big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Василий Федорович Ошанин

(1844 — 1917)

 

Василий Федорович Ошанин

 

В. Ф. Ошанин  известный русский путешественник, географ и натуралист, имя которого навсегда останется связанным с открытием им грандиозного хребта Памирской горной системы, названного им хребтом Петра I, огромного ледника Федченко и исследованием горной области Каратегина.

 

Ошанин родился 21 декабря 1844 г. в селе Политовке Данковского уезда Рязанской губернии и по происхождению принадлежал к мелкопоместному дворянству. Первоначальное образование получил дома, затем в Рязанской гимназии, а в 1861 г. поступил в Московский университет на естественноисторичеокое отделение физико-математического факультета.

Университетские годы Ошанина (с 1861 по 1865 г.) прошли в занятиях преимущественно зоологией беспозвоночных у профессора А. П. Богданова, среди ближайших друзей — А. П. Федченко, В. Н. Ульянина (в первые годы) и С. Н. Алфераки.

Питомец Московского университета, Ошанин вместе с А. П. Федченко является членом-основателем Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии и активным членом старейшего естественноисторического общества нашей страны — Московского общества испытателей природы.

В первые годы московского периода Ошанин приступает к изучению настоящих полужесткокрылых насекомых (Hemiptera Heteroptera). Этому делу он посвящает свою жизнь и становится признанным авторитетом в этой области в нашей стране и за ее пределами. Полевые исследования его в эти годы (1866 — 1867) были приурочены к окрестностям Москвы и Московской губернии, но захватывали также родную ему Рязанскую губернию и смежные уезды Тульской и Тамбовской. Он создал обширные энтомологические коллекции для Зоологического музея Московского университета и напечатал ряд работ в «Изв. Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии», в том числе и результаты обработки полужесткокрылых Зеравшанской долины на материалах, собранных пер вой экспедицией А. Федченко.

Изучение материалов этой экспедиции приводит его к заключению о необходимости отнести зеравшанскую фауну к Средиземноморской зоогеографической области, но с выделением ее в отдельный округ. Впоследствии эти взгляды были им подробно разработаны в получившем широкую известность труде «Зоогеографический характер фауны полужесткокрылых Туркестана» (Спб., 1891). В этой работе, равно как и в работе, по священной гемиптерофауне Сибири, Ошанин выступает вполне определившимся зоогеографом. Он — биолог, зоолог, энтомолог, но, попав в Среднюю Азию (Ташкент) в 1872 г., он не мог не стать и стал географом и зоогеографом в самом широком смысле этих понятий.

Ошанин создал полную сводку всех известных в то время данных о полужесткокрылых Сибири, с зоогеографической характеристикой фауны и с делением Сибири на основании распространения этого отряда насекомых на зоогеографические округа.

В 1868 г. Ошанин для завершения своего зоологического образования едет за границу и работает у проф. Лейкарта в Гисенском университете, а в весенние месяцы вместе с Федченко и Ульяниным — в Неаполе; изучение беспозвоночных морской фауны он продолжает на берегу Атлантического океана, в Конкарно, на западном берегу Франции. Второй раз Ошанин посетил Западную Европу (Германию, Южную Францию, Италию) в 1872 г. для усовершенствования в знании шелководства. Влияние известных путешествий А. П. Федченко (1868 — 1871) и Н. А. Северцова в Среднюю Азию, а также участие в обработке энтомологических коллекций первого из них побудили Ошанина в 1872 г. переселиться в Среднюю Азию. Заняв должность директора Туркестанской школы шелководства в Ташкенте, он пробыл здесь до 1906 г., т. е. 33 года.

Уже в первые годы своего пребывания в крае Ошанин осуществил свои самые важные географические экспедиции. Первой по времени была экспедиция в Алайскую долину. Присоединившись к военной экспедиции на Памир ген. М. Д. Скобелева 1876 г., Ошанин пересек Алайский хребет через перевал Арчатдаван и вышел в восточную часть Алайской долины. Здесь он отделился от экспедиции и направился вниз по долине, пройдя ее с востока на запад до устья реки Коксу.

