big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Григорий Иванович Шелихов

(1747 — 1795)

 

Григорий Иванович Шелихов

 

Г. И. Шелихов 1 широко известен как «российский Колумб», как предприимчивый купец и мореплаватель, вдохновитель и организатор Российско-американской торгово-промысловой компании, инициатор исследований и освоения тихоокеанского побережья Северной Америки, Аляски, Курильских и Алеутских островов. Шелихов известен также как дальновидный и энергичный русский патриот, автор ряда широких проектов: географических экспедиций по отысканию не положенных на карту островов, по исследованию русского Дальнего Востока, по отысканию морского прохода в Баффинов залив.

Шелихов один из первых подал мысль о кругосветном путешествии русских. Ему принадлежат проекты расширения русской колонизации Северной Америки, постройки новых портов на Охотском побережье России, расширения внешних торговых связей России со странами индийского и тихоокеанского бассейнов. В ходе своих поездок и работ по освоению Русской Америки Шелихов и сам сделал несколько выдающихся открытий.

Шелихов родился в семье торговца в г. Рыльске Курской губернии. Месяц рождения, так же как и первые 26 лет жизни, не известны.

К его времени Сибирь была «начерно» положена на карту и лишь в малой степени освоена русскими. Главное богатство Сибири того времени — сибирская пушнина из года в год доставалась все труднее. В поисках более обильных промыслов сибирское купечество расширяло границы своей деятельности к востоку, на еще не затронутые хищническим разграблением острова «Восточного океана». Высокодоходный, но рискованный промысел морских бобров, котиков, моржового клыка, связанный с поисками еще неизвестных островов с лежбищами зверя, привлекал на Охотское и Берингово побережья наиболее отважных и предприимчивых купцов и промышленников. Заинтересовался этим и Шелихов.

В 1773 г. он приехал в «сибирский Петербург» — г. Иркутск и поступил приказчиком к богатому купцу И. Л. Голикову, к которому имел рекомендательное письмо от своего брата — курского купца. В 1775 г. Шелихов переезжает в Охотск и становится организатором строительства судов и снаряжения экспедиций за морским зверем на Алеутские и Курильские острова, вступая в компании с различными купцами (Алин, Лебедев-Ласточкин, Голиков, Козицын). За пять лет — с 1776 по 1781 г. — под его руководством было выстроено десять судов и снаряжено значительное число экспедиций.

Отправленный им в компании с Лебедевым-Ласточкиным, штурман Прибылов на судне «Св. Георгий» открыл острова, названные островами Прибылова.

За эти пять лет Шелихов нажил значительный капитал, а главное — изучил дело и приобрел доверие в торговом мире, особенно со стороны основного своего компаньона — Голикова.

Обладая недюжинным умом и проницательностью, Шелихов скоро понял губительное действие хищнических промыслов, предпринимаемых мелкими и кратковременными компаниями, понял невозможность расширить судоходство, увидел ненависть к купцам, разжигаемую ими же самими среди коренного населения островов. Тогда он первый в Сибири решил организовать мощную торговую компанию, действующую постоянно на островах Тихого океана и в Америке, поддерживаемую правительством, которая по-хозяйски вела бы организацию промыслов, строительство на островах поселков промышленников и кораблей и развила бы регулярное судоходство.

В 1781 г. Шелихов взялся за организацию этой компании. Голиков стал ее пайщиком. Построили три судна: галиоты «Три святителя», «Симеон-богоприимец и Анна-пророчица» и «Архистратиг Михаил». Шелихов стал во главе экспедиции для выбора места базы компании на островах.

По плану Шелихова место первого поселения русских должно было быть богато промысловым зверем и располагаться па наиболее удаленной земле. Для этого он решил сразу обосноваться, а затем расширять плавания и искать новые лежбища и новые острова.

16 августа 1783 г. Шелихов отправился вдоль Алеутских островов на крайнюю, известную тогда на востоке землю Кадьяк. До Шелихова не было установлено, остров ли это или полуостров. Почти через год (два корабля зимовали на острове Беринга) — 3 августа 1784 г. — два корабля из трех достигли Кадьяка.

