big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Андрей Николаевич Краснов

(1862 — 1914)

 

Андрей Николаевич Краснов

 

А. Н. Краснов — выдающийся русский географ и ботаник. Занимался изучением природы Средней Азии, Кавказа, Европейской части СССР, Сахалина, муссонной Азии (Индия, Китай, Япония), Индонезии и других стран. Особенно глубоко он изучил природу степей северного полушария и ряда горных территорий нашей родины.

В науке Краснов развил ряд оригинальных и важных идей, в особенности идею о связи эволюции почв и растительности земли с развитием эрозионного рельефа, мысль о трансформации (перерождении) тропических флор во флоры умеренных и холодных областей под действием  изменившихся внешних условий; идею о «географических сочетаниях», как главных объектах географической науки, предвосхищающую учение о географическом ландшафте, и др. Исключительно важна деятельность Краснова в развитии отечественного субтропического хозяйства и в организации Батумского ботанического сада. Краснов был талантливым педагогом и видным общественным деятелем. Перу его принадлежит более 300 печатных работ, в том числе ряд оригинальных учебников по географии.

Краснов родился в Петербурге 27 октябре 1862 г. в Семье генерала. В 1881 г. он окончил 1-ю Петербургскую гимназию, затем учился (1881 — 1885) на естественном отделении физико-математического факультета Петербургского университета, который окончил со степенью кандидата естественных наук, и был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. В университете Краснов был любимым учеником вы дающихся русских натуралистов — ботаника А. Н. Бекетова и почвоведа В. В. Докучаева, у которых прошел хорошую научную школу. В 1889 г. в Петербургском университете Краснов блестяще защитил диссертацию на степень магистра ботаники на тему «Опыт истории развития флоры южной части Восточного Тянь-Шаня».

В этой работе, отмеченной золотой медалью Географического общества, Краснов подошел к изучению растительного покрова как географ-эволюционист; он рассматривал растительность с динамической точки зрения, широко применяя метод сравнительной геоботаники, под которой он понимал учение о зависимости между характером ботанических формаций растительного царства и жизнью и историей горных пород, служащих этим формациям почвой.

Свою задачу Краснов видел в том, чтобы проследить на основании имеющихся данных историю образования современных флор из древней палеоарктической. По Краснову, флора, или «научный инвентарь растительного населения определенной территории Земли», исторически неоднородна и состоит из: 1) не изменившихся с третичного времени видов растений; 2) видов растений, переработанных под влиянием изменений внешних условий, и 3) видов-мигрантов (переселенцев). Для различных стран соотношение этих слагаемых неодинаково. Флора Тянь-Шаня, по Краснову, представляет пример постепенного приспособления к сухости и контрастности климата, вызванных постепенным увеличением материковых масс. Краснов считал, что Тянь-Шань явился резервуаром «перерождения» гидрофилов в ксерофилы. В качестве примера он монографически изучил род растений — курчавку или гречишник (Atraphaxis), прототипом которого он принимал гидрофильный вид Atrapha xis Muschketovi. Много внимания в этой работе уделил Краснов сравнению высокогорной флоры Тянь-Шаня с высокогорными флорами европейских Альп и Алтая; характерной особенностью Тянь-Шаня, по Краснову, являются «альпийские прерии», схожие с черноземной степью. Отсутствие горных форм в альпийской степи Краснов объяснил отсутствием подпочвенного орошения.

В этой же работе Краснов дал одну из первых классификаций равнинных пустынь Средней Азии, среди которых он различал следующие их типы — глинистые травяные. Каменистые (щебневые и галечные), песчаные, солонцовые (солончаковые), такыры.

После защиты магистерской диссертации Краснов с 1889 по 1912 г. состоял профессором географии Харьковского университета. В 1894 г. Краснов защитил в Московском университете, при оппонентах Д. Н. Анучине, И. Н. Горожанкине и А. П. Пав лове диссертацию «Травяные степи северного полушария» на степень доктора географии.

