big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Исследования береговой зоны морей и океанов в СССР

Берег — граница суши и моря. Эта бесспорная истина, однако, долгое время учитывалась лишь односторонне. Геологи и географы, изучавшие сушу, заканчивали свои исследования у этой границы, не интересуясь подводной частью берега, а океанографы проявляли тенденцию не включать в сферу своих интересов ни прибрежные морские воды, ни прибрежную полосу морского дна.

Поэтому еще лет 20 назад, а во многих общих работах и позже, сведения о формах рельефа берегов имели преимущественно описательный, а гипотезы о факторах возникновения и развития рельефа берега в значительной мере умозрительный характер. Так, например, в 30-х годах только среди инженеров-портостроителей ощущалась озабоченность тем, что важнейшие явления, которые необходимо учитывать при проектировании портов или берего-укрепительных сооружений, по существу находятся вне внимания геологов, географов и океанологов.

Не удивительно, что первые работы советских исследователей, в которых делаются серьезные попытки вскрыть сущность процессов, протекающих в береговой зоне, были выполнены именно гидротехниками. Укажем на работы П. К. Божича (1927, 1930, 1938); П. К. Божича, Н. Н. Джунковского (1949); П. К. Божича, Н. А. Доманевского (1948), Н. Н. Джунковского (1940), Н. Д. Шишова (1939, 1940) и др. В ходе этих исследований, в частности, было подтверждено, что, во-первых, главный фактор развития береговой зоны — это морское волнение; во-вторых, что одним из важнейших процессов, определяющих динамику берега, является процесс перемещения и отложения наносов в береговой зоне. П. К. Божичем были заложены, в частности, основы учения о потоках наносов, а Н. Н. Джунковским разработаны важные положения об особенностях волнения в береговой зоне.

Однако в работах гидротехнического и инженерного характера рассмотрение процессов в береговой зоне неизбежно велось без учета общей физико-географической и геологической обстановки. В то же время в трудах геоморфологов констатировались главным образом внешние особенности береговых форм, обычно делался упор на геологическое строение и на характер тектонических движений на морских берегах и, в лучшем случае, предпринимались лишь робкие попытки привлечения сведений о рельефе дна, полученных по морским картам, к суждениям о причинах того или иного строения берега. Такой характер носили работы Б. Ф. Добрынина (1937, 1938), М. А. Первухина (1937, 1938) и Б. А. Панова (1938). Потребность в синтетическом рассмотрении явлений в береговой зоне, а наряду с этим и в широком развертывании региональных и теоретических исследований береговых форм и процессов особенно остро стала ощущаться в первые же послевоенные годы. Необходимость создания основ теории динамики и морфологии морских берегов диктовалась прежде всего практикой. Восстановление портового хозяйства после войны, работы по созданию портов и расширению морского транспорта и другие отрасли народного хозяйства (добыча нефти в море, курортное хозяйство, добыча стройматериалов) настоятельно требовали четких научных представлений о закономерностях строения и развития береговой зоны.

С другой стороны, в выработке таких представлений уже давно ощущали потребность геологические науки, являющиеся теоретической основой для изучения базы минерального сырья. При истолковании генезиса тех или иных осадочных толщ, закономерностей геологического развития осадочной оболочки, закономерностей, которые могли бы использоваться при поисках различных ископаемых, все острее чувствовалась необходимость в исследовании современных процессов, протекающих в береговой зоне.

Надо заметить, что в 30—40-х годах для этих целей не было возможности использовать и зарубежный опыт. После выхода в свет в 1919 г. первой монографии о берегах и береговых процессах, написанной Д. Джонсоном, идеи, содержащиеся в этой книге, надолго овладели умами ученых и практиков, хотя последним она и не дала надежного теоретического оружия для решения народнохозяйственных вопросов. Джонсон, один из крупнейших географов своего времени, попытался обобщить разрозненный материал по изучению морских берегов и разработать теоретическую концепцию. Существенный недостаток наблюдений за подводными формами и процессами, одностороннее увлечение проблемой вертикальных движений, почти полная неразработанность представлений о гидродинамике береговой зоны, наконец, некоторые неверные исходные положения — все это не позволило ему удовлетворительно решить поставленную задачу. Однако научный авторитет Джонсона был так велик, что его гипотезы и основные представления длительное время принимались за исходные постулаты при трактовке явлений в береговой зоне. Такого отношения к наследию Джонсона не могли избегнуть и авторы крупных советских геоморфологических сводок—И. С. Щукин (1938), Я. С. Эдельштей (1947) и В. Г. Бондарчук (1949) — единственных работ, где попутно давалось более или менее комплексное освещение морфологии берегов.