Экспедиция Шелихова была встречена местными жителями враждебно. Однако в противоположность иностранным захватчикам, истреблявшим целые племена, Шелихов стремился использовать местных жителей для своих начинаний. Его деятельность пронизана заботой о сохранении коренного населения и поддержании дружественных с ним отношений, о повышении его культурного уровня. В первый же год приезда на Кадьяк им была учреждена школа. Наиболее способных из учеников школы Шелихов вывез в Иркутск для дальнейшего обучения.

Шелихов старался возможно скорее сблизить местных жителей американцев с русскими как путем культурного общения, так и родственными связями.

Все это Шелихов делал на свои средства, учитывая государственные интересы. Он писал иркутскому генерал-губернатору: «Время и скудной мой разум изобрели сей подносимой вашему высокопревосходительству план, по коему... пустился сам... к американским северо-восточным берегам... сыскивать пользу отечеству, не поставляя никак за предмет жадность к корыстолюбию и не ища тем отличить себя, но единственною целью поставляя жертвовать любезному моему отечеству с пользою»... «...должны мы для распространения в здешнем краю промыслов и торговли и расширения Всероссийской империи границ обыскивать все части с становых неизвестных островов и обитающих на таких местах народов чрез ласковое обхождение в дружество приводить...»

 

Г. И. Шелихов и А. А. Баранов в Русской Америке

 

Обследованием Кадьяка Шелихов установил, что это остров. Затем промышленниками, посланными Шелиховым, был открыт еще ряд островов Кадьякского архипелага, в том числе Афогнак. Пролив между этими островами и Аляской заслуженно назван именем Шелихова.

В 1785 — 1786 гг. Шелихов отправляет отряд промышленников к северу, где они открыли глубокий Кенайский залив, берега Северной Америки, описали берега Аляски, Кенайский полуостров, побережье континента до мыса Св. Ильи и острова Аляскинского залива.

Новые земли Шелихов по-хозяйски осваивал: строил новые поселения и крепости (первая крепость на острове Кадьяке получила название Трехсвятительской), разводил привезенный скот, заводил землепашество, отыскивал полезные ископаемые. Правителям компании, штурманам, промышленникам Шелихов неоднократно давал указания: «...немедленно, чтобы делал окуратную опись... большия и малыя лежащие острова всюды описывать, бухты, речки, гавани, мысы, лайды, рихвы, полевыя и видимый каменья, где по местам есть какия угодья, то есть леса, луга, свойства, вид и расположение земли, в каком месте и в какое время, какого роду и в каком количестве какой боле бывает, где в промысле рыбы, чем ее промышляют, какия где есть звери, также в какое время и как промышляют. Примечать всякие жизненныя растения... За главной предмет описать каждое жило, где и на каком жиле знать число людей, и делать перепись мужеска и женска полу, число душ, с прописанием, хотя примерных, кто каких лет. Всякой же речки, озеру, жилью, островам, словом сказать, каждому месту в описи поставлять литерами, которые на планах будут указывать самую точность. Названии писать по самой силе название всех мест здешних обитателей; а своими названиями не обезображивать, дабы по званиям жителей находить все можно было».

Шелихов поощряет географические исследования и всякие открытия: им установлена премия (сверх платы компании) в 1000 руб. за открытие и описание каждого нового острова.

Он также заботился о широкой популяризации богатств новых земель и их достопримечательностей в России, об этнографических исследованиях.

В 1786 г., оставив большую часть прибывших с ним людей под управлением К. А. Самойлова, Шелихов отправился в обратный путь, захватив с собой представителей нескольких аляскинских индейцев, алеутов, эскимосов, а также разные достопримечательности Америки.

По пути на Камчатку он посетил Курильские острова, со брав подробные сведения о всей гряде и решив в будущем обосновываться на этих островах.

На Камчатке Шелихов встретил судно английской Ост-Индской компании и завел с ним торговлю, оставив наказ своему приказчику и впредь держать торговую связь с иностранцами, если их корабли будут на Камчатке.

С Камчатки Шелихов выехал в Охотск на собаках в объезд того залива Охотского моря, который позднее получил название залива Шелихова.

Зимой 1787 г. Шелихов прибыл в Иркутск, составил подробную докладную записку генерал-губернатору о своем путешествии, приложил несколько документов-наставлений своим служащим, составил проект организации монопольной американской компании торговли с иностранцами, ходатайствовал об официальном присоединении американского побережья к России.

