big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Географические открытия советского времени

Настоящий обзор посвящен географическим открытиям советского времени, связанным с развитием научных представлений об орографии и гидрографии суши, с топографо-геодезическим изучением ее и созданием современных общегеографических карт.

Ныне первичное ознакомление с устройством поверхности суши начинает отходить в область истории науки. Географические открытия нашего времени находят соответствующее отражение преимущественно уже не на общих, а на специальных географических картах: климатических, геоморфологических, почвенных, геоботанических и других. Однако еще в сравнительно недавнее время, примерно вплоть до середины XX в., выяснение местоположений крупных оро- и гидрографических единиц и основных черт современной природы сохраняло первостепенную важность для исследователей ряда районов Советского Союза. Это было обусловлено унаследованной от прошлого весьма слабой общегеографической изученностью Крайнего Севера и обширных территорий восточных районов страны, т. е. наименее населенных и малоосвоенных пространств.

Освоение естественных ресурсов этих районов сопровождалось большими географическими открытиями, связанными с выполнением географией одной из ее наиболее старинных задач — с выработкой первоначальных научных представлений о природном лике нашей планеты. Подобным территориальным открытиям и посвящается настоящий очерк. Эти открытия были как бы введением к последующим, более углубленным комплексным и специальным исследованиям, которые заняли основное место в истории развития советской физической географии.

Программа и цели общегеографического или топографо-геодезнческого изучения территории Советского государства были определены в декрете об учреждении Высшего геодезического управления (ныне Главное управление геодезии и картографии), подписанном В. И. Лениным в марте 1919 г. В первых же строках этого исторического документа подчеркивалось, что изучение территории республики в топографическом отношении должно проводиться новым государственным органом «в целях поднятия и развития производительных сил страны, экономии технических сил и денежных средств и времени» (Известия ВЦИК, 1919, № 63). В декрете в числе главных задач, поставленных перед Высшим геодезическим управлением, называлось производство сплошных систематических топографических съемок на всем пространстве страны.

К началу работ советского времени топографическими съемками более или менее детального характера было охвачено немногим более 2 300 тыс. км2 территории нашей страны. Эти съемки относились преимущественно к пограничным районам. Большая же часть дореволюционной России была обеспечена малодетальными мелкомасштабными картами весьма разного качества по характеру материалов, использованных для их составления, и соответственно по их достоверности. Наименее достоверными были карты для Сибири и Дальнего Востока.

Первые этапы деятельности Государственной геодезической службы в советское время были связаны с преодолением множества трудностей, обусловленных недостатком специалистов, материальных средств и опыта. Приходилось создавать по сути заново массовые кадры и техническую базу для проведения этих огромных работ.

Примерно до середины 30-х годов топографо-геодезические работы производились преимущественно в центральных и южных районах Европейской части СССР. В дальнейшем наиболее важное место начинает занимать картирование северных и восточных районов страны, т. е. Сибири и Дальнего Востока, Средней Азии и Казахстана, территорий Крайнего Севера. Аэрофотосъемка, с которой связаны коренные изменения в методах изучения земной поверхности, в отдельных случаях стала использоваться в Советском Союзе для целей картографирования еще в 20-х годах. В середине 30-х годов началось применение стереофотограмметрической съемки. Несколько позже, в конце 30 — начале 40-х годов, в системе советских общегеографических работ создается методика, рассчитанная на применение аэрофотосъемки и стереофотограмметрии для производства топографических съемок в малоисследованных и труднодоступных районах. Создание точных крупномасштабных карт территорий этих районов было результатом самоотверженного длительного труда советских топографов, геодезистов и астрономов. Участники аэросъемок и наземных маршрутов, пролегавших сквозь тайгу, в высокогорье, по тундре, зачастую по нехоженым, проторяемым впервые путям, провели поистине героические первооткрывательские работы по географии нашей страны.

Из многих картографических произведений, отражавших на разных этапах основные итоги этих работ, назовем для примера общегеографические карты трех атласов: Большого Советского атласа мира (1937), Атласа мира (1954) и Физико-географического атласа мира (1964).

Сопоставление этих карт, а также общегеографических карт различных масштабов, опубликованных самостоятельно, с соответствующими русскими дореволюционными картами нашей страны показывает, что самые методы картографического изображения земной поверхности к настоящему времени стали существенно иными, значительно усовершенствованными в результате совместных работ географов и картографов. Так, уже в годы первых пятилеток в ходе составления картографических произведений 30-х годов сложилась прогрессивная советская гипсометрическая школа с новаторской методикой, нашедшей специальное освещение в обобщающих трудах И. П. Заруцкой (1958), К. А. Салищева (1948, 1962) и др. Развитие этой методики продолжается и в настоящее время.