Являясь прекрасным знатоком степей России, Венгрии и Северной Америки, Краснов дал в этой работе сводку данных о географическом распространении, облике, истории растительности и почвенного покрова травяных степей северного полушария и критический разбор предложенных ранее теорий их происхождения. Обобщая свои наблюдения и литературные данные о природе степей, Краснов определял травяные степи как более или менее ровные, нивелированные различными геологическими факторами, не дренированные, а потому и безлесные пространства, одетые светолюбивыми элементами окружающей флоры, разнообразие которых зависит от древности и географического положения места.

Главнейшей чертой степей Краснов считал их равнинность, — причину всех их особенностей, в том числе безлесья, ибо равнинность местности затрудняет их естественный дренаж. Существование травяных степей, по мнению Краснова, обусловлено причинами чисто топографическими, облик их — климатом, состав флоры связан с прошлым окружающих их высот.

В этом заключении нашли свое завершение взгляды Краснова на связь эволюции почвенно-растительного покрова Земли с развитием эрозионного рельефа, впервые в русской литературе высказанные им в трудах по изучению Полтавской и Харьковской губерний.

Краснов создал при Харьковском университете научный географический кабинет, один из немногочисленных в тогдашней России, а при Харьковском ветеринарном институте организовал (1905) образцовый ботанико-географический сад (прототип основанного Красновым позднее Батумского ботанического сада).

Заслуженную известность получили организованные Красновым планомерные физико-географические студенческие экскурсии в живую природу. Им было осуществлено девять таких экскурсий на Кавказ.

В этот период Краснов развил также большую научно-просветительную и культурную работу: он был одним из организаторов курсов для рабочих, на которых читал лекции и доклады, преподавал (1898 — 1903) на Высших женских курсах; с 1911 г. состоял редактором прогрессивной газеты «Южный край» в Харькове, в которой поместил множество статей, и т. д.

Все научные труды Краснова по своим идеям были трудами географическими, комплексность которых была в значительной

 

Путешествия и исследования А. Н. Краснова в Европейской России и Азии

 

мере навеяна мыслями В. В. Докучаева — одного из любимых учителей Краснова. Теоретические взгляды на географию были изложены Красновым в двух небольших статьях: «География как новая университетская наука» и «Современная география и ее новые течения».

Краснов был убежденным противником взгляда на географию как на простое землеописание или свод географических фактов. Такая география содержит хотя и систематизированный, но «сырой материал, очень важный для справок, но не имеющий и тени научности». По мнению Краснова, география — это научное землеведение, призванное выяснять между природными явлениями причинные и генетические связи, находить «законности, управляющие их возникновением и взаимодействием».

Краcнов (был противникам узкой специализации географов и считал географию философской наукой о Земле; эта наука должна довольно равномерно пользоваться основами большинства естественных наук, которые необходимы для достижения коренной цели географии: «установления классификации географических сочетаний, изучения их особенностей, причин распре деления их и их влияния на человека».

Большой интерес представляет созданный Красновым университетский учебник по общему землеведению. По времени издания (1895 — 1899) это первый русский учебник по общему землеведению. Он состоит из четырех выпусков. В первом вы пуске излагается история картографии, форма Земли, распре деление суши и ее строение. Второй выпуск рассматривает атмосферу, ее действие на сушу и море, климаты суши. Третий вы пуск посвящен формам поверхности суши. Наиболее крупным по объему и оригинальным по содержанию является четвертый выпуск — «География растений» (1899). Здесь изложены принципы разделения земного шара на флористические области, даны яркие и запоминающиеся описания растительности, ясно подчеркнуто влияние климата и топографии на растительность, уделено также много внимания культурным и полезным растениям и их географии, дана новая классификация жизненных форм на базе учета экологических условий жизни растений. В первых главах отчетливо формулированы теоретические воз зрения Краснова на проблемы географии растений. Особенно важна его мысль о связи развития растительного покрова «с эволюцией самих условий жизни на нашей планете, с развитием ее суши, ее гор и плоскогорий, ее климатов».

