big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Василий Федорович Зуев

(1754 — 1794)

 

В. Ф. Зуев — один из замечательных путешественников и деятелей Академии наук последней трети XVIII века, прославившийся своими путешествиями по северу Европейской и Азиатской России, центральным частям Европейской России и по Правобережной Украине. Из работ Зуева, связанных с этими путешествиями, особенный интерес вызывают: замечательные по богатству содержания и по прогрессивности положенных в его основу идей этнографическое описание ненцев и хантов и географические характеристики южных губерний Европейской России, данные им в «Путешественных записках».

Зуев родился 1 января 1754 г. Отец его был солдатом Семеновского полка. Лет 10-ти или 12-ти Зуев поступил в Академическую гимназию. В 1767 г., сдав экзамены, был отмечен наградой «за хорошие успехи и прилежание» и вскоре зачислен в экспедицию П. С. Палласа. Экспедиция длилась около шести лет (1768 — 1774 гг.). Путь ее пролегал через Москву на Волгу, Яик (Урал), Уфу и Тобольск, затем на Алтай, Байкал и в Забайкалье.

В этой экспедиции Зуевым было проведено много самостоятельных работ, в особенности на севере Сибири и на Полярном Урале.

В 1771 г. Зуев был послан в самостоятельную поездку от Челябинска на нижнюю Обь. Поездка продолжалась, вместе с обратным путем, почти год. Это был наиболее значительный самостоятельный маршрут, проделанный Зуевым в экспедиции Палласа. 26 февраля 1771 г. Зуев выехал из Челябинска.

Зимой на санях он проехал к Березову через Тобольск, из Березова летом направился в лодке по Оби в Обдорск [Салехард], из Обдорска проделал около 600 верст на оленях по тундре, добираясь к Карской губе через Полярный Урал.

Как отметил еще П. П. Семенов-Тян-Шанский, «первым путешественником, пересекшим Северный Урал на пути из Обдорска к Карской губе, еще в 1771 г. был состоявший при экспедиции Палласа студент Зуев».

Пересечение Полярного Урала дало материалы, позволявшие исправить погрешности географических карт. К сожалению, картографы того времени не использовали этих материалов.

«Если бы маршрут Зуева, — указывал П. П. Семенов-Тян-Шанский, — был изучен со вниманием и нанесен на карту непосредственно после появления в свет Палласова путешествия... то карты начала нынешнего [т. е. XIX] века уже не представляли бы таких резких погрешностей, какие имелись на всех картах этой части Сибири до 1828 года».

Завершив путешествие от Обдорска к Карской губе и обратно, Зуев продолжал исследование района Нижней Оби. В январе 1772 г. он присоединился в Красноярске к отряду Палласа.

Из других самостоятельных поездок Зуева наиболее крупной была поездка на Нижний Енисей в 1772 г. После возвращения из этой поездки Зуев приступил к обработке путевых наблюдений на Севере, обобщив их в труде под названием «Описание живущих Сибирской губернии в Березовском уезде иноверческих народов остяков и самоедцов».

До последнего времени этот труд оставался неопубликованным и был известен лишь в сокращенном изложении Палласа, использовавшего рукопись Зуева.

Академия наук СССР впервые издала этот труд Зуева (подготовленный для печати Г. Д. Вербовым) в 1947 г. (вместе с другой его небольшой рукописью «Об оленях») как один из замечательных памятников русской этнографии XVIII века.

«В разных промыслах трудолюбивы и в трудах прилежны,., для честного честны и ласковы, с соседями согласны... странно-приимчивы, в спорах уступчивы и при их дикости верны и справедливы», — писал Зуев об изучаемых им народах. «Описание...» Зуева — первое в истории науки обстоятельное сочинение о ненцах (самоедах) и второе о хантах (остяках). Зуев правдиво и ярко описывает хозяйство и культуру ненцев и хантов, их обычаи, верования, промыслы, повседневную жизнь. В описании имеются также отдельные замечания о кетах (енисейских остяках), энцах (енисейских самоедах) и нганасанах (самоедах-тавгийцах).

По богатству сообщаемых сведений и по исключительной точности и разносторонности наблюдений описание Зуева является одним из лучших среди описаний подобного рода в литературе XVIII века.

Экспедиция Палласа закончилась 30 декабря 1774 г. После возвращения в Петербург Зуев был направлен Академией за границу вместе с Н. Я. Озерецковским, посещал занятия в Лейденском и Страсбургском университетах, в 1779 г. вернулся в Россию и был утвержден адъюнктом Академии наук.

В мае 1781 г. Зуев был назначен руководителем экспедиции в южные губернии Европейской России «для наблюдений и открытий в области естественной истории». Экспедиция преследовала не только научные, но и практические цели. В 1770 — 1780 гг. Россия прочно закрепилась на побережье Черного моря. В 1779 г. был основан русский торговый порт Херсон, к которому и Должна была направиться экспедиция Зуева. Инструкция для экспедиции составлялась И. И. Лепехиным и П. С. Палласом. Зуеву вменялось в обязанность заниматься, помимо прочего, исследованиями качества земель и вод, пригодности ненаселенных земель для хлебопашества, плодоводства, табаководства и лесоводства. «В местах населенных входить в род жизни, в приволье их угодиев или в недостатках оных» и т. д. В состав экспедиции вошли студент Кириаков, рисовальщик Степан Бородулин и «для стреляния зверей и птиц» стрелок Дмитрий Денисов.

