big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Отечественные физико-географы. Предисловие

Коллективный труд «Отечественные физико-географы и путешественники», как и ранее опубликованная книга «Отечественные экономико-географы» (1957), состоит из очерков, карт и библиографических материалов об отечественных географах.

Стремясь создать в этом труде как бы историю отечественной географии в лицах, редакция положила в основу принцип — дать краткие очерки о людях, внесших своими идеями, географическими открытиями, исследованиями и научными трудами существенный вклад в географическую науку, и тем повлиявших на ее дальнейшее развитие.

В том об экономико-географах вошло 39 очерков, в настоящий том — 108. Эти цифры нельзя считать исчерпывающими. Естественно, возникал вопрос о том, чем же следует руководствоваться при определении персонального состава характеризуемых в этом труде людей. Для редакции не возникало затруднений в тех случаях, когда вполне ясен «географический профиль» деятельности путешественника и исследователя. Но в ряде случаев большой вклад в географию сделали специалисты сопредельных областей знания. Было бы несправедливо не осветить его в общей сокровищнице географии.

Некоторые затруднения встретились при решении вопроса об отнесении отдельных географов в группу экономико- или физико-географов.

Известно, что среди русских географов было немало исследователей, которые в своей деятельности в одинаковой мере занимались как экономической, так и физической географией. В случаях, когда их заслуги в обеих этих областях легко разграничивались, редакция признала правильным охарактеризовать таких исследователей дважды: в одном томе показать их заслуги как экономико-географов, в другом — как физико-географов. Именно так даны характеристики трудов М. В. Ломоносова, П. П. Семенова-Тян-Шанского, А. И. Воейкова.

Но в отечественной географии были и такие исследователи, у которых физико- и экономико-географические интересы органически сливались в комплексном познании территорий. Очерки о таких ученых включены главным образом в настоящий том.

В обеих книгах фигурируют также ученые, многие труды которых выходят далеко за пределы географии. В таких случаях в очерках дается характеристика одних только географических заслуг данного ученого, и это находит отражение в самом заглавии очерка (например: «К. Ф. Рулье и значение его идей для географии», «В. В. Докучаев как географ»). Если же характеризуемый ученый при всей широте его интересов все же являлся географом по фактическому роду деятельности, как П. С. Паллас, то в заглавиях очерков никаких оговорок не делалось.

Современная физическая география весьма сложная и многогранная наука. В первом приближении ее можно подразделить на три ветви.

Общие закономерности строения и развития поверхности земли («ландшафтной сферы») изучает общее землеведение.

Конкретные местности, типы ландшафтов, физико-географические районы, области, страны изучает физическое страноведение.

Неразрывно связана с ними третья ветвь — целое семейство частных («отраслевых») физико-географических наук, изучающих отдельные компоненты ландшафта — рельеф, климат, воды, почвы, органический мир — в их связях с ландшафтной сферой в целом и в конкретных ландшафтных областях и районах. Таковы геоморфология, климатология, гидрология суши и моря, география почв, биогеография.

В данный том вошли очерки о представителях различных ветвей физической географии. В первые века развития отечественной географии большинство путешественников и географов ставило своей целью главным образом открытие новых земель и первоначальное ознакомление с неизвестными территориями, их природными ресурсами и населяющими эти земли народами. Такого рода вклады в географию сделали и русские землепроходцы, и гидрографы Великой северной экспедиции, и участники «Академических экспедиций» XVIII века, и русские мореплаватели-кругосветники, и пионеры изучения Русской Америки.

Наиболее пытливых исследователей на этом этапе интересовала не только регистрация фактов, но и выяснение причин того или иного своеобразия природных условий и образа жизни местных жителей. Более того, анализ причин помогал исследователям полнее понять и описать и самый облик территории. Уже в географических трудах С. П. Крашенинникова, П. И. Рычкова, И. И. Лепехина, П. С. Палласа и других видны попытки разносторонне объяснять описываемые явления и заглядывать в их прошлое. Это были первые ростки будущей комплексной географии.

Подлинным гигантом на фоне далекого прошлого России возвышается гениальный Ломоносов, который еще до эпохи Академических экспедиций сформулировал ряд теорий, гипотез и предложений глубочайшего географического значения, более чем на столетие предвосхитив многие взгляды в области комплексного природоведения.

Целый этап развития отечественной географии, затрагивающий большую часть XIX века, а отчасти и начало XX века, связан с исследованиями, носившими характер «научных рекогносцировок», как их называл Н. М. Пржевальский. Обширность «белых пятен», еще сохранявшихся в то время, вынуждала путешественников тратить усилия и время на первичное ознакомление с вновь открываемыми территориями.