Изучением береговых форм, процессов, протекающих в береговой зоне, исследованием взаимосвязей суши и моря в пределах этой зоны с конца 30-х годов занимается В. П. Зенкович; в 1946 г. вышла его монография «Динамика и морфология морских берегов». В этой книге впервые сделана удачная попытка синтезировать факты и теоретические представления о берегах как гидрологического, так и геолого-географического характера. Несомненно, В. П. Зенкович имел существенное преимущество перед Д. Джонсоном в том отношении, что доступный фактический материал был уже гораздо полнее, чем ко времени выхода в свет книги американского исследователя. Но это лишь второстепенное обстоятельство. Причиной успеха было прежде всего то, что В. П. Зенкович (1946) в качестве одного из основных положений принял представление о тесном взаимодействии и взаимообусловленности процессов, протекающих на берегу и на подводном береговом склоне. Это представление вытекает из признания того, что преобразование надводной и подводной частей береговой зоны происходит за счет общего потока энергии, передаваемого волнами и течениями к периферии бассейна из его центральных областей. Чем большая часть энергии будет израсходована на процессы преобразования дна, тем меньшее влияние окажут волны непосредственно на берег, и наоборот. С другой стороны, чем сильнее темп разрушения надводной части берега, тем больше обломочного материала поступает на дно, что в свою очередь существенным образом меняет его рельеф и строение.

Дальнейшее развитие исследований морских берегов показало огромную перспективность этого исходного положения, являющегося примером конкретного приложения к решению научной задачи одного из основных принципов материалистической диалектики. Вторым важным исходным положением для разрабатываемой теории явилось признание волнения в качестве основного энергетического фактора. Это позволило исследователю иметь дело с совершенно конкретным явлением, а не с расплывчатым понятием «береговые течения», получившим после Д. Джонсона повсеместное применение, хотя еще Э. Мартонн (1945) по этому поводу заметил в работе, опубликованной во Франции еще в 1925 г., что под «береговыми течениями» объединяют различные вещи, к тому же не всегда достаточно ясно определенные. Деятельностью же этих неопределенных «береговых течений» до В. П. Зенковича в геоморфологии объяснялись все процессы перемещения наносов и их аккумуляции, образование кос, пересыпей и других форм рельефа береговой зоны.

В монографии В. П. Зенковича получили дальнейшее развитие и конкретизацию представления П. К. Божича о роли наносов в развитии береговой зоны. Учение о потоках наносов было применено к анализу возникновения и динамики береговых аккумулятивных форм. Автором был разработан ряд теоретических схем, по четкости и принципу построения напоминающих геометрические теоремы. Эти схемы позднее неоднократно проверялись новыми наблюдениями и в настоящее время являются основой теории образования аккумулятивных форм береговой зоны. В монографии получили освещение вопросы выравнивания береговой линии. Автором было показано, что соответствующие схемы, разработанные Д. Джонсоном, в известной мере отражают лишь частный случай процесса. Учет исходного уклона прибрежной полосы дна, принятый в теории (единство процессов развития берега и подводного склона), определяет интенсивность воздействия волн на берег. Этот учет позволил наметить несколько принципиальных схем выравнивания, которое, как оказалось, протекает различно на берегах, приглубых на всем протяжении, на берегах, приглубых у мысов и отмелях и бухтах, и, наконец, на однообразно отмелых побережьях.

