big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Василий Михайлович Головнин

(1776 — 1831)

 

Василий Михайлович Головнин

 

В. М. Головнин — знаменитый мореплаватель и исследователь, выдающийся географ, отважный военный моряк и одаренный писатель. Подобно двум другим боевым адмиралам русского флота — М. П. Лазареву и С. О. Макарову Головнин замечательно сочетал в одном лице ученого-исследователя и воина.

Географические заслуги Головнина связаны прежде всего с его двумя далекими плаваниями. Во время одного из них (на «Диане», в 1807 — 1811 гг.) Головнин обошел «полмира», во время второго (на «Камчатке», в 1817 —  1819 гг.) обошел вокруг света. На «Диане» Головнин произвел съемку и подробное описание южной половины Курильских островов, а, попав в плен к японцам, собрал и впоследствии издал первое на русском языке разностороннее описание Японии, сделанное очевидцем.

Сохранилось немало свидетельств о необыкновенно высоких качествах Головнина — человека, гуманиста, патриота. Современники отмечали его строжайшую справедливость к подчинённым, честность и благородство души, «самоотвержение в пользу ближнего» — качества, внушавшие «искреннее к нему почтение и беспредельную доверенность».

О прогрессивности убеждений Головкина лучше всего говорят его собственные замечательные слова: «Обширный ум и не обыкновенные дарования достаются в удел всем смертным, где бы они ни родились, и если бы возможно было несколько сот детей из разных частей земного шара собрать вместе и воспитать то нашим правилам, то может быть из числа их с курчавыми волосами и черными лицами вышло бы более великих людей, нежели родившихся от европейцев».

Головнин родился в Гулынском имении Пронского уезда Рязанской губернии 8 апреля 1776 г. Осиротевши девяти лет, мальчик был определен в Морской кадетский корпус в Кронштадте. В 1790 г. четырнадцатилетний гардемарин получил медаль за храбрость как участник двух морских сражений против шведов. С 1793 г. мичман Головнин участвует в ряде заграничных плаваний. В 1802 г. его послали в числе 12 молодых офицеров для повышения морских, технических и географических знаний в Англию. С 1803 г. в связи с возобновлением войны Англии с наполеоновской Францией Головнин оказался офицером союзного России английского флота и неоднократно участвовал в боевых действиях, причем английское командование отмечало его необыкновенную отвагу.

В 1806 г. Головнин вернулся в Россию, привезя с собою ценные сведения об английском флоте и «Свод военных морских сигналов».

Морской и военный опыт Головнина позволили поручить ему ответственное дело — командование первым после возвращения Крузенштерна и Лисянского кругосветным путешествием. Шлюп «Диана» под начальством Головнина должен был производить географические и гидрографические описи и съемки в тихоокеанских водах. 25 июня 1807 г. «Диана» вышла из Кронштадта.

Время для мирного плавания было тревожное: продолжалась война с Наполеоном. С борта «Дианы» было видно, как английский флот бомбардирует Копенгаген. Франко-русский мир в Тильзите и включение России в наполеоновскую континентальную блокаду Англии поставили все плавание Головнина под угрозу: зайдя в Портсмут, Головнин с трудом получил у англичан разрешение на продолжение свободного и безопасного плавания «Дианы» как судна, имеющего научные цели. Но в это время уже произошел разрыв отношений, и Англия объявила войну России. Когда не знавший об этом Головнин привел «Диану» в Кейптаун, англичане задержали ее. Портсмутское разрешение «на свободное плавание» избавило корабль от участи обычного трофея. Команда оставалась на борту, но «Диана» была поставлена с отвязанными парусами под надзор пушек вице-адмиральского корабля англичан.

Вынужденная стоянка у южной оконечности Африки не прошла даром для географического взгляда Головнина: он и здесь чувствовал себя исследователем и впоследствии опубликовал в своем отчете о плавании большую главу о состоянии колонии мыса Доброй Надежды с описанием вод, его окружающих, и с метеорологическими замечаниями.

Проведя в ожидании почти 13 месяцев, Головнин решился на побег — побег парусного корабля из вражеского окружения с весьма скудными запасами в трюмах. Дождавшись благоприятного ветра и момента, когда охранявшие его суда не были готовы к преследованию, Головнин приказал «отрубить канаты»

 

Плавания В. М. Головина

 

и пошел под штормовыми парусами в путь, выскользнув буквально из лабиринта неприятельских кораблей.

