big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Борис Борисович Полынов

(1877 — 1952)

 

Борис Борисович Полынов

 

Выдающийся советский ученый академик Борис Борисович Полынов известен своими исследованиями в области почвоведения, географии и геохимии. Такая широта научного творчества является отражением характерного для Полынова докучаевского восприятия природы как единого де того, стремления изучить связь между отдельными явлениями, используя для этого методы различных наук. Отсюда понятен интерес Полынова к ландшафтному направлению в физической географии, выявившийся уже на первых этапах его научного творчества. Им были проведены классические исследования различных ландшафтов и совместно с п. т. Крашенинниковым разработана оригинальная методика ландшафтного картирования. Однако чисто физико-географическое и почвенное изучение ландшафтов не удовлетворяло Полынова, он искал новых путей в этом направлении и, в частности, много внимания обращал на современную геохимию. В итоге Полыновым создано новое геохимическое направление в географии.

Вслед за В. И. Вернадским Полынов считал, что наиболее существенные процессы, протекающие в ландшафте, связаны с деятельностью живых организмов. Им был вскрыт конкретный механизм этой деятельности на примере первых стадий формирования ландшафтов на изверженных породах.

Полынов подчеркивал особую роль почвы в формировании ландшафта. «Именно здесь, в почвах, наиболее сосредоточена геологическая работа живого вещества; именно в почвах готовится тот материал континентальных и морских отложений, из которого в дальнейшем образуются новые породы. Но в то же время в почвах в наибольшей степени сосредоточены и те процессы, совокупность которых обусловливает эволюцию органического мира», — писал он в 1947 г. Он считал, что докучаевское почвоведение способно «раскрыть душу ландшафта», и призывал географов к глубокому изучению этой науки.

Развивая дальше идеи Докучаева о природе земной поверхности как едином целом, Полынов отмечал важность подобного подхода для коммунистического строительства и наметил конкретные пути такого познания природы в форме разработанной им геохимической методики изучения ландшафта.

Много внимания Полынов уделял изучению коры выветривания, в частности им разработана теория географического размещения различных форм коры выветривания.

Таким образом, Полынов внес крупный вклад в теорию физической географии, обогатив ее новыми методами исследования и научными направлениями.

Теоретические обобщения Полынова основаны не только на анализе литературных материалов, но главным образом на личных экспедиционных исследованиях, в которых он проявил себя также как крупный географ-путешественник. Географический кругозор Полынова был чрезвычайно широк — лесостепь Украины и Донские степи, горы Урала, Крыма, Кавказа, дикая в период его исследований тайга Приамурья, степи и пустыни Монголии и Прикаспия и влажные субтропики Черноморского и Ленкоранского побережий. В конкретное познание природы каждого из этих районов он внес много нового и важного для их хозяйственного использования.

Значительное место в научном наследстве Полынова занимают его работы в области военной географии и истории естествознания. Велика роль Полынова в организации науки и подготовке кадров почвоведов и географов.

 

Полынов родился 4 августа 1877 г. в г. Ставрополе на Северном Кавказе в семье адвоката. В 1894 г. он поступил, а в 1900 г. окончил Петербургский лесной институт со званием ученого лесовода. Еще в институте под влиянием лекций агронома и почвоведа П. С. Коссовича Полынов заинтересовался молодой в то время наукой — почвоведением, созданной В. В. Докучаевым.

После окончания Лесного института Полынов поступил на работу в оценочно-статистическое бюро Черниговского губернского земства на должность почвоведа-статистика (1901 — 1907). За эти годы им было проведено детальное почвенно-географическое обследование ряда уездов Черниговской губернии, составлены подробные отчеты и почвенные карты. Эта работа была прервана в период русско-японской войны, в которой Полынов участвовал в качестве младшего офицера (1904 — 1905).

Черниговские работы показали Полынову необходимость углубленного изучения геологических дисциплин, в связи с чем он в течение ряда лет слушал курсы лекций по геологии и минералогии в Мюнхенском университете (1906 — 1907).

С 1907 по 1922 г. (с перерывами) Полынов работал в Донском политехническом институте в г. Новочеркасске сначала в качестве ассистента кафедры минералогии (1907 — 1910), а за тем доцента и профессора кафедры почвоведения.

В эти годы Полынов наряду с педагогической деятельностью проводит большую научную работу. В летние периоды 1908 — 1909 гг. Полынов по поручению Переселенческого управления проводит маршрутные почвенно-географические исследования в бассейнах рек Норы и Тырмы (северное Приамурье), в районах, в то время совершенно неизученных.

