big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Всеволод Иванович Роборовский

(1856 — 1910)

 

Всеволод Иванович Роборовский

 

В. И. Роборовский — исследователь Центральной Азии, ученик и помощник Н. М. Пржевальского, продолжатель его дела и достойный представитель школы «научных рекогносцировок», как называл свои центральноазиатские путешествия Н. М. Пржевальский. Работы Роборовского значительно обогатили и рас ширили круг географических знаний о центральных частях Азии. Он впервые подробно рассказало природе и народах Западного Китая, очень плохо известного в те годы даже по китайским источникам.

Роборовский участвовал в четырех экспедициях по Центральной Азии и таким образом восемь раз пересек ее  необъятные и труднодоступные пространства. В трех из этих экспедиций путешественник участвовал в качестве помощника (дважды с Пржевальским и один раз с Певцовым), а одну экспедицию возглавлял сам.

Ему принадлежит ряд географических открытий в горах Куньлуня, Наньшаня, Восточного Тянь-Шаня и северных окраин Тибета. Им организованы первые длительные стационарные метеорологические наблюдения в глубинных районах Центральной Азии, в том числе в Турфанской впадине. Ему мы обязаны достоверными сведениями по климату Синьцзяна и многочисленными определениями абсолютных высот и астрономических координат отдельных пунктов Центральной Азии. Замечательный гербарий центральноазиатской флоры, собранный Роборовским, насчитывает 25 тысяч экземпляров растений, представляющих 1300 разных видов. Богаты также зоологические кол лекции (особенно интересны оборы грызунов, среди которых зоологи выделили новые, неизвестные виды и роды).

По картографическим результатам экспедиция Роборовского 1893 — 1895 гг. занимает первое место среди всех центрально-азиатских экспедиций. На основании его съемок в последующие издания карт были внесены значительные добавления и исправления.

В результате работ Роборовского стала ясной орография сложной и большой горной системы Наньшаня, положенная им на карту. В его трудах можно найти ряд живых, полных фактического материала описаний природы Центральной Азии, ее ландшафтов, а также этнографических зарисовок.

Роборовский родился в Петербурге. Его детство и молодость протекали отчасти в Петербурге, отчасти в небольшом имении «Тараки» в Тверской губернии, где будущий путешественник пристрастился к экскурсиям, к сбору растений и животных. С детства Роборовский среди других школьных курсов особенно любил географию и увлекался ею. «Надобно заметить, — писал он, — что география была с малых лет моим любимым предметом и что я имел в гимназии у нашего учителя географии Пьянкова всегда круглую пятерку». Увлечение географией продолжалось и в Гельсингфорском юнкерском училище, куда юноша поступил, окончив гимназию.

В 1878 г. Роборовский познакомился с Пржевальским и упросил его взять с собой в Центральную Азию. Этот факт определил всю дальнейшую жизнь и работу Роборовского.

Впечатление о своем будущем спутнике Пржевальский вы разил в одном из писем в следующих словах: «Человек весьма толковый, порядочно рисует и знает съемку, характера хорошего, здоровья отличного».

В 1879 г. Роборовский участвовал в третьем центрально-азиатском путешествии Пржевальского. Это была первая экспедиция Роборовского, в ней он выступал в скромной роли младшего помощника начальника. Именно в этом путешествии Пржевальский со спутниками проник дальше в глубь Тибета по дороге к его столице Лхасе. Уже тогда определились научные интересы Роборовского, который больше всего времени уделял изучению растительности, собрав 12000 экземпляров (1500 видов) растений, а также делал много географических и этнографических зарисовок.