51 день длилось плавание смелых беглецов через Индийский океан. Команда терпела большие лишения, сидя на полуголодном пайке. Австралию («Новую Голландию») пришлось обходить, избегая встреч с английскими судами. Миновав «Вандименову землю» (Тасманию), взяли курс на острова Новые Гебриды. Это была первая стоянка после побега. Здесь Головнин произвел много интересных географических и этнографических наблюдений на острове Тана. Придя в Петропавловск-Камчатский 25 сентября 1809 г., Головнин провел здесь две зимы (1809 — 1810 и 1810 — 1811 гг.). Летом 1810 г. он посетил российские колонии в Америке. О своей деятельности на Камчатке и в Америке Головнин рассказал в сочинении «Замечания о Камчатке...»

В 1811 г. Головкину было поручено положить на карту Курильские и Шантарские острова, а также «Татарский берег» от 53О38' с. ш. до Охотска. Головнин детально изучил результаты работ предыдущих, весьма немногочисленных мореплавателей, посещавших курильские воды. Он решил продолжить к югу исследования, начатые на севере Курильской гряды Крузенштерном.

В условиях затяжных туманов и сложных приливо-отливных течений в проливах Головнин описал острова Расшуа, Ушишир, Кетой, Симушир, Черные Братья, Броутона, Уруп и Итуруп. Помимо географических и гидрографических данных, Головнин собрал много интересных этнографических сведений о курильцах. Большое внимание уделил Головнин упорядочению географических названий, при этом он внимательно учел названия, употребляемые местными жителями. Многие курильские названия после победы СССР над империалистической Японией в 1945 г. восстановлены теперь в том виде, как их записал Головнин.

На острове Итуруп Головнин встретился с японцами, которые к этому времени уже успели захватить ранее принадлежавшие России крайние южные острова гряды. При исследовании юго-западного курильского острова Кунашира Головнин вместе с шестью высадившимися с ним на берег моряками был вероломно захвачен японцами в плен. Связанный, терпя большие физические страдания, Головнин был переправлен на Хоккайдо и перевезен вместе со спутниками в Хакодате, а затем в Мацмай, тогдашний центр Хоккайдо. Последовали 21/4 года томительного заключения и допросов, смелая, но неудачная попытка бежать.

Исследования на «Диане» по программе Головнина продолжал его друг, помощник и заместитель — капитан (впоследствии адмирал) Рикорд. Он же вел длительные хлопоты об освобождении Головнина из плена. Для этого понадобилось, однако, два года, пока победа над Наполеоном в 1813 г. не убедила Японию в мощи России. Головнин был освобожден из плена и на «Диане» же, пришедшей за ним, вернулся на Камчатку, а в 1814 г. через Сибирь — в Петербург.

Увлекательными его «Записками», появившимися в 1816 г. на многих языках, современники зачитывались. Так, поэт-декабрист В. Кюхельбекер писал в своем дневнике, который он вел, будучи на поселении в Сибири: «Целый день читал «Записки» В. Головнина... Книга такова, что трудно от нее оторваться... «Записки» В. Головнина, без сомнения, одни из лучших и умнейших на русском языке и по слогу, и по содержанию...».

«Записки» и сейчас читаются как роман, полный захватывающих приключений и подлинного драматизма. Для географов особенно интересна данная в приложении к «Запискам» характеристика Японии — ее жизни, быта, религии, государственного устройства. Все это Головнин сумел весьма разносторонне изучить глазами очевидца, несмотря на тяжелые условия плена. Ценность этого труда становится еще понятнее, если учесть, что он был первым на русском языке и вторым в Европе описанием Японии (после «Истории Японии» врача Э. Кемпфера, 1727).

В 1816 г. мы видим Головнина уже почетным членом Государственного адмиралтейского департамента.

