big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Морская ихтиология в СССР

Мировая добыча рыбы, беспозвоночных и водорослей увеличилась с 1913 по 1965 г. примерно с 7,5 до 52,4 млн. т. Свыше 98% этого количества составляют сейчас морские животные, причем около 91% — рыбы. Общий улов водных животных в России в 1913 г. составлял 1,23 млн. т, из которых всего 20% приходилось на долю открытых морских водоемов. В СССР в 1936 г. улов достиг 1,63 млн. т (при мировой добыче 18,2 млн. т). В 1940 г. улов рыбы уменьшился до 1,4 млн. г, однако уже в 1950 г. он превысил довоенный уровень, составив 1,76 млн. г, в 1960 г. улов удвоился, достигнув 3,5 млн. т, в 1964 г. он равнялся 5,2 и в 1965 г.— 5,8 млн. т (включая 0,7 млн. т китов). Свыше 82% улова добывается сейчас в открытых морях, в Атлантическом, Тихом и Индийском океанах, в Арктике и Антарктике. Таким образом, налицо гигантский рост улова рыбы в СССР всецело за счет освоения морских и океанских ресурсов рыбы и млекопитающих. Советские рыбаки ловят в настоящее время рыбу почти по всему Мировому океану.

Стремительные темпы развития морского рыболовства в нашей стране в последние годы выше, чем рост мирового улова. С 1936 по 1965 г. улов в СССР увеличился в 3,5 раза, тогда как мировой улов вырос за это время лишь в 2,9 раза.

Для быстрого роста добычи рыбных богатств потребовалось, помимо организационных мероприятий, развитие ихтиологических исследований в морях и Мировом океане. Ихтиологическая наука СССР широким фронтом вышла в море.

Особенно ярко прослеживается развитие морских ихтиологических исследований после Октябрьской революции по нескольким основным направлениям, в разработке которых объединились усилия ученых Академии наук, рыбной промышленности и университетов. Это исследования ихтиофауны важнейших открытых морей в целом и отдельных групп рыб, рыбных ресурсов Мирового океана, морского ихтиопланктона, проблем пополнения ихтиофауны наших морей, океанских комплексов ихтиофауны — глубоководных и пелагических рыб океана. Указанные направления науки в дореволюционной России почти совсем не развивались, и их объем значительно уступал объему ихтиологических исследований на внутренних водоемах.

Необходимым этапом для ориентировки в ихтиофауне водоема является ее инвентаризация, составление определителей и описание ихтиофауны в целом. Для морской ихтиофауны имелись до революции небольшой определитель рыб Черного и Азовского морей, составленный А. А. Остроумовым (1896), и совершенно неудовлетворительный определитель В. М. Грацианова, составленный в 1907 г. с претензией на охват всей ихтиофауны России. Для пресноводных рыб имелся превосходный определитель-обзор Л. С. Берга (1916) и предшествовавшие ему определители Н. Варпаховского (1898).

Непосредственно после 1917 г. началась подготовка определителей ихтиофауны морей СССР. Первые определители были подготовлены Н. М. Книповичем для Черного и Азовского морей (1923) и Баренцева и Белого морей (1920, 1926), а также П. П. Сушкиным и Д. Е. Белингом (1923) для пресноводных и морских рыб Европейской части СССР. Затем был выпущен определитель рыб дальневосточных морей, составленный В. К. Солдатовыми Г. У. Линдбергом (1930). Эти работы сыграли большую роль, облегчив многим начинающим ихтиологам знакомство с ихтиофауной важнейших открытых морей СССР, исследования которой привлекали все большее число молодежи. При их составлении пришлось, однако, в значительной мере основываться на обзорах и определителях рыб сопредельных морей, так как собственные наблюдения для наших морей были далеко не достаточны, а предшествовавшие региональные обзоры ихтиофауны К. Ф. Кесслера (1864, 1874, 1877) и П. Ю. Шмидта (1904), Н. М. Книповича (1906, 1907) подготовили основу для дальнейшей работы. Ощущалась необходимость ревизии состава морской ихтиофауны, подготовки списков, общих характеристик и, на новой основе, обстоятельных региональных обзоров фауны, а также обзоров-определителей. Эта; ступень исследований нашла отражение в новом определителе рыб дальневосточных морей, составленном А. А. Таранцом (1937), в обзорах ихтиофауны, сделанных для Берингова моря А. П. Андрияшевым (1939), Охотского — П. Ю. Шмидтом (1950) и Карского — В. К. Есиповым (1952), в общих биогеографических обзорах и анализе эколого-фаунистических группировок ихтиофауны Черного моря, опубликованных Н. М. Книповичем (1933), Т. С. Рассом (1949), Японского — Г. У. Линдбергом (1947) и Баренцева — Т.С. Рассом (1949).

