big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Александр Федорович Миддендорф

(1815 — 1894)

 

Александр Федорович Миддендорф

 

А. Ф. Миддендорф — крупнейший русский физико-географ в самом широком смысле этого слова, действительный член Академии наук. Особую известность Миддендорф получил в связи с своими исследованиями севера и востока Сибири. Многие труднодоступные районы Сибири и Даль него Востока, представлявшие собой белые пятна, были впервые изучены и описаны Миддендорфом в общегеографическом отношении. Особенно велика его заслуга в характеристике природы Таймыра, Шантарских островов, Удско-Тугурского Приохотья и Поиамуоья.

Основной специальностью Миддендорфа была био- и, в частности, зоогеография. Биогеографии Миддендорф посвятил большую часть своей творческой деятельности. Он дал поистине блестящее описание и экологогеографический анализ фауны Сибири, в котором ставится и подробно разбирается ряд общебиологических вопросов: понятие о виде, причины видоизменений, приспособительные особенности организации и приспособительные формы поведения животных, основные закономерности их распространения и ряд других. Миддендорф занимался также исследованием растительного покрова Сибири, обращая большое внимание на географическое распространение и экологию древесных пород. Он также придавал значение постановке стационарных наблюдений.

Наряду с этим Миддендорф много сделал для развития ряда других отраслей знания. Не будучи специалистом-картографом, он первым дал съемочный материал по внутренним частям Таймырского полуострова и обширный картографический материал для области, расположенной между Якутском и Охотским морем. Он первый разыскал в архивах «Великий чертеж Сибири» Ремезова.

Много сделал Миддендорф и в области геологии. Он первый привез сведения о силурийских и пермских отложениях в Таймырском крае. Его якутская коллекция дала уверенность в существовании триаса и юры на Оленёке. Он открыл палеозой на крайнем востоке Сибири, привез коллекцию третичных окаменелостей из Забайкалья, указал на угленосные отложения на Бурее и на распространение новейших изверженных пород в Восточной Сибири.

Миддендорф работал также по вопросам мерзлотоведения, изучая путем закладки шурфов сезонную и вечную мерзлоту в Туруханске, на Хатанге и в Якутске. Много внимания он уделил общегеографическому изучению Барабинской степи и Ферганы. В работах, посвященных этим областям, он, со свойственной ему широтой подхода, описывает орографию, климат, характер почв, их плодородие, сельское хозяйство и общие вопросы будущего хозяйственного устройства. В последний период своей деятельности Миддендорф много занимался изучением скотоводства и, в частности, коневодства. Его по справедливости можно считать одним из основателей научного коневодства. Если в заключение указать на работы Миддендорфа в области гидрологии и океанографии, то станет очевидным, сколь разносторонней была научная деятельность этого замечательного ученого.

Миддендорф родился 6 августа 1815 г. в Петербурге. Отец его был директором Главного педагогического института. Сред нее образование Миддендорф получил в 3-й с.-петербургской гимназии и в Педагогическом институте. Уже в детские годы проявилась у него страсть к природе и путешествиям. «Лишь только мне минуло десять лет, — пишет Миддендорф, — как я получил от моего отца, отличного педагога, ружье, и с тех пор с одним старшим товарищем часто проводил дни и ночи на болотах и озерах Лифляндии».

После окончания среднего образования Миддендорф некоторое время служил в Департаменте мануфактур и внутренней торговли, а в 1832 г. поступил в Дерптский [Юрьевский, Тартуский] университет, который окончил в 1837 г. со степенью доктора медицины.

В 1839 г. Миддендорф был назначен адъюнкт-профессором Киевского университета по кафедре зоологии, но педагогическая деятельность не привлекала молодого ученого. Пробыв на кафедре всего восемь месяцев, он с радостью принял приглашение К. М. Бэра участвовать в экспедиции на Мурман. В простой лодке он вместе с К. Бэром объехал весь северный берег Кольского полуострова и совершил несколько экскурсий в глубь страны.

По возвращении из экспедиции Миддендорф был назначен экстраординарным профессором университета в Киеве, однако все более развивавшееся стремление к путешествиям заставило его вторично (и на этот раз уже окончательно) оставить кафедру и прекратить профессорскую деятельность. Этот решающий в жизни Миддендорфа шаг был сделан им в связи с предложением Академии наук принять начальствование экспедицией, снаряженной в Северную Сибирь.