Записка Шелихова генерал-губернатору послужила материалом для издания книги «Российского купца именитого рыльского гражданина Григория Шелихова...» Эта книга, изданная в 1791 г. без ведома Шелихова, имела огромный успех и была переведена на английский и немецкий языки. В 1792 г. вышел второй выпуск этой книги «Российского купца Григория Шелихова продолжение странствования...»

В записке и в проектах Шелихов обнаруживает широкий кругозор: «...Сия чрез Охотское и Камчатское моря производи мая торговля немалую прибыль казне и торгующим, а кольми более тамошнему краю благополучие принести может, поелику чрез посредства сей торговли отвратиться дороговизна может... стечется туда отвсюду купцы и всякаго народа чрез время многочисленность, и тот отдаленнейший край процветет до вели кости и знатнейшей в свете коммерции и обработыванием земли, ...распространится может дальнейшее познание к утверждению границ наших по Северо-восточному океану до отдаленнейших пределов... где еще... никакая европейская держава не имеет своих обзаведении».

Шелихов один из первых обратил внимание на расширение плаваний иностранцев с целью захвата колоний в Тихом океане и усиленно стремился опередить их.

В 1788 г., заручившись поддержкой иркутского генерал-губернатора, Шелихов и Голиков обратились к Екатерине II с ходатайством об утверждении монополии на американские владения, о разрешении торговли с иностранцами и присоединении открытых новых земель к России, а также об ассигнованиях на дальнейшие поиски новых земель.

Но в то время Россия вела войну с Турцией и Швецией, и Екатерина опасалась осложнений с Англией и Китаем. Поэтому она отклонила представленные Шелиховым и Голиковым проекты и только распорядилась о награждении купцов шпагами и золотыми медалями на шею за сделанные открытия и усердие.

Поняв награду как одобрение своим действиям, Шелихов еще более развернул свою деятельность по укреплению владений и по исследованию островов в Америке без государственной помощи.

Он подобрал умных, энергичных и отважных мореходов и правителей дел компании в Америке. Эти правители — сначала Деларов, затем Баранов — и расширяли исследования Аляски и берегов Америки вплоть до Калифорнии. Штурманы Измайлов и Бочаров открывали новые острова и делали их описания. Все делалось обстоятельно, с расчетом на долгие годы. Всюду на берегах были установлены железные доски с надписями: «Земля российского владения». Во многих местах в землю зарывались медные доски с той же надписью. Были описаны берега от Аляски до Калифорнии, выстроены поселки и крепости в наиболее удобных местах, широко внедрялось скотоводство и землепашество. При этом Шелихов поручал Баранову «вы мыслить машину, с посредством которыя бы удобно можно было орать землю». Шелихов очень заботился о том, чтобы поселения были красивые, с удобными домами, чистым воздухом. Особенно он заботился о развитии кораблестроения в Америке, отлично понимая важность внешних связей и собираясь отправить корабли с товарами в Китай, Малайю, Индонезию, Индию.

В 1790 — 1793 гг. Шелихов, кроме «Северо-восточной американской», организовал еще три компании: «Предтеченскую», действующую на островах Прибылова и Лисьих, «Уналашкинскую», поместившуюся на острове Уналашка, и «Северо-американскую», в задачи которой входило создать и укрепить поселения на островах Берингова моря и на северном, тогда еще совсем неисследованном побережье Аляски, а также отыскать морской или сухопутный проход в Баффинов залив.

Шелихову принадлежит также инициатива в заселении русскими Курильских островов. В 1795 г. он послал на 18-й Курильский остров (Уруп) 20 промышленников и четыре семьи крестьян.

Отдавая себе ясный отчет в огромной важности для России стратегического форпоста в виде Курильской гряды, Шелихов, несмотря на предупреждение Екатерины II не заводить спор из-за этих островов с другими державами, взял на себя смелость и риск закрепить Курилы за Россией.

Капитал Шелихова быстро рос. В кратчайшее время он стал самым богатым купцом Сибири, но при этом его торговые дела неразрывно сочетались с извлечением пользы для России, для географических исследований. Ни один из его современников не внес столько инициативы в исследование на собственные средства вновь открытых земель, на укрепление границ России и освоение новых земель. Он считал, что американские владения должны были стать новой областью России — «Славороссией» — с городами, верфями, промышленностью и сельским хозяйством, превосходящими Сибирь.