Годы работы в Новочеркасске были одновременно годами напряженной учебы, овладения новыми методами исследования. В 1908 г. Полынов сдает государственный экзамен (с дипломом 1-й степени) по отделению естественных наук физико-математического факультета Петербургского университета, в 1910 г. командируется для научной работы в Мюнхенский университет, а в 1913 г. — в Венский. В 1912 г. он выдерживает при Варшавском университете экзамен на степень магистра минералогии и геогнозии.

В течение ряда предвоенных лет Полынов проводит детальные ландшафтно-почвенные исследования донских песков. Результаты этих работ впоследствии были изложены автором в его магистерской диссертации — «Донские пески, их почвы и ландшафты», которая была им защищена в 1923 г. при Петроградском университете.

Исследования ландшафтов донских песков сразу выдвинули Полынова в ряды крупных русских географов.

В ходе этих работ оформилось представление Полынова о ландшафте как о динамической и развивающейся системе, в которой следует различать реликтовые, консервативные и прогрессивные элементы. Такое понимание ландшафта красной нитью проходит и через все последующие работы Полынова. В работе о донских песках автор показал, что, используя совместно почвенные и геоморфологические методы, можно восстановить историю развития ландшафтов на протяжении такого длительного промежутка времени как последниковая эпоха.

Полыновым также доказана ошибочность господствовавших в то время представлений о донских песках как об эоловых образованиях, им было показано решающее участие водной эрозии в образовании рельефа бугристых песков. Из этих же работ родилось представление об «элементарном ландшафте» как о предельной единице, своеобразном «атоме географии». Полыновым совместно с И. М. Крашенинниковым был разработан особый метод ландшафтно-почвенного картирования — составления карт элементарных ландшафтов.

В 1915 — 1916 гг. Полынов в качестве младшего офицера принимал участие в боевых действиях юго-западного фронта, а в 1916 — 1917 гг. работал под руководством А. Е. Ферсмана в центральной научно-технической лаборатории военного ведомства в Петрограде.

В дальнейшие годы наступает подлинный расцвет в научной и научно-организационной деятельности Полынова, связанный с общим подъемом науки и культуры в нашей стране, с развернувшимся социалистическим строительством.

С 1923 по 1925 г. Полынов является научным сотрудником почвенного отдела Комиссии по изучению производительных сил России при Академии наук СССР, а когда в 1925 г. этот отдел был превращен в Почвенный институт имени В. В. Докучаева, он становится старшим научным сотрудником этого института, в котором работает все последующие годы, сначала в Ленинграде (1925 — 1934), а затем в Москве (1934 — 1952). Одновременно Полынов был профессором Политехнического института (1923 — 1926), Ленинградского (с 1928 по 1947 г. с перерывами) и Московского университетов (1936 — 1937 и 1947 гг.).

Годы работы в Почвенном институте отмечены многочисленными экспедициями.

В 1924 — 1926 гг. Академией наук Полынов командируется в Монголию для почвенно-географических исследований, результаты которых изложены им в ряде статей. Он вносит много нового в понимание природных условий этой страны. В частности, Полынов опроверг представление о северной Гоби как о пустыне, показал, что эта страна относится к зоне сухих степей. Монгольские исследования, проводившиеся Полыновым частично вместе с геоботаником И. М. Крашенинниковым, дали новый материал для обобщений в области учения о ландшафтах — было углублено представление об элементарных ландшафтах, уточнена методика их картирования.

Изучение Монголии в дальнейшем продолжали ученики Б. Б. Полынова (Н. Н. Лебедев, О. Н. Михайловская, Н. Д. Беспалов), а научную помощь Монгольской Народной Республике Полынов лично оказывал вплоть до последних лет своей жизни, являясь вице-председателем Монгольской комиссии Академии наук СССР.

Донские и монгольские исследования Полынова были высоко оценены научной географической общественностью: в 1926 г. за работы в области геоморфологии и почвоведения он был награжден Русским географическим обществом Большой золотой медалью, а в 1928 г. — золотой медалью имени П. П. Семенова-Тян-Шанского.

Исследования Монголии и последовавшие вслед за ними работы во влажных субтропиках Западной Грузии и в Заволжье дали Полынову богатый материал для разработки вопроса о формах коры выветривания и законах их распределение. Обобщив свои предшествующие труды, а также имеющиеся в литературе данные о процессах выветривания, Полынов в 1934 г. опубликовал первую часть своей классической монографии «Кора выветривания».

Для географов особенно интересно учение Полынова о формах и стадиях развития коры выветривания. Полынов убедительно показал, что вопреки представлениям, распространенным в то время (и сейчас еще господствующим в некоторых учебниках), климат является не единственным фактором, обусловливающим географическое размещение продуктов выветривания, что огромное значение также имеют геоморфологические условия. В «Коре выветривания» намечена общая схема соответствующей зависимости. Особенно Полынов подчеркивал роль геоморфологических условий в распределении продуктов выветривания; этому вопросу был посвящен его доклад на 1-м Географическом съезде в Ленинграде в 1933 г.