Перед экспедицией была поставлена задача всесторонне изучить самый северный в мире участок материковой суши — полу остров Таймыр. Экспедиции поручалось также провести исследование вечной мерзлоты, использовав для этого колодец, заложенный в Якутске купцом Шергиным. Со своей стороны Миддендорф, стремившийся исследовать возможно большие пространства Сибири, предложил оставить в Якутске наблюдателя, а основной части экспедиции предпринять второй (после таймырского) маршрут на берега Охотского моря и Шантарские острова. Этот план был принят Академией, и сибирское путешествие Миддендорфа превратилось по существу в две более или менее самостоятельные экспедиции.

Экспедиция выехала из Петербурга 14 ноября 1842 г. В ее состав, кроме самого Миддендорфа, входили: лесничий Брант, препаратор Фурманов и присоединившийся в Омске топограф Ваганов. Проехав Енисеем до Дудинки, Миддендорф свернул на восток и вышел к сел. Хатангскому в устье одноименной реки. База экспедиции была организована в сел. Коренном-Филипповском, расположенном в тундре на реке Боганиде (на дороге Дудинка — Хатанга). Вернувшись из Хатанги на базу, Миддендорф в мае 1843 г. в сопровождении топографа Ваганова, двух казаков и переводчика выехал на оленях на север, к реке Верхняя Таймыра.

Вместе с экспедицией на север шли и охотники самоеды (ненцы). В июле на самодельной лодке экспедиция спустилась вниз по реке до Таймырского озера и оттуда по вытекающей из озера реке Нижней Таймыре — до Карского моря, которого экспедиция достигла 13 августа. Льды не позволили обследовать морское побережье, и Миддендорф решил возвращаться на юг, к Таймырскому озеру. Обратный путь в плохой самодельной лодке был очень труден. Запасы продовольствия иссякли.

 

Экспедиции А. Ф. Миддендорфа и П. А. Кропоткина

 

Наступили морозы; к озеру экспедиция вышла только 23 августа. К этому времени силы оставили Миддендорфа, и 30 августа он уже не мог двигаться далее. Экспедиционная лодка затонула, а челн был раздавлен льдами. Разделив остаток съестных при пасов, Миддендорф отправил своих спутников искать ненцев, ждавших экспедицию южнее, а сам остался один в мертвой тундре, под 75° с. ш., больной, почти без провианта и даже без палатки.

Двадцать дней провел Миддендорф один, борясь со стужей, голодом и болезнью, пока его сотоварищи искали в тундре немцев. Наконец, 9 октября больного Миддендорфа привезли на базу экспедиции в сел. Филипповеком на Боганиде.

Первая экспедиция, первая половина сибирского путешествия была закончена.

Хотя здоровье Миддендорфа было еще плохим, он не стал откладывать поездку на восток, к Охотскому морю.

Вернувшись в Красноярск, Миддендорф вместе со своими неизменными спутниками — Вагановым, Брантом и Фурмановым — отправился в Иркутск и далее в Якутск, где он — согласно инструкции Академии должен был вести наблюдения над температурой земли в Шергинской шахте. Мощности мерзлого слоя ему определить не удалось. Из Якутска экспедиция направилась через реку Алдан (27 апреля) и Становой хребет (1 июня) к юго-западным берегам Охотского моря. 9 июня достигли Удского Острога на реке Уде.

Так как правительство категорически отказалось снабдить Миддендорфа на Охотском море лодкой, то путешественники построили кожаную байдару и 9 июля вышли вниз по Уде к морю. Оно оказалось забито плавающим льдом, и попытка переплыть на Шантарские острова едва не стоила путешественникам жизни. Сильнейшие встречные течения в проливах, заполненных льдами, делали это предприятие практически безнадежным.

Только 30 мая удалось выйти в море и начать обследование Шантарских островов. После 13-дневной работы экспедиция вернулась на материк. До 1 сентября Миддендорф обследовал Тугурский залив, затем вместе с Вагановым отправился вверх по Тугуру, через Буреинские горы к Амуру и далее через Нерчинск в Иркутск. 5 марта 1845 г. Миддендорф благополучно вернулся в Петербург. Таким образом, его замечательное путешествие, охватившее самые северные районы Евразии и огромные пространства Восточной Сибири до берегов Охотского моря, продолжалось 841 день.