Таким образом, в монографии В. П. Зенковича были заложены основы для разработки теории развития морских берегов, однако многие положения еще основывались на недостаточном числе фактов, другие же вопросы лишь намечались или вообще не получили в книге освещения. Предстояло заняться широкими и более организованными исследованиями, в ходе которых дедуктивные положения должны были бы обрасти фактами и перейти из формы научных гипотез в состояние основательно проверенной теории.

С 1945 г. Институтом океанологии АН СССР, где был организован отдел морфологии и динамики морских берегов, начинаются систематические региональные исследования береговой зоны морей СССР. Молодые исследователи — одни из них еще студенты, другие начинающие специалисты — с большим энтузиазмом и с еще малыми материально-техническими средствами (однако вооруженные новой теорией) изучают берега Черного, Азовского и Каспийского морей. В последующие годы масштаб работ расширяется, разработка новых методов изучения ведет к усилению технической оснащенности исследований, в региональные исследования вовлекаются другие научные организации и учреждения. Проводится систематическое изучение берегов дальневосточных морей, Балтики, Белого моря.

Теоретические разработки и первые результаты региональных исследований находят широкий отклик в ряде научных и проектных учреждений. Уже в начале 50-х годов изучение берегов занимает постоянное место в научных программах академий наук прибалтийских республик, Московского, Одесского, Ростовского университетов, Института геологии Восточно-Сибирского филиала АН СССР; им уделяют серьезное внимание такие проектные институты, как Союзморпроект, Ленморпроект, учреждения противооползневой службы, Гипроводтранс, Научно-исследовательская станция Министерства путей сообщения и ряд других организаций и учреждений. Береговые исследования начинают привлекать внимание геологических организаций.

В результате возникает необходимость координации усилий большого числа учреждений и отдельных исследователей, необходимость систематического обмена опытом. В 1952 г. с этой целью была создана Береговая секция Океанографической комиссии АН СССР, в которую вошло более 50 научно-исследовательских, проектных и производственных организаций различных министерств и ведомств. С тех пор эта секция становится постоянно действующей научно-общественной организацией, которая ежегодно проводит научные сессии, выпускает труды и принимает рекомендации и решения по ряду важных научных и практических вопросов изучения и эксплуатации береговой зоны.

С начала 50-х годов на базе географических факультетов сначала Московского, а затем Ростовского, Одесского и Бакинского университетов производится подготовка специалистов-геоморфологов береговой зоны. Хотя эта подготовка и не носит официального характера, а ведется главным образом на основе курсовых и дипломных проектов по соответствующей тематике, она значительно пополняет круг специалистов, изучающих береговую зону. В названных университетах, а также в Ленинградском, Саратовском и Владивостокском в учебный план подготовки геоморфологов курс «Динамика и морфология береговой зоны» входит в качестве одной из обязательных специальных дисциплин. При кафедрах геоморфологии этих университетов, а также при Институте океанологии производится подготовка аспирантов по геоморфологии, гидродинамике и литологии береговой зоны.

Все это расширяет региональные и теоретические исследования и привлекает к ним новые учреждения. В настоящее время, кроме названных выше морских побережий СССР, береговые исследования ведутся на Байкале, на Иссык-Куле, на побережье Японского моря. Большую роль в дальнейшем развитии учения о морских берегах сыграли также исследования, проведенные советскими специалистами в Китае (В. П. Зенкович, О. К. Леонтьев, Е. Н. Невесский, Н. П. Жемчужин), во Вьетнаме (В. П. Зенкович), на Кубе (В. П. Зенкович, А. С. Ионин), в Югославии (В. П. Зенкович, П. Н. Каплин, Л. Г. Никифоров), в Албании (О. К. Леонтьев, Л. А. Логачев), в ОАР (В. П. Зенкович) и в некоторых других странах.

