big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Григорий Ефимович Грумм-Гржимайло

(1860 — 1936)

 

Григорий Ефимович Грумм-Гржимайло

 

Г. Е. Грумм-Гржимайло — выдающийся русский географ-путешественник, зоолог (энтомолог) и востоковед, отличавшийся такой разносторонностью интересов и знаний, что его можно было назвать так же историком, этнографом, антропологом, экономистом, экономико-географом стран Востока и даже журналистом в области международной поли тики в Азии. Но главное в славе Грумм-Гржимайло то, что он «принадлежит к плеяде русских путешественников, трудами которых рассеян таинственный мрак над природой отдаленнейших уголков Центральной Азии», как писал еще в 1907 г. геолог К. И. Богданович классическими являются проведенные Грумм-Гржимайло исследования и монументальные описания обширных территорий Центральной Азии (Восточного Тянь-Шаня, Бэйшаня, Наньшаня, Турфана) и ее северных и западных окраин (Западной Монголии, Тувы, Памира).

Грумм-Гржимайло родился 5 февраля 1860 г. в Петербурге, в семье видного экономиста (впоследствии нотариуса). Мальчик рос старшим в большой семье (из трех его братьев стали известны Михаил — спутник Григория Ефимовича по двум экспедициям, изобретатель в области военной техники, и Владимир, выдающийся металлург).

Потеряв в десятилетнем возрасте отца, Грумм-Гржимайло рано столкнулся с нуждой и уже в детстве зарабатывал репетиторством и изготовлением рисунков для вышивок и для иллюстраций к журналу «Нива». В этом — один из истоков великого его трудолюбия, качества столь характерного для Грумм-Гржимайло.

Многие крупные географы приходили к географии в результате длительной эволюции, начиная с относительно узких или смежных специальностей. Пример Грумм-Гржимайло в этом отношении особенно разителен: он вырос в крупнейшего географа, начав с юношеского увлечения коллекционированием бабочек. Юноша с интересом читал научную литературу по энтомологии. В марте 1880 г. его сделали секретарем комиссии по борьбе с филлоксерой — виноградной тлей, которая в это время угрожающе распространялась в Крыму. Это было началом его научной деятельности.

В том же году Грумм-Гржимайло поступил в Петербургский университет, где слушал лекции И. М. Сеченова, В. В. Докучаева, А. И. Воейкова, А. Н. Бекетова, М. Н. Богданова и Н. И. Вагнера.

Каждый период студенческих каникул Грумм-Гржимайло проводил «в поле» — с энтомологическими целями экскурсировал по Крыму, по Подолии, Бессарабии и по Поволжью (Сарепта — Камышин). При этом интересы энтомолога, связанные с изучением границ распространения насекомых, незаметно для самого Грумм-Гржимайло перерастали в интересы географа. И уже с первого научного исследования («Несколько слов о чешуекрылых Крыма», 1881) у него начали возникать «мосты» в географию, например в связи с подмеченной им большей общностью энтомофауны Южного берега Крыма с Закавказьем и Малой Азией, нежели с соседней Яйлой.

Заслуживают упоминания целеустремленность и работоспособность Грумм-Гржимайло-студента. Он подолгу обрабатывает свои и чужие коллекционные сборы в Зоологическом музее, публикует результаты этих обработок, собирает у себя дома научный кружок студентов, в живой и плодотворной деятельности которого принимают участие прославившиеся впоследствии ученые —  В. И. Вернадский и Н. М. Книпович.

В 80-х годах русская лепидоптерология (раздел энтомологии, изучающий бабочек) имела сильного «августейшего покровителя» в лице великого князя Н. М. Романова, который щедро финансировал роскошные издания, посвященные бабочкам, и целые энтомологические экспедиции. Великий князь обратил особое внимание на поволжский отчет Грумм-Гржимайло и предложил даровитому молодому человеку средства для более далекой экспедиции — на Памир (вполне вероятно, что в те годы весьма слабой изученности Памира интерес «августейших персон» к этой стране определялся и не одной энтомологией).

Для того чтобы успеть отправиться в эту экспедицию, Грумм-Гржимайло исхлопотал себе право досрочной сдачи экзаменов в университете. Географическое общество поддержало молодого ученого рекомендательными письмами и инструментарием для съемок.

