big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Михаил Александрович Боголепов

(1875 — 1933)

 

Михаил Александрович Боголепов

 

Основными областями научной деятельности М. А. Боголепова — географа, профессора Московского университета — были климатология, пограничные проблемы геофизики, геологии и палеогеографии, страноведение и методика преподавания географии. Педагогическая деятельность его протекала в средней школе и в университете.

В климатологии Боголепов исследовал преимущественно вопросы динамики атмосферы и колебаний климата. Опираясь на сведения, содержащиеся в древнерусских летописях, и на данные геофизических обсерваторий, он уточнил вы воды Брикнера о периодических колебаниях климата. Основной причиной периодических «возмущений» климата Боголепов считал изменение интенсивности деятельности Солнца, внешне выражающееся в периодическом изменении количества «солнечных пятен» с максимумами их через 11 лет.

В геологии и палеогеографии Боголепов разрабатывал проблему происхождения материков и пришел к выводам о горизонтальной подвижности материковых глыб вследствие вихреобразных движений в толще магмы в недрах Земли.

Работы страноведческого направления были созданы Боголеповым в тесной связи с преподаванием в процессе педагогической деятельности. Диапазон этих трудов его был очень широкий — он интересовался и Соединенными Штатами Америки и особенно странами Востока (Китай, Индия, Япония, Корея, Ближний Восток).

Родился Боголепов в 1875 г. в г. Ялте. Кто были его родители — неизвестно. 30 июля он был найден на крыльце дома богатой дворянки М. И. Соць как «подкидыш». М. И. Соць, назвав ребенка Михаилом, вскоре переправила его в Москву в «Странноприимный дом графа Шереметьева». Здесь, среди других сирот, ребенок воспитывался до 7 лет. Любознательный и сообрази тельный, он обратил на себя внимание врача «странноприимного дома» — Александра Гавриловича Боголепова, после длительных хлопот усыновившего ребенка (указ Правительствующего Сената от 18 июня 1882 г.).

Юноша получил прекрасное образование сначала в третьей, затем в четвертой московской гимназии, а главным образом дома, в принявшей его семье. Доктор медицины А. Г. Боголепов не чаял души в приемном сыне, систематически занимался с ним иностранными языками и естествознанием, желая подготовить его к медицинской карьере. В распоряжении Боголепова была богатая библиотека. В семье часто собирались люди медицинского круга и либерального образа мыслей. Вероятно, самое главное, что Боголепов вынес из многих лет в этой семье, — умение терпеливо и упорно трудиться, стремление к познанию «естества» и глубоко гуманное отношение к людям.

В 1896 г. Боголепов поступил в Московский университет, но не на медицинский, а на физико-математический факультет, где работал ряд выдающихся ученых — Н. Д. Зелинский, В. И. Вернадский, К. А. Тимирязев, М. А. Мензбир и Д. Н. Анучин.

Окончив университет в 1901 г. по отделению естественных наук с дипломом 1-й степени, Боголепов начал преподавать географию в 7-й московской гимназии, где он затем состоял учителем 17 лет. В 1917 г., обогащенный опытом преподавания и выработавший определенную систему методики преподавания, со сложившимися взглядами на географию как науку, он перешел на работу в Народный университет Шанявского. Выбор именно этого учебного заведения был, вероятно, не случаен — там сконцентрировались передовые по политическим убеждениям ученые-демократы, увлеченные стремлением нести свои знания в широкие массы народа.

К этому времени Боголепов уже основательно изучил литературу о странах Востока. Это не составляло для него особых затруднений, так как он превосходно владел латинским, греческим, немецким, английским и французским, а равно и древнеславянеким языками. В том же 1917 г. он был приглашен для чтения курса географии в Институт востоковедения.

Вскоре после революции, в 1919 г., Боголепов был привлечен к работе в университете по кафедре географии. С того времени до конца жизни он не расставался с университетом, читая в нем лекции, руководя семинарскими занятиями и практикой студентов в школе и природе, участвуя в экспедиционной работе по изучению природы и населения центральных областей Русской равнины. Но экспедиционная работа не увлекала Боголепова — он был ученый преимущественно кабинетный. Да и здоровье не позволяло вести увлекательную лагерную жизнь, как он иногда говорил, «исследователя-бродяги» (с годами его все более угнетала астма). С 1926 г. Боголепов стал доцентом, а вскоре и профессором географии. Курсы он читал разнообразные — основы геофизики и физической географии, учение о населении, а главным образом курсы страноведения, где совмещались научные данные и о природе, и о населении, его хозяйстве, быте и культуре. Студенты, учившиеся тогда у Боголепова, помнят незабываемый облик «апостола науки», как они дружески его называли: высокий, стройный, с открытым лбом, се ребристой бородой и блестящими, более того — горящими — глазами, в которых не угасало пламя глубокой убежденности в своих научных идеях.

