big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Законы и теории народонаселения

Каждой общественной формации присущ свой закон народонаселения, связанный с основными экономическими законами этой формации. Закон народонаселения, свойственный капиталистическому способу производства, главной целью которого является извлечение максимальной прибыли посредством эксплуатации и ограблении трудящихся, был сформулирован К. Марксом в следующих словах: «...рабочее население, производя накопление капитала, тем самым в возрастающих размерах производит средства, которые делают его относительно избыточным населением». Это избыточное население, «будучи необходимым результатом капиталистического накопления, является в то же время необходимой составной частью капиталистического механизма».

При капитализме объем производства определяется не количеством трудовых ресурсов и не количеством «ртов», а исключительно количеством покупателей, способных платить, т. е. приносить прибыль. Таким образом, создается относительное перенаселение, различное по форме (безработица, неполная занятость), хищническое и неполное использование трудовых ресурсов; все это оказывает определенное влияние на рождаемость и на смертность трудящихся, на миграционные процессы.

Иной закон народонаселения действует при социалистическом способе производства. Он обеспечивает возможность полной занятости трудоспособного населения в общественном труде при отсутствии безработицы, неуверенности в завтрашнем дне, при непрерывном повышении материального благосостояния трудящихся и улучшении культурно-бытовых условий. Поскольку цель социалистического общества — удовлетворение потребностей общества во все большем объеме, а не получение прибыли, то наряду с ростом производительности труда непрерывно увеличивается и численность занятых в народном хозяйстве. Рост населения  — важный фактор дальнейшего роста производства. Это при постоянном внимании КПСС  и Советского правительства к улучшению условий жизни народа, развитию культуры создает объективные предпосылки для прогрессивного типа воспроизводства населения и гармонического физического и духовного развития людей.

Советские демографы, философы и социологи в последние годы ведут большую работу по исследованию законов народонаселения и их связи с демографическими закономерностями. Были предложены разные формулировки основного закона народонаселения социалистического общества (главные черты его изложены выше), который, как и сформулированный Марксом закон народонаселения капиталистической формации, является политико-экономическим законом, выражая определенное общественно-экономическое отношение между экономическим воспроизводством, развитием народонаселения, а также степенью и характером использования трудоспособного населения в общественном производстве.

Такого рода закон народонаселения, связанный с основным экономическим законом формации и другими ее экономическими законами (например, в условиях социализма — с законом планомерного пропорционального развития), оказывает глубокое влияние на демографические процессы. Однако нельзя считать, что основной политико-экономический закон народонаселения капитализма или социализма непосредственно определяет тот или иной уровень рождаемости, смертности и т. д. Мы знаем, что различия в воспроизводстве населения могут быть велики даже в пределах одной страны, с единым для нее экономическим законом народонаселения. Это влияние опосредствовано рядом демографических закономерностей (анализ этих связей — одна из важнейших теоретических задач демографии), модифицируется ими.

В конце XVIII в. появляются различные объяснения тех или иных темпов естественного движения населения, суждения о желательности или отрицательных последствиях для любой страны быстрого роста населения. Так возникали в буржуазном обществе теории народонаселения. Особенно пришлась ко двору поднимавшейся буржуазии теория Т. Мальтуса, английского священника и экономиста, сформулированная им в 1798 г. в трактате «Опыт о законе народонаселения...». Суть этого закона, по Мальтусу, чисто биологическая: «...постоянное стремление, свойственное всем живым существам, размножаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи». При этом он считал, не утруждая себя серьезными доказательствами, что населению свойственно размножаться в геометрической прогрессии, в то время как средства существования могут увеличиваться лишь в арифметической прогрессии. Отсюда закономерное и неизбежное ухудшение условий жизни трудящихся по мере увеличения их численности, в чем они сами виноваты, потому что имеют «слишком много детей», и борьба их за улучшение условий жизни поэтому бессмысленна, а миру угрожает скорое перенаселение. Выход из всех социальных бедствий Мальтус видел только в сокращении рождаемости. Направленность этой теории на разоружение народных масс в их борьбе за нормальное существование не скрывалась и самим автором ее, который надеялся, что, приняв его доводы, они «станут более миролюбивы и послушны; они не так легко готовы будут на возмущение в случае недостатка хлеба».

Лженаучные положения мальтузианства были убедительно разоблачены Марксом, Энгельсом, Лениным. Они показали, что Мальтус фальсифицирует науку в интересах правящих классов, подменяя действительные причины нищеты и безработицы, коренящиеся в самом капиталистическом строе, якобы «биологическими» законами. Серьезную критику теория Мальтуса встретила и среди части буржуазных ученых.

Однако и в настоящее время, в несколько подновленном виде, неомальтузианские теории населения значительно распространены за рубежом, по тем же причинам, что и в XVIII в., выполняя «социальный заказ» правящих кругов империалистических стран. Наиболее реакционные из неомальтузианцев откровенно приветствовали войны, голод, эпидемии; более умеренные пропагандируют ограничение рождаемости различными способами для тех стран, где она высока, видя в этом единственное средство улучшения условий жизни в них и «спасение» всего человечества от перенаселения.