Обработка огромного и разнообразного материала, собранного в экспедиции, заняла 13 лет. В ней, кроме самого Миддендорфа, приняли участие многие видные ученые. Так, магнитные наблюдения обработал Э. Ленц, геологические — Гельмерсен, палеоботанические материалы — Гепперт, ботанические — Траутфеттер и Майер, ископаемых моллюсков — Кайзерлинг, ископаемых рыб — Мюллер. Результаты исследований изложены на немецком языке в четырех томах и на русском — не полностью в двух томах.

После выхода в свет сочинения Миддендорфа русская географическая литература обогатилась замечательным по стройности, обилию материала и поистине невиданным по широте охвата географическим описанием огромной и до того времени почти не известной страны. Достаточно привести выборочно перечень разделов сочинения Миддендорфа: картография, орография, геология, гидрология и гидрография, климатология, общая география, геоботаника и экология растений, зоогеография, экология животных, этнография, охота и рыболовство. Этот труд Миддендорфа —  поистине энциклопедия географии Сибири — написан на необычно высоком для того времени научном уровне.

Во всех указанных областях знаний Миддендорф свел и критически обобщил значительный литературный материал. Так, на пример, он детально рассмотрел историю картографии России, и Сибири в частности, уделив при этом большое внимание истории и значению выдающегося картографического документа — «Сибирского чертежа» Ремезова. Особое внимание Миддендорф уделил биогеографии Сибири. В отличие от многих предшественников и современников Миддендорф сравнительно мало места отвел систематическому описанию видов растений и животных. Общие вопросы экологии, в частности особенности приспособлений к суровым условиям севера, закономерности расселения и географического распространения — вот разделы, особо привлекавшие его внимание.

Касаясь общебиологических положений, в частности понятия о зоологическом виде, Миддендорф выступал с широко географических позиций и решительно восставал против «видодробителей». Он указывал, «что номенклатура систематической зоологии могла подвергнуться такому страшному дроблению потому только, что при этом упущена была из виду одна из главных целей каждой систематики, распределение и общий обзор; упущена была из виду зоологическая география».

Миддендорф — один из крупнейших русских ученых, заложивших основы экологии; проблему эволюции видов, их возникновения и расселения он рассматривал как результат взаимоотношений организмов и среды. Так, разбирая значение условий существования, он писал, что материал для каждого видоизменения, конечно, должен выработаться из внешних влияний, иначе это видоизменение столь же невозможно, как невозможна жизнь вообще без содействия извне.

На примере сибирской фауны Миддендорф дал замечательную по обстоятельности эколого-географическую классификацию животных, в основу которой он положил не только особенности их распространения, но и характер взаимосвязи с условиями существования. Особое внимание при этом он уделил условиям питания. В этой связи Миддендорф подробно разбирает причины и типы перемещений видов животных.

В ботанической части своей работы о природе Северной и Восточной Сибири Миддендорф дал много ценных сведений и обобщений по экологии растений и по фитогеографии. В ней приведены оригинальные соображения о причинах, определяющих ареалы многих растительных видов, в частности о значении для распространения растений климатических и почвенных условий, о полярных пределах древесной растительности и о верхних пре делах леса в горных странах, о границах земледелия и т. д.

Вскоре после возвращения из сибирского путешествия, 2 августа 1845 г., Миддендорф был избран адъюнктом Академии наук по кафедре зоологии; 2 марта 1850 г. его избрали экстра ординарным академиком, а 1 мая 1852 г. — ординарным академиком; наконец в 1855 г. Миддендорф был избран непременным секретарем Академии. Однако административная деятельность была не по душе Миддендорфу; кроме того, она отвлекала его от основной задачи — научной обработки огромного материала, собранного им во время сибирской экспедиции. В 1857 г. он сложил с себя звание непременного секретаря Академии, а в 1865 г. в связи с заметным ухудшением надорванного в экспедиции здоровья отказался от должности академика и был избран (в том же 1865 г.) почетным членом Академии. Еще в 1860 г. Миддендорф покинул Петербург и переселился в свое имение в Прибалтике.

