big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Николай Иванович Вавилов как географ и путешественник

(1887 — 1942)

 

Николай Иванович Вавилов

 

Круг научных интересов Н. И. Вавилова был весьма обширным. Вавилов принадлежал к почти исчезнувшему теперь типу ученых-энциклопедистов, успешно разрабатывающих одновременно ряд разделов науки. Главнейшими из наук, в которых Вавилов оставил яркие следы, являются ботаника, научная агрономия и география. Из более частных разделов знания — растениеводство с генетикой и се лекцией растений, фитопатология и, наконец, география культурных растений, основоположником которой он был наряду со швейцарским ботаником XIX века Альфонсом Декандолем.

В центре творчества Вавилова неизменно стояли культурные растения, их происхождение, роль и значение в жизни и развитии человечества. Начав изучать природу иммунитета культурных растений к инфекционным заболеваниям и в связи с этим сортовое разнообразие этих растений, он понял необходимость выяснения не только чисто генетических, но и географических закономерностей изменчивости. Так фитопатолог сделался одновременно и генетиком и географом. Глубокое изучение географии культурных растений земного шара возбудило у Вавилова естественный интерес к проблемам истории земледелия, а затем и к истории материальной культуры человечества вообще.

Как подлинный патриот и передовой мыслитель Вавилов всю свою жизнь стремился к тесному единению теории с нуждами практики. Созданные им научные обобщения должны были служить теоретическим обоснованием мобилизации мировых растительных ресурсов для потребностей социалистического земледелия и промышленности. Именно поэтому он выступил как крупнейший организатор советской сельскохозяйственной науки.

В настоящем очерке мы остановимся только на одной из сторон многогранной деятельности Вавилова — в самых общих чертах охарактеризуем его как географа и путешественника. Признание заслуг Вавилова в этой области выразилось в избрании его президентом Всесоюзного географического общества. Этот ответственный и почетный пост он занимал в 1931 — 1940 гг.

Вавилов родился в Москве 26 ноября 1887 г. Среднее образование он получил в Московском коммерческом училище, которое окончил в 1906 г., высшее — в Московском сельскохозяйственном институте (МСХИ), бывшей Петровской сельскохозяйственной академии [Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева], которую окончил в 1911 г. Кафедры института по тому времени были хорошо оборудованы и возглавлялись рядом крупных профессоров и преподавателей. Значительное влияние на формирование Вавилова как ученого оказали его учителя: Д. Н. Прянишников (агрохимия и растениеводство), Д. Л. Рудзинский (селекция растений), С. И. Ростовцев (ботаника и фитопатология), В. Р. Вильяме (почвоведение), Н. М. Кулагин (зоология), С. И. Жегалов (генетика и селекция), Н. Н. Худяков (микробиология) и др.

Большую научную зарядку получал молодой ученый от посещения заседаний наших старейших естественноисторических обществ (Московского общества испытателей природы и особенно Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии), где на географических заседаниях обычно председательствовал маститый ученый Д. Н. Анучин.

После окончания института Вавилов был оставлен при кафедре проф. Д. Н. Прянишникова для подготовки к профессорскому званию. В 1913 г. институт командировал его за границу для завершения образования. Молодой ученый работал в ряде известных биологических и агрономических лабораторий и институтов Англии, Франции и Германии у знаменитых представителей мировой науки, с которыми завязал тесные дружеские отношения. Многих из этих ученых Вавилов покорил своей яркой индивидуальностью, оригинальными обобщениями, широтой интересов и глубиной знания материала.

По возвращении из-за границы, в 1914 г., Вавилов продолжал научную деятельность в Московском сельскохозяйственном институте и начал педагогическую работу. Он стал преподавателем Голицынских сельскохозяйственных курсов в Москве, а с 1917 по 1921 г. состоял профессором Саратовского университета по кафедре частного земледелия и селекции.

В 1921 г. Вавилова избрали заведующим Отделом прикладной ботаники и селекции Сельскохозяйственного ученого комитета. В 1921 — 1922 гг. Вавилов находился в командировке в Соединенных Штатах Америки и странах Западной Европы. Он познакомился с постановкой дела в биологических, агрономических и некоторых географических институтах США, Канады, Англии, Франции, Германии, Швеции и Голландии. Вавиловым была сообщена за рубежом правильная информация о положении русской науки, о том, что она, несмотря на трудные условия, продолжала успешно развиваться и расти. В результате этой поездки были восстановлены научные связи России с рядом зарубежных стран, поступила ценная заграничная литература, сделан был ряд обзоров достижений мировой науки.