Биогеографическому анализу подверглась и ихтиофауна океанов. Укажем на соответствующие исследования по Тихому океану П. Ю. Шмидта (1948), по Антарктике — А. П. Андрияшева (1964) и по Индийскому — Т. С. Расса (1965). Обстоятельные обзоры-определители, основанные на ревизии всех имеющихся представлений, были впервые составлены для рыб северных морей А. П. Андрияшевым (1954), Черного моря — А. Н. Световидовым (1964), Японского — Г. У. Линдбергом и М. В. Легеза (1959—1967) и др. Наряду с ними подготавливались капитальные обзоры-ревизии морских рыб по отдельным семействам; в 30—60-х годах они были сделаны для кефалевых (А. М. Попов), бычковых (Б. С. Ильин), тригловых, трескообразных, сельдевых (А. Н. Световидов), бельдюговых и рогатковых (А. Я. Таранец, А. П. Андрияшев), пинагоровых (А. М. Попов, Г. Н. Перминов, Г. У. Линдберг и М. О. Легеза), зубатковых (В. В. Барсуков), терпуговых (Е. П. Рутенберг). До революции имелся только обзор одной небольшой группы морских рыб СССР — акулообразных, составленный в 1911 г. Л. С. Бергом.

Существенную роль в развитии исследований сыграли библиографии по морским ихтиологическим и научно-промысловым исследованиям, опубликованные для южных морей В. Р. Никитиной (1934, 1939), Н. С. Романовым (1955), для северных — В. К. Есиповым (1935) и для дальневосточных — Н. С. Романовым (1959). Хорошее обобщение результатов исследований по гидробиологии и ихтиологии Черного моря составлено К. А. Виноградовым (1958). До революции этим сводкам предшествовал только

Петр Юльевич Шмидт

небольшой список литературы по Черноморско-Азовскому бассейну, составленный Н. Е. Максимовым в 1913 г. Объем библиографии свидетельствует о широком размахе исследований морских рыб в Советском Союзе. Список литературы по ихтиологии и рыбному хозяйству Черного и Азовского морей за период с 1918 по 1953 г., содержащий 1410 названий, составлен Н. С. Романовым (1955); по рыбному хозяйству Севера за период с 1917 по 1933 г.— В. К. Есиповым (1935), в этом списке содержится 1465 работ; по рыбам и рыбному промыслу Дальнего Востока—с 1923 по 1956 г.— Н. С. Романовым (1959), в нем указывается 2931 название. Всего в последние годы по вопросам биологических основ рыбного хозяйства согласно П. Г. Борисову (1964) ежегодно публикуется до 1000—1500 работ.

Изучение промысловой ихтиофауны СССР в целом стало развиваться только после 1917 г. Выдержавшая три издания до Октябрьской революции и переизданная в советское время обстоятельная книга Л. П. Сабанеева «Рыбы России» была посвящена полностью лишь пресноводным и проходным рыбам, так же, как и классический труд Л. С. Берга «Рыбы пресных вод СССР». В сводке «Рыбы», вышедшей в 1920 г. (В. И. Мейснер и др.) характеризуются пресноводные и морские виды промысловых рыб СССР; однако описание морских рыб занимает менее трети книги, и для большинства видов оно очень неполно. Капитальный обзор «Промысловые рыбы СССР» (1949), составленный при участии ряда выдающихся ихтиологов, явился наиболее обстоятельным итогом предвоенных представлений о всех видах промысловой ихтиофауны нашей страны.

Наряду с этим общим обзором, появлялись региональные научные и научно-популярные обзоры промысловых ихтиофаун Черного, Баренцева, Белого, Балтийского, дальневосточных морей, сделанные В. К. Есиповым (1937), А. Я. Таранцом (1938), Л. С. Бергом (1940), А. В. Кротовым (1949), В. Н. Тихоновым, Н. А. Масловым и др. (1952), К. А.Алтуховым и др. (1958), И. Манюкасом (1959), 3. Г. Паленичко (1965), И. А. Полутовым и др. (1966) и т. д.

