big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Алексей Ильич Чириков

(1703 — 1748)

 

А. И. Чириков, ближайший помощник Беринга по проведению Первой и Второй камчатских экспедиций, предпринятых по замыслу Петра I, является одним из выдающихся русских мореплавателей, ученым и открывателем новых земель; имя его неразрывно связано с историей освоения русскими людьми Дальнего Востока. Ему принадлежит честь открытия и исследования северо-западной Америки, и, таким образом, занимая по праву место рядом с Берингом, имя Чирикова входит в плеяду славных имен русских исследователей, совершивших великие географические открытия XVIII века.

А. И. Чириков рос и воспитывался в Москве; в 1715 г. был определен в Математическо-навигацкую школу. Через год Чириков был переведен в Морскую академию в Петербурге, созданную по указу Петра I для подготовки офицерских кадров флота. Окончив с отличием в 1721 г. Академию с чином унтерлейтенанта, Чириков был назначен в Балтийский флот, однако уже в 1722 г. возвратился в Академию в качестве преподавателя. Не щедрая на похвалы Адмиралтейств-коллегия в своем отзыве о нем отмечала, что «по обучению гардемаринов и морских офицеров, искуснее всех явился оный Чириков». Петр I высоко ценил выдающиеся способности Чирикова, поэтому, когда стал вопрос об организации Первой камчатской экспедиции, первым помощником Витуса Беринга, возглавившего экс педицию, был назначен 22-летний Чириков; одновременно он был произведен в лейтенанты. Основной задачей Первой камчатской экспедиции было выяснить, существует ли пролив между Азией и Америкой. Но эта задача не была единственной. Экспедиция преследовала более важные для России политические и экономические цели: усиление позиций России на Дальнем Востоке с целью предупреждения всяких попыток иностранцев проникнуть в наши дальневосточные земли и установление экономических связей со странами Дальнего Востока.

Именно Чириков, один из наиболее прогрессивных и образованных людей своего времени и обладавший к тому же высокими личными моральными качествами, не только правильно разрешил большие научные задачи, стоявшие перед экспедициями, но много содействовал и выполнению политических и экономических целей.

В конце 1725 г. личный состав экспедиции, насчитывавший всего 37 человек, выехал из Петербурга, однако вследствие транспортных затруднений и перебоев в снабжении прибыл в Охотск только через два года. Весной 1728 г. экспедиция прибыла в Нижне-Камчатск, где для нее был построен парусный бот, названный «Св. Гавриил».

13 июля 1728 г. «Св. Гавриил» вышел в море и взял курс на чукотский берег с целью выяснения вопроса о том, соединяется ли Азия с Америкой. Задача эта была разрешена еще в 1648 г. Дежневым, однако подвиг его был полузабыт, а материалы об открытии Дежнева были найдены уже после плавания Беринга и Чирикова. «Св. Гавриил» пробыл в плавании более полутора месяцев; за это время были обследованы берега Чукотского полуострова, открыты о-ва Св. Лаврентия и один из группы островов Диомида. Войдя в Северный Ледовитый океан, судно достигло широты 67°18', откуда Беринг решил повернуть обратно, хотя Чириков и настаивал на продолжении плавания, так как основная задача экспедиции не была еще разрешена. 2 сентября 1728 г. «Св. Гавриил» вернулся в Нижне-Камчатск. Здесь экспедиция провела зиму, готовясь летом будущего года совершить плавание к американским берегам. В июне 1729 г. такая попытка была предпринята, однако она окончилась безрезультатно из-за неблагоприятной погоды. На этом закончилась Первая камчатская экспедиция. В этой экспедиции Чириков, по высокой оценке Адмиралтейств-коллегий, «...показал себя тщательным и исправным, как надлежит искусному морскому офицеру».

