы, полученные для Прибалтики и Белоруссии, по-видимому, можно распространять на заболоченные провинции Западной Европы и Северной Америки, за исключением районов многолетней мерзлоты. В районе Сибири возможные последствия осушения для испарения и стока пока остаются неясными по той же причине — из-за наличия многолетней мерзлоты.

Оценивая воздействие осушения на испарение и сток, нельзя не принимать во внимание, какие культурные растения предполагается возделывать или выращивать на осваиваемых болотах. В этом аспекте при достаточно большой растительной массе необходимо иметь в виду продолжительность вегетации культурных растений: более продолжительно вегетирующие растения, например многолетние травы, как правило, испаряют больше, чем растения с коротким вегетационным периодом.

В равной мере нельзя также не учитывать особенностей болотных микроландшафтов до их осушения (Иванов, 1953) — гидрологических условий, характера растительного покрова, в том числе мохового, а также физических свойств торфа.

В случае осушения лесных болот или заболоченных лесов с последующим оставлением их в процессе освоения как лесных угодий разница в испарении будет максимальной по сравнению с угодьями другого типа. Другими словами, лес на осушенном болоте с течением времени соответственно темпам повышения его бонитета будет испарять несколько больше, чем травянистые формации, что вытекает из упомянутых выше исследований С. В. Федорова на Валдае, Ю. Л. Раунера на Европейской территории СССР и др. Однако разница в испарении высокопродуктивного луга и леса высокого бонитета невелика. В Швейцарии, например, согласно личным наблюдениям автора, на месте вырубленных лесов в процессе культурного воздействия появились высокопродуктивные луга, многократно удобряемые и столь же многократно выкашиваемые или выпасаемые с ранней весны и до глубокой осени. Травостой таких лугов обильный и мало в чем уступает высокопродуктивному лесу по суммарному испарению.

В экваториальной и тропической зонах с гумидным климатом, при относительно равномерном в течение всего года выпадении атмосферных осадков, фактор продолжительности вегетационного периода культурных растений неизбежно должен сказаться еще сильнее на изменении суммарного испарения осушаемых болот, если после их осушения возделывают растения более короткого периода вегетации.

Однако доминирующими культурными растениями в этих широтах на месте бывших болот и заболоченных земель являются рис и следующая за ним вторая культура, которые по суммарному испарению, по-видимому, мало отличаются от гигрофитов болот вследствие близкого к болотному режима увлажнения почвы при затоплении рисовых полей и продления вегетации за счет второй культуры. И хотя продолжительность вегетации риса короче гигрофитных сообществ тропических и экваториальных болот, вегетирующих круглый год при равномерном выпадении осадков, тем не менее рисовое поле испаряет за год не меньше, чем болота, так как после созревания и уборки риса поля, как правило, засевают второй культурой, а иногда и третьей, что, например, широко практикуют на рисовых полях Индии (Тер-Аванесян, 1961).

Мы не располагаем экспериментальными данными для сравнения испарения с рисовых полей и болот в тропических широтах. Однако косвенно представление об этом можно получить, сравнивая аналогичные показатели в средних широтах, в частности, суммарное потребление воды рисом на широтах 45 — 47° (Шумаков, 1966) с годовой испаряемостью на тех же широтах (Зубенок, 1965).

Такое сравнение показывает, что оба показателя на этих широтах почти равны между собой: рис, не считая второй культуры, потребляет около 850—1100 мм (округлено нами), а испаряемость на той же широте Евразии равна 900—1000 мм.

На основании данных можно заключить, что в средних широтах рисовые поля по суммарному испарению не уступают большим водным поверхностям, тем более болотам.

Это заключение безошибочно можно распространить и на тропические широты, где после риса в тот же год обязательно высевают вторую культуру, продлевающую период интенсивного испарения. При этом не исключено, что при сравнении малопродуктивных тропических болот с высокопродуктивными культурными полями суммарное испарение за год и в тропических широтах с освоенных болот может быть несколько больше, чем до освоения, повсюду, где влажность почвы за счет равномерно выпадающих осадков поддерживается на оптимальном или близком к нему уровне.

При осушении болот без последующего их орошения в зонах и провинциях недостаточного увлажнения на любых широтах испарение с освоенных осушенных болот всегда меньше, чем с неосушенных, несмотря на более значительную растительную массу на осушенных болотах. Недостаток влаги в этом случае резко ограничивает испарение после осушения таких территорий.