Формирование коры выветривания Полынов рассматривает как единый, длящийся геологически долго процесс, а различные формы элювия — как различные стадии этого процесса. Не ограничиваясь изучением элювия, Полынов изучает судьбу растворимых продуктов выветривания и вводит понятие об аккумулятивной коре выветривания, занимающей пониженные элементы рельефа и обогащенной соединениями, вымытыми из элювия водоразделов. Таковы хлоридно-сульфатная, карбонатная и другие аккумуляции.

В итоге было создано стройное учение о коре выветривания как об оболочке, покрывающей сплошным покровом всю поверхность суши земного шара, установлены законы географического размещения коры, показана роль климата, рельефа, горных пород, а также роль геологической истории в ее образовании.

В 1933 г. Полынов был избран в члены-корреспонденты Академии наук СССР. В 1934 г. он вместе с Почвенным инcтитутом Академии наук переезжает в Москву, где широко развертывает научную и научно-организационную деятельность.

Для географов наибольший интерес представляют его труды этого периода, посвященные проблеме ландшафта.

Еще в 1934 г. Полынов предполагал посвятить вторую часть своей монографии о коре выветривания формированию почв и ландшафтов, однако эта работа сильно затянулась и к ее конкретному осуществлению автор подошел только в последние годы своей жизни, когда создал новое геохимическое направление в географии. Полынов показал, что миг рация химических элементов связывает между собой горные породы, почвы, живые организмы, природные воды и атмосферу, что, изучая эту миграцию, мы тем самым вскрываем сущность взаимоотношений между указанными компонентами ландшафта, познаем его как единое целое. Так, например, согласно Полынову для ландшафтов пустынь особенно характерна интенсивная миграция таких элементов, как хлор и сера (в виде ионов С1' и SO4'). «Миграция этих элементов накладывает яр кий отпечаток и на почвы, и на местные воды, и на растительность и связывает все эти «черты ландшафта» между собой крепкой причинной обратимой связью», — писал Полынов.

Полынов установил понятие о геохимических ландшафтах, разработал методику геохимического исследования ландшафтов и дал классические образцы геохимической характеристики влажных субтропиков Грузии и других природных районов.

Приведем пример краткой геохимической характеристики ландшафта влажных субтропиков Грузии из доклада Полынова общему собранию Академии наук СССР в 1947 г.: «Это страна, где осадков выпадает в четыре раза больше, чем в Москве. Здесь воздух, пропитанный водяными парами, в жаркие летние дни напоминает воздух оранжереи. Возвышенности здесь в девственном состоянии покрыты густым лесом, в котором буки, каштаны и грабы оплетены лианами, а подлесок состоит из рододендрона и лавровишни. На расчищенных местах здесь чайные плантации, а на свежих вырубках — густые заросли папоротника. Здесь разбросаны усадьбы с цветниками, и гортензии здесь имеют не белые и не красные цвета, а синие и фиолетовые цвета. А в пониженных местах, куда стекают воды, промывающие почву, часто можно видеть буйные, густые заросли бамбуков. Они здесь не коренные обитатели, но они нашли настолько подходящие и сходные со своей родиной условия, что с их буйным расселением приходится уже вести борьбу...

Здесь мы как раз имеем случай образования под почвой древней коры выветривания, мощность которой достигает 10 м и больше. Именно она слагает холмистые возвышенности. И она и почва на ней оранжево-красного цвета, напоминающие цвет кирпича.

Исследования показывают, что в этой коре выветривания накопилось большое количество алюминия и железа. Но это оста точное накопление. Их много не потому, что они откуда-либо принесены и накопились, а потому, что удалены огромные количества других элементов. И здесь, понятно, есть ничтожное количество извести. Ее часто оказывается больше в самом верх нем слое почвы, где она удерживается и поглощается растительностью. Воды, промывающие эту красную кору выветривания, в наибольшей степени содержат кремнезем, содержание которого составляет до 50 % всей массы растворенных в воде веществ. Таким образом, мы имеем ландшафт, характеризующийся четвертой группой миграционного ряда: первые ряды уже в значительной степени вымыты, энергично вымывается третий ряд и, как мы увидим сейчас, некоторую подвижность начинают обнаруживать железо и алюминий. Мы это увидим, когда подвергнем анализу листья лесной растительности, в золе которых оказывается относительно большое содержание алюминия и железа; мы это узнаем по хорошему состоянию чая, так как чай давно известен как растение, поглощающее алюминий; мы это узнаем по окраске цветов гортензии, ибо синяя окраска их в этом случае объясняется поглощением алюминия.

