big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Изучение донных осадков и взвеси в СССР

Изучение осадков, повсюду покрывающих дно морей и океанов, издавна привлекало внимание исследователей. Это связано прежде всего с потребностями геологии и науки об осадочных породах. Значительная часть горных пород, которые изучаются геологами на суше, первоначально сформировалась на морском дне. Естественно, что для понимания происхождения древних осадочных пород совершенно необходимо знание современных осадков и процессов их преобразования в осадочные породы. Эта фундаментальная теоретическая проблема распадается на ряд ветвей, связанных с геохимией, минералогией, петрографией, биостратиграфией, палеонтологией и т. п. В конечном счете решение этих проблем дает и практические результаты. Наряду с этим изучение донных осадков важно и с чисто практической стороны, поскольку с ними связаны современные месторождения железо-марганцевых конкреций, алмазов, фосфоритов и ряд других. Донные отложения покрывают также морские месторождения нефти, газа, каменного угля и других полезных ископаемых, которые уже сейчас эксплуатируются.

Материал, из которого состоят донные осадки — илы, пески и алевриты, сложен частицами разных размеров и разного состава. Главными источниками образования осадков являются размываемые породы материков, а также скелетные остатки морских организмов,— главным образом кремнистых и карбонатных. Прежде чем осесть на дно, эти частицы в толще вод испытывают сложные преобразования, связанные со средой. Они растворяются или, наоборот, соединяются в крупные агрегаты, сорбируют из морской воды или отдают в воду ряд элементов и соединений, входят в пищевые цепи планктонных и бентических организмов. Частицы осадочного материала нередко переносятся от мест зарождения на сотни и даже тысячи километров. Поэтому для понимания процесса осадкообразования в морях и океанах необходимо знать состав и количественное распределение этих частиц в морской воде. Этот новый раздел стал неотъемлемой частью комплекса морских геологических исследований.

Другим новым направлением является изучение выходов древних пород на дне морей и океанов. Если всего десять лет назад морская геология занималась изучением только самой верхней пленки донных осадков — обычно мощностью несколько метров, то за последние годы достигнуты значительные успехи в бурении толщи донных осадков. При этом удается получить пробы, расположенные на десятки и сотни метров ниже поверхности дна, а в ближайшие годы эта цифра, очевидно, возрастет до тысяч метров. Наряду с этим разработаны и новые методы получения твердых коренных пород, выходящих на поверхность дна, что открывает большие перспективы для развития петрографического и петрохимического направления исследований. Удалось выявить области выходов на поверхность дна третичных осадочных пород. Морская геология, таким образом, все далее проникает в глубь веков, объектом ее исследования становятся уже третичные и даже мезозойские породы, а в некоторых случаях и древнейшие горные породы Земли, относящиеся, возможно, к веществу мантии.

Широкий круг работ связан с тем, что на дне морей и океанов хранится непрерывная и почти неискаженная запись истории нашей планеты на протяжении четвертичного и более древнего времени. В донных осадках находят отражение как местные особенности, так и более значительные явления, связанные с изменениями климата на протяжении геологического времени, а также события, отражающие наиболее крупные этапы истории Земли. В качестве примера можно указать на то, что колонки рыхлых осадков хранят запись магнитной истории Земли. При изучении намагниченности донных осадков из различных частей океанов была установлена смена положения северного и южного магнитных полюсов Земли в четвертичное время. Ослабление магнитного поля Земли в периоды перемагничивания полюсов приводило, возможно, к исчезновению «магнитных ловушек», предохраняющих Землю от проникновения вредных космических излучений. Это могло вызвать гибель многих организмов, а также возникновение под действием космических излучений мутаций у оставшихся организмов, появление многочисленных новых видов. Возможно, это приводило к образованию горизонтов донных осадков, резко отличных по составу флоры и фауны и прослеживающихся на большом протяжении, к связи их с основными событиями истории Земли как космического тела.