В 1923 г. Вавилов был избран директором Государственного института опытной агрономии, каковым состоял до середины 1929 г. В 1924 — 1940 гг. он состоял директором созданного им Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур, позднее переименованного во Всесоюзный институт растениеводства (ВИР). С момента организации Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени B. И. Ленина Вавилов принимал самое активное участие в ее работе: он был (1929 — 1935) ее президентом, а позднее (1935 — 1940) — вице-президентом. В 1930 — 1940 гг. Вавилов был директором Института гене тики Академии наук СССР.

Вавилов скончался 2 августа 1942 г.

Заслуги Вавилова отмечались многочисленными советскими и иностранными академиями и научными обществами. Не имея возможности привести полный список научных учреждений, членом которых состоял Вавилов, отметим главнейшие: Академия наук СССР (академик с 1929 г.), Академия наук УССР (академик), Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (академик), Московское общество испытателей природы (почетный член), Лондонское королевское общество (член), Шотландская Академия наук (член), Леопольдинская Академия наук в Галле (член-корреспондент), Индийская Академия наук (почетный член), Нью-Йоркское географическое общество (действительный член), Линнеевское общество в Лондоне (почетный член), Садоводственное общество в Лондоне (почетный член).

Вавилова неоднократно избирали депутатом Ленинградского городского совета, а в 1925 — 1936 гг. он был членом ЦИК СССР.

Вавилов сумел во Всесоюзном институте прикладной ботаники и новых культур сплотить вокруг себя большой дружный коллектив (с полным основанием называвшийся «школой Вавилова»). В осуществлении организации этого института Вавилов опирался на активную помощь и содействие Советского правительства и непосредственно В. И. Ленина.

Все работы в институте велись на основе разработанной Вавиловым теории происхождения культурных растений и были направлены на использование ассортимента полезных растений (диких и культивируемых) для нужд и улучшения жизни человека. Преследуя эти цели, Вавилов и его школа выступали как подлинные гуманисты, строители нового социалистического общества.

Развиваемую им теорию Вавилов никогда не рассматривал как нечто незыблемое, не требующее новых подтверждений и огражденное от критики. Работы самого Вавилова, его учеников и единомышленников постоянно углубляли теорию происхождения культурных растений.

Возглавляемый Вавиловым институт стал общепризнанным мировым научно-исследовательским центром, сыгравшим большую роль также и в развитии географии культурных растений, и в географическом познании ряда интереснейших, малоизученных территорий Земли (как равнинных, так и горных). Институт обладал сетью периферийных отделений, опытных станций, ценным гербарием культурных растений и уникальной так называемой «мировой коллекцией семян» (она была собрана Вавиловым, его сотрудниками и корреспондентами с образцов полезных растений, растущих в диком состоянии и культивируемых во всем мире; к 1940 г. она насчитывала до 200 000 образцов).

Работая буквально не покладая рук, Вавилов вместе со своими сотрудниками организовал по определенной, строго проверенной и методически однородной программе обширные посевы разнообразных сортов культурных растений в различных по природным условиям зонах. Эти впервые в мире организованные географические опыты по изучению индивидуальной изменчивости культурных растений, начатые в 1923 г., проводились сначала в 25, а затем в 115 пунктах Советского Союза. Уже предварительная обработка материалов этих опытов помогла выявить ряд закономерностей в отношении изменения продолжительности вегетационного периода для определенных групп растений, установить константные признаки, которые должны быть положены в основу классификации культурных растений, наметить рекомендации по размещению их культур и т. д.

На основе богатейшего запаса фактов Вавилов сделал ряд крупных обобщений и внес принципиально новые точки зрения в науку. Для генетики и таксономии особенное значение имеет вавиловский «закон гомологических рядов в наследственной изменчивости», позволяющий предсказывать нахождение новых органических форм, для фитопатологии — классификация типов иммунитета, для географии же — выяснение центров происхождения культурных растений.

Необходимо добавить, что Вавилов развил и опубликовал интересные соображения о линнеевском виде у растений (линнеоне). Он рассматривал последний «как обособленную сложную подвижную морфолого-физиологическую систему, связанную в своем генезисе с определенной средой и ареалом». По Вавилову, виды растений — закономерные, действительно существующие реальные комплексы, подвижные системы, охватывающие категории разного объема и соподчинения.

Создание теории происхождения и географического распределения культурных растений, мобилизация растительных богатств Земли и сбор мировой коллекции семян и образцов полезных растений не могли бы быть осуществлены без планомерной организации экспедиций и экскурсий как внутри страны, так и за рубежом. Сам Вавилов участвовал в многочисленных экспедициях, простой перечень которых лишний раз подтверждает огромный диапазон географических интересов этого ученого. Вавилов исследовал самые разнообразные территории земного шара. Л. С. Берг и известный английский ученый Э. Д. Рассел характеризовали Вавилова как наиболее выдающегося мирового путешественника нашего времени.