17 апреля 1732 г. был издан указ об организации Второй камчатской экспедиции. Первым помощником начальника экспедиции был назначен вновь Чириков, произведенный по возвращении из Первой экспедиции в капитан-лейтенанты. Решение о посылке второй экспедиции на Камчатку было принято вследствие того, что в сенате результаты первой экспедиции были признаны неудовлетворительными. В числе задач Второй камчатской экспедиции было, как гласил указ, выяснение вопроса, «есть ли соединение Камчатской земли с Америкою», «отыскание неизвестных берегов американских» и «изыскание пути до Японии».

Чтобы обеспечить возможно больший успех Второй камчатской экспедиции, Адмиралтейств-коллегией была составлена для нее специальная инструкция. Чириков принимал активное участие в выработке этой инструкции и внес в нее много изменений, утвержденных Адмиралтейств-коллегией. Так, Чириков точно указал, что Америку надо искать «...не весьма далеко от Чукотского восточного угла, лежащего в 64 градусах», в то время как ранее в инструкции было противоречиво указано, что экспедиция должна идти на юго-восток к берегам Мексики, и в то же время на северо-восток, за 67-ю параллель. Вместо этого Чириков предложил, «...чтобы границею исследований американского берега определить 50 — 65° с.ш.», что и было принято.

В марте 1733 г. Вторая камчатская экспедиция тронулась из Петербурга, однако добралась до Охотска только в 1737 — 1738 гг. Маршрут экспедиции пролегал через Якутск. Особенно трудным для экспедиции оказался участок пути от Юдомского Креста (60°05' с.ш. и 139°56' в.д.) до Охотска; на всем этом протяжении не было ни одного населенного пункта. Кроме того, из-за исключительно плохой проходимости местности людям приходилось все грузы тащить на себе. Заложенные для экспедиции в Охотске два пакетбота были построены летом 1740 года и получили названия: «Св. Петр» и «Св. Павел». Беринг принял командование «Св. Петром», Чириков — «Св. Павлом». В начале октября 1740 г. оба судна прибыли на Камчатку. Командованием экспедиции было принято решение перезимовать в Авачинской бухте; порт, заложенный здесь мореплавателями, получил название Петропавловска, по имени судов экспедиции. За время зимовки Чириков изучал Камчатку: составил описание Авачинской бухты, определил ее координаты и выявил ее важное стратегическое значение.

На офицерском совете, состоявшемся 4 мая 1741 г., было принято решение по выходе из Авачинской бухты держать курс на юго-восток в направлении мифической земли Жуана да Гамы, указанной на карте иностранного «консультанта» экспедиции, псевдоученого Жозефа Делиля де ла Кройера; Чириков был против этого решения, так как совершенно справедливо сомневался в существовании этой земли. На совете было решено, что по достижении Америки суда должны «идти вдоль берега на север до 65° с. ш., а затем, повернув на запад, увидеть Чукоцкую землю, чтобы известно было, сколько меж Америкою и Чукоцкою землями расстояния, и оттуда возвратиться в здешнюю гавань».

4 июня 1741 г. суда вышли в море и взяли курс на юго-восток. Убедившись через несколько дней плавания, что Земля да Гама не существует, суда повернули на северо-восток. 20 июня на 49° с. ш. они разлучились. С этого времени Беринг и Чириков продолжали свои плавания самостоятельно. Чириков взял курс на восток, а потом на восток — северо-восток; через 40 дней после выхода из Петропавловска на 55°36' с.ш. увидели землю. Это был один  из островов, расположенных у южного побережья Аляски. Так как удобной для якорной стоянки бухты не оказалось, то «Св. Павел» повернул на север и дошел вдоль американских берегов до широты 58°. Чириков достиг Нового Света на полтора суток раньше, чем Беринг.

Вооруженный отряд под командой «флотского мастера» Дементьева, высаженный здесь для обследования берега, и по сланный на его поиски второй отряд обратно на судно не вернулись. Судьба их остается невыясненной.