Проведение полевых исследований, а также развернувшихся после 1946 г. экспериментальных работ по моделированию и количественному изучению береговых процессов потребовало разработки новых методов и создания новых приборов. В конструировании и создании опытных образцов новых приборов огромную роль сыграл отдел морской техники Института океанологии. Необходимость тщательного изучения подводного берегового склона не позволила ограничиться проведением промеров и отбора образцов донных наносов с шлюпки или корабля, а заставила прибегнуть к широкому применению легководолазной аппаратуры. Впервые в целях научного обследования подводного берегового склона легководолазный кислородный аппарат был применен В. П. Зенковичем еще в 1939 г. при проведении им рекогносцировочных исследований у восточного побережья Каспия. В дальнейшем ни одна экспедиция по изучению берегов не проводилась без водолазных работ, но так как требовались подводные научные наблюдения, то, помимо привлечения водолазов-специалистов, сами научные сотрудники должны были освоить водолазную аппаратуру.

В 1948—1951 гг. О. К. Леонтьевым была проведена крупномасштабная геолого-геоморфологическая съемка подводного берегового склона дагестанского побережья Каспия, в ходе которой сотрудниками экспедиции было совершено несколько тысяч водолазных погружений. Одновременно у побережья Апшеронского полуострова аналогичные работы проводились под руководством В. Ф. Соловьева. Появление отечественных аквалангов в 50-х годах позволило отказаться от имеющих ряд недостатков легководолазных кислородных приборов и полностью переключиться на использование аквалангов. Пожалуй, наиболее эффективным применением аквалангов при проведении прибрежных исследований следует считать групповое погружение сотрудников Института океанологии (А. С. Ионин, П. Н. Каплин, Е. С. Васильев) на глубину до 90 м с целью обследования верховьев одного из подводных каньонов у кавказского побережья Черного моря. Наибольшую ценность представляют результаты погружений, сопровождающихся подводной фото- и киносъемкой. На первых порах, когда еще не было серийных заводских выпусков подводных фото- и киноаппаратов, потребность в подводной съемке заставила сотрудников заняться кустарной разработкой конструкций этих аппаратов.

Промер обычным лотом со шлюпки вскоре перестал удовлетворять все повышающиеся требования к наблюдениям о строении рельефа подводного берегового склона.

Поистине бесценный материал о строении подводного берегового склона дало применение специализированной морской аэрофотосъемки, методика которой была разработана в 50-х годах Лабораторией аэрометодов АН СССР. В результате применения этой методики В. В. Шарковым (1958—1962) были детально изучены геология и геоморфология подводного склона побережья Каспийского и отдельных участков побережья Черного моря.

Отбор образцов донного грунта при водолазных погружениях или при помощи дночерпателя давал представление лишь о самом поверхностном слое наносов. Однако в ходе исследований все чаще ощущалась необходимость в цифрах, характеризующих мощность наносов, и в получении колонок прибрежных отложений с ненарушенной стратификацией. Использовать обычные грунтовые трубки здесь не представлялось возможным прежде всего потому, что они пригодны лишь для работы на мягких грунтах, а исследователю береговой зоны приходится иметь дело главным образом с песчаными наносами. Изобретение вибропоршневой трубки Сысоева-Кудинова (ВПГТ) обеспечило получение исключительно ценных сведений по стратификации отложений подводного берегового склона, на основе которых были сделаны важные выводы об эволюции береговой зоны и закономерностях формирования прибрежных толщ рыхлых отложений (Е. Н. Невесский).

Исключительно большое значение для изучения гидродинамики береговой зоны имело создание прибора ВДК (изобретатели — Вертинский, Депрейс и Кестнер), при помощи которого стало возможным регистрировать давления при волновых колебаниях в придонных слоях воды и отсюда делать заключение об изменениях и характере распределения скоростей движения воды во время волнения. В. П. Зенковичем

Типы аккумулятивных береговых форм

были развиты представления итальянского гидротехника Карналья, опубликованные им в 90-х годах прошлого века, об асимметрии волновых скоростей при движениях воды, направленных в сторону берега и от берега, как о важнейшем механизме, обеспечивающем перемещение наносов по подводному склону и их сортировку. Однако выводы В. П. Зенковича основывались еще лишь на некоторых косвенных данных. Применение ВДК при береговых исследованиях позволило подтвердить и развить эти представления, что имело первостепенное значение для познания гидродинамических закономерностей, характерных для береговой зоны.