В 1909 г. вышло второе издание учебника Краснова, а в 1910 г. — третье издание (под названием «Лекции по физической географии»), которое по своей структуре сильно отличается от предыдущих, а небольшой объем делает его более удобным для пользования.

В этом труде Краснов впервые в русской литературе выделил для территории всего земного шара ландшафтные области и полосы. Дифференциация их основана на учете взаимосвязанных особенностей климата, рельефа, почвы и растительности, а описание их, охватывая все элементы «географических сочетаний», имеет комплексный характер.

Краснов принадлежал к типу ученых, обладающих склонностью к широким и оригинальным обобщениям; однако он не всегда придавал должное значение тщательной, кропотливой обработке мелких фактов, работал поспешно, порывисто. По этому в фактическом материале его интересных работ встречаются небрежности, а иногда ошибки и неточности, из-за чего его учебник по общему землеведению и подвергался критике.

Широкий круг интересов Краснова объясняется, помимо талантливости его натуры, также личным знакомством с природой многих территорий нашей родины и зарубежных стран, с которыми Краснов сумел познакомиться в своих многочисленных научных поездках и экспедициях. В первых экспедициях Краснов участвовал будучи еще студентом.

Главнейшие экспедиции, совершенные Красновым, следующие: 1882 г. — Алтай (Бийокий округ, Катунские белки, Бухтарминокая долина); 1883 г. — бывшая Нижегородская и Симбирская губернии; 1885 г. — Прикаспийские степи; 1886 г. — Во сточный Тянь-Шань (окрестности Хан-Тенгри), Балхаш, Кашгария (Учтурфан, Оуидин близ Кульджи); в разные годы — юг Европейской части России (Полтавская — 1889, 1891, Харьковская, Херсонская губерния, Крым); 1890 г. — Кавказ (Сванетия); 1890 г. — Северная Америка (Вашингтон — Чикаго — прерии — Соленое озеро — Иеллоустонский парк — Ниагара — Нью-Йорк); 1892 г. — Ява (работал в Бейтензоргском ботаническом саду), Япония, Приморье, Сахалин; 1895 г. — Цейлон, южные склоны Гималаев, чайные районы Китая и Японии, Гавайские острова, Северная Мексика, Новый Орлеан и Неаполь; 1898 г. — Турция, Египет, Италия; 1905 г. — Норвегия; в разные годы — Кавказ (Батумский, Сочинский округа, Талыш и др.). Результатам этих научных поездок Краснов посвятил большое число работ, содержащих интересные географические материалы, мастерское описание растительности и широкие оригинальные выводы.

В статье «Нагорная флора Сванетии и особенности ее группировки в зависимости от современных условий жизни и влияния ледникового периода». Краснов впервые обратил внимание на своеобразие альпийского и субальпийского поясов этой части Кавказа и их отличие от соответствующих поясов гор Швейцарии, Сибири и Средней Азии. Краснов отметил, что альпийские луга Сванетии резко отличны от альпийских лугов Швейцарии по характеру своей растительности — густой, высокорослой и сочной.

Большой интерес также представляет малоизвестная статья Краснова «Из поездки «а Дальний Восток Азии. Заметки о растительности Явы, Японии и Сахалина». Здесь рассмотрена эволюция растительного покрова Восточной Азии, переработка субтропической третичной флоры в современную флору умеренного и холодного пояса, «перерождение» полутропических видов растений в полярные в северной половине восточноазиатского побережья. По Краснову, альпийская флора горных вер шин Явы представляет обедненную флору ниже лежащих тропических лесов; флора тундры генетически связана с флорой тропического леса; флора японского леса — систематически и физиономически сохраняет облик флор Юго-Востока Азии и относится к беззимним (ахимоническим) флорам.