В 1817 — 1819 гг. Головнин возглавлял кругосветную экспедицию на шлюпе «Камчатка». В этом плавании в качестве офицеров участвовали прославившиеся впоследствии мореплаватели и географы Ф. П. Литке, Ф. П. Врангель и Ф. Ф. Матюшкин, на всю жизнь сохранившие благодарность к своему учителю. «Камчатка» посетила полуостров Камчатку, дополнила гидрографическое описание Алеутских и Командорских островов, провела ревизию деятельности Русско-американской компании в Русской Америке, заходила на Гавайские острова. В общении с местными жителями островов Океании Головнин проявил себя как гуманист. Декабрист Кюхельбекер называл его преобразователем Сандвичевых островов и противопоставлял его гуманность хищничеству западноевропейских колонизаторов.

В труде о плавании «Камчатки» мореходная часть содержала ценнейшие географические наблюдения, а «общая» часть касалась деятельности Русско-американской компании, а также усиливавшейся агрессивной активности со стороны английских и американских колонизаторов. В описании плавания немало отрывков, превосходных по яркости языка и зоркости наблюдений, характеризующих географические особенности посещаемых мест. Таковы главы: «Замечания о Рио-де-Жанейро и о Бразилии вообще», «Замечания о Лиме и Перу», «Об острове Кадь яке», «Замечания о Ново-Архангельске», «Замечания о Калифорнии», «Замечания о Новом Альбионе», «О Сандвичевых островах», «О Маниле», «Остров Св. Елены», «Остров Вознесения» и др. Особо подчеркивал Головнин приоритет русских исследований северо-западных берегов Америки, оспаривая притязания англичан и американцев на владение этими берегами.

В 1821 г. Головнин был назначен помощником директора Морского корпуса. Он проявил себя, как хороший педагог в области военно-морского искусства. В интересах преподавания Головнин перевел на русский язык и пополнил примечаниями и пояснениями «Описание примечательных кораблекрушений...» Дункена. К нему Головнин добавил написанную им самим четвертую часть. Кроме того, Головнин написал «Военные морские сигналы для дневного и ночного времени». Головнин занимался также «тактикой военных флотов». Опыт географических и гидрографических исследований Головнин обобщил в своем «Искусстве описывания приморских берегов...»

В 1823 г. Головнина назначили генерал-интендантом флота. В этой должности он пробыл восемь лет, а с 1827 г. ведал также кораблестроительным, комиссариатским и артиллерийским департаментами. Во время пребывания Головнина на этом посту было построено более двухсот кораблей, в том числе 26 линейных кораблей, 21 фрегат, 147 судов других типов и 10 первых пароходов, оборудованы новые порты и верфи. Работать мешали адмиралтейские консерваторы и казнокрады. О борьбе с рутинерами и корыстолюбцами ярко говорят «Записки Головнина о состоянии Российского флота в 1824 г.».

Головнин был близок с некоторыми декабристами, в частности с Д. И. Завалишиным. Сведений об участии Головнина в организациях декабристов не сохранилось. За связь с Завалишиным был выслан из Петербурга брат жены Головнина — Лутковокий, состоявший при Головнине «для особых поручений». Против самого Головнина улик не нашлось, и он продолжал свою напряженную деятельность.

В 1830 г. Головнин был произведен в вице-адмиралы. В 1831 г. его деятельность была пресечена эпидемией холеры. В июне Головнин заболел и через несколько дней в муках скончался.

Имя мореплавателя во многих местах украсило карту мира. Открытый им залив на юго-востоке полуострова Сьюард назван заливом Головнина, острова Матуа и Райкоке в Курильской гряде разделяет пролив Головнина. Имя Головнина было присвоено также мысу северной Аляски (американцы переименовали его в мыс Хоп). Мысы Головнина имеются на полуострове Ямале и на Новой Земле, вершина — на Новой Земле и вулкан (кальдера) Головнина — на курильском острове Кунашир. Селение на этом острове, в котором Головнин был вероломно захвачен в плен японцами, в 1947 г. переименовано в Головнино, а заливу, на берегу которого стоит это селение, возвращено данное ему еще Рикордом имя «залив Измены». О плавании Головнина на Курилах напоминают названия проливов «Дианы», Рикорда и Измены (последний отделяет Кунашир от японского острова Хоккайдо), а также пролива и островов Среднего, названных Головниным в честь штурманского помощника «Дианы» Василия Среднего.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.