Еще в студенческие годы Вавилов совершил свою первую экспедицию, посетив в 1908 г. Северный Кавказ и Закавказье.

В 1916 г. он путешествовал по Северному Ирану, Фергане и Памиру и нашел оригинальные так называемые безлигульные формы хлебных злаков.

В 1919 — 1920 гг. Вавилов исследовал Юго-Восток Европейской части СССР и в книге «Полевые культуры Юго-Востока» дал сводку о всех культурных растениях Поволжья и Заволжья, вопросы происхождения которых рассмотрел на фоне физико-географических и исторических условий.

В 1921 — 1922 гг. Вавилов объездил многие районы Канады и Соединенных Штатов Америки и, в частности, изучал земледельческую культуру в индейских селениях (резерватах) северных штатов США.

В 1924 г. выполнена одна из наиболее замечательных и продуктивных по опубликованным материалам экспедиция в пределы Афганистана, в том числе в географически почти не освещенные районы Кафиристана. Экспедицией пройдено караванным путем около 5000 км. Плодом ее явилась большая книга (написана совместно с Д. Д. Букиничем) — «Земледельческий Афганистан». Она является подлинно географическим сочинением. Помимо подробного описания всех возделываемых и дикорастущих полезных растений, труд заключает первое в мировой литературе столь детальное и всестороннее географическое и экономическое описание Афганистана. Мы находим в этой монографии физико-географический, гидрогеологический и почвенно-ботанический обзоры страны, описание ее ландшафтов географических и сельскохозяйственных, обзор этнического состава земледельческого населения, сведения о типах земледельческой культуры Афганистана (со включением особого раздела «Горные зоны культуры и пределы возделывания отдельных растений»), главы, посвященные хлопководству и виноградарству.

В результате географического и этнического изучения Кафиристана Вавилов пришел к важному географическому выводу о необходимости уточнения самого понятия Кафиристана. Под Кафиристаном он понимал район, заключенный между основным массивом Гиндукуша с севера и южными отрогами его до параллели Гуссалика с юга, т. е. вдвое меньший по протяжению с севера на юг, чем считали раньше. Автор склоняется к мнению, что население Кафиристана — кафиры — «в исходной основе... составляют с таджиками близкую этническую группу». Географическая изоляция, своеобразный местный ландшафт, сохранение до конца XIX века идолопоклонства характеризуют самобытность и своеобразие Кафиристана.

За Афганистанскую экспедицию Вавилову была присуждена Географическим обществом золотая медаль имени Н. М. Пржевальского.

В 1925 г. Вавилов работает в Средней Азии, он исследует Хивинский оазис и посещает Бухару. В работе «Возделываемые растения Хивинского оазиса» наряду с ботанико-агрономическим очерком сообщены и некоторые географические сведения.

В 1926 — 1927 гг. Вавилов охватывает своими исследованиями комплекс стран, расположенных в бассейне Средиземного моря. Он посетил Алжир, Тунис, Марокко, Египет, Сирию, Палестину, Трансиорданию, Грецию, Италию, Испанию, Португлию, включая острова Сицилию, Сардинию, Кипр и Крит. В 1927 г. Вавилов через Французское Сомали проник в Эфиопию (Абиссинию) и Эритрею.

К сожалению, кроме кратких статей, посвященных описанию наблюдений, сделанных в отдельных из упомянутых выше стран (Испания, Египет, Абиссиния и др.), а также некоторых специальных публикаций (пшеницы Абиссинии и пр.), Вавилову не удалось выпустить в свет полных отчетов монографического характера, суммирующих итоги этих героических исследований. Во всех своих экспедициях и экскурсиях Вавилов аккуратно вел дневники, которые рассматривал как подготовительные материалы для будущих сводок.

Вплоть до 1940 г. Вавилов продолжал с прежней энергией и настойчивостью свои путешествия. Так, в 1929 г. он посетил Западный Китай (Синьцзян), Казахстан и Киргизию, а осенью — ряд стран Дальнего Востока: Японию, Корею и остров Тайвань. Впечатления от этих поездок он изложил в двух статьях: «Западный Китай, Корея, Япония, остров Формоза» и «Наука в Японии».

