big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Александр Лаврентьевич Чекановский

(1832 — 1876)

 

Александр Лаврентьевич Чекановский

 

А. Л. Чекановский — натуралист, геолог и географ, выдающийся путешественник и коллекционер, крупнейший исследователь Средней Сибири. Его маршруты пересекли Сибирь от озера Косогол до моря Лаптевых и от долины Енисея до Верхоянска. Им составлена карта большой части Средней Сибири. Своими геологическими исследованиями Приангарья он положил начало систематическому изучению геологического строения Сибири. Он дал первые сведения о геологическом строении Тунгусского бассейна, бассейна Оленёка, района Верхоянска, определил юрский возраст Иркутского угольного бассейна.

Чекановский родился в г. Кременце Волынской губернии, в семье поляка — арендатора небольшого имения. С детства он был окружен учеными, страстными любителями и исследователями природы. Отец Чекановского — энтомолог, коллекционер; крестный отец В. Г. Бессер — профессор ботаники, друг отца Р. Э. Траутфеттер — ректор Киевского университета, выдающийся ботаник. Они привили Чекановскому любовь к естествознанию и навыки к сбору разнообразных коллекций.

Окончив киевскую гимназию, Чекановский поступил на медицинский факультет Киевского университета. Однако медицины он не любил и предпочитал заниматься естествознанием, особенно геологией и зоологией. Будучи студентом, провел самостоятельное изучение гранитов своей родины — Волынской и Подольской губерний. В 1855 г. Чекановский перешел в один из лучших в то время Юрьевский [Дерптский, Тартуский] университет на минералогическое отделение. Там активно работал в научном кружке: привел в порядок и определил петрографическую коллекцию университета, дважды участвовал в экспедициях по изучению силура Прибалтики под руководством будущего академика Ф. Б. Шмидта; близко познакомился с учеными Максимовичем, Штраухом, Дыбовским (впоследствии сосланным за участие в польском восстании).

Из-за материальных затруднений разорившейся семьи, не окончив курса, он возвратился в Киев в 1857 г. и поступил на работу. Продолжая самообразование, мечтал попасть в Азию и готовился к путешествию в Индию по заданию телеграфной компании.

В связи с участием в польском восстании 1863 г. Чекановский был арестован, бежал из киевской тюрьмы, но был пойман и осужден на бессрочную ссылку в Сибирь. Даже находясь в положении арестованного, Чекановский занимался наблюдениями, собирал коллекцию насекомых, изучал вместе с Н. Гартунгом (будущим исследователем Присаянья) свой путь.

В Томске Чекановский заболел тяжелой формой брюшного тифа. Только исключительно крепкий, закаленный путешествиями организм спас его от гибели. Результатом тифа явилась болезнь кишечного тракта и «приступы меланхолии».

1865 год Чекановский провел в ссылке в Дарасуне за Яблоневым хребтом. В 1866 г. его перевели в Братский острог, на р. Ангаре, где исследователь, чтобы обеспечить пропитание, занимался сельским хозяйством и все-таки успевал вести регулярные метеорологические наблюдения, собирать гербарий, геологические коллекции и произвел детальное геологическое описание берегов Ангары. В Братске проездом из экспедиции его посетил Ф. Б. Шмидт, которому в следующем, 1867 г. удалось выхлопотать разрешение правительства на перевод Чекановского в Иркутск.

Благодаря поддержке председателя сибирского отдела Русского географического общества Б. К. Кукеля Чекановский получил работу при музее отдела.

С 1869 по 1871 г. по заданию сибирского отдела Чекановский провел блестящие геологические исследования юга Иркутской губернии. Это была геологическая съемка обширных и трудно доступных территорий — верховьев Ангары, бассейнов Иркута, Белой, Оки, южной части побережья Байкала, Приморского хребта, Онотской возвышенности, включая верховья Лены; бы ли посещены Восточный Саян и Хамар-Дабан. Это исследование явилось первой площадной геологической съемкой в Сибири.