Результатом заграничных научных поездок Краснова явилось также замечательное двухтомное сочинение «Чайные округи субтропических областей Азии», в котором описаны: физико-географические условия главных чайных районов, культура чайного куста, сельское хозяйство и жизнь населения субтропических областей и т. д. «Чайные округи субтропических областей Азии» — подлинное географическое, страноведческое описание субтропических «чайных» районов Японии, Китая и Индии. Пользуясь сравнительным географическим методом и методом аналогий, Краснов пришел к заключению о том, что в некоторых районах России имеются все возможности для возделывания собственного чайного куста. Таким районом он считал Колхиду. Этот труд Краснова сыграл большую положительную роль в последующем внедрении культуры чайного куста в западном Закавказье. Популярное изложение своих географических наблюдений в тропиках Краснов дал в живо написанной книге: «Из колыбели цивилизации (Письма из кругосветного плавания)».

С 1912 г. начинается последний период деятельности Краснова, который может быть назван батумским. Он связан с организацией любимого его детища — Батумского ботанического сада, разбитого по географическому принципу. Краснов сумел увлечь своим замыслом правительственные сферы Петербурга и добился официального признания необходимости организации сада. По мысли Краснова, Батумский ботанический сад должен был стать всероссийским просветительным учреждением, свое образным «живым музеем», в котором он мечтал собрать наиболее характерные и хозяйственно важные растения тропиков и субтропиков, размещенные по соответствующим отделам сада. Одновременно сад мыслился Красновым как центр опытной работы по внедрению в нашу страну ценных новых культур, пригодных для влажных субтропиков. Интерес к этим вопросам Краснов приобрел во время своих путешествий в субтропики и тропики и уже в период 1900 — 1902 гг. проводил акклиматизационные опыты на Кавказе (в имении Чаква).

3 ноября 1912 г. состоялась закладка Батумского сада. Не истощимый оптимизм, сопутствовавший. Краснову в течение всей жизни, начал его покидать под влиянием обострившейся болезни. Он знал, что «едет в Батум умирать». Однако и двух оставшихся лет жизни оказалось достаточным, чтобы волей и энергией Краснова было сделано чудо: в этот короткий срок был создан ботанический сад. Он и поныне является богатейшим собранием тропических и субтропических растений в нашей стране, главной достопримечательностью Черноморского побережья. (В 1913 г. Краснов демонстрировал первые успехи своих работ в Петербурге на выставке «Русская Ривьера». Болезнь ноги заставила Краснова оторваться от организации сада и уехать лечиться, сначала на Минеральные Воды Кавказа, затем в Париж. Начавшаяся в 1914 г. война заставила Краснова немедленно вернуться на родину: его беспокоила судьба сада, оказавшегося в прифронтовой полосе, у границ с воюющей Турцией. Обострение костного процесса в ноге привело к заражению крови, от которого Краснов и умер в расцвете сил в Тифлисе 19 декабря 1914 г. Согласно предсмертному его желанию Краснов похоронен в основанном им ботаническом саду.

Краснов был основателем и редактором первого отечественного периодического органа, посвященного изучению и освоению отечественных субтропиков, — журнала «Русские субтропики».

Идеи Краснова по освоению субтропиков России нашли свое завершение и блестящее воплощение лишь после Октябрьской революции, когда были созданы все условия для такого развития и подъема субтропического хозяйства, который позволил в значительной мере ликвидировать зависимость нашей страны от импорта субтропических растительных продуктов.

Так труд Краснова по созданию Батумского ботанического сада влился в общее русло великих коммунистических строек.

В деятельности Краснова гармонично сочетались ученый и художник. Многие страницы его книг представляют примеры сочетания высокой научности с художественностью изложения. Художник проявлялся и в практической деятельности Краснова: научно-художественными были самые замыслы созданных им ботанических садов, как малого — харьковского, так и большого — батумского.

В честь Краснова названа вершина потухшего вулкана в западной части острова Сахалина.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.