В 1884 г. состоялась первая дальняя экспедиция Грумм-Гржимайло. Он перевалил из Оша через Алайский и Заалайский хребты, побывал в верховьях реки Муксу и на озере Кара куль. Собранная им за одно лето коллекция насчитывала 12 000 экземпляров (146 видов) бабочек, в том числе 30 видов неизвестных науке. Грумм-Гржимайло собрал также ценные коллекции позвоночных. Географическая сторона работ была представлена глазомерной съемкой, метеонаблюдениями, сбором этнографических материалов. Но и находка на Памире таких видов бабочек, которые до тех пор были известны только из Гренландии и с Кольского полуострова, не могла не поставить перед молодым ученым глубоких биогеографических и палеогеографических загадок.

Не возвращаясь в столицу, Грумм-Гржимайло продолжал экспедицию и в 1885 г. За лето этого года Грумм-Гржимайло исчертил маршрутами западные отроги Памиро-Алая.

Уже первый доклад Грумм-Гржимайло «О припамирских странах», сделанный им в декабре 1885 г. в Географическом обществе, показал слушателям, что перед ними отнюдь не только энтомолог, а весьма разносторонний исследователь. И совсем не случайно, что министерство государственных имуществ поручило Грумм-Гржимайло написать очерк на такую широко географическую тему, как «Очерк сельского хозяйства в Турке стане» (1886).

В 1886 г. Грумм-Гржимайло совершил свою третью средне азиатскую экспедицию. Выйдя из Оша, он пересек Центральный Тянь-Шань, спустился в Кашгар, а отсюда перевалил в Алайскую долину и вернулся в Ош. Важным биогеографическим результатом экспедиции было выявление существенных различий между фаунистическими комплексами Памиро-Алая и Тянь-Шаня.

В 1887 г. Грумм-Гржимайло снова отправился на Памир. Его сопровождал брат Михаил Ефимович, взявший на себя топографические съемки. Грумм-Гржимайло прошел вдоль предгорий Кашгарского хребта, поднимался на хребты Каракорума.

 

Маршруты Г. Е. Грумм-Грижимайло

 

Помимо чисто энтомологических отчетов, Грумм-Гржимайло выпустил в 1890 г. капитальный биогеографический труд — «Памир и его лепидоптерологическая фауна». В него вошли комплексный очерк природы Памира и подробная характеристика микрорайонов и типов условий обитания растений и животных.

В 1888 г. Грумм-Гржимайло совершил лишь скромную поездку с зоогеографическими целями на Средний Урал. Зато 1889 — 1890 гг. принесли Грумм-Гржимайло мировую славу: в эти годы он совместно с братом Михаилом совершил по поручению Географического общества свою знаменитую Центральноазиатскую экспедицию, в ходе которой сделал ряд крупных географических открытий (горный узел Восточного Тянь-Шаня — Дос-Мёгенола, 6100 м; установление положения поверхности Турфанской впадины на 130 м ниже уровня моря, открытие гор Бэйшань).

Лето 1889 г. было посвящено изучению Восточного Тянь-Шаня и экскурсии в пустыню Южной Джунгарии. Здесь братья Грумм-Гржимайло оказались первыми европейцами, которым удалось охотиться на дикую лошадь Пржевальского и добыть для коллекции четыре экземпляра этого редкого животного. Зимой 1889 — 1890 гг. путешественники изучали Турфанский и Хамийский оазисы. Открытие Бэйшаня, сделанное ими весной 1890 г., было тем значительнее, что в европейской науке того времени господствовало умозрительное представление о «сухом море» Ханхай, якобы покрывавшем эту часть Центральной Азии в третичном периоде и выстлавшем тут своими напластованиями лишь необозримые равнины. Эту часть заслуг ученого высоко оценил в своем «Лике земли» Э. Зюсс.

Пересекши Бэйшань и Наньшань, экспедиция Грумм-Гржимайло вышла к реке Хуанхэ и к озеру Кукунор. Маршрутная съемка охватила более 7000 км, коллекции животных насчитывали десятки тысяч экземпляров. Были собраны богатый гербарий, коллекция горных пород, интереснейшие этнографические материалы.

За это путешествие Географическое общество присудило Грумм-Гржимайло в 1891 г. премию имени Н. М. Пржевальского, а правительство установило ему, «в воздаяние трудов, понесенных в многочисленных путешествиях по Центральной Азии», пожизненную пенсию в размере 600 руб. в год. Трехтомный отчет об экспедиции, выпущенный в 1896 — 1907 гг., был отмечен Большой золотой медалью — высшей наградой Географического общества.