Дореволюционный период. Началом морских геологических исследований по праву считается кругосветная океанографическая экспедиция на судне «Челленджер» (1872—1874 гг.), когда впервые было получено большое число проб океанских осадков, которые затем были всесторонне изучены. Работы «Челленджера» определили методы сбора и обработки материалов, а также круг вопросов, подлежащих изучению по крайней мере на протяжении 50 лет.

Первая отечественная экспедиция, в которой было начато изучение донных осадков, относится к 1898—1906 гг.,— это Северная научно-промысловая экспедиция под руководством Н. М. Книповича и Л. Л. Брейтфуса. Среди первых ученых-мореведов, начавших изучение донных осадков, должен быть упомянут С. О. Макаров, который во время плавания на «Витязе» проводил сбор проб донных осадков. Многочисленные визуальные описания осадков можно найти в отчетах и на картах Гидрографического управления. Однако на этом этапе лабораторные исследования осадков почти не производились. Но особо следует отметить тщательное изучение Н. И. Андрусовым колонок донных осадков, собранных в Черном море на «Черноморце» в 1896 г. Н. И. Андрусов, которого можно по праву считать основателем морских геологических исследований в России, всю жизнь посвятил изучению палеогеографии Черного и Каспийского морей; ему же принадлежит честь открытия замечательного явления сероводородного заражения глубинных вод Черного моря. Этими работами по существу и ограничиваются исследования донных осадков в дореволюционной России.

Период с 1917 по 1945 г. Начало новому этапу было положено геолого-минералогическим отделением Плавморнина, работавшим на первых порах на судне «Малыгин», а с 1923 г.— на «Персее». Работы на «Персее» продолжались почти непрерывно на протяжении 20 лет, и с ними связаны первые сведения о морской геологии Белого, Баренцева, Карского и Гренландского морей. Работы проводились под руководством Я. В. Самойлова, в них участвовали П. С. Виноградова, Т. И. Горшкова, В. П. Зенкович, М. В. Кленова, П. Г. Попов и др. Кроме донных осадков, собранных экспедициями на «Персее», были использованы также образцы и наблюдения других экспедиций. Довольно многочисленные пробы и главным образом визуальные определения были получены по донным осадкам морей СССР при проведении рыбопромысловых и гидрографических экспедиций.

Первые отечественные материалы по донным осадкам Центральной Арктики были получены во время работ дрейфующей станции «Северный полюс» (1937—1938 гг.), а затем во время дрейфа «Седова» (1937— 1940 гг.). Основным направлением тогда было изучение гранулометрического состава осадков, а также изучение некоторых их химических компонентов с целью составления грунтовых карт, серия которых для одних морей была закончена в период Отечественной войны, а для других — после ее окончания (Кленова, 1948).

Иное, более плодотворное направление было развито А. Д. Архангельским (1912, 1927), который занимался изучением донных осадков современных водоемов для познания закономерностей происхождения древних осадочных пород. Сравнительно-литологический метод, успешное развитие которого в нашей стране связано с работами А. Д. Архангельского и Н. М. Страхова, получил особенно четкое выражение в их работе «Геологическое строение и история развития Черного моря» (1938). Этим трудом, не потерявшим значения и сейчас, было определено основное направление морских геологических исследований на многие годы. Во время Отечественной войны морские геологические исследования были практически прекращены, если не считать попутных сборов донных осадков при гидрографических исследованиях, а также составления грунтовых карт для нужд флота.

Период с 1954 по 1957 г. Новым этапом работ явились исследования, проводившиеся после Отечественной войны вплоть до Международного геофизического года. Для этого периода характерно расширение исследований на все виды морских водоемов с целью сравнительно-литологического изучения накапливающихся в них осадков, применение новых методов сбора и обработки проб донных осадков, а также геологической интерпретации наблюдений.