Американские владения, удаленные на тысячи километров от центра России, требовали много разных товаров. Отыскание новых удобных путей в Америку было одной из важнейших за бот Шелихова. Путешествие по бездорожной Сибири и особенно связь с северо-восточными ее окраинами была исключительно трудной. В связи с этим у Шелихова возникла мысль об отыскании и исследовании части Северного морского пути от устья Лены до Северной Америки и через Берингов пролив и даже о кругосветном плавании: «...Как вашему высокопревосходительству известно, что тысячу тринадцать верст от Якутска до Охотска везут все тягости... якуты на верховых лошадях... весьма часто, по притчине бываемых дозжей бросают клади на дороге... поелику пустыя, каменистая и болотистыя и часто непроходимыя места, так же и речки... Морем же провозимыя туда вещи не только дешевле... но и всегда в довольном количестве... могут быть туда доставляемы...». Он уже подыскал людей для выполнения первой задачи в 1790 г.

Одновременно он стремился улучшить существующие пути исследования Дальнего Востока. В ноябре 1794 г. Шелихов составил «всепокорнейшее донесение» иркутскому генерал-губернатору И. А. Пилю с просьбой разрешить ему произвести экспедицию по отысканию более удобного места для строительства порта, чем Охотск, и также дать ему «искусных людей, которых бы я отрядить мог по гриве того постоянного хребта, которой от самого Байкала простираетца на восток... от таковой экспедиции сия польза будет, что узнаем местоположение между Амуром и между вершинами рек Витима, Олекмы, Алдана и Май, ибо сии места доныне остаютца вовсе нами неисследованными и неописанныя... А как таковая экспедиция должна иметь все нужныя... пособия и издержки, то оныя приемлю я на себя и охотно потребною суммою жертвую на пользу отечества...». Но эту экспедицию Шелихову не удалось осуществить. Только советским людям удалось описать эти места и открыть в них огромные богатства недр.

Шелихов был инициатором и организатором экспедиции А. Лаксмана в Японию в 1792 г. не только для установления торговых отношений, но и для описания Японии. Торговли установить не удалось, но экспедиция собрала ценные сведения о Японии. В 1795 г. Шелихов готовил новую экспедицию в Японию. Но экспедиция эта не состоялась, так как 20 июля 1795 г., на 48-м году жизни, в полном расцвете сил и поражающей своей энергией и широтой деятельности Шелихов скончался в г. Иркутске.

Достойным преемником и продолжателем дела Шелихова был А. А. Баранов, который продолжал расширять поселения и исследования в Америке.

Оценка Шелихова как личности и деятеля у современников и потомков была разная. Нередко говорилось о его жестокости, преследовании личных выгод, эксплуатации американского населения и ссыльных и т. д. Все это в какой-то степени могло иметь место, поскольку это отвечало духу того времени, однако в целом деятельность Шелихова, человека исключительного для своего века, замечательного деятеля и патриота, была прогрессивной и демократической. Заботы о туземном населении и переселение в Америку русских, стремившихся избавиться от крепостничества — говорят о прогрессивном направлении колонизации Русской Америки. Это подтверждается и тем, что к русской колонизации в Америке проявляли большой интерес декабристы. Некоторые декабристы-моряки мечтали на кораблях компании совершать самостоятельные кругосветные путешествия. С деятельностью Российско-американской компании были связаны декабристы Рылеев (бывший директор Компании), Кюхельбекер, Завалишин, Романов. Дом Компании одно время служил штабом декабристов для их встреч; там иногда происходили совещания руководителей декабристов.

Заслуги Шелихова перед отечественной географической наукой неоценимы. Его многочисленные инструкции, проекты, рапорты и просьбы, смелые планы, описания новых земель, предусмотрительные распоряжения государственного масштаба, наставления, являвшиеся программами географического исследования открытых земель, составляют интересный труд. К сожалению, многие документы, характеризующие Шелихова как организатора и руководителя первых географических описаний и составителя карт Северо-Западной Америки и прилегающих к ней островов и первого организатора географических изысканий, — еще недостаточно изучены.

На памятнике Шелихову в Иркутске высечены стихи Державина:

 

«Колумб здесь Росский погребен,

Преплыл моря, открыл страны безвестны...»

 

На другой стороне памятника высечены слова И. И. Дмитриева:

 

«...Росс Шелихов, без войск, без громоносных сил,

Притек в Америку чрез бурные пучины...

Не забывай, потомок,

Что росс — твой предок был и на востоке громок».

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.