Заслуги Грумм-Гржимайло отметила также Парижская Академия наук, присудив ему в 1899 г. премию имени П. А. Чихачева, а Нидерландское географическое общество избрало Грумм-Гржимайло своим почетным членом.

Выход «Описания путешествия в Западный Китай» был вы дающимся событием. Это издание, помимо исчерпывающих географических наблюдений, содержало ряд вкладов в смежные науки, например в геологию. Для биогеографии очень ценным было итоговое, палеогеографически обоснованное зоогеографическое районирование Центральной Азии, предложенное Грумм-Гржимайло на основе анализа распространения бабочек.

Теперь Грумм-Гржимайло и сам видел, какое огромное поле деятельности расстилала перед ним география. Сначала она была для молодого энтомолога лишь «собранием адресов» распространения бабочек. Но эти «адреса» сами заслуживали изучения как условия обитания бабочек. Это пробудило в нем интересы географа, и уже через немногие годы исследователя занимали и «адреса», и условия жизни не только флор и фаун, но и многомиллионных народов величайшей в мире части света.

Еще ряд лет Грумм-Гржимайло черпал из своих экспедиций материалы и для энтомологических сводок, и для живых путевых очерков («В поисках перевала через Тянь-Шань», «По ступеням божьего трона — Богдо-Ола» и т. п.), и для статей в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, где он делается главным автором по Центральной Азии.

В 1891 г. состоялось решение о сооружении сквозного великого Сибирского пути. Задача сомкнуть сибирский и владивостокский участки железной дороги наталкивалась на крайнюю расплывчатость и отрывочность тогдашних представлений о природе и хозяйстве Приамурья. Создание сводки, хотя бы компилятивной, по географии Приамурья стало неотложным делом, и выполнение этого дела по программе, разработанной под руководством П. П. Семенова, было поручено Грумм-Гржимайло.

Ученый выполнил это трудное задание «со свойственной ему быстротой и талантливостью», — так оценил эту работу П. П. Семенов. Том почти в 650 страниц вмещал 12 глав, из них лишь две последних («Сельское хозяйство» и «Неземледельческая промышленность и торговля»), написал сам П. П. Семенов, редактировавший издание.

С этого времени интересы географа широкого профиля становятся главными в трудах Грумм-Гржимайло. Более того, именно эти интересы к географии Азии привели его в 1893 г. на «чиновничью службу» — сначала в Комиссию по вопросам торговли в Средней Азии, затем на пост заведующего азиатской частью Департамента торговли и, наконец, в 1899 г. в Департамент таможенных сборов.

Грумм-Гржимайло оказался в гуще дел, где сложно переплетались интересы отечественной и международной экономики, неизбежно связанные и с политическими событиями. Для Грумм-Гржимайло все это приобретало географический интерес, рождало потребность в страноведческом познании территорий партнеров по торговле. Общественный авторитет Грумм-Гржимайло к этому времени поднялся уже настолько высоко, что в 1897 г. ему было поручено редактировать «восточный от дел» газеты «Санкт-Петербургские ведомости». Этот пост обязывал Грумм-Гржимайло давать ежедневно до 200 строк текста, повествующего о всем существенном, что происходит в жизни азиатских государств и колоний. К ученому хлынуло целое море газет из Индии, Индокитая, Китая, Японии и западных стран. Обширность материалов могла подавлять, но Грумм-Гржимайло справлялся с нею не только как журналист, — он неуклонно рос как комплексный географ-востоковед.

Среди многих десятков статей, опубликованных Грумм-Гржимайло в 1896 — 1897 гг., обращают на себя внимание, во-первых, многочисленные статьи, посвященные складывавшимся тогда русско-японским отношениям («О положении России на Дальнем Востоке», «Японский официоз об отношениях Японии к России» и т. п.); во-вторых, статьи страноведческого направления («Кафиристан», «Финансовое положение современного Китая», «Финансы Японии», «Вооружение Японии с точки зрения ее финансов», «Минеральные богатства Индии» и др.); в-третьих, статьи о колониях и освободительной борьбе в них («Непримиримые враги англичан в Индии», «Нарождающаяся промышленность в Британской Индии», «Что требуют англичане от эмира афганского Абдуррахмана?», «Французы в Индокитае», «Восстание туземцев на Формозе»); в-четвертых, статьи о торговле с азиатскими странами («О нашей торговле в Монголии», «Современные условия русской торговли в Западном Китае», «Русская торговля в Хорасане», «Борьба за рынок между Россией и Англией в Персии»). Диапазон интересов востоковеда огромен: Грумм-Гржимайло пишет о чайной торговле в России и о русской лесной концессии на р. Ялу, о промысле морских котиков и об экспедиции Свена Гедина...