Связанные с изучением мирового рыболовства ихтиологические и научно-промысловые вопросы до Октябрьской революции были затронуты только работой В. А. Кевдина (1915). Более основательная разработка этой проблемы была осуществлена В. И. Мейснером (1922, 1932), данные которого нашли отражение и в последующих трудах И. Н. Арнольда (1926) и Г. Кадзевича (1928). Первый специальный обзор состояния и характера мирового рыболовства в целом к началу Отечественной войны был опубликован в 1948 г. Т. С. Рассом. В этой работе впервые мировые уловы подсчитаны дифференцированно но важнейшим семействам и видам рыб и группам беспозвоночных (эти сведения, притом лишь для групп семейств, появились в мировой литературе позже — Ежегодники ФАО, т. II, III, 1950, 1951). Была сопоставлена рыбопродуктивность морских и пресных водоемов, показаны перемещения центров мирового рыболовства в океане и изменения видового состава улова по важнейшим районам. Объем общего мирового улова рыбы и водных беспозвоночных был подсчитан в размере 18,2 млн. т для 1936 г., для которого имелись наиболее полные цифры по видовому составу улова в СССР и в Китае — двух из шести крупнейших рыбопромысловых стран, ранее учитывавшихся не полностью.

В дальнейших исследованиях мирового рыболовства учитывались величина, состав и распределение улова как показателя сырьевых ресурсов Мирового океана в целом. Это работы 1957—1965 гг. В. Г. Богорова, Л. А. Зенкевича, Т. С. Расса, Ю. Ю. Марти, Г. В. Мартинсена, П. А. Моисеева. Анализировались величина, состав и распределение улова по отдельным океанам: по Тихому — Моисеевым (1953, 1956— 1958, 1960), по Индийскому — Рассом (1963, 1965), по Атлантическому — Марти и Мартинсеном (1966). Анализ состава и распределения мирового улова рыбы по видам впервые позволил (Расе, 1950—1966) выявить биогеографическую основу рыболовства — промыслово-географические комплексы. Последние представляют собой характерные наборы основных промысловых видов рыб и беспозвоночных, связанных между собой их экологией и определяющих характер рыболовства в разных областях и районах.

Сравнительное рассмотрение комплексов позволяет выявить недоиспользуемые промыслом их элементы, а также пустующие ниши (биологически незаполненные места). Такой анализ показывает перспективы развития рыболовства, а также возможности обогащения ихтиофауны путем акклиматизации.

Исследование ихтиопланктона — плавучей икры и личинок рыб — началось в Советском Союзе только после Октябрьской революции. Изучение ихтиопланктона затруднялось спецификой исследования ранних стадий развития рыб. Оно требовало синтеза методов и знаний по эмбриологии, гидробиологии и ихтиологии и привлекло к себе морфологов-эмбриологов, гидробиологов и ихтиологов. Тем более эффективным оказалось развитие этих исследований. Первые описания плавучих икринок были опубликованы Рассом в 1929 г. для нескольких видов рыб Баренцева моря, а сам термин «ихтиопланктон» был им предложен в 1933 г. Значительное развитие исследований ихтиопланктона в упомянутом водоеме обусловило разработку специальной методики и однотипной периодизации развития рыб (Расе, 1933—1946). Были также составлены определители плавучих икринок и личинок (Т. А. Перцева, Т. С. Расе). Этим исследованиям, которые освещали в количественном, экологическом и биогеографическом аспектах вопросы естественного воспроизводства ихтиофауны Баренцева моря, были посвящены работы Н. И. Тарасова (1931, 1932), Т. С. Расса (1933-1949), В. Ф. Шмита (1937), Т. А. Перцевой (1939), И. И. Казановой (1949), С. П. Алексеевой (1949), А. А. Кашкиной (1962). В сопоставлении данных о нересте с экологией подрастающих и взрослых особей Рассом (1933—1949) была прослежена связанная с воспроизводством часть миграционного жизненного цикла массовых промысловых рыб — мойвы, сельди, трески. Тогда же М. И. Рыженко (1938, 1939) было уделено внимание дрейфу личинок и мальков сельди, а позднее А. С. Бараненковой и др. (1956— 1964) — количественному учету молоди тресковых рыб.