Сам Роборовский о своей работе в этой экспедиции впоследствии писал: «Как-то само собой случилось, что ботанические экскурсии сделались мне особенно симпатичны и были вменены мне в исключительную обязанность; увлечение ботаникой доходило у меня до того, что я зачастую с опасностью для жизни взбирался на горы и доставал цветочек, до которого добраться казалось почти невозможным; но если я его раньше не видел или мне думалось, что это новый вид растения, то я напрягал вое усилия: камни валились у меня из-под ног, казалось, вот-вот свалюсь в пропасть, но все-таки я доставал интересовавший меня цветок». Большую помощь Пржевальскому Роборовский оказал также своим умением вести терпеливую расспросную работу для сбора сведений этнографического характера.

Малая золотая медаль от Географического общества была высокой наградой Роборовекому за первую же экспедицию.

В 1883 г. Роборовский вновь ушел с Пржевальским в Центральную Азию, на этот раз уже в качестве его старшего помощника. Теперь это был уже опытный путешественник, владеющий разнообразной методикой комплексных географических исследований.

Экспедиция прошла путь из Кяхты через Гоби в Тибет к истокам Хуанхэ и Янцзы, затем по северной окраине Тибетского нагорья к озеру Лобнор, по южной границе Такла-Макан и пришла в Каракол [Пржевальск]. На этом пути Роборовский, кроме сбора гербария, зарисовок и фотографирования, вел топографическую съемку и описание маршрута.

В пятую центральноазиатскую экспедицию Пржевальского Роборовский отправился опять в роли старшего помощника, вторым помощником был молодой П. К. Козлов.

После смерти Пржевальского Роборовский в 1889 — 1890 гг. работал в Тибетской экспедиции под руководством М. В. Певцова. В этих маршрутах Роборовский выступал как географ, астроном-геодезист, топограф, ботаник.

Роборовский не только по-прежнему вел ботанические наблюдения и сборы (они составили 7000 экземпляров — 700 видов растений), но и совершил пять самостоятельных исследовательских маршрутов в труднодоступные высокогорные области Куньлуня и северного Тибета и по пескам Кашгарии; одна из них, к истокам Керии-дарьи до абсолютных высот 5000 м была самой тяжелой во всей экспедиции (даже местные проводники отказывались идти в эти высокогорные области).

В экспедиции М. В. Певцова Роборовский определил координаты 13 пунктов, провел маршрутную съемку более 2700 километров пути, в итоге чего заполнил на карте около 20 000 кв. км «белых пятен». Большая серебряная медаль имени Пржевальского была наградой Роборовскому от Географического общества за труды в этой экспедиции.

Так, постепенно, на практическом опыте Роборовский сформировался как крупный исследователь Центральной Азии и один из лучших знатоков ее географии. Естественно, что очередная экспедиция, снаряженная Русским географическим обществом в Центральную Азию, была поручена именно Роборовскому. Это было в 1893 г. Радостный и уверенный в успехе дела, он повел свою большую экспедицию в горы Восточного Тянь-Шаня и Наньшаня. Маршрут экспедиции проходил из Пржевальска к реке Текес, в нагорную долину Большого Юлдуса на Восточном Тянь-Шане через Карашар в Люкчун, где были проведены детальные исследования Турфанской котловины и организована метеорологическая станция второго разряда для стационарных работ.

П. К. Козлов ездил проверить положение озера Лобнор. В Хамийской пустыне Роборовскому удалось добыть для коллекции ценнейшие экземпляры дикого верблюда. Весной Роборовский посетил Цайдамскую впадину. Все лето было занято подробным исследованием горной системы Наньшань. Затем путь экспедиции шел через Южно-Кукунорский хребет в Восточный Тибет, а целью было пройти в китайскую провинцию Сычуань. Но при исследовании хребта Амнэ-Мачин В. И. Роборовский был поражен параличом. Двигаться дальше ему было невозможно.

Испытывая тяжелые физические и нравственные страдания, Роборовский вынужден был согласиться на возвращение экспедиции. Позднее он об этом писал: «С великою грустью и лом кою над своими желаниями видеть Сычуань, землю обетованную нашей экспедиции... я решил повернуть обратно... Да, эти минуты нравственной борьбы, я думаю, стоили физического недуга, так неожиданно овладевшего моею прежде очень крепкой натурой».

