big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Сергей Григорьевич Григорьев

(1874 — 1931)

 

Сергей Григорьевич Григорьев

 

Среди географов первой по овины XX века почетное место принадлежит профессору Московского университета С. Г. Григорьеву. Талантливый педагог и исследователь, С. Г. Григорьев своей педагогической, научной и общественной деятельностью много способствовал развитию географии в дореволюционной России, а затем и советской географии.

В начале XX века Григорьев, вместе с группой своих товарищей-географов, выступил как преобразователь преподавания географии в средней школе, решительно ломая установившуюся здесь рутину. В последующие годы он проводил широкую педагогическую и общественную работу в области распространения географических знаний, преподавая географию во многих учебных заведениях Москвы и выступая с публичными лекциями и докладами, принимал энергичное участие в реорганизации школы, как сред ней, так и высшей, и в организации исследовательских работ. Вместе с тем он был неутомимым исследователем-путешественником и развивал наиболее привлекавшую его отрасль географии — страноведение.

Григорьев родился 12 октября 1874 г. в Москве, в 1892 f. окончил с серебряной медалью 1-ю Московскую гимназию и в том же году поступил на естественное отделение Московского университета. Интерес к естествознанию («Материалы по биографии С. Г. Григорьева», сост. 3. И. Григорьевой) пробудился у Григорьева еще в раннем детстве.

В университете он учился у крупнейших естествоиспытателей того времени — К. А. Тимирязева, М. А. Мензбира, А. П. Павлова и др. Он готовился стать зоологом, работая под руководством М. А. Мензбира. В студенческие и в ближайшие после окончания университета годы им были выполнены работы «Строение крыла у насекомых» и «О скелете Scuphirhynchus». Однако путь ученого-зоолога был прерван в самом начале. В 1896 г., перед окончанием университета, Григорьев был арестован по обвинению в политической неблагонадежности, после ареста был оставлен под надзором полиции, и, хотя и был допущен к государственным экзаменам и окончил университет с дипломом 1-й степени, оставление при университете, а следовательно, и торный путь к научной работе оказались для него невозможными.

После окончания университета Григорьев начал преподавать географию в средней школе и перешел к исследовательским работам в области географии.

Интерес Григорьева к природе выходил далеко за пределы одной отрасли естествознания. Уже студентом он наряду с зоологией занимался и ботаникой, много экскурсировал с этой целью в различных частях Европейской России, на Кавказе и в Средней Азии, и уже в 1898 г., через два года после окончания университета, вышла его первая печатная работа «К флоре северной границы чернозема».

Яркий педагогический талант Григорьева раскрылся во всей полноте уже в ранний период его деятельности. Вместе с группой других преподавателей, А. А. Крубером, А. С. Барковым и С. В. Чефраиовым, он выступает как преобразователь преподавания географии в России, находившегося в то время на крайне низком уровне.

Вооруженные глубокими и широкими познаниями по географии и различным отраслям естествознания, с тщательно продуманными методическими предпосылками, четыре московских географа приступили к созданию учебных руководств по географии. По свидетельству А. С. Баркова, С. Г. Григорьев был душою всей четверки. Именно ему эти учебные руководства обязаны прежде всего яркостью и живостью языка, обилием запоминающихся описаний ландшафтов.

Одновременно с созданием учебников большую работу проводит Григорьев в передовых педагогических общественных организациях того времени. Он принимает энергичное участие в работе Географо-педагогической комиссии при Обществе любителей естествознания, антропологии и этнографии. В 1905 — 1906 гг., когда Московское педагогическое общество развернуло свою работу в весьма радикальном направлении, Григорьев работал в качестве его секретаря. В те же годы он состоял председателем еще более боевого Союза деятелей средней школы и участвовал в нелегальном съезде этого Союза в Финляндии.