В 1945 г. в Отделе сравнительной литологии Института геологических наук АН СССР были поставлены обширные работы по изучению современных осадков Черного, Каспийского и Аральского морей, а также разнообразных озерных водоемов. Впоследствии было изучено также и Японское море. Эти исследования в значительной мере восполнили крупные пробелы, имевшиеся в морской геологии: преимущественно описательный подход к изучению осадков, отсутствие сравнительного анализа осадконакопления в водоемах разных типов и отсутствие анализа осадков с историко-геологической точки зрения. Работа была завершена капитальной монографией Н. М. Страхова и др. (1954), которая подвела итог знаниям о современном осадкообразовании и стала важнейшим этапом на пути развития отечественной литологической науки и морской геологии. В последующие годы основные методы и идеи во многом определялись этой работой.

На этом этапе исследований образцы, обрабатывавшиеся затем новыми методами, получались в основном из водоемов умеренной гумидной и аридной зоны, а осадкообразование в водоемах ледовых и экваториальных гумидных зон могло рассматриваться главным образом на основе литературных источников. Практически полностью отсутствовали отечественные материалы по донным осадкам океанов.

Крупные исследования в области морской геологии, которыми были в значительной мере восполнены указанные пробелы, начались в 1949 г. экспедициями Института океанологии АН СССР в дальневосточных морях на судне «Витязь». На протяжении нескольких лет были детально изучены донные осадки и процессы современного осадкообразования в Беринговом, Охотском и Японском морях, а также в районе Курильской островной дуги, представлявшей особый интерес для геологии. Эти исследования развивали идеи Н. М. Страхова и его школы. К началу Международного геофизического года, когда советские морские геологи начали исследования практически во всех районах Мирового океана, благодаря работам на «Витязе» были подготовлены современная техника, методы сбора, обработки проб и их лабораторного анализа. Все это позволило сравнительно небольшими силами эффективно использовать в дальнейшем экспедиционные возможности, представившиеся в период МГГ.

В изучении донных осадков Центральной Арктики большие возможности открылись с 1948 г., когда начали свою работу высокоширотные авиационные экспедиции, в программу которых входил сбор проб донных осадков, а также дрейфующие станции «Северный полюс». Эти новые материалы недавно были обобщены (Белов, Лапина, 1961). В это же время начинается широкое изучение донных осадков шельфа и материкового склона с точки зрения рыбного промысла.

Период с 1957 г. по настоящее время. В течение Международного геофизического года (1957 — 1959) морские геологические исследования, до того выполнявшиеся лишь в районах, которые непосредственно примыкают к берегам СССР, были распространены на огромные пространства Мирового океана, включая многие слабоизученные его районы. В особенности интенсивные исследования в этот период проводились в Тихом океане. Практически на протяжении МГГ и МГС советские исследователи собрали сведения, касающиеся всего Тихого океана, от северных до южных его границ. Районы, недостаточно изученные в эти годы, подвергались планомерному исследованию в последующее время. Особенно большие исследования в Тихом океане были выполнены на экспедиционных судах «Витязь» и «Обь». В Беринговом море и северной части Тихого океана сбор проб донных осадков производился с рыболовных судов. Обработка этого колоссального материала закончена, и результаты будут опубликованы во втором томе монографии «Тихий океан».

Изучение донных осадков Индийского океана советскими геологами также по существу началось в период МГГ, во время плаваний Антарктической экспедиции СССР на дизель-электроходе «Обь» (1955 — 1956 и последующие годы). Они были затем развиты в северной части океана работами экспедиции на «Витязе». К началу МГГ донные осадки Атлантического океана, в особенности его северной части, были изучены значительно лучше, чем осадки остальных частей Мирового океана. Морские геологические исследования в этот период выполнялись здесь экспедициями на судах «Михаил Ломоносов», «Седов», «Севастополь», «Экватор» и др.

Комплексные исследования по геологии Мирового океана, начатые в период МГГ, продолжались и в последующие годы с охватом главным образом малоизученных, труднодоступных районов океана.