В 30—50-х годах исследования распространились и на другие моря СССР — Карское, Лаптевых, Восточносибирское, Чукотское (Т. С. Расе, Л. А. Пономарева, О. А. Звягина), Белое (Н. А. Халдинова, И. И. Казанова, В. А. Мухачева, К. А. Алтухов, С. Г. Соин, Ю. М. Унанян), Балтийское (А. В. Гриб, И. И. Казанова, Л. Н. Лисивненко, Г. Б. Грауман, Л. А. Раннак) и дальневосточные моря (В. Ф. Шмит, А. И. Мищенко, Т. С. Расе, М. В. Желтенкова, А. П. Веденский, И. Г. Фридлянд, Т. В. Дехник, Н. Н. Горбунова и многие другие). Обстоятельная монография Т. А. Перцевой-Остроумовой (1961) была посвящена камбаловым рыбам. Сравнительное морфологическое, экологическое и географическое изучение развития морских рыб позволило Т. С. Рассу (1935—1953) обнаружить ранее неизвестные географические закономерности и выявить таксономическое значение разных типов развития и систематических признаков икринок и личинок.

На Черном море изучение ихтиопланктона позволило В. А. Водяницкому (1930, 1940) осветить историю происхождения морской ихтиофауны. В 30—40-х и особенно 50-х годах здесь проводились исследования как по ихтиопланктону водоема в целом и его районов, так и по размножению и развитию отдельных видов (В. А. Водяницкий, И. И. Казанова, Е. Г. Косякина, 3. М. Пчелина, С. М. Малятский, К. А. Виноградов, Г. В. Дехник, Р. М. Павловская, Ю. П. Зайцев, Л. А. Дука, Н. Н. Горбунова, Л. П. Салехова и др.). Ю. П. Зайцев в 1954 и 1955 гг. уделил специальное внимание различиям в плавучести икринок разных видов, имеющим особое значение в условиях специфической вертикальной стратификации Черного моря. В 1955—1963 гг. особо изучались вопросы выживания плавучих икры и личинок на разных стадиях развития (Р. М. Павловская, Н. С. Ревина, Г. В. Дехник).

В 40—50-х годах продолжалось совершенствование методики исследований в следующих направлениях: анализ уловистости ихтиопланктонных сетей вообще (Е. Б. Куликова); разработка модификаций орудий и методов для добычи ихтиопланктона в особых условиях придонного слоя (Т. С. Расе), на дрейфе, в штилевую погоду, при наличии приповерхностного опреснения (и, соответственно, размещения икры в толще воды) и, наоборот, при ориентировке на большие приповерхностные скопления плавучей икры (А. П. Веденский, Ю. П. Зайцев). Т. С. Рас-сом (1953—1956), Н. Н. Горбуновой (1954) и Т. А. Перцевой-Остроумовой (1961) была показана возможность сравнительной оценки реальных промысловых ресурсов и перспектив развития рыболовства на основе количественных исследований ихтиопланктона, а А. П. Веденским (1948) также возможности использования ловов икры для оперативной промысловой разведки скоплений рыб.

Исследования ихтиопланктона были распространены на сопредельные моря Восточной Азии (А. П. Чигиринский, О. А. Звягина, Н. В. Ковалевская, Н. Н. Горбунова, Т. А. Перцева-Остроумова), Средиземное море (Т. В. Дехник), а также на Тихий, Индийский и Атлантический океаны. Изучались икринки и личинки важнейших массовых рыб пелагиали: в 1960—1965 гг. скумбриевидных — тунцов и макрелей (Сунь Цзи-жень, Н. Н. Горбунова, И. И. Казанова); в 1963—1964 гг. сарганообразных — летучих рыб и полурылов (Н. В. Храпкова-Ковалевская, Н. В. Парин и Н. Н. Горбунова); в 1964—1967 гг. исследовалось также развитие глубоководных светящихся рыб семейства миктофовых (Т. А. Перцева-Остроумова).

История исследования морского ихтиопланктона в СССР очень показательна: до 1917 г. таких исследований вообще не было, а с конца 30-х годов количество опубликованных работ по этой важной области ихтиологии составляет около 150. Результаты этих исследований весьма ощутимы: разработаны теоретические обобщения эволюционного, биогеографического, экологического и таксономического характера. Практические предложения уже привели к успешному развитию промысла, к объективной оценке ресурсов ряда массовых видов и к обоснованию возможной акклиматизации морских видов рыб в северных и южных морях Европейской части СССР.

Особо характерными для советских исследований явились широкий размах и однотипная их организация, сравнительный анализ явлений, разработка и получение широких биогеографических обобщений. Впервые были сформулированы морфо-географические правила: увеличение размеров икринок и личинок рыб от тропиков к полюсам в сериях (рядах) близких форм; достижение личинками рыб на севере характерных моментов дифференцировки при более крупных размерах, чем у близких тепловодных видов; относительное удлинение хвостовой части и соответствующего количества позвонков у личинок более северных видов, что происходит вследствие различных темпов замедления роста и дифференцировки при развитии в условиях понижения температуры; уменьшение величины выметываемых в течение сезона нереста икринок соответственно повышению температуры в сезоне нереста (Т. С. Расе, 1935— 1953). Было также выяснено таксономическое значение строения и размеров икринок и личинок рыб. Позднее Расе и его сотрудники (1962) охарактеризовали эколого-географические закономерности нереста рыб: размежевание сезонов, изменения длительности сезона нереста по широтам, смещение сезона по широтам и т. д.