Первая научная работа Боголепова — «Борисоглебское озеро» — была написана им на основании полевых исследований этого водоема. Лимнология, однако, не стала линией его исследовательской деятельности. На много лет он увлекся проблемами климатологии.

Стимулом к тому послужила, по-видимому, теория проф. Бернского университета Э. Бришера. Изучая вопросы оледенения в Альпах, и отчасти в других странах, Брикнер собрал и проанализировал данные о наступании и отступании горных ледников, климатические материалы геофизических обсерваторий с 1700 г. и пришел к выводу о колебаниях климата с периодом, в среднем, 35,5 лет. В течение этого времени проходит один минимум осадков с одновременным максимумом температуры воздуха и один максимум осадков при минимуме температуры. Изучая труд Э. Бриннера, Боголепов заметил, что едва ли не половина материала, обработанного бывшим бернским профессором, собрана русскими исследователями. Он заинтересовался тем, нет ли еще каких-либо не использованных русских источников. И Боголепов погрузился в изучение русских летописей, в которых записаны сведения о климате за многие сотни лет. Более пяти лет он скрупулезно изучал древнерусские летописи, выбирая из них записи о дождливых и сухих годах. Эту его работу горячо поддерживали Д. Н. Анучин и А. И. Воейков. Оказалось, что наиболее богаты климатическими сведениями новгородские и псковские летописи, но немало записей оказалось и в лаврентьевской, и в ростовских, суздальских, владимирских (на Клязьме), московских, тверских летописях, а так же в южных («ипатьевская», «густынская»). Для более поздних лет Боголепов изучил «Нижегородский летописец», «Записки русских людей» времен Петра I, «Историю царя Алексея Михайловича» (написанную Верхом), статьи о голодных годах в журналах XIX века и т. д.

Первые известия о погоде встречаются в летописях с конца X века. Боголепов тщательно проследил их по всем летописям и, сопоставив между собой, а также учтя весь метеорологический материал позднейших веков, вывел заключение, что «продолжительность периода многолетних колебаний климата определяется числом 33,3 года».

Усматривая причину этих периодических колебаний климата, или, как Боголепов предпочитал говорить, «возмущений»  климата в периодичности солнечной деятельности с периодом в 11 лет, он утверждал, что «если тут нельзя пока установить прямую зависимость, то «возможно», что одиннадцатилетние периоды солнечных пятен и (кратные им, — А. С.) 33-летние колебания климата имеют одну неизвестную нам причину».

Работа Боголепова «О колебаниях климата Европейской России в историческую эпоху» была напечатана в 1907 г.; в следующем году уже появилась новая работа — «Колебания климата в Западной Европе с 1000 по 1500 год», в 1912 г. — «Колебания климата и историческая жизнь».

Боголепов настойчиво продолжал заниматься этой темой и в последующие годы. В 1921 г. он опубликовал брошюру «Наступающие возмущения климата» в 1923 г. — «Возмущения климата и жизнь Земли и народов», в 1932 г. — статьи «Графическое изображение климата Урало-Алтайского пространства» и «О континентальности климата Сибири». Сущность периодических «возмущений» климата он видел то в более, то в менее резких уклонениях от обычного, нормального состояния атмосферы — «в сроках наступления времен года, в их деятельности, в последовательности развития явлений, в средних выражениях осадков, температуры, давления и т. д., словом — во всех элементах климата каждой страны».

«Возмущения» климата возникают, по Боголепову, в связи с изменениями интенсивности динамики атмосферы, с усилением или ослаблением циклонической и антициклонической деятельности, с электромагнитными явлениями в атмосфере, и в конечном счете зависят от Солнца. Эти выводы Боголепова привлекли большое внимание специалистов — климатологов, геофизиков, географов и вплоть до наших дней оцениваются как прогрессивный шаг в изучении сложной проблемы о колебаниях климата. Д. Святский писал, что «несомненно, имя М. А. Боголепова стоит на одном из первых мест в истории этой отрасли климатологии».

Стоя на правильных позициях в вопросе о периодических «возмущениях» климата и об отсутствии данных о прогрессирующем его изменении в сторону усыхания за последние 2 — 3 тысячелетия, Боголепов пошел, однако, слишком далеко в своих выводах, утверждая в своих последних работах по этому вопросу, что в зависимости от возмущений климата находится и органический мир на Земле, включая человека и общественные явления, что было уже неправильно.