Мобилизация усилий исследователей во время проведения МГГ и в последующие годы (1957 —1966) вызвала появление ряда сводок по современному осадконакаплению (Н. М. Страхов, П. Л. Безруков, В. П. Петелин, А. П. Лисицын). По вопросам современного и древнего осадкообразования проводились многочисленные семинары Комиссии по осадочным породам, труды которых обобщены в 1961 и 1966 гг. в сборниках «Осадкообразование в современных и древних водоемах» и «Геохимия кремнезема». Еще больший размах получило в эти годы изучение осадков шельфа и материкового склона в различных районах рыбного промысла не только в морях, омывающих берега нашей страны, но и в отдаленных частях океанов.

В этом плане описаны отдельные районы, но сводные исследования пока не опубликованы.

Конкреции на дне океана

Изучение взвеси в морской воде с целью познания процессов осадкообразования было начато еще в 1950—1951 гг. Работы проводились в небольших масштабах в дальневосточных (А. П. Лисицын) и северных (М. В. Кленова) морях. Только с 1953 г. изучение взвеси было поставлено в больших масштабах в экспедициях на «Витязе», где был разработан и внедрен новый метод сбора и изучения взвеси с помощью мембранных ультрафильтров, который используется и в настоящее время. До этого основные представления о распределении взвеси в океане были связаны в основном с оптическими исследованиями. При использовании мембранных фильтров появляется возможность получения не только количественной, но и качественной характеристики взвеси с использованием методов микрохимии, применением оптических и электронных микроскопов, дифрактометрического исследования. К началу МГГ количественное распределение взвеси было изучено по сезонам для дальневосточных морей СССР и, менее детально, для северной части Тихого океана. В период подготовки и проведения МГГ и МГС методика мембранной ультрафильтрации была принята в качестве основной.

В 1955—1956 гг. во время плаваний Антарктической экспедиции на дизель-электроходе «Обь» впервые успешно применялись мощные промышленные сепараторы для количественного выделения взвеси из больших объемов воды. При этом удавалось получать пробы взвеси весом не в доли миллиграмма, а в десятки и согни граммов, что обеспечило их всестороннее исследование. Работы этим методом параллельно с мембранной ультрафильтрацией проводились в экспедициях на «Оби» и на «Витязе». Новые результаты, полученные при изучении взвеси, привлекли внимание геологов, геохимиков и геофизиков, они опубликованы в десятках статей, которые обобщены в монографии (Лисицын, 1966).

Роль морской геологии в развитии современной геологии стала настолько очевидной, что в настоящее время уже ни одна крупная проблема геологии не может без нее решаться. Успехи в изучении донных осадков и взвеси велики, однако наряду с детально изученными районами в Мировом океане встречаются еще многочисленные белые пятна. Кроме того, ряд важных разделов совсем не изучается или изучается совершенно недостаточно.

За истекшие 50 лет в области исследования современных морских осадков и взвеси произошла подлинная революция. Можно говорить о создании новых направлений в науке, о коренном изменении наших представлений о самих процессах осадкообразования в морях и океанах. Полностью оставлены былые представления о монотонном строении дна морей и океанов. В частности, установлено, что распределение донных осадков по вещественному и гранулометрическому составу резко меняется даже на больших удалениях от суши. В кратком очерке трудно рассмотреть хотя бы основные достижения, поэтому остановимся лишь на наиболее существенных.

На основе детального изучения морских и океанских водоемов по единой программе и методике удалось выяснить общие черты механизма осадкообразования. Установлена четкая связь современного осадкообразования с рельефом дна и тектоникой, зависимость его от климатической, вертикальной и циркумконтинентальной зональности.