Научной разработки вопросов акклиматизации морских рыб в дореволюционной России не было. Рыбоводство и акклиматизационные мероприятия проводились лишь на внутренних водоемах — прудах и озерах. Можно отметить только одну попытку акклиматизации в Каспийском море черноморской камбалы — глоссы, сделанную в порядке любознательности и личной инициативы рыбопромышленника Воробьева в 1902 г. В 1913 г. Н. А. Бородиным поднимался вопрос об акклиматизации на западе проходных тихоокеанских лососей.

Работы по акклиматизации проходных и морских рыб в морях Советского Союза были начаты в 30-х годах. В эти годы разрабатывались вопросы акклиматизации дальневосточных рыб в Баренцевом и Белом морях (Н. А. Дмитриев) и рыб Азовского и Черного морей в Каспийском море (А. И. Александров). Экспериментальные работы показали реальную возможность акклиматизации в Каспии азовских кефалей и хамсы (В. Н. Майский, А. И. Александров). Два вида кефалей в 30— 40-х годах были успешно акклиматизированы в Каспийском море (В. И. Мейснер, А. В. Кичагов, П. Г. Борисов, К. И. Счастнев, Б. И. Ба-дамшин, Е. Б. Куликова, 10. Ю. Марти, Н. И. Чугунова, Н. А. Дмитриев, А. А. Шорыгин и А. Ф. Карпевич, Т. А. Перцева-Остроумова, С. Н. Пробатов, 3. П. Терещенко). Исследовались также возможности акклиматизации дальневосточных лососей: в 1935 г. в Белом море (И. Осипов), а в 1936 г.— в Каспийском (А. Н. Державин). В это время были впервые сформулированы теоретические основы акклиматизации морских животных; Л. А. Зенкевичем (1940) разработаны понятия потенциального ареала, смены фаз количественного развития вселенца. А. Ф. Карпевич (1948) были подведены итоги работ этого периода.

С конца 40-х годов исследования вопросов акклиматизации проходных и морских рыб возобновились. В 1949 г. были разработаны предложения об акклиматизации каспийских сельдей в дальневосточных морях (А. Н. Световидов), а в 1961 г.— в Азовском море (В. Н. Майский). Особенно большого размаха достигли опыты по акклиматизации проходной тихоокеанской горбуши в Баренцевом море. Они производились с 1956 г. и, казалось, привели к замечательному успеху: большие подходы к берегам горбуши, выросшей из выпущенных мальков в северных водах Атлантического океана, наблюдались в 1960 и 1964 гг.; однако в другие годы подходы рыб были ничтожны, вследствие чего акклиматизацию этого вида нельзя считать завершенной. Этим экспериментам посвящено много работ, частью опубликованных в сборниках «Акклиматизация тихоокеанских лососей» (1961, 1963) и «Акклиматизация дальневосточных лососей» (1965).

Вопросам акклиматизации собственно морских рыб посвящен ряд работ. Б. С. Ильин (1960) составил списки видов, пригодных, по его мнению, для вселения в моря СССР из вод Северной Америки. Сводку предложений, сделанных разными авторами, опубликовали А. Ф. Карпевич и С. И. Дорошев (1964); возможности пополнения ихтиофауны Азовского моря путем акклиматизации многих американских, австралийских и азиатских (включая каспийских и аральских) морских и солоноватоводных рыб рассмотрели А. Ф. Карпевич (I960) и С. И. Дорошев (1964).

В 1958—1965 гг. была теоретически обоснована и частично подтверждена экспериментально возможность акклиматизации некоторых рыб северных дальневосточных морей: терпуговых, камбаловых, рогатковых — в Баренцевом море (Т. С. Расе, Н. Н. Горбунова, Ю. И. Орлов, Л. В. Поликашин, Т. А. Перцева-Остроумова); балтийской трески — в Черном море (Т. С. Расе, Н. Н. Горбунова); желтоморских желтого горбыля и сельди-илиши, а также дальневосточного морского судака — в черноморско-азовских водах (Т. С. Расе, С. И. Дорошев); азовских хамсы и саргана — в Каспийском море (А. И. Александров, В. Н. Майский, Т. С. Расе).