Важнейшим вкладом в методику береговых исследований явилось создание в 50-х годах метода люминофоров, сущность которого заключается в прослеживании перемещения песчаных наносов путем наблюдений за переносом зерен песка, меченных люминесцирующими красителями. Этот метод освещен В. К. Матвеевым, В. Л. Зенковичем и др. (1956), Н. А. Айбулатовым и В. С. Медведевым (1958). Наиболее ценные результаты были получены путем применения этого метода в сочетании с наблюдениями за динамикой береговой зоны при помощи подвесной дороги или специально выстроенной эстакады, пересекающей наиболее подвижную прибрежную часть береговой зоны. При помощи подвесной дороги появилась возможность брать пробы воды (для определения мутности и концентрации взвешенных наносов) и грунта не только в тихую, но самое главное в штормовую погоду, когда зоны забурунивания и разрушения волн становятся совершенно недоступны для наблюдений с судна. Метод люминофоров обнаружил столь несомненные преимущества перед другими методами мечения песков (в том числе при помощи радиоизотопов), что получил международное признание и сейчас широко применяется в ряде стран, особенно при изысканиях под гидротехнические сооружения.

За последние полтора десятилетия был предложен и внедрен ряд других более второстепенных методов, которые, в частности, нашли освещение в монографиях, вышедших в 60-е годы (Леонтьев, 1961; Зенкович, 1962; Лонгинов, 1963; Буданов, 1964). Отметим, что в ходе исследований совершенствовался и продолжает совершенствоваться метод морфологического анализа береговых форм, перспективность применения которого была продемонстрирована еще Д. Джонсоном. Обязательной составной частью методического арсенала учения о развитии морских берегов являются лабораторные исследования береговых и донных наносов — механический и минералогический анализы, изучение макрофауны и микропалеонтологические анализы, в отдельных случаях — исследования химического состава и физических свойств наносов. Значительно слабее развиваются методы лабораторного моделирования процессов береговой зоны, так как по существу подавляющее большинство научных учреждений, занимающихся изучением береговой зоны, не имеет экспериментально-лабораторной базы для проведения такого рода исследований. Все же и в этом направлении в 50—60-х годах были достигнуты некоторые положительные результаты (А. А. Дмитриев, Т. В. Бончковская, Я. Э. Гугняев, Б. А. Попов, Г. А. Орлова, О. К. Леонтьев, Л. Г. Никифоров и др.).

Пограничное положение объекта исследования — береговой зоны — во многом определило и пограничный характер самого учения о морских берегах, которое с равным успехом можно считать, с одной стороны, одним из разделов геоморфологии или динамической геологии, с другой — частью динамической океанологии, а в известном смысле и инженерной дисциплиной, тяготеющей к гидротехнике и инженерной геологии. Это положение на стыке нескольких наук отражается в том, что учение о морских берегах развивается в нескольких научных направлениях, взаимодополняющих друг друга. Правда, это взаимопроникновение зачастую делает затруднительным проведение четких границ между направлениями.

Учитывая сделанную оговорку, можно выделить три основных научных направления в изучении береговой зоны — геоморфологическое, гидролитодинамическое и литологическое. Первое — геоморфологическое — основывается преимущественно на результатах региональных исследований берегов морей СССР и зарубежных стран. Основным методологическим средством этих работ является морфологический анализ береговых форм, сравнительное изучение типов берегов, широкое использование геологических и геоморфологических данных по суше и строению морского дна. В последние годы исследования, проводимые в этом направлении, не ограничиваются изучением современной береговой зоны, а включают в круг объектов изучения и древние береговые линии. Применение основных выводов, полученных в результате исследований береговой зоны, к анализу древних форм позволило в ряде случаев существенно детализировать палеогеографические представления о развитии Каспийского, Черного, Балтийского морей в четвертичное время. Результаты исследований геоморфологического характера освещены в многочисленных статьях и региональных монографиях В. П. Зенковича (1958, 1960), А. С. Ионина (1959), П. Н. Каплина (1962), В. И. Лымарева — по Аральскому морю (1958), О. К. Леонтьева и А. И. Халилова (1965). Большой геолого-геоморфологический материал и его обобщение содержатся также в книгах, где приведена обширная библиография (Зенкович, 1962; Леонтьев, 1961; и др.).