Экспедиция продолжалась два года (1781 — 1782 гг.). Зуев направился по маршруту Петербург, Москва, Тула, Мценск, Орел, Харьков, Кременчуг, Херсон. Этот путь описан в труде Зуева «Путешественные записки от С.-Петербурга до Херсона в 1781 и 1782 г.»

О дальнейшем маршруте Зуева известно, что в декабре 1781 г. он выехал на русском фрегате в Константинополь и, пробыв там 40 дней, вернулся в Херсон сухим путем через Европейскую Турцию, Болгарию, Валахию и Молдавию. В апреле 1782 г. Зуев выехал в Крым. Возвратиться через три месяца его заставили междоусобицы, начавшиеся между крымскими татарами. Впечатления об этой поездке Зуев описал в отдельной статье «Выписка из путешественных записок... касающихся до полуострова Крыма».

Интересные материалы об экспедиции Зуева содержатся в его путевых донесениях Академии. Всего таких писем и донесений сохранилось 15. По ним можно представить бытовую сторону экспедиционных работ. В одном из писем от 30 августа 1781 г. рассказывается о столкновении Зуева с харьковским генерал-губернатором, посадившим Зуева на гауптвахту и всячески издевавшимся над ним. В ряде писем содержатся тщетные просьбы о высылке жалованья, необходимого для продолжения пути.

Из писем известно, что в Херсоне работами Зуева заинтересовался знаменитый предок Пушкина И. А. Ганнибал, который дал Зуеву средства на продолжение дороги. В письмах содержатся также сообщения о других примечательных людях, повстречавшихся Зуеву, в том числе представляющее крупную историческую ценность сообщение о тульском оружейном мастере Бобрине — изобретателе жатвенной машины.

В октябре 1782 г. экспедиция вернулась в Петербург. Зуев передал Академии 25 чучел птиц, коллекции минералов, 87 флаконов с рыбами, два ящика с насекомыми, восемь географических и топографических карт, 15 видов разных городов и восемь пакетов гербария.

Основным результатом экспедиции явился труд Зуева «Путешественные записки от С.-Петербурга до Херсона в 1781 и 1782 гг.», содержащий описание Центральной России и значительной части Правобережной Украины. «Путешественные записки» Зуева примыкают по своему характеру к трудам академических экспедиций 1768 — 1774 гг. В них содержатся разнообразные богатые материалы не только о природе, но также о хозяйстве и городах, о жизни населения. В описаниях Зуева множество наблюдений и замечаний, весьма интересных для истории хозяйства и исторической географии России XVIII века.

Помимо множества сведений, относящихся к описанию пути, в «Путешественных записках» имеются общие географические характеристики губерний. В самой обстоятельной из таких характеристик, посвященной Новороссийской губернии, Зуев не ограничивается описанием всей губернии в целом, а пытается выделить в ней крупные географические районы.

После возвращения из экспедиции Зуев продолжал свою деятельность в Академии наук. В 1784 г. президент академии княгиня Е. Р. Дашкова объявила неожиданный указ: «Помяну того адъюнкта Зуева из академической службы исключить и сие, записав в журнал, ему объявить. Сие будет служить примером тем юношам, которые содержатся и обучаются за счет Академии и да отвратит их от неблагодарности, яко от гнуснейшего в человечестве порока». Указ, очевидно, был связан с обострением отношений между Е. Р. Дашковой и П. С. Палласом, хорошо относившимся к Зуеву. Вся «вина» Зуева, как пояснялось в указе, состояла в том, что он принял участие в работе комиссии по учреждению народных училищ «без дозволения на то начальства».

Вскоре указ был все же отменен. В 1787 г. Зуев был произведен в академики. Умер Зуев всего 40 лет от роду.

Помимо работ, связанных с путешествиями, памятниками научной деятельности Зуева, остались и другие его труды. Примечательна работа Зуева «Теория превращения насекомых, примененная к другим животным», написанная в 1779 г. и впервые опубликованная в 1955 г. Б. Е. Райковым. По мнению Б. Е. Райкова, в этой работе Зуев близко подошел к идее трансформизма в биологии. Представляет большой интерес «Начертание естественной истории» — руководство, составленное Зуевым по поручению комиссии народных училищ. Отзыв П. С. Палласа об этом труде говорит, что сочинение Зуева превзошло все тогдашние иностранные руководства и не имело себе равных в учебной литературе.

Зуев выделяется среди путешественников XVIII века (и не только XVIII) уже тем, что первое свое шестилетнее путешествие по России он совершил юношей, проделав большой самостоятельный маршрут на север Сибири, который один мог бы составить славу любому путешественнику, и написав тогда же превосходный труд о хантах и ненцах. За свою первую экспедицию Зуев по праву может быть назван самым замечательным юным путешественником в истории путешествий и географических открытий.

Своеобразна и позднейшая экспедиция Зуева в бытность его адъюнктом Академии наук. Редко кому из академиков вы падало на долю столько злоключений, сколько досталось их и в этой экспедиции и позже в стенах Академии скромному, само отверженному Зуеву. Преодолев множество трудностей и в своих первых поездках на север, и в экспедиции на черноморский юг, Зуев смог добиться выдающихся научных результатов. Достались эти результаты ему нелегко, недаром Зуевым были написаны такие краткие строки: «Кто сам путешествовал за делом, а не так, чтобы переезжать только с места на место, тот знает, чего таковые труды стоят».

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.