big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Михаил Николаевич Васильев и Глеб Семенович Шишмарев

 

 

Имена капитанов М. Н. Васильева и Г. С. Шишмарева мало кому известны. Между тем эти русские моряки открыли в Тихом океане новые острова, описали значительную часть побережья Русской Америки, описали жизнь и быт местных народов и собрали ценные коллекции. В тяжелых условиях кругосветного путешествия они показали высокий класс мореходного искусства. Экспедиция Васильева и Шишмарева явилась одной из многих героических попыток русских мореплавателей пройти морским путем из Тихого океана в Атлантический.

В 1819 году по инициативе И. Ф. Крузенштерна и Г. А. Сарычева была снаряжена большая морская экспедиция в высокие южные и северные широты. В этой экспедиции участвовали четыре военных шлюпа: «Восток», «Мирный», «Открытие» и «Благонамеренный». Два первых под начальством Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева составляли «южную дивизию» и должны были идти в Антарктику. Два же других корабля были названы «северной дивизией». Они отправлялись под начальством Васильева и Шишмарева на Аляску, в Берингов пролив и далее — в Арктику с целью отыскания морского пути из Берингова пролива вдоль берегов Сибири в Атлантический океан или же, смотря по обстановке, в обход Америки с севера, т. е. решить возникшую еще в XV веке географическую проблему Северного морского пути из Европы в юго-восточную Азию и в Индию.

Об экспедиции Васильева и Шишмарева до последнего времени было известно очень мало, так как в свое время подробного описания ее опубликовано не было. И только в 1949 г. в Смоленском областном государственном архиве была обнаружена неизвестная рукопись, содержащая подробное описание этой экспедиции, сделанное одним из ее участников — лейтенантом Алексеем Петровичем Лазаревым, братом знаменитого мореплавателя, исследователя Антарктики. Открытие этой объемистой рукописи, написанной гусиным пером, коричневыми чернилами и заключенной в твердый кожаный переплет с золотым тиснением заглавия на корешке, позволило восстановить весь ход этой замечательной экспедиции. Рукопись под названием «Записки о плавании военного шлюпа «Благонамеренного...» издана в 1950 г.

4 июля 1819 г. все четыре корабля экспедиции снялись с якоря и вышли в море. Из Кронштадта до Англии корабли «се верной» и «южной дивизии» следовали вместе. На кораблях непрерывно велись наблюдения над погодой, измерялась температура воды на поверхности и на различных глубинах океана и др. 1 ноября шлюпы «Открытие» и «Благонамеренный» прибыли в Рио-де-Жанейро. На следующий день пришли «Восток» и «Мирный». Население оказало русским морякам теплый прием. «Надобно заметить, — писал А. П. Лазарев, — что слава русского имени, приобретенная громкими, блистательными победами и бескорыстным участием в судьбе угнетенных народов, перелетела и через необозримые пространства великих морей. Даже и те народы, к коим едва проскользнул луч просвещения, знают о нас по слуху и уже заочно бывают нам преданы. Не имея, подобно англичанам, французам и голландцам, всемирной торговли, почти всегда сопряженной с алчностью, и не нося на своей совести упрека за какие-либо притеснения и кровопролития в странах Нового Света, мы бываем везде принимаемы с особенной приязнью, какой никто из других наций не пользуется».

Русские моряки были поражены контрастами в жизни европейцев, с одной стороны, местного коренного населения Бразилии и завезенных сюда из Африки негров — с другой. Нельзя читать без волнения страницы, где А. П. Лазарев с возмущением описывает позорную торговлю неграми, условия их перевозки через океан из Африки и картины, которые ему приходилось наблюдать на невольничьих кораблях. Негры сидели в тесных клетках и на протяжении многих дней пути через океан содержались почти без пищи и питья. Нередко их без всякой причины избивали, а иногда живыми выбрасывали за борт. Привезенных в Бразилию негров продавали как скот, при этом «для узнания, здоров ли негр, бьют его палкой или плетью, замечая, будет ли он от сего морщиться, смотрят его зубы и т. п.». При продаже заставляют негров «плясать под их же песни. Для любопытства достаточно видеть один раз сие зрелище, но повторять оное слишком жестоко. В несчастном своем положении полумертвый от истощения негр должен еще веселиться!»

В Рио-де-Жанейро пути «южной» и «северной дивизии» расходились. Корабли Беллинсгаузена и Лазарева пошли на юг, где открыли неизвестный материк Антарктиду, а шлюпы «Открытие» и «Благонамеренный» отправились к южной оконечности Африки.