Распространение неомальтузианских теорий подогревалось в последние десятилетия резким увеличением темпов естественного прироста населения, так называемого «демографического взрыва», в большой группе развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки. В этих странах, многие из которых лишь недавно освободились от колониальной зависимости, живет свыше 70% всего человечества. Увеличение темпов прироста их населения заметно отразилось и на общих, глобальных показателях, хотя во многих развитых странах за это же время прирост населения снизился.

«Демографический взрыв» это существенное, но исторически преходящее явление. Его причина в том, что уровень рождаемости в этих аграрных странах с еще низкой степенью культуры и сохранением многих традиционных черт быта остается в общем на прежнем высоком уровне, а смертность от болезней уже удалось заметно снизить (прививки, борьба с заболеваниями детей, санитарное просвещение и т. п.). Естественный прирост как разница между числом родившихся и умерших соответственно увеличился.

Современная паука, располагая убедительными доводами беспочвенности опасений перенаселения мира в обозримом будущем, в состоянии доказать ложность расчетов и прогнозов неомальтузианцев. Против их концепции активно выступают советские ученые, а также прогрессивные ученые других стран.

Во-первых, имеющиеся мировые ресурсы для производства продовольствия используются еще далеко не полностью, а в условиях капиталистического общества — нерационально, хищнически. Мальтус угрожал близящейся перенаселенностью тогда, когда население земного шара едва достигало 900 млн. человек. Сейчас оно уже превышает 4 млрд. человек. По подсчетам, сделанным в 50-х годах английским географом Д. Стэмпом, земной шар мог бы прокормить 8 —10 млрд. человек при более полном и рациональном использовании естественных ресурсов. Позднейшие расчеты, учитывающие новые достижения науки и техники и опыт сельского хозяйства развитых стран мира, позволяют эту цифру значительно увеличить. Так, К. Кларк пришел к выводу (1967) о том, что при «голландском» стандарте получения продукции с 1 км2 культивируемых земель в мировом масштабе возможно производить продовольствие для 28 млрд. человек. Советский ученый К. М. Малин доказывает, что мировая посевная площадь в будущем может быть расширена с 1,4 до 10 млрд. га, что обеспечило бы увеличение производства пищи в несколько раз. Эксперты ФАО (сельскохозяйственная и продовольственная организация при ООН) считают, что к 2070 г. Земля будет способна прокормить около 36 млрд. человек.

Во-вторых, развивающиеся наука и техника непрерывно расширяют круг тех ресурсов, которые могут быть использованы для производства пищи (дальнейшее увеличение урожайности, применение гидропоники, новые кормовые ресурсы для животноводства, получаемые из непищевого сырья и из огромной биомассы Мирового океана, и т. д.).

В-третьих, неомальтузианцы исходят из бездоказательной предпосылки о сохранении и в будущем тех же высоких темпов прироста численности населения земного шара, которые наблюдаются в последние десятилетия. Между тем исторический опыт всех развитых стран показал, что экономическое развитие ранее отсталых стран обусловливает постепенный их переход к более низкой рождаемости и другому типу воспроизводства населения с достаточно высоким, но значительно меньшим, чем сейчас, ежегодным его приростом.

Учитывая современные демографические тенденции в наиболее развитых и урбанизованных странах мира, в том числе все увеличивающуюся в них долю одно-двухдетных семей (т. е. не обеспечивающих даже простого воспроизводства населения) и постепенное распространение таких тенденций на другие страны, многие демографы-немальтузианцы считают, что численность населения мира примерно стабилизируется (т. е. рождаемость и смертность сравняются) на уровне 12 — 15 млрд. человек и произойдет это во второй половине XXI в. По прогнозу группы экспертов ООН, выполненному в 1974 — 1977 гг., стабилизации (на уровне 12 — 12,5 млрд. человек) можно ожидать к началу XXII в., примерно в 2100 — 2125 гг. Прокормить такое население при социальном строе, обеспечивающем рациональное производство и справедливое распределение всех жизненных благ, будет вполне возможно.

Мальтузианство как социальное учение, направленное на отвлечение трудящихся от борьбы за лучшую жизнь, пропагандирует ложную идею, что ограничение деторождения  — главный путь к разрешению острых социальных и экономических проблем. Марксисты, решительно выступая против мальтузианства, не осуждают пропаганду ограничения рождаемости, проводимую в некоторых странах, где на данном этапе их развития рост населения обгоняет возможности необходимого увеличения производства жизненных благ, что создает определенные трудности. Но коренное решение проблемы состоит в ускоренном развитии производительных сил при необходимых социальных преобразованиях в таких странах, где особенно высока рождаемость. Это должно привести, как наглядно показывает опыт социалистических стран, к ликвидации разрыва между возрастанием населения и ростом производства.