Наиболее крупные различия в изображении рельефа и гидрографии на современных общегеографических картах и на картах нашей страны, опубликованных в начале XX в., обусловлены огромным прогрессом географических знаний об изображаемых территориях.

На протяжении полувека советскими исследователями было открыто множество важных природных объектов, которые впервые нашли свое место на общегеографической карте. При этом из истории территориальных открытий в пределах нашей страны можно видеть, что, как правило, они были органически связаны с планомерным развитием работ по изучению естественных ресурсов малоосвоенных и малоизвестных прежде районов.

Большие и малые географические открытия, в особенности на первых этапах исследований в 20—30-х годах, зачастую совершались весьма разнообразными экспедициями, для которых общегеографическое изучение территории было отнюдь не главной и единственной задачей. Такие экспедиции, проникая в районы, для которых еще не имелось точных географических карт, должны были для проведения своих более специальных изысканий прежде всего выполнять традиционную работу географов-первоисследователей — создавать карты первого приближения для изучаемых ими равнин и горных хребтов.

Европейский Север. В 1920 г. была образована Северная научно-промысловая экспедиция ВСНХ, которая объединяла и координировала начатые работы по изучению и освоению территорий Севера. Наиболее значительными из них были исследования Кольского полуострова и бассейна р. Печоры, а также изучение морей и островов западного сектора Советской Арктики.

Изыскания естественных ресурсов Европейского Севера настоятельно требовали подробных географических карт. Одной из них была карта Кольского полуострова, которую, по сути дела, еще предстояло создать, поскольку прежние карты этой территории имели много больших и малых пробелов. В выполнение этой задачи внесли свой вклад участники замечательных Хибинских экспедиций 20-х годов, работавших под руководством А. Е. Ферсмана, участники многолетней Имандрскои экспедиции 20-х годов и исследовательские отряды многолетней Кольской комплексной экспедиции Академии наук конца 20 — первой половины 30-х годов. Первая достоверная общая орографическая схема Кольского полуострова была составлена в середине 30-х годов Г. Д. Рихтером, которому принадлежит и создание первой гипсометрической карты полуострова в целом, составленной в 1925 г. и основанной в значительной мере на приближенных данных.

Снятием «белых пятен» с географической карты сопровождались и изыскания в бассейне р. Печоры, развернувшиеся уже на самых первых этапах советских исследований Севера. Еще в 1918 г. В. И. Ленин наметил в качестве первоочередной задачу обследования нефтеносного Ухтинского района. С 1921 г. в бассейне Печоры начались систематические экспедиционные работы, связанные преимущественно с поисками угля и нефти. Отдельные экспедиции пролагали свои маршруты в совершенно не изученных ранее местах. В результате работ печорских экспедиций 20-х годов (работы В. А. Варсанофьевой в бассейне р. Илыча и др.) были стерты, в частности, некоторые «белые пятна» с карты уральской части бассейна Печоры.

В 20-х и начале 30-х годов создаются также правильные картографические представления о ряде районов в пределах восточного склона Урала. В особенности важными в этом отношении были работы Североуральской экспедиции 1924—1928 гг. (руководитель Б. Н. Городков, с 1927 г.— А. Н. Алешков). Ею была установлена и самая значительная вершина Уральских гор — гора Народная (1894 м). Напомним, что ранее (до 1927 г.) высшей точкой Урала считалась вершина Тельпос-Из (1617 м). В результате исследований этой экспедиции были выделены и такие крупные орографические единицы высокогорной зоны Урала, как Народо-Итьинский кряж и кряж Исследовательский. В это же время на Урале были открыты и первые небольшие ледники, ранее вообще неизвестные в Уральских горах. Позднее были обнаружены новые ледники. Теперь их насчитывают уже около 150.

Север Сибири и Дальнего Востока. Советская Арктика. Период больших географических открытий советского времени, связанных со снятием «белых пятен» общегеографического характера на карте восточных районов страны, охватил более двух десятилетий (примерно с середины 20-х и до второй половины 40-х гг.). Начало его было отмечено открытием в бассейне р. Индигирки крупной, не известной ранее горной системы. Завершался этот период открытием ряда не известных прежде физико-географических объектов, нанесенных на карту в результате аэрофототопографических съемок. При этом для любой крупной территории в пределах восточных районов можно было бы назвать многие географические открытия советских исследователей, относящиеся к указанному времени, хотя наибольших масштабов они достигли на труднодоступных и малоосвоенных территориях Севера, в лабиринте горных поднятий Северо-Востока, в громадных горных системах и обширных пространствах пустынь юга нашей страны.