По этой последней Ошанин поднялся на перевал Караказык и на пути в Ферганскую долину вторично пересек Алайский хребет. Таким образом, он первым осмотрел Алайскую долину из конца в конец, за исключением небольшого восточного ее отрезка. Наиболее важным результатом этой первой его крупной экспедиции было обстоятельное физико-географическое описание Алайской долины, сравнительно небольшое по объему, но интересное и важное свежестью материала и широкой постановкой ряда научных проблем.

По личным наблюдениям и тщательно собранным распросным сведениям Ошанин дал первый набросок морфологии Алайского хребта и сведения о высоте его снеговой границы.

Исследуя растительный покров долины, Ошанин отмечает высотную зональность в его распределении, различая здесь три зоны: 1) зону альпийских лугов от снеговой границы до 3 566 м, 2) зону настоящих лугов от 3 566 до 3 200 м и 3) зону ковыльной степи от 3 200 до 2 743 м абс. высоты. Привлекает его внимание и возможная организация в Алайском хребте горноклиматических здравниц. Эта его идея в наших советских условиях нашла блестящее разрешение. В живописной долине реки Шахимардана уже несколько лет функционирует первоклассный курорт, обслуживающий ежегодно сотни трудящихся.

Более значительной для развития наших представлений о географии нагорной Средней Азии была его экспедиция в Каратегин в 1878 г. под названием: «Ученая экспедиция Туркестанского отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии». Экспедиция состояла из военного топографа Г. Е. Родионова, М. П. Невесского, на которого возлагались сборы растений, и самого Ошанина — руководителя экспедиции, принявшего на себя «описание пройденных стран и составление зоологических коллекций». Маршрут экспедиции намечался очень большой, но по разным обстоятельствам памирская часть предположенного маршрута не могла быть выполнена, и работы ее были ограничены одним Каратегином.

Каратегин того времени был одной из малоизвестных территорий, а что касается восточного участка ее, то можно сказать — и вовсе неизвестной для науки. Выступив из Самарканда 25 июля, экспедиция прошла через перевал Тахта-Карача в современную Кашка-Дарьинскую область, откуда перевалом Лянгари-мардан в Яккабагском хребте (отроги Гиссарского хребта) вышла в долину Сурхан-Дарьи и «через Файзабад вступила 18 августа на Каратегинскую территорию у истоков Обигармской реки». Следуя дальше правым берегом реки Сурхаба, экспедиция обнаружила на левом берегу реки величественный хребет, «почти незамаскированный предгорьями», который «встает высокой стеною и тянется от устья Муксу вдоль всей южной границы, Каратетина». Открытый хребет экспедиция назвала хребтом Петра I.

Этим открытием было положено начало систематическому исследованию большой горной области, блестяще продолжен ному 50 лет спустя советской памирской экспедицией 192S г. Наряду с открытием хребта Петра I Ошанин описал также хребет, идущий вдоль правого берега Сурхоба, высокий и сильно расчлененный, который был назван Каратегинским.

Совершив эти крупные географические открытия, Ошанин тем не менее скромно заявляет в своем отчете (см. «Каратегин и Дарваз»), что «самым интересным результатом экспедиции является съемка, сделанная во время пути Г. Е. Родионовым», отводя тем самым своим выдающимся исследованиям второе место.