За рубежом появлялись и другие теории народонаселения. Однако общий недостаток, присущий в большей или меньшей мере этим теориям, — стремление рассматривать демографические процессы и отдельные закономерности вне исторической их обусловленности развитием общества. При этом зачастую абсолютизируется, объявляется главной какая-либо одна частная закономерность развития населения, вскрытая наукой, и на ней строится вся теория. Так, американский статистик Р. Пирл в 20 — 30-х годах отстаивал концепцию «логистической кривой» роста народонаселения, исходя из наблюдений за развитием популяций мушек в лабораторных условиях. По его теории, развитие населения постоянно должно проходить через три точки (соединение которых и дает логистическую кривую роста населения): начало роста численности, достижение максимума в темпах роста и переход к снижению рождаемости. Такая «биолого-математическая» модель игнорирует влияние разнообразных социально-экономических факторов на рождаемость и не может иметь универсального значения, что наглядно подтвердилось динамикой населения в разных странах.

В современных буржуазных теориях населения встречается преувеличение либо экономических, либо социологических моментов. Так, Г. Беккер, Я. Минцер, Р. Истерлин принимают за основу в познании закономерностей и прогнозе рождаемости ее «экономику»: дети рассматриваются как специфический «товар» и оценивается их «конкурентоспособность» — как «формы приложения капитала» — с другими материальными и духовными благами. На основе таких расчетов и строятся модели демографического поведения семей, т. е. в демографию вносятся обычные схемы поведения потребителей, характерные для буржуазной политической экономии. В то же время, например, Д. Миллер, Д. Фоссет, Р. Пелман и другие отстаивают «социально-психологическую гипотезу» плодовитости населения, в соответствии с которой для объяснения и предсказания различий в уровне рождаемости достаточно изучать не объективные факторы, а только их отражение в психологии людей, в их репродуктивном поведении с учетом психологического склада личности и внутрисемейных отношений, но в отрыве от социальной среды, ее влияния.

Большое распространение получила начиная с 20-х годов «теория оптимума населения». Считается, что для каждой страны может быть найден некий оптимум, к которому надлежит стремиться, стимулируя для этого либо повышение рождаемости, либо ее ограничение. Авторы этой концепции (А.у Саундерс, А. Ландри и др.) откровенно заявляли, что «легче регулировать население, чем экономику», и призывали «подгонять» первое ко второму. Но все дело в том — что именно считать оптимумом? В зависимости от понимания «оптимума» очень легко любую страну объявить перенаселенной или недонаселенной и, если оценка ведется с позиций апологетики капитализма, установить «оптимальную» численность населения, исходя из потребностей капиталистического накопления и получения максимальной прибыли. Концепция «оптимума населения» может быть использована и мальтузианцами: бедность и трудности развития некоторых стран можно, совсем по Мальтусу, «объяснить» тем, что в них сильно превзойден оптимум населения, что всему виной перенаселенность, тогда как причина в социальных условиях, тормозящих развитие производительных сил, и в эксплуатации таких стран международными монополиями и империалистическими государствами (с помощью политики цен, вывоза прибылей и т. д.).

Один из наиболее известных современных зарубежных демографов, которого можно отнести к числу прогрессивных ученых, А. Сови, активный сторонник теории оптимума, признает, что с разных позиций (экономических, социальных, «военного могущества» и т. д.) оптимум населения можно определять по-разному, причем «с позиций господ» он будет иным, чем «с позиций слуг». Он пишет: «Определение оптимальной численности населения какой-либо страны нельзя отождествлять с обязательным стремлением его достигнуть... Оптимум может так же, как и максимум, быть просто вехой, ориентиром, уточняющим ситуацию. Каждому дозволено исчислить все возможные оптимумы (если он в состоянии это сделать). Понятие оптимума, следовательно, значительно облегчает изучение влияния численности людей на различные факторы...» (Сови, 1977, с. 104—105).

Следует добавить, что за полвека существования этой теории убедительно рассчитать оптимум населения не удалось ни для одной страны, что говорит о бесплодности данной теории. Определенные же «рациональные зерна», которые в ней есть, начинают использовать, конечно, в иной интерпретации советские демографы, ставя вопрос об оптимальных темпах воспроизводства населения для нашей страны в перспективе, исходя из задач скорейшего построения коммунистического общества.

Основы подлинно научной теории народонаселения были заложены в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса, получили развитие в работах В. И. Ленина, и в настоящее время в СССР продолжается дальнейшая разработка этой теории для современного исторического периода. Марксистско-ленинская теория исходит из экономических законов народонаселения, свойственных каждой исторической формации. Для социализма это означает принципиальную возможность обеспечить при достаточно высоком уровне производительных сил все трудоспособное население работой и этим ускорить дальнейшее развитие производства в интересах всего общества и каждого его члена. Теория исходит из научно обоснованного положения о достаточности природных ресурсов мира для обеспечения необходимого жизненного уровня растущего населения на обозримый период при условии рационального использования этих ресурсов и экономической помощи развивающимся странам со стороны развитых (в полной мере осуществимой, конечно, лишь при социализме).

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.