Наряду с акклиматизацией морских рыб в пределах одной фаунистической области, Л. А. Зенкевичем (1957) и Т. С. Рассом (1960) обосновываются возможности и трансокеанской акклиматизации. Проводилось также вселение балтийских и каспийских рыб в Аральское море, сильно обогативших ихтиофауну последнего по количеству видов, хотя и не увеличивших его рыбопродуктивность. Эти работы освещены С. И. Дорошевым (1964). Вопросы акклиматизации морских организмов теоретически исследовались Л. А. Зенкевичем (1951 —1963), а в 60-е годы также А. Ф. Карпевич, С. И. Дорошевым и Т. С. Рассом.

Сейчас, наряду с понятиями потенциального ареала и фаз акклиматизации, сформулированы и обоснованы четыре критерия реальной возможности и практической целесообразности акклиматизации — географический, экологический, биотический и промысловый. Синтез результатов общего сравнительно-географического анализа ихтиофауны, диалектического рассмотрения экологии и синэкологии отдельных видов, с учетом их продуктивности и 'практической ценности, обеспечивает научную основу акклиматизационных мероприятий. Результаты советских работ по теории и практике акклиматизации морских организмов позволяют сейчас уверенно проектировать применение акклиматизации ряда видов для рационального обогащения ихтиофауны морских водоемов (Расе, 1965).

Важнейшей основой развития исследований состава ихтиофауны открытых морей и океана явилось громадное увеличение сборов ихтиологических материалов на кораблях многочисленных морских экспедиций.

В 20-х годах такие материалы собирались в Белом, Баренцевом и Карском морях со специально технически оборудованного замечательного корабля Плавучего Морского Научного Института «Персей» (В. К. Солдатов, 1923) и с судов Главного Гидрографического управления и Убекосевер (К. М. Дерюгин, Е. К. Суворов, А. М. Попов), в море Лаптевых со шхуны «Полярная звезда» (А. М. Попов, 1927) и в Черном и Азовском морях с кораблей Азовско-Черноморской Научно-Промысловой экспедиции (Н. М. Книпович, 1932, 1933).

С конца 20-х и, особенно, в 30-х годах широко проводились исследования арктических морей и сопредельных вод Полярного бассейна на «Седове», «Садко», «Сибирякове», «Малыгине», «Литке». Ихтиологические сборы этих экспедиций были обработаны А. М. Поповым, В. К. Есиповым, А. П. Андрияшевым. На дальневосточных морях под руководством К. М. Дерюгина и П. Ю. Шмидта проводились работы на шхуне «Росинанте» и на шести тральщиках Тихоокеанской экспедиции, давшие материал для многих работ (К. М. Дерюгин, П. Ю. Шмидт, Е. К. Суворов, Г. У. Линдберг, А. Я. Таранец, А. П. Андрияшев, П. А. Моисеев, Г. Н. Перминов, Д. И. Охрямкин и др.)- Большие материалы были собраны П. Ю. Шмидтом также в водах Японии и островов Риу-Киу (1930).

Небольшие материалы были собраны и по рыбам Балтийского моря (Л. С. Берг, 1940). Делались сборы и на судах научно-промысловых экспедиций на Дальнем Востоке и на Черном море (Борисов, 1964).

Новое развитие экспедиционные исследования получили после окончания Великой Отечественной войны.

Большие ихтиологические материалы были собраны в 1947 —1949 гг. на судах Курило-Сахалинской морской комплексной экспедиции (Г. У. Линдберг, 1959).

С 1949 г. вышел в Охотское море, а затем в океан красавец «Витязь» — крупнейший исследовательский корабль, специально оборудованный под руководством В. Г. Богорова для всесторонне комплексного изучения океана. Сборы ихтиофауны с «Витязя» производились тралами, различными сетями, накидными и крючковыми орудиями лова. Они открыли новую эпоху советских ихтиологических исследований глубин и пелагиали Мирового океана (Т. С. Расе, А. П. Андрияшев, Н. В. Парин, В. Э. Беккер, В. М. Мухачева, В. М. Макушоск, Н. С. Новикова,

1950—1967 гг.). Ценные сборы рыб Антарктики были произведены в комплексной океанографической экспедиции корабля «Обь» (А. П. Андрияшев, В. В. Барсуков, Ю. Е. Пермитин, 1958—1964 гг.).