Тесная связь климатической зональности с осадконакоплением проявляется на самых ранних стадиях образования осадка, еще во взвеси. Как количество взвешенного материала, так и его вещественный состав зависят от климатической зональности. Влияние ее проявляется не в простом увеличении или уменьшении содержания взвеси в зависимости от распределения тепла и влаги над морем, а в особенностях поступления терригенного и биогенного материала. Максимальное количество взвеси сбрасывается в моря и океаны с суши там, где интенсивность ее размыва достигает максимальных значений. Это может иметь место только в областях достаточного увлажнения (гумидных зонах). Как было показано Н. М. Страховым, удается выделить три гумидных зоны, опоясывающие весь земной шар: северную и южную умеренные и экваториальную. В местах с недостаточным

Волны на песке на дне океана на глубине 900 м

увлажнением (аридных зонах) снос осадочного материала в океаны и моря с континентов крайне незначителен. Еще резче климатическая зональность проявляется в составе и количественном распределении биогенных компонентов взвеси, главным образом материала, связанного с планктонными организмами, обитающими в верхнем (0—200 м) слое вод. Изучение годовой продукции планктона показывает, что он распределяется очень неравномерно: удается выделить аналогичные три зоны — северную и южную умеренные и экваториальную. По положению они соответствуют в общих чертах гумидным зонам суши.

Такое распределение планктона не является прямым отражением распределения тепла и влаги. Эти зоны отвечают областям подъема богатых питательными солями глубинных вод океана к поверхности, в пределы слоя 0—200 м, в зону фотосинтеза. В аридных зонах глубинные воды к поверхности не проникают, питательные вещества в поверхностных водах почти полностью отсутствуют, и это приводит к появлению океанских пустынь, безжизненных областей, которые по широтному положению соответствуют пустынным поясам суши. Таких аридных зон в океане, так же как и на суше, две — северная и южная.

В зонах подъема к поверхности глубинных вод идет биосинтез, обусловливающий переход во взвесь растворенных в воде элементов и соединений, продуцирование биогенного осадочного материала. Максимумы и минимумы поступления биогенного и терригенного материала в Мировом океане, таким образом, накладываются в одних и тех же широтных зонах, в первом случае соответствующих гумидным зонам суши, а во втором — аридным зонам.

Установленные для взвеси закономерности распределения осадочного материала в зависимости от климатической зональности находят четкое отражение и в донных осадках. Общее количество осадочного материала, отложившегося на дне водоема, может быть наиболее объективно оценено путем применения метода абсолютных масс, разработанного Н. М. Страховым. Этот метод дает возможность определить количество осадка в целом (или составных его частей), откладывающегося в единицу времени на единице поверхности дна. Наибольшие абсолютные массы осадков в океанах также приурочены к гумидным зонам, и пояса высоких абсолютных масс имеют широтное протяжение.

Климатическая зональность далеко не исчерпывает всех связей осадка со средой. Большие глубины, широко распространенные в океанских и в некоторых морских водоемах, также оказывают влияние на скорость седиментации и состав донных осадков. Понятно, что чем больше времени частица находится в толще вод, тем дальше заходят процессы распада органического вещества и растворения нестойких соединений. В особенности резко вертикальная зональность проявляется на распределении карбонатных осадков на дне морей и океанов. Еще в экспедиции на «Челленджере» было замечено, что карбонатные осадки (состоящие в открытых частях океанов главным образом из планктонных фораминифер) не могут проникать на глубины более 4500— 5000 м (критическая глубина). Это объясняли изменением содержания углекислоты в воде, в частности в связи с вулканизмом, изменением рН, температуры и давления, влиянием бентоса, представители которого разрушают раковинки фораминифер, облегчая их растворение.

Изучение положения критической глубины проникновения карбоната кальция в океанах показало, что она тесно связана с рядом факторов, в первую очередь с темпами поступления карбонатного материала и бескарбонатного, разбавляющего вещества. Там, где высокий темп поступления карбонатного материала благоприятно сочетается с малым разбавлением, карбонатные осадки глубже всего проникают в зону растворения и критическая глубина становится наибольшей. Максимальные ее значения во всех океанах отмечаются в экваториальной зоне, на удалении от суши. В Тихом океане она составляет максимально 5300 м, в Индийском 5500 жив Атлантическом достигает 6000 м. В умеренных широтах (40—70°) она уменьшается до 4100 — 5000 м.