В 1930 г. им была совершена поездка в Америку (Флорида, Луизиана, Аризона, Техас, Калифорния), Мексику, Гватемалу и тропическую часть Гондураса. В 1932 — 1933 гг. Вавиловым было предпринято личное ознакомление со странами Южной Америки: Кубой, Мексикой (Юкатан), Перу, Боливией, Чили, Эквадором, Аргентиной, Бразилией, Уругваем, Тринидадом, Пуэрто-Рико.

Из обобщающих статей, относящихся к Центральной Азии, выделяется «Роль Центральной Азии в происхождении культурных растений», а из числа статей, трактующих о древних земледельческих культурах Америки, — «Великие земледельческие культуры доколумбовой Америки и их взаимоотношения» и «Мексика и Центральная Америка как основной центр происхождения культурных растений Нового света».

Древняя мексиканская земледельческая культура, связанная с народом майя и близкими к нему, отличается от земледельческих культур Старого Света отсутствием сельскохозяйственных животных и до внедрения в эту культуру европейцев осуществлялась с помощью ручного труда. Здесь сохранился ряд культурных эндемичных видов, не вышедших за пределы данной территории. Автор приводитописок этихэндемов. Основную роль с начала земледелия здесь играла кукуруза. Вавилов считал, что «самое развитие земледелия, да и всей оседлой культуры южной Мексики и примыкающих к ней районов Центральной Америки, было связано с наличием исходных диких форм кукурузы, к сожалению, уже не существующих ныне или до сих пор не найденных».

В высокогорных районах Перу и Боливии, в области высоко горных перуано-боливийских степей (пуны), сосредоточилась особая доинкская, иначе мегалитическая культура индейцев. В горных районах Андов, в отличие от Мексики и Центральной Америки, наряду с земледелием (особая андийская земледельческая культура) развито оригинальное животноводство (разведение лам, альпак и др.). На основании ботанико-географических и климатологических фактов Вавилов резко разграничивает древнее высокогорное, как правило, неполивное земледелие пуны, т. е. горных степей Перу и Боливии, от более позднего поливного земледелия, связанного с пустынными и полупустынными районами западных склонов Андов.

Кроме упомянутых главных экспедиций, проведенных Вавиловым, им были подробно изучены в генетическом аспекте растительные ресурсы следующих стран: США, Канады, Германии, Франции, Италии, Испании, Португалии, Дании и Швеции.

Наряду с исследованием зарубежных стран Вавилов систематически продолжал изучение разнообразных районов СССР, уделив особое внимание Кавказу и Средней Азии. В 1934 — 1940 гг. он почти ежегодно ездил на Кавказ, охватывая самые труднодоступные для натуралиста и географа уголки этого края. Последней в его экспедиционной деятельности явилась комплексная экспедиция 1940 г., которой он руководил, направленная в западные районы Белорусской ССР и Украинской ССР (включая Карпаты).

По диапазону осуществленных им путешествий Вавилов может быть поставлен в один ряд с наиболее выдающимися путешественниками всех времен и народов, например такими, как А. Гумбольдт, Д. Ливингстон, Ф. Рихтгофен, Н. М. Пржевальский, Н. Н. Миклухо-Маклай, В. А. Обручев и др. Вавилов продолжил славные традиции отечественных путешественников. Уже одна эта мощная экспедиционная деятельность Вавилова дает полное право вписать его имя золотыми буквами в число корифеев отечественной географии.

Главнейшие исследования Вавилова, как уже было сказано, относятся к вопросам происхождения культурных растений в связи с их географией. Именно за эти работы Вавилову, одному из первых советских ученых, в 1926 г. была присуждена премия имени В. И. Ленина. На этих работах следует остановиться несколько подробнее.

К решению вопросов о происхождении культурных растений Вавилов подошел как убежденный дарвинист во всеоружии накопленных после смерти Дарвина новых фактов и методов науки. Вавилов неоднократно подчеркивал «необходимость широкого географического подхода к изучению эволюции видов от начальной родины, где растение было взято в культуру, до конечных звеньев современной эволюции». В одной из своих последних работ Вавилов писал: «В переводе на язык современной биогеографии географическая идея эволюции Дарвина заключается в том, что каждый вид локализован в его начальном происхождении, эволюция исторична и потому знание истоков вида, путей его географического расселения имеет решающее значение в понимании путей эволюции, в овладении ее этапами, в прослеживании динамики эволюционного процесса».

Подобно Дарвину, Вавилов пришел от вопроса об эволюции видов с географической точки зрения к признанию связи возникновения видов с определенной единой областью. С целью установления центров происхождения культурных растений он применил дифференциальный ботанико-географический метод.