Наблюдая «теплоту морской воды», беря пробы воды с глубины до 200 сажен и производя другие исследовательские работы, корабли обогнули мыс Доброй Надежды и, не останавливаясь у берегов Африки, 16 февраля 1820 г. «Благонамеренный», а 18 — «Открытие» после тяжелого плавания по Индийскому океану в условиях жесточайших штормов и ураганов подошли к порту Джексон [Сидней] в Австралии. Это был героический по тем временам переход через два океана без захода в порты.

Длительную стоянку в Сиднее использовали для ремонта и снабжения кораблей. Во время экскурсии в Голубые горы натуралист экспедиции Ф. Штейн открыл и описал пещеру, собрал коллекции горных пород, минералов, растений.

Из Сиднея шлюпы направились на север Тихого океана. Вскоре с наблюдательной вышки на мачте «Благонамеренного» была замечена суша. А. П. Лазарев записал в дневнике: «Это были одиннадцать низменных коралльных, весьма лесистых островов, соединявшихся рифом... Острова сии были низки, состояли из коралла, и мы приметили на них великое множество кокосовых, панданусовых и хлебных деревьев...». Эти острова не значились на картах. Оказалось, что острова населены и жители их никогда не видели европейцев. Обойдя острова кругом, сняв их на карту и описав, Васильев и Шишмарев решили их назвать островами «Благонамеренного».

В начале июня 1820 г. шлюп «Благонамеренный» был уже у берегов Аляски, а «Открытие» — в Петропавловске-Камчатском. Снова они встретились в конце июня и, производя опись берегов Аляски, направились в Ледовитый океан. Однако уже вскоре, подойдя к кромке сплошного льда, корабли вынуждены были повернуть на юг. Обойти Аляску с севера и разыскать проход в Атлантический океан не удалось.

Зиму провели в более южных широтах, занимаясь исследованием природы, местного населения и составляя карты берегов Русской Америки, пройдя до гавани, где ныне расположен город Сан-Франциско и в окрестностях которого в то время было русское поселение форт Росс.

Побывав зимой у Гавайских островов, где мореплаватели также знакомились с природой и населением, весной 1821 года корабли двинулись снова на север. По пути к Берингову проливу шлюп «Открытие» обнаружил у берегов Аляски большой, не известный еще мореходам остров. Решено было назвать его по имени шлюпа островом «Открытие» [Нунивак].

Продвигаясь к северу и снимая на карту берега Аляски, у которых до того побывал лишь Коцебу на «Рюрике», Васильев открыл неизвестные мысы Головнина и Рикорда.

В начале августа корабль «Открытие» вошел в тяжелые льды и вскоре оказался в ледовом плену. Корабль подвергся сильному сжатию. Только ветер, разредивший лед, помог команде судна вывести его на чистую воду. Попытка пробиться сквозь льды кончилась неудачей.

Шлюп «Благонамеренный» оказался в еще более тяжелом положении. Он прошел по Берингову проливу до мыса Сердце-Камень на Чукотском полуострове и на широте 70°13' 1 августа вошел в тяжелые льды. Корабль подвергся еще более сильному напору льдов. Однажды льды накренили шлюп на 45° и удерживали его в таком положении около суток. Наконец, ветер переменил направление, сжатие льдов прекратилось, и команда, работавшая не покладая рук в течение трех суток, вывела шлюп по образовавшимся разводьям на чистую воду.

Несмотря на столь трудные условия плавания, мореплаватели проделали большую, начатую еще Коцебу, работу по описанию побережья Аляски и окружающих его островов, открыв при этом несколько неизвестных островов.

Корабли встретились в Петропавловске-Камчатском. В октябре 1821 г. они вышли в обратный десятимесячный путь по маршруту: Гавайские острова, мыс Горн, Рио-де-Жанейро и отсюда в Кронштадт, куда прибыли 2 августа 1822 г. Все кругосветное путешествие заняло три года и четыре недели.

Главная задача северной экспедиции осталась нерешенной. А. П. Лазарев писал, что пройти из Берингова пролива в Атлантический океан не удалось из-за льдов, противных ветров и бурных непогод. Однако это отнюдь не умаляет значения научных открытий и достижений экспедиции, за каковые руководители и участники ее заслуживают самой высокой оценки за их мужество и мореходное искусство.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.