Руководство экспедицией на обратном пути взял на себя П. К. Козлов. Роборовский же, даже больной, волоча парализованную ногу, продолжал научные наблюдения, сборы коллекций и записи; в частности, именно к этому времени относятся его цепные материалы по этнографии тангутов. В дальнейшем Роборовский стал предпринимать даже небольшие поездки в стороны от пути экспедиции.

В Люкчуне (Турфане) к экспедиции присоединился проработавший здесь на метеостанции два года спутник Роборовского Шестаков. Он порадовал не только исправным ведением наблюдений, но и ценными приобретениями коллекций, в том числе шкур диких верблюдов и дикой лошади, сборами насекомых и семян, и в особенности ценной находкой древних уйгурских рукописей. В Люкчуне Роборовский также провел еще целый ряд ценных этнографических наблюдений и нивелировку котловины по меридиану.

Итоги экспедиции, несмотря на ее незаконченность, оказались весьма плодотворны. Роборовским и его спутником П. К. Козловым было положено на карту более 17 тысяч километров пути, определено 30 астрономических пунктов, заполнено еще около 220000 кв. км «белых пятен». Экспедиция привезла в Петербург замечательные коллекции, состоящие из 350 образцов горных пород, 250 шкур и 30 скелетов зверей, 1200 птиц, 450 экземпляров пресмыкающихся и рыб, 30 тысяч насекомых, много тысяч экземпляров растений, 300 видов семян культурной и дикорастущей флоры.

Ни одна центральноазиатская экспедиция до Роборовского не дала столь богатых стационарных метеорологических наблюдений в сочетании с маршрутными за 30 месяцев пути. В. И. Роборовский и П. К. Козлов в экспедиции 1893 — 1895 гг. организовали восемь метеостанций, работавших от одного месяца до двух лет. Двухлетние данные по Турфанской котловине дали ценнейшие результаты для климатологии и установления гипсометрических отметок впадины ниже уровня моря.

Болезнь Роборовского прогрессировала и не дала ему возможности в дальнейшем участвовать в полевых экспедиционных работах. Но путешественник напряг все силы и, невзирая на повторяющиеся приступы паралича, сумел оформить отчет об этой большой экспедиции. Отчет этот был опубликован под заглавием «Труды экспедиции Русского географического общества по Центральной Азии, совершенной в 1893 — 1895 гг. под начальством В. И. Роборовского». Эти труды явились достойным продолжением трудов Пржевальского. Первая часть их, представляющая отчет начальника экспедиции, написана самим Роборовским. По его собственным словам, она «содержит в себе историю путешествия и моих отдельных поездок в стороны от каравана, составленную по моим личным записям в дневники и частью по материалам, полученным от моих товарищей — участников экспедиции...» Книга эта написана по типу работ Пржевальского и дает в простой и доходчивой форме описание хода экспедиции и ее научные результаты. За эти труды путешественник был отмечен высшей наградой Русского географического общества — Константиновской медалью.

Последние десять лет Роборовский не вставал с постели и умер в своем поместье «Тараки» 23 июля 1910 г.

Роборовский прожил недолго. Но за 16 лет, в которые осуществил свои замечательные экспедиции в Центральную Азию (1879 — 1895), он обогатил русскую географическую науку трудами и исследованиями первостепенной важности. Роборовский снискал всеобщую любовь и признательность своих современников, о чем в его некрологе сказано такими словами: «Его любовь к природе, к человеку, его редкий по своей скромности характер внушали к нему уважение и искреннюю любовь не только его родственников, благоговевших перед его именем, не только близко его знавших и приходивших с ним в общение людей, но и среди крестьян, которые на всю округу, от мала до велика, сохраняют о нем самую нежную, почтительную память».

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.