big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Дмитрий Леонтьевич Овцын

(XVIII век)

 

Д. Л. Овцын был начальником отряда Великой северной экспедиции, описывавшей берега Карского моря между устьями Оби и Енисея. Позже, за знакомство с ссыльным князем Долгоруким, Овцын был разжалован в матросы и в этом звании плавал на пакетботе «Св. Петр» под начальством Беринга к берегам Северной Америки.

Биографические сведения об Овдыне крайне скудны; год рождения неизвестен. Он учился в Морской академии в Петербурге и в 1725 г. плавал в Испанию штурманским учеником на корабле русской торговой экспедиции под начальством И. Кошелева.

В Великую северную экспедицию Овцын в чине лейтенанта был назначен в 1733 г.

Для отряда в Тобольске была построена двухмачтовая дубель-шлюпка «Тобол» и, кроме того, дощаники для перевозки запасов. На «Тоболе» всего вышло из Тобольска 56 человек, в том числе штурман Д. В. Стерлегов, геодезии ученик М. Г. Выходцев и штурманский ученик Ф. Канищев. На сопровождавших «Тобол» дощаниках было 48 человек.

Спустившись по Тоболу и Оби, дубель-шлюпка и дощаники 19 июня 1734 г. вышли в устье Оби, где выяснилось, что дощаники совершенно непригодны для плавания на волне. Их пришлось отправить обратно, выгрузив их запасы в склад, построенный на берегу из поврежденного дощаника.

Выходцев и Канищев, посланные для описи берегов по сухому пути, описали берег от склада, названного Семиозерным, до мыса Гусиный Нос.

Плавание «Тобола» из-за мелей и противных ветров оказалось трудным. 5 августа на совете офицеров и унтер-офицеров было решено из-за недостатка провизии вернуться в Обдорск. 4 сентября стали на зимовку.

Зимой из Обдорска по обоим берегам Обской губы были посланы казаки для постановки опознавательных знаков. Геодезии ученик Ф. С. Прянишников описал часть Тазовскойгубы.

29 мая 1735 г. «Тобол» вышел из Обдорска и 10 июля на 68°40' с. ш. подошел к кромке льда.

Вскоре после выхода из Обдорска среди команды «Тобола» началась цинга. К середине июля работоспособных оставалось только 17 человек. Сам Овцын также был болен. 18 июля на совете было решено возвращаться. На обратном пути четыре человека умерло.

6 октября «Тобол» прибыл в Тобольск. Оправившийся от цинги Овцын поехал в Петербург. По его докладу Адмиралтейств-коллегия приказала построить в Тобольске еще одно судно — бот «Обь-почтальон». Командиром бота был назначен старший штурман И. Н. Кошелев, а штурманом — Ф. А. Минин.

К навигации 1736 г. построить бот не удалось, и Овцын отправился в плавание только на «Тоболе». 5 августа на 72°40/ с. ш. «Тобол» уперся в кромку льдов, протянувшуюся поперек губы. Десять дней дубель-шлюпка непрерывно ходила вдоль кромки от берега до берега. Наконец, 15 августа был созван совет, принявший решение вернуться. 25 сентября «Тобол» пришел в Обдорск.

Во время поездки по делам в Березов Овцын познакомился с ссыльным князем И. А. Долгоруким и его сестрой — невестой Петра II — Е. А. Долгорукой. Это знакомство оказалось роковым для деятельности Овцына.

Вернувшись в Обдорск, Овцын встретился там с Малыгиным, начальником отряда Великой северной экспедиции, описывавшего участок от Печоры до устья Оби. Оба начальника обменялись добытыми сведениями и условились о дальнейших планах.

Ранней весной Овцын направил Выходцева по восточному берегу Обской губы, а Прянишникова навстречу Выходцеву по западному берегу Енисея.

5 июня 1737 г. Кошелев привел в Березов бот «Обь-почтальон». Овцын назначил Кошелева командиром «Тобола», а сам пересел на бот.

29 июля, как только Обь очистилась от льда, оба судна вы шли в плавание. 3 августа на 72° с. ш. увидели партию Выходцева. 9 августа отряд достиг на 74°02/ с. ш. кромки тяжелых льдов. Повернув на юго-восток, отряд стал на якорь у острова, ныне носящего имя Шокальского (Овцын принял этот остров за северную оконечность Гыданского полуострова).

После трудного плавания вокруг острова Шокальского и проливом, носящим теперь имя Овцына, оба судна 31 августа подошли к устью Енисея, где их встретила партия Прянишникова.

Таким образом были завершены работы по съемке одного из очень трудных участков побережья Северного Ледовитого океана. На всех морских картах почти в течение последующих полутораста лет береговая линия обозначалась такой, как она была показана Овцыным. Сколь высоко оценивались его работы, доказывает поздравительное письмо, присланное Берингом Овцыну. В нем Беринг писал: «Весма радуюся о таком благополучном и еще до сего необретенном, ныне же счастливо вами сысканном пути, причем и вас о том вашем благополучии поздравляю».

Плавание вверх по Енисею продолжалось еще целый месяц. Перед самым ледоставом Овцын завел свое судно в устье реки Ангутихи, а Кошелев, шедший несколько позади, — в устье реки Денежкиной.

Весной 1738 г. Овцын на «Тоболе» отправился с донесениями в Петербург. По прибытии в Тобольск он был арестован по обвинению в сношениях с Долгорукими. В январе 1739 г. был разжалован в матросы и под конвоем направлен в Охотск, в команду Беринга, в экспедиции которого и принимал участие.

Овцын, пожалуй, более чем другие участники Великой се верной экспедиции понимал, что все ее отряды представляют одно целое и должны помогать друг другу. Поэтому по собственной инициативе он помогал западному отряду, работавшему сначала под начальством Муравьева, а потом Малыгина. По собственной инициативе по окончании работы его отряда он организовал новый отряд под командой Федора Алексеевича Минина для описи берегов от Енисея на восток. Кроме того, Овцын придавал большое значение работе геодезистов и их маршрутами покрыл не только побережье, но и большие районы прилегающей суши.

Направленный после разжалования в матросы, в распоряжение Беринга, Овцын был назначен на пакетбот «Св. Петр», которым командовал сам Беринг. Здесь Овцын также проявил себя с самой лучшей стороны. Командир корабля высоко ценил его смелость, знания морского дела и опыт. По рассказам Стеллера, несмотря на то что Овцын был рядовым матросом, Беринг держал его при себе адъютантом. Обычно его приглашали на офицерские советы и внимательно прислушивались к его мнению. Во время трудных положений Овцын много раз высказывал весьма дельные советы. После подхода к берегам Северной Америки пакетбот повернул к Камчатке. 4 ноября увидели остров Беринга, принятый, вопреки возражениям Овцына,

 

Маршруты С. Г. Малыгина и Д. Л. Овцына

 

за Камчатку. Вскоре судно было выброшено на мель. К этому времени почти вся команда болела цингой.

Весной встал вопрос о том, как добраться до Камчатки. Овцын предложил план спасения сидевшего на мели пакетбота. Лейтенант Ваксель, вступивший в командование после смерти Беринга, отверг этот план. Было решено пакетбот разобрать и построить небольшой новый, на котором оставшиеся в живых и вернулись в Петропавловск.

После возвращения из экспедиции Овцын был восстановлен в чинах и плавал на Балтийском море и между Кронштадтом и Архангельском.

В 1757 г. Овцын оставил морскую службу по болезни.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.