В преподавании географии Григорьев придавал большое значение использованию преподавателем своих личных наблюдений и впечатлений от посещения им разных стран и районов. В связи с этим Григорьев все свободное время посвящал поездкам для ознакомления с различными странами и ландшафтами. Его поездки с этой целью охватили густой сетью маршрутов Европейскую часть СССР и некоторые местности Азиатской части; кроме того, он побывал и во многих зарубежных странах. В Европейской части СССР Григорьев изъездил, как с целью сбора материалов для своей педагогической работы, так и с научно-исследовательскими целями, многие области центральной и южной части Русской равнины, Крым, Кавказ, Урал; особенно интересовал его Север, где он изучал Заимандрский район Кольского полуострова и полуостров Канин. В Азиатской части СССР Григорьев побывал на Памире и в других частях Сред ней Азии, на Алтае и в Зауралье. Из зарубежных стран Григорьев путешествовал по Турции, Греции, Италии, Германии, Швейцарии, Франции, Австрии и Венгрии, Сирии, Палестине и Египту. Ряд поездок он совершил со своими учениками по средней школе и со студентами Московского университета. Григорьев привозил из своих поездок богатейший материал для передачи его своим ученикам и слушателям лекций. Он совершил восхождения на вулканы Везувий и Этну, знакомился с карстовыми ландшафтами Крыма и Западной Европы, озерами Север ной Италии, ледниками Альп, Средней Азии и Кавказа.

Богатство личных наблюдений вместе с блестящим талантом лектора придавали большую живость и красочность его лекциям в аудиториях учебных заведений Москвы и его докладам в научных обществах и публичным лекциям, неизменно привлекая большое число слушателей.

В 1908 — 1909 гг. Григорьев выдержал при Московском университете магистерский экзамен по географии (у Д. Н. Анучина) и в 1909 г. начал работать в университете приват-доцентом по кафедре географии. В том же году Д. Н. Акучин передал ему свой курс общего землеведения. Кроме того, в 1910/11 учебном году Григорьев читал курс географии Западной Европы (Италия и Голландия) и курс географии России (Туркестан).

Однако и на этот раз работа Григорьева в Московском университете была вскоре прервана. В 1911 г., вместе с группой других профессоров и преподавателей, Григорьев уходит из университета в знак протеста против реакционно-направленной деятельности министра просвещения Кассо. В письме к Д. Н. Анучину он писал: «...я знаю, что рискую не только работой в университете, что рискую потерять (быть может надолго, быть может навсегда) свою 15-летнюю службу по Мин. нар. проев., рискую лишиться своего любимого детища — средней школы... и все-таки не могу отказаться от подачи мотивированного заявления о невозможности для меня состоять преподавателем университета в данную минуту». И далее: «...аресты и высылки студентов, отмена правил о собраниях, присутствие и постоянное вмешательство полиции, инсценированные лекции, увольнение глубоко уважаемых мною людей... — все это такие факты, что... не выразить по поводу их протеста я не могу...»

По выходе из университета Григорьев возвратился к преподаванию в средней школе. С 1913 г. он читал лекции в Московском сельскохозяйственном институте [Тимирязевская академия], в Народном университете имени Шанявского и на Высших женских курсах. В 1915 г. Григорьев был одним из организаторов состоявшегося в Москве первого съезда преподавателей географии. В Московский университет Григорьев мог вернуться только после свержения самодержавия, весной 1917 г.; сначала он работал там в качестве приват-доцента, а в 1918 г. был избран профессором. В университете Григорьев продолжал дело реорганизации преподавания, начатое им еще в годы молодости. Он принял большое участие в организации преподавания на вновь созданном после Октябрьской революции географическом отделении физико-математического факультета. С неменьшей энергией взялся Григорьев за создание ряда новых курсов. В послереволюционные годы он читал курсы: сравнительного страноведения, биогеографии, географии СССР, курс географии внеевропейских стран и др.

Разработанная Григорьевым методика преподавания географии, созданные им учебные руководства и курсы в высших учебных заведениях оказали большое влияние на ряд поколений преподавателей географии и научных работников-географов, привлекали в ряды географов новые, молодые силы и неизменно способствовали развитию географии: Ю. М. Шокальский после смерти Григорьева писал: «Ему многим обязана русская школа в постановке правильного преподавания географии. Это дело было тогда совершенно новое везде в Европе. Успех и польза его трудов вознаградили его сторицею, и в области этого главного предприятия его жизни — память он не умрет».