Многие из исследователей, работавших в это время, были по своей основной специальности не географами, а зоологами, ботаниками, гидрографами, геологами и т. п. Но сталкиваясь с неизведанными во всех отношениях территориями, эти специалисты в изучении отдельных компонентов природы вынуждены были изучать природу в целом. Комплексность характеристик территорий у этих ученых часто еще не была результатом осознанного стремления понять и всесторонне отразить имеющиеся в природе причинные связи; в их исследованиях заметно преобладал аналитический специальный подход. Однако чем глубже любой ботаник или зоолог задумывался над причинами своеобразия изучаемых им явлений, тем чаще он приходил к пониманию необходимости изучения связей объектов своих исследований (растительности, животного мира) с остальными сторонами природы и все в большей степени становился географом. Деятельность ряда блестящих исследователей такого рода в Средней Азии во главе с П. П. Семеновым-Тян-Шанским, в Центральной Азии во главе с Н. М. Пржевальским, а также в Сибири, на Дальнем Востоке, в полярных странах характеризуется именно такой их «эволюцией» — от изучения отдельных компонентов природы к синтетической географии.

Завершается этот путь развития комплексной физической географии трудами подлинных «синтетиков» — творцов современной комплексной географии, среди которых наиболее выделяются имена Д. Н. Анучина, Л. С. Берга, А. А. Борзова, В. В. Докучаева, Г. И. Танфильева, Б. Ф. Добрынина и др. Очерки о географах «комплексного профиля» занимают в томе наибольшее место.

Наряду с очерками о физико-географах вполне комплексного профиля в настоящий том включены также и очерки о тех ботаниках, зоологах, почвоведах, отчасти геологах, трудами которых были развиты наиболее комплексные географические разделы соответствующих специальных дисциплин.

На примерах работ А. И. Воейкова, Г. Ф. Морозова, С. С. Неуструева, Н. И. Вавилова, Б. Б. Полынова и многих других ученых можно видеть, как специалисты по изучению отдельных компонентов природы (климатологи, почвоведы, ботаники) стали крупнейшими географами, создателями целых школ и направлений в физической географии. Общим для них является полнота учета влияний, связывающих изучаемые ими объекты (климат, почвы, растительность) с остальными сторонами природы в конкретных территориальных условиях. Именно с учетом этого принципа в данный том включены очерки о почвоведе Л. И. Прасолове, о ботаниках П. Н. Крылове и Н. И. Кузнецове, о зоологе Б. М. Житкове и ряде других ученых.

В настоящее издание включены очерки только об ушедших из жизни исследователях, причем отсутствие в нем биографий ряда крупных исследователей, труды которых важны для истории географии, объясняется в значительной мере тем, что в большинстве случаев еще не подытожена оценка значения их заслуг для географии и влияния их трудов на развитие этой науки.

Например, в данном издании удалось показать значение для географии трудов таких выдающихся геологов, как И. В. Мушкетов, А. П. Павлов, С. Н. Никитин, В. И. Вернадский, А. Е. Ферсман, В. А. Обручев, хотя не в меньшей мере достойны соответствующей оценки и освещения географические (в особенности геоморфологические и палеогеографические) заслуги А. П. Карпинского, П. А. Тутковского, М. А. Усова и др. Достойны были бы показа достижения также многих биогеографов и других специалистов и наряду с ними деятелей культуры, давших художественные географические произведения, как И. А. Гончаров («Фрегат «Паллада»), Н. Г. Гарин («По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову»), А. П. Чехов («Остров Сахалин»).

При определении последовательности очерков во втором томе редакция старалась совместить два принципа: хронологический и систематический. Очерки сгруппированы по систематическому принципу (группа «землепроходцев», группа русских мореплавателей-кругосветников, группы биогеографов, океанографов, геологов, географов анучинской школы и др.). Внутри этих групп очерки расположены в основном в хронологическом порядке.

Применение этого принципа не позволило избежать ряда неоправданных переходов от характеристик более поздних ученых к характеристикам более ранних (например, Альбов охарактеризован после Шокальского). Но такие переходы представляют собой исключение. В общем же группировка очерков имеет целью облегчить понимание целых этапов развития отечественной географии.

Внутри каждого из очерков, посвященных ученым XX века, важнейший рубеж между двумя эпохами развития отечественной географии — досоветским и советским временем — показан, как существенно повлиявший на жизнь и творческую деятельность любого ученого — современника Великого Октября.

Советское время отмечено в развитии отечественной географии укреплением связей с практикой, дальнейшим усилением комплексных исследований, их массовым характером, применением стационарных наблюдений и новейших технических средств (аэрофотосъемка, современные геофизические и геохимические методы исследований).

Сила советской физической географии в ее прочных идейных позициях, в творческом применении метода диалектического материализма, в полноте учета причинных связей, пространственных различий и истории развития явлений.