Многочисленные суда научно-промысловых Институтов рыбной промышленности (Борисов, 1964) вышли на просторы открытых морей и океана, собирая попутно коллекции ихтиофауны. Во главе со своим флагманом — большим исследовательским траулером «Академик Книпович» они приносят материалы по рыбам из самых отдаленных морей, включая Антарктику.

Исследование видов, характерных для ихтиофауны открытого океана — глубоководных рыб и рыб океанской пелагиали — было впервые начато у нас на северных морях. В 1929 г. с экспедиционного судна «Персей» на востоке Норвежского моря была добыта батипелагическая светящаяся рыбка Myctophum glaciale, описанная В. К. Солдатовым (1939), а в 1935 г. с «Садко» были собраны рыбы с глубины 2365 м в открытых водах Полярного бассейна под 82°41/5 с. ш. и 87°03/ в. д., описанные В. К. Есиповым (1937).

Исследование глубоководной ихтиофауны развивалось у нас преимущественно в дальневосточных морях, где имеются большие глубины, а затем уже распространилось на Тихий и Индийский океаны. На Дальнем Востоке глубоководная ихтиофауна была впервые собрана в 1932 г. в Охотском и Беринговом морях и у юго-восточной Камчатки во время тралений до глубины 3860 м (А. Я. Таранец, П. Ю. Шмидт [Schmidt], А. П. Андрияшев).

Исследование ихтиофауны открытого океана стало развиваться с 1949 г., когда после обстоятельного изучения Охотского моря экспедиционное судно «Витязь» впервые вышлю в северо-западные прикурильские воды Тихого океана. В этой экспедиции на «Витязе», проходившей под руководством Л. А. Зенкевича, были произведены ихтиологические работы до глубины 8100 м. В 1950—1963 гг. были опубликованы описания важнейших глубоководных рыб Охотского моря (П. Ю. Шмидт, В. А. Мухачева, Е. Б. Куликова, Т. С. Расе). В 1950 г. сборы глубоководных рыб производились в Беринговом море. Широкие исследования глубоководной ихтиофауны открытого океана продолжались с 1953 г. рейсом «Витязя» в северо-западной части Тихого океана также под руководством Л. А. Зенкевича. Здесь была впервые открыта богатая океаническо-глубоководная ихтиофауна, насчитывающая около 50 видов, тогда как в дальневосточных морях она не превышает 15—30 видов. Отсюда Т. С. Рассом (1955), А. П. Андрияшевьгм (1955) было описано много новых видов глубоководных рыб. Следующим этапом явился специальный рейс «Витязя» в западную часть Тихого океана, проходивший под руководством В. Г. Богорова зимой 1957/58 г. Океан был пересечен в одно плавание двумя меридиональными разрезами от 40° с. ш. до 40° ю. ш. В этом рейсе были собраны важнейшие данные о биомассе глубоководных рыб (В. Г. Богоров) и подмечена биполярность распространения батипелагических рыб (Т. С. Расе).

Советские исследования глубоководных рыб Индийского океана были впервые начаты экспедицией на «Витязе», проходившей зимой 1959/60 г. под руководством В. Г. Богорова. Были собраны преимущественно батипелагические рыбы, изучение которых далеко не закончено. Последующие рейсы «Витязя» в Тихий и Индийский океаны продолжали эти исследования.

Советские исследования глубоководных рыб проводились и в Атлантике, где они успешно осуществлялись с судна «Обь». Результаты этих исследований были опубликованы А. П. Андрияшевым (1960, 1962, 1964).

Силы советских ученых были в значительной мере сконцентрированы на изучении важнейших семейств глубоководных рыб, наиболее богатых видами и особями: Myctophidae изучались Е. Б. Куликовой (1954, 1960, 1961), Т. С. Рассом (1960), А. П. Андрияшевым (1962), В. Э. Беккером (1963, 1964, 1965, 1967), Т. А. Перцевой-Остроумовой (1964, 1967), Н. И. Кашкиным (1967), Gonostomidae — В. А. Мухачевой (1954, 1964), Macruridae — Т. С. Рассом (1963), В. М. Макушок (1964), Argentinidae — О. Д. Бородулиной (1964), Stomiatoidei— Н. С. Новиковой (1967), Bathylagidae — Т. С. Рассом и А. А. Кашкиной (1967). Необходимо отметить превосходное описание А. П. Андрияшевым (1955) нового вида Careproctus amblystomopsis, представители которого были добыты с глубины 7759 м.