Однако болот и заболоченных земель в провинциях недостаточного увлажнения очень мало, их образование возможно только в особых гидрогеологических условиях плоского низменного рельефа.

Это обстоятельство позволяет не рассматривать подобные случаи, как не имеющие серьезного хозяйственного значения.

Итак, замена малопродуктивных болот высокопродуктивными культурными угодьями без орошения в перспективе приведет на всех широтах к увеличению испарения в гумидных зонах и провинциях главным образом за счет роста биологической продуктивности преобразованного угодья в нормально влажные и влажные годы.

По существу такие последствия преобразования следует рассматривать как некоторый стимулятор интенсивности биофизического влагооборота заболоченных и смежных с ними территорий, объединенных общей циркуляцией воздушных масс.

Судя по результатам воздействия этих преобразований на испарение, влияние их на атмосферные осадки можно сравнить с полезащитными лесными полосами.

Во втором варианте преобразования болот и заболоченных земель, когда последующее освоение их после осушения сопровождается регулярным орошением, изменение испарения на освоенных болотах подчинено иным закономерностям.

После осушения почвы болот и заболоченных земель по режиму влажности приближаются к почвам нормально дренируемых территорий. В зависимости от соотношения осадков и испарения, а также до некоторой степени и от динамики накопления и старения растительной массы режим влажности почв после осушения становится полностью подверженным случайным изменениям погодных условий. Избыток влаги, всегда свойственный болотам до их осушения и оказывающий воздействие на пополнение ресурсов влаги для растений в засушливые периоды, удаляется после осушения и, следовательно, перестает регулировать степень влажности этих почв, что, однако, не исключает возможности появления недостатка влаги и на неосушенных болотах.

Однако опыт осушения заболоченных территорий с последующим их интенсивным освоением указывает на факты более частого недостатка влаги по сравнению с периодом, предшествующим преобразованию.

Механическое понижение грунтовых вод в процессе осушения до заданного постоянного уровня не является совершенным способом регулирования водного режима болотных и заболоченных почв при любых метеорологических условиях, что теперь достаточно общеизвестно. Оно оправдывает себя во влажные годы, когда, согласно исследованиям А. М. Алпатьева (1963), показатель увлажнения (отношение осадков к испаряемости за теплый период года) более 0,9, бесполезно в средние по влажности годы (показатель от 0,6 до 0,9) и вредно в сухие годы (показатель менее 0,6), так как приводит в эти годы к пересыханию осушенных болот и снижению их биологической продуктивности.

В географическом аспекте дополнительное увлажнение осушенных земель за счет орошения подвержено значительной изменчивости, хотя общая закономерность его вполне определенна: норма орошения тем больше, чем суше территория, окружающая болото, больше дефицит влажности воздуха и продолжительнее период вегетации культурных растений, возделываемых на осушенном болоте. Все это верно при достаточно высоких урожаях, исчерпывающих полностью теплоэнергетические ресурсы в данном пункте за данный год.

«Зона» оптимального влагооборота, как уже отмечалось в третьей главе, в пределах северного полушария совпадает с территориями подзоны смешанных лесов, южной и средней тайги. В среднем многолетнем периоде здесь разность между испарением и испаряемостью приближается к нулю, но в отдельные месяцы теплого периода года ее нулевое значение мигрирует от северных лесостепей в мае до тайги включительно в августе, когда частично исчерпываются усвояемые запасы влаги в почве, накопленные к началу весны за счет осадков холодного периода года.

На территории Европейской части СССР «зона» оптимального влагооборота приблизительно соответствует широтам 59 — 62° с.

Потребность в воде зерновых хлебов на этих широтах составляет для яровых около 150—200 мм и столько же для озимых, не считая осеннего периода вегетации.

По карте Н. А. Даниловой (1965), суммарное испарение в естественных условиях с полей яровых и озимых зерновых культур на широтах 60—62° с. ш. составляет около 150— 200 мм, т. е. в среднем многолетнем периоде оно соответствует потребности их во влаге, так как еЕ равно нулю. Поэтому после осушения болот только в редкие сухие годы на этих широтах может иметь место недостаток влаги.

В то же время весной (май) «зона» оптимального увлажнения на северо-западе Русской равнины перемещается далеко к югу, охватывая всю подзону смешанных лесов, а в июле и августе в связи с использованием весенних резервов усвояемой влаги в почвах она мигрирует к северу до границ средней тайги (Зубенок, 1965).