Научную деятельность Миддендорф осуществлял не только в Академии. В 1845 г. Русское географическое общество избрало его своим действительным членом, а в 1846 г. он был утвержден помощником управляющего отделением этнографии этого Общества. С 1857 г. он состоял действительным членом Вольного экономического общества, а с 1859 по 1860 г. был его президентом. Спокойная работа над экспедиционным материалом длилась недолго. В 1867 г. Миддендорфу поручили сопровождать великого князя Алексея в его путешествии по Средиземному морю и Атлантическому океану, а в следующем, 1868 г. — в Западную Сибирь. Во время последнего путешествия Миддендорф вел довольно многообразные наблюдения, результаты которых были опубликованы им в сочинении под наименованием «Бараба». В нем Миддендорф дал общее географическое описание Барабинской лесостепи, ее почв, особенностей их плодородия, режима озер и др.

В 1870 г. Миддендорф сопровождал великого князя Алексея при плавании по Белому морю, к Новой Земле и к западным берегам Исландии. На корвете «Варяг», где находился Миддеддорф, были организованы систематические метеорологические и гидротермические наблюдения. Они впервые позволили установить распространение северной ветви Гольфстрима на восток до Новой Земли. Были обнаружены области воды с температурой до 10°. В статье «Гольфстрим на востоке от Нордкапа» Миддендорф приводит не только научный гидрологический материал, он настойчиво подчеркивает то огромное значение, которое может иметь обнаруженное им столь далекое распространение, теплых вод атлантического течения для развития рыбных промыслов на севере России.

Дальнейшая научная деятельность Миддендорфа развернулась в области сельского хозяйства. В 1877 г. он получил приглашение от туркестанского генерал-губернатора Кауфмана обследовать Ферганскую долину, недавно присоединенную к России. Путешествие это заняло около половины 1878 г. В отчетной работе Миддендорф проводит общую географическую характеристику Ферганы, описывает ее природу, климат, почвы и хозяйство (орошение полей, условия обработки, культурные растения, скотоводство, лесное хозяйство) и наряду с этим — географию населения Ферганы, этнографию, историю колонизации, общие экономические и политические условия края. Как видно, и во время этого сравнительно небольшого путешествия Миддендорф сумел охватить весь комплекс географических явлений изучаемой области. За два месяца пребывания в Фергане Миддендорф сумел собрать огромный фактический материал, обработка которого также потребовала нескольких лет усидчивого труда.

Последний этап научной деятельности Миддендорфа связан с изучением скотоводства в центральных и восточных губерниях Европейской России. Миддендорф руководил несколькими специальными экспедициями и сам непосредственно совершил вы езды в некоторые губернии. Однако преклонный возраст и болезнь, которая началась у него, видимо, еще во время сибирского путешествия, сломили силы этого неутомимого исследователя. Он возвратился в свое имение в Лифляндии, и здесь в деревенской тиши прошли последние годы его жизни.

Миддендорф умер 20 января 1894 г. в возрасте 79 лет.

Он был выдающимся географом своего времени. Русское географическое общество высоко оценило труды Миддендорфа, и в 1861 г. ему была присуждена высшая награда Общества — Константиновская медаль. Успех научной деятельности Миддендорфа был обусловлен удивительно счастливым сочетанием ряда его качеств: хорошая научная подготовка, исключительная выносливость, настойчивость наряду со скромностью — вот некоторые из его свойств, позволивших ему сделать такой огромный вклад в географическую науку. К путешественнику (как и к себе самому) он предъявлял высокие требования и по этому поводу указывал: «Надобно уметь продовольствовать себя охотой или рыбной ловлей, и еще лучше всякого кочевника надо иметь гибкую готовность и сноровку то управлять парусами, то обращаться с собаками, оленями или лошадьми, то быть гребцом, то неутомимым пешеходом, чтобы так или иначе сделать что-нибудь свыше обыкновенной возможности» (разрядка наша. — С. Н.).

Миддендорф считал, что все эти качества наилучше сочетаются у русского народа. По этому поводу он указывал: «Я не могу отказать русскому человеку в самом решительном подтверждении свидетельства, которое уже не раз ему воздавали. Во всем свете едва ли найдется другой, кто мот бы померяться с ним в самой гибкой во всем находчивости, особенно с русским, выросшим в безлюдных пустынях глубокого севера». Так писал выдающийся русский ученый, всю жизнь посвятивший изучению своего отечества.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.