Одним из методов научной работы Чекановского было твердо усвоенное им правило — задолго до экспедиционных исследований детально изучать все, что сделано до него. Неоценимыми качествами его как экспедиционного работника была страстная любовь к природе и необычайная выносливость — он как бы родился путешественником, приспособленным к длиннейшим пешим переходам, к трудностям и лишениям путешествий по бездорожной Сибири; к этому добавлялись еще такие качества, как общительный характер, хорошие организаторские способности, ум и наблюдательность. Поэтому результаты его исследований были исключительно плодотворны. Ему принадлежит установление того положения, что Иркутский угольный бассейн имеет возраст юрский, а не каменноугольный, что было общепринятым мнением. Результат этот был получен благодаря тщательным сборам большого количества образцов ископаемой флоры из угленосных отложений. Вообще Чекановский широко применял палеонтологический метод в определении геологического возраста и всегда твердо его придерживался.

В 1869 г. появилась его статья об исследовании Иркутской губернии; статья эта была удостоена Малой золотой медали Географического общества. В 1874 г. вышел его обстоятельный труд о геологическом строении и истории исследования Иркутской губернии с 1744 г. К книге была приложена геологическая карта-десятиверстка, которая вплоть до 1940-х годов сохраняла значение ценного источника.

Чекановский высказал некоторые палеогеографические соображения относительно уровня Байкала в ледниковую эпоху.

Ранней весной 1873 г., поручив продолжение геологической съемки Иркутской губернии Черскому, Чекановский по заданию сибирского отдела отправился в экспедицию вниз по реке Нижней Тунгуске. Его сопровождали топограф Нахвальных и учитель Миллер.

За три месяца экспедиция прошла по почти неисследованной Нижней Тунгуске 2 450 км. Поздней осенью возвратился Чекановский в Иркутск, а через два месяца 29 декабря он был снова в пути на реке Оленек.

Пройдя верхнее течение Нижней Тунгуски, экспедиция перевалила в бассейн верховьев рек Туру и Вилюя, держа путь к озеру Эконда [Яконгда]. Никаких карт этой местности не было, и Черский считал, что Эконда лежит в системе Оленёка, в то время как в действительности она принадлежит системе Мойеро. Потратив несколько дней на постройку лодки и на плавание по Мойеро, 6 июня Чекановский убедился в своей ошибке и повернул к верховью Оленёка. Этот лишний путь в несколько сот километров не входил в расчеты Чекановского и не позволил полностью выполнить задачу экспедиции. 13 сентября ледостав на Оленёке задержал плот экспедиции в 1670 км от истока реки. Экспедиция продолжала путь пешком по льду и в конце октября достигла намеченной цели — устья Оленёка. Отсюда Чекановский повернул к юго-востоку и через Булун пришел в Верхоянск. 5 января 1875 г. он вернулся в Иркутск, охватив, таким образом, огромным кольцевым маршрутом восточную половину Средней Сибири.

15 мая того же года Чекановский опять отправился к Оленёку на этот раз на частные средства. Он спустился вниз по Лене на 25 км ниже Булуна, отсюда 27 июля на оленях перевалил к долине реки Оленек и достиг его устья 27 августа. Здесь он нашел могилы Прончищевых (через 139 лет после их смерти) и восстановил их. 20 декабря опять старым путем через Булун — Верхоянск — Якутск Чекановский вернулся в Иркутск. За 7 месяцев непрерывного путешествия экспедиция прошла 11 000 км.

В официальное задание экспедиции входила маршрутная геологическая съемка, что и было блестяще выполнено: сделан геологический профиль через Среднюю Сибирь с юга на север и с запада на восток; покрыто геологической маршрутной съемкой 9000 км неизвестной до тех пор территории; открыто лавовое поле Сибири в бассейнах Нижней Тунгуски и Вилюя; на основании палеонтологических и палеофлористических сборов определен геологический возраст ряда толщ — юрских отложений се вера Сибири, триасовых — на Верхоянском хребте, кембро-силурийских — Приленской плоской возвышенности; подтверждено наличие тунгусского каменноугольного бассейна с месторождениями угля и графита (Ногинское месторождение) на Нижней Тунгуске; даны сведения о четвертичных отложениях.