Второе направление научной мысли Боголепова можно назвать учением о происхождении лика Земли. Тщательно изучив воззрения по этому вопросу с древнейших времен до конца XIX века, он попытался создать собственную гипотезу происхождения лика Земли, опубликованную им вскоре после известной гипотезы о медленном горизонтальном движении материков А. Вегенера.

Свою гипотезу о мобильности материков Боголепов выводил из иных, нежели А. Вегенер, предпосылок. Его воззрение на движение материков было логическим продолжением его учения о «возмущениях» климата. Исходя из того, что «солнечные пятна» выражают собой колоссальные вихревые движения в хромосфере, т. е. верхнем слое солнечного вещества, излучающего свет, Боголепов утверждал, что аналогичные движения имеются в атмосфере (циклоны, вихри и т. п.), в водной оболочке Земли (водовороты в морской и речной воде), а следовательно, и в других подвижных сферах Земли. Такой подвижной средой, по его мнению, является и пластическая сфера в глубоких недрах земного шара или магматические очаги Земли, если магма не образует сплошной сферы. Если магма в глубинах Земли подвижна, вязка, пластична, то, рассуждал он, она должна «приходить в состояние вихревых движений, подобно гелиосфере», более того, в связи и даже в зависимости от активности гелиосферы, а поскольку в последней ее активность периодична, то и в магме земного шара эти явления должны проявляться периодически.

Доказательства проявления грандиозных вихреобразных движений в магме, вызывавших изменение лика Земли, Боголепов искал в морфологии суши, в контурах материков, в расположении вулканических и материковых островов, в расположении морских впадин и в геологическом строении материков.

Примером проявления вихреобразных движений магмы на поверхности Земли может служить, по его мнению, конфигурация Аравийского полуострова, наличие разрыва земной коры в виде трещины на месте Красного моря и конфигурация восточных побережий Аравии. Это же движение магмы и земной коры образовало, по его мнению, впадины в восточной части Средиземного и Адриатического морей. Проявление другого магматического вихря Боголепов видел в расположении южной оконечности Индокитая, полуострова Малакки и островов Малайского архипелага.

Не ограничиваясь этими и тому подобными другими частными примерами, Боголепов построил схему движения материков в целом, полагая, что Южная Америка, Африка и Австралия некогда составляли единый материк, связанный с Антарктидой; этот материк раскололся и разъединился в результате магматического вихря в южном полушарии Земли по часовой стрелке, со смещением при этом материковых глыб к северу и к востоку. Как известно, очертания восточных берегов Южной Америки и западных берегов Африки сходны в том смысле, что если их мысленно приблизить друг к другу, они совместятся.

В третьей области своей деятельности — научно-педагогической — Боголепов сделал весьма много полезного.

Еще в начале своей работы учителем географии он столкнулся с тем фактом, что преподавание географии, в соответствии с программами, учебниками и методиками, «не выходит из пределов простого заучивания географических имен и терминов». Желая внести в учебную географию нечто новое и оживляющее ее, Боголепов составил учебник (1902), с целью дать начинающим те необходимые сведения, без которых преподавание последующих курсов может быть лишь простым заучиванием географических терминов. Главная часть руководства посвящена знакомству с явлениями из физической географии, понимание которых так необходимо для чтения географической карты.

Годы работы учителем привели Боголепова к убеждению, что после пропедевтического курса об основных понятиях географии преподавание ее необходимо строить на принципе страноведения, но на более высоком уровне, чем это делается в школах Западной Европы.

Курс географии любой страны должен включать, по Боголепову, пять основных моментов: характеристику природы, «внешних свойств» населения, строения общества и государства, основ народного труда и духовных свойств населения.

На этих принципах Боголепов и построил ряд своих учебных руководств под общим названием «Великие народы вне европейских стран»: «Китай и Япония» (1915), «США» (1916), «Мусульманские страны. Ислам, Аравия и Турция» (19Г7У, «Страноведение: Китай, Япония и Корея» (1923).

В предисловии к своему курсу Боголепов указывал, что наряду с «физическим принципом» он старался выявить и особенности цивилизации каждой страны.

И действительно, в учебниках страноведения, написанных до 1917 г., Боголепов вслед за природными условиями описывает народ той или иной страны, а затем главные виды труда и некоторые характерные черты народа. Он тепло и с уважением говорит об индейцах, потерявших просторы своей земли и загнанных в резервации, о тяжелом положении негров в США и о погоне за долларом, о «желтом дьяволе», руководящем действиями американцев. Он с величайшим уважением пишет о народах Китая и Кореи, как народах высокой нравственности и трудолюбия. «Китай, — пишет он, — придет к организации государства нового типа», а китайцы в будущем «научат многому и «гордую» Европу».

Жизнь М. А. Боголепова оборвалась 7 апреля 1933 г.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.