Еще один вид зональности в распределении осадков связан с постоянным влиянием суши на осадконакопление. Изучение взвеси показывает, что по мере приближения к суше заметно повышается содержание взвеси. В гумидных зонах это влияние прослеживается на расстоянии до 500—2000 км, в аридных — намного меньше. Материки оказываются окруженными как бы постоянными ореолами высокого содержания осадочного материала в воде. Эти ореолы шире и плотнее в гумидных зонах и слабее — в аридных. Наряду с поставкой обломочного материала с суши, на их образование в ряде мест существенно влияют и околоматериковые подъемы вод, которые сопровождаются богатым развитием фитопланктона. В частности, такие дивергенции четко прослеживаются по донным осадкам у западных берегов Южной и Северной Америки, а также Африки.

Обычно все три вида зональности — климатическая, циркумконтинентальная и вертикальная — накладываются.

Какие бы компоненты взвеси и донных осадков мы ни рассматривали, для всех них может быть установлена связь с климатом, влиянием суши и глубиной. В особенности четко эти виды зональности проявляются в распределении и составе океанских осадков, несколько слабее — в морях. Удается выделить три глобальные зоны высоких скоростей осадконакопления в Мировом океане, эти зоны соответствуют гумидным областям суши. Они разделены аридными областями с минимальными скоростями осадконакопления, с минимальной мощностью рыхлых осадков. Заметно снижается скорость седиментации также и в ледовых зонах. Совпадение гумидных зон в океане и на суше является выражением общих закономерностей распределения тепла на нашей планете, циркуляции гидросферы и атмосферы. Большое влияние на осадконакопление имеют и тектонические факторы.

В исследование современных осадков проник сравнительно-литологический метод, заключающийся в сопоставлении хода осадконакопления в различных климатических и тектонических условиях, чтобы установить специфику процесса в зависимости от условий и черты общности, свойственные этому процессу. Сравниваются и осадки, образующиеся в одинаковых условиях, но разновозрастные. Таким образом, сравнение ведется в пространстве и во времени.

Для получения надежного фактического материала потребовались детальные исследования многочисленных морских водоемов, расположенных в различных условиях. В частности, были выполнены детальные работы по морям Черному, Азовскому, Аральскому, Каспийскому, Средиземному, по морям Арктики, Антарктики (Дейвиса, Росса и др.), дальневосточным морям СССР (Берингово, Охотское, Японское), а также по всем океанам. Было показано, что образование донных осадков происходит во всех зонах по одной и той же схеме. Оно начинается с мобилизации осадочного материала путем выветривания горных пород континентов, затем осадочный материал переносится и отлагается в конечных водоемах стока в виде донных осадков. В осадках идут процессы последующих преобразований (диагенез), которые приводят к превращению осадков в осадочные породы. Все основные звенья этого процесса в разных климатических зонах меняются настолько резко, что Н. М. Страхову удалось выделить четыре основных типа литогенеза: ледовый, гумидный, аридный и вулканогенно-осадочный. Выше были показаны отдельные особенности процесса осадкообразования характерные для некоторых типов.

Эти типы литогенеза могут быть прослежены и в геологическом прошлом, что ставит учение об осадочных породах на новый, более высокий уровень. Сравнение во времени — это вторая сторона сравнительно-литологического метода. Естественно, что осадочный процесс не остается полностью неизменным, наблюдается его необратимая эволюция, которая должна постоянно учитываться при сравнительно-литологических исследованиях. Несмотря на колоссальные успехи в применении сравнительно-литологического метода в нашей стране за последние 20 лет, остается еще много направлений, где исследования еще только начинают развиваться. Одним из таких направлений является изучение диагенетического преобразования осадков в осадочные породы.