К 1899 г. относится и начало педагогической деятельности Грумм-Гржимайло — чтение лекций по экономической географии Азии в Первом коммерческом училище Петербурга.

Наряду с этим Грумм-Гржимайло все глубже заинтересовывался и вопросами истории, этнографии и археологии Азии. В 1898 г. он опубликовал труд «Историческое прошлое Бэй-шаня в связи с историей Средней Азии» и интересную с историко-этнографической точки зрения статью «Почему китайцы рисуют демонов рыжеволосыми». В 1903 г. Грумм-Гржимайло напечатал «Материалы по этнологии Амдо и области Куку-Нора», а в 1909 г. — статью «Белокурая раса в Средней Азии», привлекшие внимание виднейших востоковедов.

Переход к заведыванию всей азиатской таможенной границей России открыл для Грумм-Гржимайло совсем новые географические горизонты. Ю. М. Шокальский писал по этому поводу: «Что кажется дальше от географии, чем таможенное ведомство, а и его Григорий Ефимович заставил послужить географии. Для надобностей службы он объездил всю южную границу Сибири, лично познакомился с географией как нашей, так и зарубежной полосы, собрал массу географического материала и по своему обычаю осветил его обстоятельно изученной литературой».

В ходе своих занятий этой «таможенной географией» Грумм-Гржимайло совершил ряд поездок и экспедиций: в Западную Монголию и Туву (в то время Урянхайский край, 1903 г.), в Амурскую и Приморскую области (1908), в Копет-Даг и на южное побережье Каспия (1911), в Ленкорань и вдоль всей границы России с тогдашней Персией и Турцией, включая Карскую область (1912), в долину Уссури и на северные склоны Малого Хингана (1913), в Саяны и снова в Туву (1914).

Наибольшие результаты из этих поездок дала Западно-Монгольская экспедиция 1903 г.

Выйдя из Зайсана, Грумм-Гржимайло пересек Черный Иртыш и перевалил через Монгольский Алтай в котловину Кобдо, а затем через Танну-Ола вышел к Русскому Алтаю. Он привез с собой чертежи 650 км маршрутных съемок, обильные коллекции и массу сведений по этнографии и торговле. Обработку и публикацию материалов этой экспедиции в виде много томного труда «Западная Монголия и Урянхайский край» Грумм-Гржимайло продолжал вплоть до 1930 года.

Первый том работы «Западная Монголия и Урянхайский край» вышел в свет в 1914 г. и явился капитальной физико-географической монографией, где личные впечатления автора, при всей их краткости (экспедиция 1903 г. длилась менее трех месяцев), не только послужили фундаментом книги, но и помогли критически использовать более 500 других источников.

Я. С. Эдельштейн назвал этот труд сокровищницей критически переработанного материала, дающей «все, что можно было бы дать в смысле физико-географического описания этой территории».

Один первый том монголо-тувинского труда Грумм-Гржимайло был признан настолько законченным произведением, что Географическое общество присудило ему в 1915 г. премию имени А. А. Тилло. За пять лет до этого Грумм-Гржимайло был избран почетным членом этого общества.

В 1908 г. Грумм-Гржимайло поехал в Приморье и Приамурье, за 15 лет перед тем столь блестяще описанное им заочно. По иронии судьбы, личное знакомство с этим краем оказалось для Грумм-Гржимайло в научном отношении менее плодотворным. Он прошел по всему Амуру от Сретенска до Амурского лимана, побывал на Шантарских островах и на границе с Кореей. Но труды Грумм-Гржимайло, написанные в результате этого путешествия («Экономическая география Приамурья» и «Таможенное дело «а нашей дальневосточной окраине»), остались погребенными, в архиве тогдашнего министерства финансов. В годы войны Грумм-Гржимайло трудился на таможенном фронте, надолго удалившись от научной работы.