Кроме выдающихся геологических результатов, Чекановский принес ценные географические сведения, до сих пор не утратившие интереса.

За три года Чекановский проделал путь свыше 25 000 км (что еще не удавалось проделать ни одному из исследователей при технике того времени, за что в Обществе стали называть Чекановского «героическим путешественником». На протяжении 6000 км он провел глазомерную съемку. Его спутником Ф. Ф. Миллером проведено 108 определений астрономических пунктов и 57 магнитометрических наблюдений. Составлены три маршрутные карты: бассейна Нижней Тунгуски, Оленёка и Лены в масштабе 100 и 50 верст в дюйме. Карты дополнены расспросными сведениями по бассейну Анабара, уточнено и исправлено много пунктов (Нижняя Тунгуска, исток Вилюя и Др.). Впоследствии эти карты были сведены в единую 100-верстную карту, которая долгое время была единственной для Средней Сибири.

По всему маршруту Чекановский вел подробный дневник, изданный уже после его смерти. В дневнике он выразительно описывал рельеф (расширение долин, террасы, скалы и т. п.), увязывая формы рельефа с литологическим составом пород; приводил характеристику растительности (лесов, пойм); составлял таблицы высоты, толщины и возраста ели и лиственницы в зависимости от различных широт; давал некоторые сведения о животном мире.

Интересовался Чекановский и этнографией. В частности, им был составлен словарь наречия кондогирских эвенков.

В результате экспедиций Чекановским были собраны огромные коллекции: 4000 ископаемых остатков фауны и флоры, 18 000 экземпляров насекомых, 9000 листов гербария, зоологические коллекции. Проведено 200 подсчетов годичных колец у различных деревьев от 58° с. ш. до северного предела леса и др. «Можно утвердительно сказать, что эта экспедиция самая бога тая... результатами, которая когда-либо действовала в Сибири»,— писал Ф. Б. Шмидт.

Ко времени возвращения Чекановского из экспедиции Географическое общество выхлопотало ему разрешение на свободный выбор местожительства. В марте 1876 г. Чекановский пере ехал в Петербург, поступив в Академию наук на должность хранителя минералогического музея, принялся за обработку экспедиционного материала и за подготовку к новой экспедиции на север Сибири.

Для изучения геологических отложений севера он посетил Швецию. По возвращении оттуда, в расцвете сил и деятельности, имея большие перспективы в научной работе, Чекановский неожиданно для всех в припадке меланхолии 18 октября 1876 г. отравился.

Научно-литературное наследство Чекановского относительно невелико, оно исчисляется двумя книгами и несколькими статьями и заметками в журналах, и тем не менее он известен всему миру как выдающийся ученый. За 7 лет своей исследовательской деятельности в Сибири (с 37 лет до смерти в 44 года) он сумел сделать работу не менее чем за десятерых, приоткрыв завесу неведения над огромной территорией Средней Сибири, составил ее карту, заложил основу современных знаний по ее геологическому строению.

Чекановский оставил ценнейший экспедиционный материал, на основе которого после его смерти написано десять обстоя тельных монографий: сюда относятся книги Геера об ископаемой юрской флоре Сибири, собранной Чекановским, где описано 83 вида, из которых 68 новых, до тех пор неизвестных; книги Лагузена о юрской флоре; Геера и Шмальгаузена об ископаемых растениях; Мойсисовича о триасовых ископаемых; Линдстрема о силурийских кораллах; Ф. Шмидта об ископаемой фауне; Лаврского — петрографическое описание коллекций траппов, Траутфеттера — определение гербария с Оленёка и Лены; Шифиера — материалы по тунгусскому языку; Миллера — общее описание экспедиции. Генеральный штаб издал карты Чекановского. Дневники Чекановского изданы в 1896 г. под редакцией его учителя — Ф. Б. Шмидта и ученика — И. Д. Черского. И до сих пор эти огромные коллекции еще полностью не обработаны. Труды Чекановского переведены на многие языки.

Именем Чекановского назван кряж, который открыт и описан им на междуречье низовьев Оленёка и Лены.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.