Огромные успехи сделаны также и в изучении истории морей и океанов на протяжении ближайшего миллиона лет (четвертичное время), а для отдельных случаев и для больших отрезков времени.

Колонки, вырезанные из толщи рыхлых донных осадков с помощью грунтовых трубок, хранят запись истории материков и морей на протяжении длительного времени. Чем больше длина колонки, тем больший период времени удается охватить исследованием. За последние 20 лет в этой области наметились огромные сдвиги: появились новые методы биостратиграфии, которые намного увеличили возможности применения палеонтологических методов, внедрены в практику работ ядерные (изотопные) методы определения абсолютного возраста (по углероду, протактинию, ионию, радию и др.), методы определения палеотемператур поверхностных и придонных вод по соотношению изотопов кислорода, стратиграфическая корреляция на основе изучения намагниченности донных осадков и др. Теперь почти все палеонтологические определения для донных осадков сопровождаются литологическими характеристиками и привязкой к определениям абсолютного возраста. Все эти методы дополняют друг друга, дают возможность установить условия, существовавшие в океане многие десятки и сотни тысяч лет назад с детальностью, до сих пор невиданной. Это открывает возможности для моделирования процессов с применением электронных моделирующих машин, установления методом аналогий новых характеристик, которые не могут быть получены прямым путем при изучении колонок.

Если еще десять лет назад работы по биостратиграфическому расчленению осадков охватывали в основном небольшие морские водоемы, а часто лишь их отдельные части, то для современного этапа характерно стремление к сопоставлению наблюдений для многих водоемов, своего рода сравнительно-палеонтологическое исследование. В частности, такие исследования проведены для дальневосточных морей СССР. По бентическим фораминиферам опубликована работа X. М. Саидовой (1961), а по диатомеям — А. П. Жузе (1962). В настоящее время аналогичными исследованиями охватываются океаны.

В дополнение к первым биостратиграфическим определениям, сделанным по планктонным фораминиферам, в последние десятилетия разработаны и успешно применяются методы диатомового анализа, фораминиферового анализа по формам бентоса, радиоляриевого, кокколитофоридового, птероподового, спикулевого анализа и т. д. Для второй половины четвертичного времени в ряде районов океана уже имеются надежные схемы расчленения осадков. Сейчас на очереди работа над единой шкалой четвертичного времени для всего Мирового океана.

Нельзя забывать также о более древних этапах истории океанов. Их изучение выдвинулось в число важнейших задач в связи с успешными экспериментами по бурению рыхлой толщи донных осадков в морях и океанах. С помощью сравнительно простого бурового оборудования удалось пройти несколько сотен метров рыхлых отложений в Тихом океане, а также в ряде мест на шельфе. В ближайшие годы предполагается выполнение крупных исследований по системе меридиональных разрезов (проект «Меридиан») с проведением опорного бурения л получением колонок диаметром до 20 см и длиной 20—30 м. Охват исследованием всех океанов в районах, наиболее удаленных от материков, по системам меридиональных разрезов, даст возможность разработать единую шкалу четвертичного времени для всей нашей планеты, а затем привязать к ней отдельные моря и континенты. В выполнении этой задачи советские исследователи уже сделали первые шаги.

Охватывая мысленно весь период развития морской геологии за годы Советской власти, можно видеть, как быстро нарастают темпы развития и глубина обработки материалов, как из науки-младенца, делавшей первые шаги в 20—30-е годы, морская геология постепенно превращается в одну из важнейших отраслей геологии. Это отрасль, которая занимается изучением более 70% поверхности нашей планеты и без результатов которой в настоящее время невозможно развитие других геологических наук. Она уже принесла первые практические результаты — открытия месторождений полезных ископаемых на дне морей и океанов. В ближайшем будущем исследования современных осадков, геологической истории морей и океанов, а также их минеральных ресурсов будут, несомненно, расширены.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.