27 июля 1741 г. «Св. Павел» повернул обратно. За время плавания вдоль американских берегов Чириков осмотрел и нанес на карту около 400 верст побережья; это, равно как и сам факт открытия Чириковым северо-западной Америки, явилось большим достижением отважных русских мореплавателей. Обратный путь проходил в очень тяжелых условиях штормовой погоды: запасы воды и продовольствия стали иссякать, экипажу судна пришлось перейти на жесткий рацион.

1 августа Чириков увидел на северо-западе Кенайский полу остров, а 8 сентября — остров Адак из группы Алеутских островов. Здесь 10 сентября произошла встреча русских с алеутами, подошедшими к судну на лодках; моряки гостеприимно приняли островитян и наделили их подарками. Чириков в судовом журнале дает верную характеристику алеутов. В тот же день «Св. Павел» тронулся дальше. Положение на судне оставалось тяжелым, многие матросы были тяжело больны. «Люди все стали быть слабы, а по большей части пришла на многих болезнь цинготная, и с великим трудом офицеры по должности своей — управление, а рядовые — работы исправляли, а некоторые уже совершенно легли и наверх не выходили».

21 сентября увидели остров Атту из группы Алеутских островов. Последние дни плавания Чириков был сильно болен, и командование судном принял на себя штурман Иван Елагин. 9 октября 1741 г. «Св. Павел» возвратился в Авачинскую бухту. Так закончилось это героическое плавание, за время которого русскими было открыто северо-западное побережье Америки и ряд островов Алеутской гряды. После того как корабль Беринга «Св. Петр» потерпел крушение у Командорских островов, сам Беринг 8 декабря 1741 г. умер от цинги, а оставшиеся в живых моряки следующей весной вернулись в Петропавловск. После смерти Беринга руководство экспедицией перешло к Чирикову.

Весной 1742 г. Чириков попытался совершить еще одно плавание к берегам Америки, однако из-за тумана и ветров «Св. Павлу» пришлось возвратиться в Петропавловск. На этом деятельность экспедиции была закончена.

Лишь в 1745 г. Чирикову удалось сдать все дела экспедиции и в 1746 г. вернуться в С.-Петербург. В этом же году Чириков получил чин капитан-командора и назначение в Присутствие Академической экспедиции.

Умер великий русский мореплаватель в ноябре 1748 г. Он оставил после себя судовые журналы и две карты русских открытий на Дальнем Востоке, составленные им в 1746 г. В этих итоговых картах он обобщил все открытия, сделанные Первой и Второй камчатскими экспедициями, а также другими русскими моряками на Востоке. Карты Чирикова представляют крупный вклад в географическую науку — они показывают, какую важную роль сыграл Чириков в деятельности Камчатских экспедиций. Сопоставляя роли Чирикова и Беринга во Второй камчатской экспедиции, нетрудно доказать приоритет Чирикова в деле организации и проведения Второй камчатской экспедиции.

Еще в XVIII веке Ломоносов писал, что «Чириков был главным». И не по тому, что он достиг Америки на одни — полтора суток раньше, чем Беринг, но потому, что он еще до первой экспедиции правильно определил местонахождение Америки и указал кратчайший путь к ней. Чириков отстаивал эту правильную точку зрения и при организации Второй камчатской экспедиции. Наконец, приняв руководство после трагической смерти Беринга, Чириков довел до конца ее работы и опубликовал результаты ее научных исследований, составив замечательную карту морского похода обеих групп американской экспедиции. В частности, составленная Чириковым карта морского похода 1741 г. является первой в мире, на которой Северная Америка показана не как неведомая «Большая земля» или изображавшийся прежде Большой остров, а именно как Северная Америка.

Имя Чирикова увековечено на морских картах. Многие на звания в Аляскинском заливе — острова Чирикова, ряд мысов на побережье Анадырского моря, на острове Атту (в Алеутской гряде), в архипелаге Александра на Тихом океане хранят память о замечательном русском мореплавателе XVIII века.

Библиографию работ А. И. Чирикова и о нем см. в очерке о В. Беринге в настоящем томе.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.