По Вавилову, родина культурного растения определяется: 1) наибольшим морфологическим и физиологическим разнообразием признаков данного растения, разнообразием, проявляющимся на определенной территории его распространения (ареале), 2) горным характером очагов (центров) происхождения, лежащих обычно в тропиках или субтропиках, 3) древностью или примитивностью земледелия данного очага.

Вавилов и его сотрудники выяснили, что многие виды культурных растений, например рожь, овес, по своему генезису являются сорнополевыми, которые на родине засоряли первичные культуры, как пшеницу и ячмень. Так, еще в 1917 г. Вавилов доказал, что культурная рожь произошла от дикой ржи, засорявшей посевы пшеницы и ячменя в Юго-Западной Азии.

В опубликованном в 1926 г. большом труде «Центры происхождения культурных растений» Вавилов установил пять основных мировых очагов происхождения культурных растений. Впоследствии Вавилов существенно детализировал и уточнил этот первоначальный список центров происхождения культурных растений; некоторые из них получили новые наименования; другие, мелкие, под именем очагов подчинены более крупным.

1) Южноазиатский тропический центр (территории тропической Индии, Индокитая, Южного тропического Китая и островов Юго-Восточной Азии) дал начало около 33 % всех видов культурных растений, в том числе: риса, сахарного тростника, лимона, апельсина. В его составе три очага: Индийский, Индокитайский (со включением Южного Китая) и Остров ной (сюда входят Зондские острова, Ява, Суматра, Борнео, Филиппины и др.).

2) Восточноазиатский центр (умеренные и субтропические районы Центрального и Восточного Китая, Корея, Япония, часть острова Тайваня) дал до 20 % всех видов культурных растений (не считая декоративных). В этом центре отмечаются главный Китайский и вторичный Японский очаги.

3) Юго-западноазиатский центр (внутренняя нагорная Малая Азия, Иран, Афганистан, Средняя Азия и Северо-Западная Индия) с очагами: Кавказским, Переднеазиатским и северо-западным Индийским. Общий видовой состав культурных растений, связанных по происхождению с этим центром, равен около 14 % всей мировой культурной флоры, в том числе ряд видов пшеницы, рожь, виноград, грецкий орех, инжир, люцерна.

4) Средиземноморский центр. Охватывает ряд стран, расположенных по берегам Средиземного моря. Генетически с этим центром связано приблизительно 11 % видов куль­турных растений, в том числе маслина, рожковое дерево, ряд овощных (например, свекла).

5)   Абиссинский центр (Эфиопия и Эритрея) дал ми­ровой культурной флоре всего 4% видов, в том числе ячмень, хлебный злак — тефф, масличное растение — нуга. К нему при­мыкает Горно-Аравийский  (Йеменский)   очаг.

6)   Центральноамериканский     центр,     включаю­щий Южную Мексику, подразделяется  на  три  очага:   Горный Южномексиканский,    Центральноамериканский   и   Вестиндийский островной. Этот центр дал такие растения, как кукуруза и   теосинте,   американские  виды    тыквы,   перца,    хлопчатник-упланд, какао.

7)   Андийский центр (в Южной Америке), разделяемый на очаги: Собственно-Андийский  (горные районы Перу, Боли­вии и Эквадора), Чилоанский (Арауканский) в Южном Чили и на острове Чилое и Боготанский в Восточной Колумбии. Здесь, в частности, родина картофеля,  многих своеобразных клубненосов (ока, анью, ульюхо).

Выделенные семь основных географических центров куль­турных растений связаны как с богатейшими флористическими комплексами Земли, так и с древнейшими цивилизациями.

Все работы Вавилова отличаются исключительным богат­ством фактического материала, они иллюстрированы многочис­ленными фотографиями (большинство из них уникальные, сде­ланные в природе лично Вавиловым, который был незаурядным фотографом), рисунками и картами. Огромный интерес пред­ставляют карты распространения важных культурных расте­ний, а также ареалов земледельческих культур, границ земле­делия и т. д.

В заключение необходимо отметить, что Вавилов был круп­ным интродуктором растений. По его инициативе в растение­водство Советского Союза были внедрены новые ценные куль­туры, например такие, как каучуконос — гваюла, хинное дерево, джут, тунговое дерево, ряд цитрусовых, некоторые сорта чай­ного куста, новые эфиромасличные, дубильные, лекарственные растения и другие.

Великий труженик, большой мыслитель, блестящий научный организатор, патриот, общественный деятель, гуманист и вместе с тем простой, всем доступный человек — таким вошел в исто­рию, и останется в ней на долгие века яркий образ испытателя природы и географа Николая Ивановича Вавилова.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.