Но в советское время ученый заработал с еще большей продуктивностью. В труднейшем 1919 г. он закончил и в 1926 г. издал монументальный второй том «Западной Монголии и Урянхайского края» — труд, посвященный истории этих территорий, ценный по обилию фактического материала, хотя и не свободный от неверных оценок исторических событий.

Л. С. Берг писал Грумм-Гржимайло: «Ваша «Западная Монголия» поистине заслуживает названия классического труда, который составит Вам славу, не меньшую, чем. «Западный Китай»... Остается только пожалеть, что пока ни одна из областей нашей страны не имеет еще такого географического описания, какое Вы дали для Западной Монголии...».

Работа Грумм-Гржимайло была высоко оценена и в Монголии. Если до революции память о нем в этой стране закреплялась лишь в фольклоре, то в 1927 г. Грумм-Гржимайло получил письменную благодарность и почетную грамоту от Ученого комитета Монгольской Народной Республики, а также просьбу написать «Историю монголов» в качестве учебника для монгольских школ.

Немало было сделано Грумм-Гржимайло за первые годы Советской власти и на других участках работы. В 1918 — 1919 гг. он составлял опись бумаг экспедиции Беринга, в 1920 — 1921 гг. составил огромную (20 000 названий) библиографию по географии и этнографии Севера. С 1919 г. Грумм-Гржимайло возобновил преподавательскую деятельность — читал курс «Страноведения Азии» в ленинградских институтах — Географическом и Восточных языков (в последнем Грумм-Гржимайло читал также историю и этнографию Монголии).

В 1921 г. он пишет очерк об экономическом положении Монголии по заданию Института экономических исследований для Наркоминдела с рекомендацией лучших путей торговли с этой страной.

С 1920 по 1931 г. Грумм-Гржимайло является вице-президентом Географического общества СССР, многократно, при частых отъездах Ю. М. Шокальского, исполняя и обязанности главы Общества.

С 1925 г. начинается новая полоса частых выступлений Грумм-Гржимайло в печати по вопросам комплексного востоковедения. Серия статей Грумм-Гржимайло о различных областях Китая появилась в энциклопедии Граната.

В 1926 и 1930 гг. вышел заключительный том труда Грумм-Гржимайло по Западной Монголии и Туве, куда вошли антропологические и этнографические материалы. В 1928 г. Грумм-Гржимайло было присвоено звание заслуженного деятеля науки.

21 марта 1930 г. Географическое общество торжественно отпраздновало 50-летие научно-исследовательской деятельности Грумм-Гржимайло. Отвечая на многочисленные приветствия, юбиляр сказал:

«Главное, что в них подчеркивалось, это разносторонность моих работ. Действительно, вопреки раздававшимся по моему адресу предупреждениям, следуя в этом случае исключительно своему внутреннему голосу, вполне отвечающему, как мне казалось, моим способностям, я не боялся разбрасываться, будучи убежден, что при современной специализации наших знаний работы синтетического характера стали ныне еще более необходимыми, чем было это прежде, и то, что здесь говорилось, лишь доказало мне, что я стоял на верном пути, и мой 50-летний труд, не выработавший из меня авторитета ни в одной области из научных дисциплин, все же принес свою пользу».

Слова об отсутствии авторитета — это не только выражение большой скромности, свойственной Грумм-Гржимайло. Это — и невольное напоминание о немалых нападках, которые терпел ученый от специалистов по смежным наукам, — известно, что ряд его геологических построений опровергали В. А. Обручев и К. И. Богданович, а историк и археолог В. В. Бартольд, не соглашаясь с некоторыми историко-этнографическими по строениями Грумм-Гржимайло, прямо упрекал его в дилетантизме и ...не советовал заниматься не своим делом. И эта и другая критика лишь повышали требовательность Грумм-Гржимайло к себе и, как видим, не лишали и не лишили его уверенности в нужности синтетических работ на поприще географии.

Начавшаяся с 1930 г. болезнь (уремия) долго мучила ученого. В ночь на 3 марта 1936 года Грумм-Гржимайло скончался. Имя его трижды увековечено на карте мира. Исследователь Дальнего Востока В. К. Арсеньев назвал в честь Грумм-Гржимайло один из перевалов Сихотэ-Алиня, исследователь гор Средней Азии Г. Мерцбахер — один из ледников массива Богдо-Ола в Восточном Тянь-Шане. Имя Грумм-Гржимайло носит теперь также крупнейший из открытых им ледников группы Шереметева в верховьях реки Танымас на Памире.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.