В создании современной общегеографической карты Азиатского Севера и Северо-Востока СССР участвовало множество специальных и комплексных экспедиций. Среди них были экспедиции Главного

Гидрография района Обской губы и Таймыра по атласу Азиатской России изд. 1914 г. и по современной карте

управления геодезии и картографии, Академии наук СССР, Арктического института и различных учреждений системы Главного Управления Северного морского пути, экспедиции Дальстроя и других организаций, связанных с изучением и освоением отдельных районов Крайнего Севера. В результате произведенных этими экспедициями съемок находили свое место на карте целые системы рек и горных хребтов. «Белые пятна» стирались на картах Гыданского полуострова, Таймыра, Лено-Хатангского края, бассейнов рек Яны, Индигирки, Колымы и Анадыря, Чукотского полуострова.

Особое место занимали экспедиции в пределах Арктического бассейна, в результате которых наносились на карту не известные ранее острова и архипелаги. Относясь к одной из наиболее старинных задач географии — выяснению распределения суши и моря на нашей планете,— такие открытия знаменуют завершение первоначального ознакомления человека с земной поверхностью. В пределах Арктического бассейна они были связаны с развитием работ по освоению Северного морского пути, имевших важное практическое значение для нашей страны. Еще в годы довоенных пятилеток экспедициями на кораблях «Сибиряков», «Челюскин», «Ф. Литке», дрейфом «Г. Седова», воздушной экспедицией на Северный полюс, осуществленной под руководством О. Ю. Шмидта, и трудами советской дрейфующей станции «Северный полюс 1» (И. Д. Папанин, Е. К. Федоров, П. П. Ширшов, Э. Т. Кренкель) в историю географического познания Центральной Арктики были вписаны героические страницы, которые навсегда останутся в памяти людей.

Наибольшее количество новых островов появилось на карте в советское время в бассейне Карского моря. Назовем из них острова Арктического института, Известий ЦИК, Сергея Кирова, Воронина, Визе, Ушакова, открытые экспедициями первой половины 30-х годов. Широко известна, в частности, история открытия острова Визе, существование которого было предсказано за шесть лет до его обнаружения в 1930 г. экспедицией на ледокольном пароходе «Г. Седов». В своей совокупности открытия новых островов в Карском море резко изменили карту этой части Арктического бассейна.

Крупные географические открытия, касающиеся островной арктической суши, были сделаны Североземельской экспедицией Арктического института в 1930—1932 гг. (Г. А. Ушаков, Н. Н. Урванцев). Этой экспедицией были заложены основы правильных представлений об архипелаге Северная Земля, не посещавшемся человеком со времени его открытия в 1913—1914 гг. вплоть до 1930 г.

После Великой Отечественной войны советские исследования в Арктике развернулись в еще больших масштабах, нежели в 30-х годах. Эти исследования велись непрерывно и охватили обширный комплекс наук о Земле. Еще накануне Великой Отечественной войны, весной 1941 г., была осуществлена воздушная экспедиция в район «Полюса относительной недоступности» на самолете, который был впервые использован как летающая научная лаборатория. Начиная с 1948 г. стали систематически снаряжаться воздушные высокоширотные экспедиции «Север». С 1950 г., т. е. со времени работ дрейфующей станции «Северный полюс 2» (руководитель М. М. Сомов), ведутся непрерывно и поныне исследовательские работы советскими дрейфующими станциями «Северный полюс». Были осуществлены и крупные высокоширотные океанографические экспедиции. Первыми из них в послевоенное время были экспедиция на ледоколе «Северный полюс», снаряженная в 1946 г., и экспедиция на ледорезе «Ф. Литке» — в 1948 г. В исследованиях Центральной Арктики принимали участие и советские подводные лодки. В 1962 г. атомная лодка «Ленинский комсомол» дважды прошла под льдами Северного полюса.

Советские исследователи внесли решающий вклад в современные научные представления о природных особенностях Центральной Арктики. При этом были стерты и «белые пятна» на общегеографической карте Центрального Арктического бассейна. Поскольку было окончательно установлено отсутствие массивов суши в пределах последних обширных «белых пятен» Центральной Арктики, в дальнейшем главными открытиями, запечатленными на географической карте, были открытия, относящиеся к познанию дна океана, в том числе открытие мощных подводных хребтов Ломоносова и Менделеева.

Пионерные географические экспедиции советского времени в материковых районах Азиатского Севера проводили значительные исследования уже во второй половине 20-х годов. В эти годы важные географические результаты дала комплексная Якутская экспедиция Академии наук (1925 — 1930 гг.). Начинали развертываться поисковые работы геологических экспедиций. В 1926 г. Индигирская экспедиция Геологического комитета открыла не известное ранее огромное горное сооружение, которому по предложению руководителя экспедиции С. В. Обручева было присвоено имя известного исследователя Сибири И. Д. Черского. В 1927 г. Гыданская экспедиция Академии наук СССР, проводившая комплексные исследования на Гыданском полуострове, существенно уточнила его карту. На Таймыре экспедицией Академии наук в 1928 г., а также специальной геологической экспедицией в 1929 г., наряду с другими работами, велись и топографические съемки территорий, почти не изученных ранее. В дальнейшем, когда исследования Азиатского Севера приобрели широкий размах, с топографическими съемками еще долгое время были связаны не только экспедиционные работы геологов и гидрографов, но и различные другие направления исследований. Важные общегеографические результаты дали, например, экспедиции, связанные с землеустройством на Крайнем Севере и, в частности, с обследованием оленьих пастбищ.