Сущность гидролитодинамических исследований (Лонгинов, 1963) заключается в специальном изучении гидродинамических процессов, протекающих в береговой зоне, и в исследовании закономерностей динамики береговых и донных наносов. Это направление базируется на стационарных и лабораторно-экспериментальных работах. В широких масштабах привлекаются результаты и выводы региональных наблюдений и смежных дисциплин — гидромеханики и гидротехники. Наибольшее развитие эти исследования получают в проектных и научных организациях гидротехнического профиля. Кроме ряда статей в периодической научной печати, результаты опубликованы в монографиях, например Г. Н. Башкирова (1961).

Существенный вклад в разработку вопросов гидролитодинамики и гидродинамики береговой зоны внесли также Р. Я. Кнапс, А. М. Жданов, Л. А. Логачев, Н. Д. Шишов, Г. А. Орлова, Б. А. Попов, И. А. Шадрин, И. А. Правоторов и др.

Геолого-литологическое направление ставит своей задачей изучение закономерностей формирования толщ прибрежных отложений и условий концентрации в пляжевых и донных наносах полезных компонентов (прибрежно-морские россыпи). Региональные исследования дают основной материал для разработки этой проблемы, причем важное значение имело изучение колонок донных и береговых отложений с ненарушенной стратификацией и лабораторные анализы вещественного состава наносов.

Наряду с геолого-литологическими материалами для выяснения этих закономерностей привлекаются результаты гидродинамических и геоморфологических работ, позволяющие соответствующим образом трактовать подмеченные особенности распределения отложений по их мощности, составу, генезису и т. д. Результаты геолого-литолотических исследований опубликованы в многочисленных статьях Е. Н. Невесского, Ю. А. Павлидиса, Ф. А. Щербакова и др.; кроме того, выйдет монография Е. Н. Невесского, освещающая основные закономерности формирования прибрежных отложений.

Успешное развитие всех трех направлений возможно лишь при единстве научных идей и взаимопроникновении этих направлений. Это условие в целом выдерживается, и, как уже отмечалось, в большинстве случаев соответствующие исследования проводятся при участии представителей всех направлений.

При всей важности экспериментального и лабораторного изучения все же по-прежнему главным источником фактического материала остаются полевые исследования. Расширение фронта региональных исследований, охват ими дальневосточных и северных морей, а также знакомство с берегами зарубежных стран, в особенности находящихся в субтропической и тропической зонах, дали уже к началу 60-х годов обширный и принципиально новый материал, что потребовало новых усилий для его теоретического освоения и обобщения. Новые сведения, требующие обобщения, появились также и в результате литологических и стационарных гидролитодинамических исследований.

Главные научные положения, выдвинутые еще в 40-х годах, получили дальнейшее подтверждение и развитие. Некоторые частные вопросы пришлось основательно пересмотреть; кроме того, появился ряд новых проблем.

Так, в области гидролитодинамики возникла задача глубокого изучения берегообразующего действия приливов, а также волновых течений. Выяснилось, в частности, что при общей ведущей роли волнового фактора весьма существенное значение для динамики отмелых берегов имеет перенос взвешенных частиц приливными, волновыми, сгон-но-нагонными течениями. Применение ВДК и электродинамометров позволило уяснить некоторые важные особенности механизма воздействия прибойного потока на частицы рыхлых наносов и на коренные породы в прибойной зоне. Стационарные наблюдения над динамикой подводных валов показали, что старая гипотеза, связывающая их образование с глубиной частичного разрушения волны, не удовлетворяет условиям их относительной стабильности. Изучение движения меченого песка внесло существенные коррективы в представление о механизме перемещения песчаных наносов. Наблюдения над динамикой берегов Каспийского моря и искусственных водохранилищ показали необходимость изучения воздействия колебаний уровня моря на динамику береговой зоны.