Как ученый-географ Григорьев был прежде всего страноведом. «Страноведение, — пишет Григорьев в одной из свои: работ, — изучает различные географические элементы в их совокупности, в их взаимной связи, в их взаимодействии, пытаясь выяснить зависимость этих элементов друг от друга...; другими словами, страноведение делает из фактов выводы, конечным следствием которых является выяснение общих географических законов». Из этого понимания страноведения вытекает общий комплексный характер исследовательских работ Григорьева. Вслед за первыми более специальными работами по зоологии и ботанике, указанными выше, и работой по изучению озер Ростовского уезда, все последующие исследования Григорьева носят характер именно комплексного изучения местности. Стремясь создать «цельную географическую картину» (как он писал в одной из своих работ) изучаемой территории, Григорьев тем не менее со всей тщательностью подходил к изучению отдельных элементов ландшафта, рассматривая каждое явление в связи с общим ландшафтом.

Ряд лет Григорьев проводил исследования на Кавказе — в районах Черноморского побережья Кавказа, в районе Кисловодска, в 1926 г. принимал участие в экспедиции по обследованию Кавказского заповедника. В работе «Долины окрестностей Кисловодска», отмечая характерную черту Кисловодского плато — глубокие и узкие долины рек, Григорьев указывает на связь их направления с общим наклоном пластов и трещинами пород, зависимость формы долин от петрографического состава пород и объясняет их генезис работой обильных вод в результате отступания ледников с последующей моделировкой склонов долин агентами выветривания и эоловой эрозии в фазу послеледникового усыхания.

Наибольший интерес вызывали у Григорьева малоисследованные места нашей родины, «белые пятна» на ее карте. К этого рода исследованиям относятся короткая, но давшая ценные результаты поездка в 1921 г. на западное побережье озера Иманд ра и трехгодичная (1905, 1913 и 1914) экспедиция на полуостров Канин, которую Григорьев возглавлял по поручению Русского географического общества. Первоочередной задачей экспедиции явилась съемка территории полуострова. В результате этой работы и обработки других картографических материалов была составлена карта Какина полуострова в масштабе 1 : 617000.

В 1905 г. экспедиция Григорьева посетила северную оконечность полуострова — мыс Канин Нос. В 1913 г. экспедиция прошла на оленях от устья реки Чижи на западном побережье Канина на север вдоль центральной части полуострова, пересекла возвышенность Канин Камень и вышла на мыс Канин Нос. В 1914 г. работы экспедиции охватили южную часть Канина от пос. Нижняя Мгла — к восточному побережью полуострова — по долинам рек Голубницы, Чеши и Чижи — западное побережье до Нижней Мглы. Результатом работ экспедиции явилась выполненная Григорьевым монография «Полуостров Канин», первый том которой вышел в 1929 г. Второй том монографии Григорьев не успел закончить и материалы этой второй части работы остаются до сих пор неопубликованными.

Несмотря на свою огромную трудоспособность, Григорьев напечатал значительно меньше того, что мог бы, и значительная часть собранных им огромных материалов лежит в его архиве, частью в обработанном, частью в полуобработанном виде. Причиной этого является главным образом чрезвычайная требовательность Григорьева к своей работе.

Кроме материалов собственных исследований, Григорьев систематически печатал обзоры новой географической литературы по разным странам и рецензии. Много статей он написал для энциклопедических словарей — словаря Граната, Большой и Малой Советских Энциклопедий. Результатом его работы по истории исследования Антарктиды явилась книга «Шестая часть света» и выдержавшая несколько изданий книга «Вокруг Южного полюса».

Большую работу проводил Григорьев по организации географических исследований. Он состоял членом Комитета Севера при Президиуме ВЦИК, членом Государственного комитета по охране природы, председателем географического отделения, а затем и всей естественноисторической секции Общества изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока, заместителем председателя географического отделения Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Организационную и консультационную работу вел Григорьев в течение многих лет в Российском обществе туристов, а впоследствии в Обществе пролетарского туризма, в ВОКСе и других организациях и научных обществах.

А. А. Борзов писал в некрологе о С. Г. Григорьеве: «Возможность передать другим все то, что узнал, проработал сам, — вот в чем был главный одухотворяющий всю жизнь стимул... Его имя уже вошло в историю русской географии, в историю развития и распространения географических знаний в нашей стране, так же как и в историю русской школы первой четверти XX века. И здесь и там оно займет видное место на почетной странице».

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.