К северу от средней тайги Евразии, т. е. в северной тайге и тундрах, повсюду наблюдается избыток влаги как на территории Европейской части СССР, так и в Сибири, массовое осушение болот здесь частично увеличит испарение и соответственно снизит сток и избыток влаги.

В Северной Америке «зона» оптимального влагооборота в северо-западных провинциях лесной зоны поднимается к северу до 61—62° с. ш., в восточных лесных провинциях она опускается к югу до 51—52° с. ш.

К югу от подзоны тайги преобразование болот в высокопродуктивные поля и луга в умеренных широтах северного полушария повсюду требует орошения, нормы которого непрерывно возрастают с продвижением к югу тем интенсивнее, чем суше климат и продолжительнее период вегетации культурных растений, возделываемых на осушенных болотах.

Осушение болот с последующим орошением в большом масштабе в перспективе будет осуществляться в северном полушарии в подзонах смешанных и широколиственных лесов умеренных широт на территории СССР, Западной Европы, включая южные и средние районы Скандинавского полуострова, в восточных районах Северной Америки между 40 и 50° с. ш. Пока на этих территориях орошение осушенных болот применяется как редкое исключение, хотя необходимость в нем вполне доказана.

В. В. Романов (1962) нормы орошения зерновых культур на осушенных болотах западных и центральных провинций лесной зоны Европейской части СССР определяет для средних по влажности лет величинами порядка 75—125 мм, а в более засушливых восточных и юго-восточных районах—150—200 мм, По данным Л. Г. Бавиной (1967), нормы орошения зерновых на осушенных болотах должны быть несколько больше.

Нормы орошения многолетних трав, вегетирующих более продолжительный период, должны быть больше норм зерновых хлебов не менее чем на 15—20% в подзоне смешанных лесов и на 25—30% в подзоне широколиственных лесов СССР и Западной Европы.

В тропической зоне орошение осушенных болот, по-видимому, будет необходимо повсюду, где четко разграничены влажный и сухой периоды. Исключение составят провинции постоянно влажного климата, занимающие весьма ограниченные территории.

В условиях круглогодичной вегетации недостаток влаги в тропических широтах, возмещаемый за счет орошения осушенных болот и заболоченных земель, значительно больше величин, приведенных для пояса умеренных широт; он составляет 500—700 мм и больше, если судить о нем по разности осадки минус испаряемость. Эти величины получены без поправок на сток, что для провинций с плоским рельефом может быть допущено без существенных погрешностей.

Итак, осушение болот и заболоченных земель в планетарном масштабе вначале высвобождает небольшое количество пресной воды с последующим превращением ее в горько-соленую воду. В процессе дальнейшего освоения болота и заболоченные земли в перспективе неизбежно будут замещены преимущественно высокопродуктивными пашнями и лугами, садами и огородами, плантациями однолетних и многолетних технических культур с применением регулярного орошения.

Такое преобразование болот и заболоченных земель в высокопродуктивные угодья повсюду будет способствовать повышению интенсивности биофизического влагооборота, размеры которого будут зависеть от географических условий и полноты биологического использования теплоэнергетических ресурсов конкретного года.

Количественно рост интенсивности местных биофизических влагооборотов в результате осушения и культурно-технических мероприятий может быть оценен весьма приближенно.

Судя по дополнительному искусственному увлажнению осушенных болот, можно предполагать, что минимальное влияние преобразовательные мероприятия окажут в высоких широтах, где норма орошения на болотах составляет в среднем 50— 100 мм, и максимальное влияние — в тропических широтах, где она возрастает до 500—700 мм и больше. Эти нормы орошения в первом приближении позволяют количественно оценить увеличение интенсивности местных биофизических влагооборотов под воздействием осушения земель с последующим их превращением в высокопродуктивные угодья с применением регулярного орошения.

Оценивая последствия этих преобразований, необходимо принимать во внимание удельный вес болот и заболоченных земель в разных природных зонах. Там, где мало болот и заболоченных земель по сравнению со всей земельной площадью и невелика их общая площадь, осушительные мелиорации мало повлияют на изменение местного климата. В гумидных условиях во влажные годы только крупномасштабные мероприятия могут заметно интенсифицировать местные биофизические влагообороты за счет некоторого увеличения суммарного испарения, объем которого был приближенно оценен выше.

В засушливые годы даже в гумидных провинциях на осушенных болотах и бывших заболоченных землях затраты тепла на испарение будут меньше, а на турбулентный теплообмен — значительно больше, чем до осушения, если не будет осуществлено орошение. При этом радиационный баланс несколько снижается.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.