Ну, а если мы будем исследовать бамбук, то мы обнаружим там настолько большое количество кремнезема, что он образует в его стеблях особые кремневые тельца. И это происходит по очень простой причине: он питается теми водами, которые выносят из почв возвышенностей обильное количество кремнезема».

Так понимание геохимических ландшафтов помогало Полынову мастерски вскрывать сущность связи между рельефом, почвой и растительностью, расшифровывать «целые ландшафты и их внутренние свойства».

Важнейшей составной частью ландшафта, главным фактором всех химических превращений в нем Полынов, вслед за В. И. Вернадским, считал совокупность живых организмов — «живое вещество». Круговорот веществ между живыми организмами и окружающей средой определяет, по Полынову, все важнейшие особенности ландшафта — характер почв, состав природных вод, а при рассмотрении этого круговорота в геологическом аспекте — также состав атмосферы и осадочных пород. Отсюда понятна важность и необходимость учета явлений жизни для географа. Особенно его внимание привлекали начальные стадии формирования ландшафта, когда скальная поверхность заселяется лишайниками и мхами. Им детально изучена геологическая деятельность этих организмов и показана их большая роль в выветривании и образовании первичных

почв. Очень интересна теория Полынова относительно происхождения глинистых минералов, которые им рассматриваются как такие же биогенные образования, как угли и известняки. Развитие этих идей привело к гипотезе о происхождении жизни на Земле и о роли элементов биосферы в эволюции организмов (1948).

Единая наука о целостной природе, о которой мечтал и основание которой заложил В. B. Докучаев, в этих трудах Полынова последних лет сделала крупный шаг вперед.

Много внимания Полынов уделял также приложению своих знаний к военному делу. В годы Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. он выполнил ряд работ в помощь фронту.

Многолетняя плодотворная научная деятельность Полынова получила полное признание — в 1946 г. он был избран действительным членом Академии наук СССР.

Полынов был горячим патриотом русской и советской науки, истории которой он посвятил ряд работ; особенно его привлекала гигантская фигура В. В. Докучаева. Вместе с тем он высоко ценил все передовое, что имеется в зарубежной науке.

Полынов трижды представлял советскую науку на между народных конгрессах почвоведов: в 1927 г. на 1-м конгрессе в Вашингтоне, в 1930 г. на 2-й конгрессе в Ленинграде и в 1935 г. на 3-м конгрессе в Оксфорде. Он являлся вице-председателем международной комиссии по составлению почвенной карты Азии, под его руководством были составлены почвенные карты Индии, Японии и других азиатских стран.

Много внимания Полынов уделял также научно-организационной деятельности в качестве руководителя больших комплексных экспедиций, члена бюро Отделения геолого-географических наук Академии наук СССР, председателя различных комиссий, заместителя ответственного редактора журнала «Почвоведение».

Полынов был прекрасным педагогом, его лекции всегда отличались глубиной содержания и блестящей формой изложения. Особенно следует отметить впервые разработанный им курс «Кора выветривания», а также оригинально и интересно построенный курс географии почв, который он читал в Ленинградском университете.

Многолетняя педагогическая деятельность в высших учебных заведениях, руководство работой аспирантов и докторантов создали школу учеников Полынова по Политехническому институту, Ленинградскому и Московскому университетам, Академии наук. Многие из его учеников в настоящее время сами являются крупными учеными в области почвоведения и географии.

В жизни Полынов был обаятельным человеком. Главные свои силы он отдавал науке, но уделял также много внимания общественной деятельности, любил и высоко ценил русскую культуру, особенно искусство, был широко и разносторонне образован.

Полынов дважды избирался депутатом Московского Совета, он был награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени и медалями.

Полынов был стойким, мужественным человеком, бесстрашным и неустанным борцом за правоту прогрессивных идей. Он не оставался в стороне от самых острых научных дискуссий, о чем свидетельствуют его политически заостренные выступления на общественных и научных собраниях, а также многочисленные рецензии и дискуссионные статьи.

В 1951 году, 73 лет от роду, Полынов вступил в члены Коммунистической партии Советского Союза. Этот глубоко продуманный шаг был сделан им как естественный вывод, итог всего многолетнего жизненного опыта.

Полынов умер 16 марта 1952 г. в расцвете своего творчества, продолжая работать до самых последних дней. Незадолго перед смертью была опубликована в «Советской книге» его боевая рецензия по вопросам литологической дискуссии в геологии. Много внимания в последние дни он уделял переизданию своих избранных трудов по географии, для которых он написал введение и которые были опубликованы уже после его смерти. Им была начата большая теоретическая работа о геохимии ландшафта, из которой он успел написать только первую главу.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.