Сравнительно-географическое изучение форм и типов берегов в разных географических зонах показало, что развитие берега, как и других физико-географических объектов, в значительной степени подчиняется закону зональности. Возникла необходимость выяснения специфических черт развития берега в тех или иных географических зонах. При этом пришлось обратить внимание на биологические и химические процессы в береговой зоне, имеющие зачастую важное значение в развитии берегов теплых морей.

Возможно более полный учет географических и геологических условий развития берегов позволил уточнить представление о процессе выравнивания и, в частности, выявить условия, при которых этот процесс практически не будет иметь места.

На основе анализа геолого-географических и динамических условий разработано несколько вариантов классификации морских берегов, один из них нашел применение в «Физико-географическом атласе мира», из данном в 1964 г.

В результате применения закономерностей развития современных берегов к анализу геологического прошлого морей была доказана унаследованность береговых форм и процессов. Это имеет большое значение для палеогеографии и установления некоторых общих особенностей геологического развития земной поверхности. Интересными и плодотворными являются попытки восстановить качественные картины природных условий прошлого по анализу древних береговых форм, что в 60-х годах сделано для побережий Каспийского, отчасти Черного и Балтийского морей (О. К. Леонтьев, Е. Н. Невесский, И. А. Правоторов, В. П. Ульет). Часть этих новых вопросов получила теоретическое истолкование еще в 1958 г. в монографии В. П. Зенковича о Черном море, в учебном пособии О. К. Леонтьева, в сводке по гидродинамике береговой зоны (Лошгинов, 1963). Но наиболее полным обобщением является монография В. П. Зенковича, изданная в 1962 г., где эти вопросы и новые наблюдения получили обстоятельное освещение. За эту монографию В. Л. Зенковичу была присуждена Ленинская премия.

Однако, как известно, наука находится в состоянии непрерывного развития, поэтому неизбежно, что в ближайшие годы вновь возникнет необходимость в обобщении накапливающегося материала. Перед советскими учеными, занимающимися разработкой теории развития морских берегов, стоит ряд еще не решенных задач.

Прежде всего необходимо дальнейшее внедрение результатов исследований в практику народного хозяйства, в первую очередь в область инженерно-изыскательских гидротехнических работ и в поисковую геологию. Особенно это относится к поисковой геологии, где результаты рассматриваемых научных исследований пока еще не встречают достаточного внимания.

Необходимо более полное и глубокое исследование самой основы развития берега — волновых движений, течений и закономерностей перемещения в береговой зоне. Проведение таких работ требует широкой экспериментальной базы, которая по существу почти отсутствует. Необходима глубокая разработка таких вопросов изучения береговой зоны, которые имеют общенаучное и методологическое значение (Лонгинов, 1963). В. В. Лонгинов поставил следующие из них: общие закономерности изменения рельефа береговой зоны, направленность ее развития и роль процессов, протекающих в береговой зоне в общем энергетическом балансе Земли.

К числу таких же широких проблем относится уже упоминавшаяся проблема зональности береговых процессов (Леонтьев, 1961; Зенкович, 1962) и роль процессов в береговой зоне в геологическом развитии Земли (Зенкович, 1962).

Для того чтобы при проектировании портов и других гидротехнических сооружений на морских берегах была возможность опереться на надежные сведения об их строении (что прежде всего облегчит и удешевит изыскательские работы), необходимы, наконец, дальнейшие региональные исследования и их обобщение в виде кадастра берегов советских морей. Задача создания такого кадастра была выдвинута еще в 1951 г. при организации Береговой секции Океанографической комиссии, но в последние годы отмечается общее ослабление региональных работ, что не находит оправдания с точки зрения практиков. Намеченные директивами партии и правительства перспективы развития морского транспорта, добычи минерального сырья и строительных материалов, дальнейшего развития здравоохранения (в системе которого морские курорты занимают одно из важных мест) должны ориентировать ученых на дальнейшее расширение региональных исследований и создание Кадастра берегов морей СССР.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.