Важнейшим результатом изучения советскими исследователями глубоководных рыб явились теоретические обобщения. Прежде всего была выяснена двойственность состава глубоководной ихтиофауны, в которой оказалось возможным различить два основных компонента: собственно океаническо-глубоководный и материково-глубоководный (вторично глубоководный).

Первый из них составляют семейства рыб, которые полностью и давно перешли в глубины и выработали специальные приспособления, существенно изменившие их строение. Второй компонент составляют семейства, распространенные как в глубинах, так и в водах материковой отмели. В строении глубоководных видов этих семейств не наблюдается кардинальных приспособлений к жизни в глубинах, резко меняющих их облик. Вопросы эти рассмотрены в работах А. П. Андрияшева (1932, 1953), П. Ю. Шмидта (1950) и Т. С. Раоса (1959). Обнаружена очень богатая вторично-глубоководная ихтиофауна северных вод Тихого океана и дальневосточных морей, описанная П. Ю. Шмидтом (1935, 1950) и А. П. Андрияшевым (1939—1958). Советскими исследователями были добыты рыбы с наибольшей, известной до сих пор для этих организмов глубины Мирового океана — 7759 м (Т. С. Расе, А. П. Андрияшев).

Исследования глубин северной части Тихого океана впервые показали существование здесь регионально-эндемического комплекса видов, распространенного севернее основных вод Куросио и района Гавайских островов, от северной Японии на западе и северной Калифорнии на востоке. Виды этого комплекса, как правило, не распространяются в более южные воды, а в пределы их ареала не вторгается основная ихтиофауна глубин тропической области, что показали Т. С. Расе (1958, 1959, 1960), Н. В. Парин (1961) и В. Э. Беккер (1964). Наметился биполярный характер распространения батипелагических рыб в Тихом океане. Это может представить значительный интерес для дальнейших зоогеографических обобщений.

При изучении в 60-х годах глубоководной фауны выяснилась общая закономерность изменений в строении и пигментации тела у вторично-глубоководных рыб при их приспособлении к жизни в глубинах (Т. С. Расе). Наконец, обнаружились значительные скопления придонных и батипелагических глубоководных рыб, до 2—3 кг под 1 м2 поверхности моря, что позволяет считать численность некоторых видов достаточной для развития промысла (Т. С. Расе, А. П. Андрияшев). Практическое освоение ресурсов некоторых видов долгохвостов (Масruridae) уже начато советскими рыбаками на глубинах Берингова моря.

Наряду с глубоководной ихтиофауной советские ученые изучали столь же характерную для океана ихтиофауну эпипелагиали. Основное внимание здесь было уделено наиболее характерным и богатым видами группам — сарганообразным, пелагическим мелким акулам и скумбриевидным. Обстоятельные исследования были посвящены в 60-х годах летучим рыбам (Н. В. Парин, Л. Н. Беседнов, В. П. Шунтов, К. В. Беклемишев, Ф. Н. Пастернак и Л. Б. Кляшторин), для которых выяснились основные экологические группировки видов, закономерности географического распространения и развития. Специальное внимание было уделено Н. В. Париным (1964, 1967) океанским полурылам, сарганам и пелагическим мелким акулам. Анализировались общий состав и закономерности распространения ихтиофауны океанской пелагиали (Н. В. Парин, Л. Н. Беседнов, К. В. Беклемишев). Особо изучалось развитие летучих рыб. Исследовались размножение и развитие скумбриевидных рыб.

Большое внимание было уделено важной в промысловом отношении сарганообразной рыбе умеренно теплых вод Тихого океана — сайре, для которой были выяснены условия распространения, питания, размножения и развития. Этому посвящены работы А. И. Румянцева (1947), Т. С. Расса (1955), Ю. В. Новикова (1956), Н. В. Ларина (1958, 1960), В. А. Мухачевой (1960) и 3. А. Лубны-Герцык (1961).

В результате исследования ихтиофауны эпипелагиали выяснены ее состав и происхождение, закономерности распространения, а также разработаны теоретические представления об истории формирования этой фауны.

Подводя итоги развитию некоторых разделов морской ихтиологии в СССР — исследованию морской ихтиофауны вообще, изучению мирового рыболовства, исследованию ихтиопланктона, проблемы акклиматизации и, наконец, биологии глубоководных и пелагических рыб Мирового океана,— можно видеть широкий размах работ, унификацию методов, получение гигантского количества совершенно новых для нашей страны биологических материалов, значительное развитие теоретических обобщений и тесную связь исследований с запросами нашего морского и океанского рыболовства.

По рассмотренным направлениям морской ихтиологии советская океанология вышла сейчас на одно из первых мест.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.