Советская география способствует выявлению, учету и рациональному использованию природных условий и ресурсов, выяснению путей улучшения природных условий и обогащения ресурсов, разумному размещению хозяйства, опровержению мальтузианских установок об обреченности человечества на перенаселение земли и на оскудение ее ресурсов, ибо, как писал Энгельс: «Производительная сила, находящаяся в распоряжении человечества, беспредельна... наука с каждым днем все больше и больше подчиняет людям силы природы».

В эпоху величественных работ по освоению и преобразованию природы огромных территорий СССР и стран народной демократии, в годы семилетнего плана, когда по решению XXI съезда КПСС поставлена задача усиленного вовлечения природных ресурсов в хозяйственный оборот и когда познание природы в целом, прогноз ее развития и обеспечение расширенного воспроизводства природных ресурсов (лесов, лугов, почв) становятся в странах социалистического лагеря делом государственной важности, развитие и усиление именно комплексной физической географии является насущно необходимым.

Наряду со всем этим в условиях СССР и стран народной демократии география имеет огромное воспитательное значение для подрастающих поколений.

География выполняет немалую общекультурную роль и способствует борьбе за мир на всей земле.

 

Инициатор составления этого труда — кафедра истории географии географического факультета Московского университета. В составе редакционной коллегии при организации тома были: Л. С. Берг, Н. Н. Баранский, К. А. Салищев, А. И. Соловьев. В дальнейшем работа проводилась совместно с Музеем землеведения Московского университета.

Л. С. Берг для данного тома написал также ряд очерков. Это одни из его последних работ, публикуемые посмертно.

Очерки о мореплавателях в большинстве случаев даны сравнительно краткие, так как более подробно заслуги этих исследователей отражены Н. Н. Зубовым в его труде «Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов». В ряде этих очерков им использованы материалы из названной книги.

Книга предназначена для учителя, для чтения, самообразования и в то же время в качестве справочника для учащихся и преподавателей вузов. Поэтому каждый очерк сопровождается библиографией основных трудов по физической географии и смежным дисциплинам и литературой о данном географе, а в конце тома дан в алфавитном порядке библиографический указатель — «Общая литература по вопросам истории отечественной физической географии». В нескольких случаях единичные труды из «Общей литературы» повторяются и в библиографиях при отдельных очерках.

Библиография в очерках (в конце каждого очерка) и «Общая литература» составлены и проверены редакцией тома совместно с библиографами: И. Е. Вацадзе, М. М. Глазковой, В. Г. Землянской, И. М. Кауфманом, В. В. Клевенской, Е. А. Опочинской, Н. В. Стариковым, Е. А. Степановой, Н. Т. Урусовой, Л. А. Чеботаревой, Л. Я. Шрайбером.

Некоторые карты и картосхемы полностью или выборочно скопированы с подлинников, так что в неприкосновенности оставлена даже манера изображения ситуации и специальной нагрузки, а также транскрипция. На ряде карт применена новая транскрипция, но оставлена старая (современная деятельности характеризуемого ученого) основа с гидросетью, например, без многих ныне существующих каналов и огромных водохранилищ на Русской равнине и при прежних контурах Каспийского моря.

На ряде карт и картосхем с новой (современной) основой намеренно применяется старая транскрипция. Например, маршруты В. Л. Комарова по Маньчжурии и Корее нанесены на основу с современной гидросетью. Однако транскрипция названий дана здесь та, которая господствовала на картах во времена исследований В. Л. Комарова, например название «Маньчжурия» не заменяется на современное «Дунбэй».

Широко применяются карты и картосхемы, на которых маршруты исследователей нанесены на современную основу с новой же транскрипцией. Это удобно прежде всего для показа деятельности ученых последних десятилетий. Однако этот же принцип применен, например, и для показа таких давно прошедших событий, как плавание Беллинсгаузена и Лазарева вокруг Антарктиды.

В случае, если применение того или иного принципа не легко различается прямо на карте, об этом сделаны специальные примечания в подрисуночных подписях.

Даты до 1917 г. в томе даны по старому стилю. Библиография составлена на 1 августа 1959 г.

Редакция карт проведена Ю. К. Ефремовым. В составлении эскизов карт приняли участие А. А. Ульянов и С. Е. Фель. Корректуру эскизов карт провела А. И. Недотко.

В редактировании тома приняли участие Н. Н. Зубов (очерки о мореплавателях и океанографах) и Н. В. Дылис (очерки о биогеографах). Предварительный просмотр значительной части тома проведен С. Ю. Геллером.

Всем лицам, оказавшим помощь и содействие в подготовке рукописи к изданию, редакция тома приносит глубокую благодарность.

Особую признательность редакция выражает проф. К. А. Салищеву, который во время заведования кафедрой истории географии приложил много усилий к организации этой работы.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.