Не имея возможности пройти к Алтынмазару прямым путем вверх по реке Муксу из-за непроходимости ее ущелья, экспедиция Ошанина направилась от устья Муксу кружным путем: сперва вверх по Сурхобу, а затем поперечной долиной Алтындары через перевал Терсагар в Заалайском хребте. Спустившись с Терсагара к Алтынмазару в долине Муксу, Ошанин увидел грандиозную картину Алтынмазарских вершин. Он писал об этом так: «Мне пришлось видеть достаточно горных местностей и в Альпах, и на Кавказе, и в Средней Азии, но ни одна еще не поражала меня так своим суровым величием». Попытка пройти на Памир не удалась. Из-за трудностей пути пришлось вернуться. Тем не менее и на этом небольшом отрезке маршрута Ошанин сделал чрезвычайно важное и крупное открытие. Следуя от Алтынмазара вверх по Сельсу (главный исток реки Муксу) и подходя к устью реки Баляндкиик, правого притока Сельсу, он неожиданно для себя обнаружил громадный ледник, запиравший своим концом всю двухкилометровую ширину долины реки Сельсу. Этот ледник был назван им в честь погибшего на леднике Монблана его друга «ледником А. П. Федченко». Впоследствии выяснилось, что ледник этот оказался одним из величайших горных ледников земли. Ошанин дал первое его описание. За Каратегияскую экспедицию Ошанин получил Малую золотую медаль Географического общества.

В период 1879 — 1905 гг. он предпринимал многочисленные поездки и экспедиции, частью служебного характера. Так, в 1881 г. он объехал Ташкентский, Джизакский и Ходжентский уезды с целью организации борьбы с прусом, а в 1884 г. в качестве руководителя экскурсии учащихся посетил Голодную степь, Джизак, Самарканд, Пенджикент, Заамин, Ура-Тюбе.

В 1886 г. Ошанин экскурсировал тоже с учащимися в долинах Чирчика, Пскема и Угама. В 1887 г. он был командирован для описания последствий ужасного землетрясения, разрушившего город Верный [Алма-Ата], причем посетил, кроме Верного, северный берег озера Иссык-Куль до Каракола [Пржевальска]. В промежутках между этими длительными поездками Ошанин, пользуясь летними или весенними каникулами, почти ежегодно предпринимал поездки по всей Средней Азии, деятельно собирая коллекции насекомых (настоящих полужесткокырылых).

В этот период Ошанин был ближайшим образом связан с пионерами русской географической науки в Туркестане — Н. А. Северцовым, И. В. Мушкетовым, А. Ф. Миддендорфом, Г. Д. Романовским, А. Э. Регелем и др. К Ошанину обращались как к лучшему знатоку природы Средней Азии и условий путешествия в ней П. П. и А. П. Семеновы, Конрад, Л. С. Берг, Мерцбахер и др. Интересно, что народоволец Г. Лопатин, друг К. Маркса и переводчик «Капитала», дружески сошелся с Ошаниным и по выходе из Шлиссельбургской крепости в 1905 г. продолжал эту дружбу до конца жизни Ошанина.

В Туркестанский период своей жизни Ошанин задумал и впоследствии осуществил колоссальный труд составления систематического каталога полужесткокрылых палеарктической области, охватывающего, помимо Средней Азии, также значительные части зарубежной Азии от Аравии до Японии, изданного Академией наук в 1906 — 1910 гг. и удостоенного премией имени Петра Петровича Семенова-Тян-Шанского Русского энтомологического общества.

В конце 1906 г., выслужив пенсию, Ошанин покинул Ташкент и переселился в Петербург, чтобы лично наблюдать за печатанием своего капитального труда.

С этого времени он теснейшим образом связан с жизнью Зоологического музея Академии наук. Не состоя официально на службе в Академии наук, он в 1907 г. был избран корреспондентом Зоологического музея как лицо, принесшее своими трудами особую пользу музею. В продолжение одиннадцати лет, почти до своей смерти, Ошанин ежедневно посещал музей, работая над коллекциями гемиптерологичеекого отделения. В этот период своей жизни он проявлял крайне энергичную и плодотворную, весьма разностороннюю писательскую деятельность.

И здесь Ошанин являлся неизменным советчиком экспедиций, направляющихся в Среднюю Азию. Связь его с этой страной оставалась тесной и крепкой; в частности, он состоял председателем Туркестанского общества помощи учащимся туркестанцам в Петербурге. Деятельное участие принимал Ошанин в жизни Русского энтомологического общества, почетным членом которого он состоял.

Умер Ошанин 25 января 1917 г. В его честь еще в 1896 г. ботаник В. И. Липский назвал один из ледников на открытом Ошаниным хребте Петра Первого.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.