Экспедиции широкого комплексного характера (количественно значительно уступавшие специализированным экспедициям) также вносили существенный вклад в создание общегеографической карты. В работе по первичному общегеографическому изучению территорий весьма важное место занимали не только полевые наблюдения и съемки, производимые исследователями, но и процесс обобщения и правильного истолкования проведенных наблюдений, выявления отдельных орографических единиц и выработки общих орографических схем.

Особенно сложным и длительным оказался этот процесс при создании карты Северо-Востока нашей страны. С конца прошлого века и до середины 20-х годов за основу картографических изображений Северо-Востока бралась орографическая схема Г. Майделя. Открытие хребта Черского положило начало выработке принципиально новой орографической схемы. Быстрое развитие геолого-поисковых работ и топографических съемок на Северо-Востоке в 30-х годах сопровождалось существенным, уточнением картографических изображений крупных орографических единиц. В эти годы орографические схемы для отдельных частей Северо-Востока предлагались рядом исследователей. Обсуждение отдельных элементов этих схем и дискуссии, которые велись по этому поводу, оказались полезными и для развития общих понятий о крупных орографических единицах («нагорье», «плато», «хребет» и т. д.). Иногда в связи с разным толкованием этих понятий на картах 30-х годов, а также и более позднего времени отдельные орографические единицы показывались по-разному.

Важной вехой в развитии представлений об орографии Северо-Востока была общая орографическая схема этой части страны, опубликованная С. В. Обручевым в 1940 г. Эта схема была основана преимущественно на материалах личных исследований ее составителя, который на протяжении десяти лет (с 1926 по 1936 г.) руководил пятью экспедициями в малоизвестных районах северо-восточной Азии: в бассейнах рек Индигирки и Колымы, на побережье Берингова моря, на Чукотке. Постоянным спутником С. В. Обручева в этих экспедициях, за исключением последней, был геодезист К. А. Салищев, которым была впервые выделена, в частности, такая крупная орографическая единица, как Алазейское плоскогорье (1932 г.). В схеме были учтены также результаты других исследований, осуществленных до конца 30-х годов. Обращаясь к этой схеме, мы находим на ней систему хребта Черского, плоскогорья Нерское, Оймяконское, Алазейское, Юкагирское, Анадырское плато, хребет Пенжинский и другие орографические единицы, которых не было на карте начала XX в. и которые появились на ней в результате советских исследований 20—30-х годов.

Однако созданием этой схемы еще далеко не закончилась выработка обобщающих представлений об основных орографических единицах Северо-Востока. Решающую роль в дальнейшем развитии картографических представлений о Севере и Северо-Востоке в целом сыграла аэрофотосъемка.

Развернувшиеся в годы первых пятилеток работы по аэрофототопографической съемке примерно с конца 30 — начала 40-х годов широко охватили труднодоступные и малообжитые районы страны, в том числе и громадные территории Азиатского Севера. Аэрогеодезические экспедиции уже в этот период засняли, например, такие районы, как дельта р. Лены (1939—1941 гг.), низовья р. Енисея (1940— 1943 гг.), обширный район Верхоянья. Сплошная аэрофотосъемка Верхоянья, начатая специальной большой аэрогеодезической экспедицией в 1941 г. и затем проводившаяся в годы Отечественной войны, принадлежит к числу важнейших работ подобного рода. Из географов в ней принимал участие Д. М. Колосов, один из видных исследователей Северо-Востока страны, занимавшийся ранее изучением Корякского хребта и Западного Верхоянья.

Орографическая схема Северо-Восточной Азии

Получило широкую известность географическое открытие, сделанное участниками экспедиций Аэрогеодезического управления 40-х годов, проводившими съемку хр. Сунтар-Хаята и Буордахского массива. В этих горных районах еще на рубеже 40-х годов геологами были замечены отдельные ледники. В результате аэрофотосъемочных работ 1944—1946 гг., сопровождавшихся наземными наблюдениями специального географического отряда, было установлено множество ледников в хр. Сунтар-Хаята. Аэрофотосъемкой было обнаружено значительное по своим размерам оледенение в Буордахском массиве. Оказалось, что в пределах бассейна р. Индигирки и прилегающих горных территорий расположена неизвестная в прошлом крупная горноледниковая область — четвертая по величине в Советском Союзе.

Новыми открытиями и уточнениями географической карты сопровождались также вулканологические исследования на Камчатке. В 1941 г. к югу от Кроноцкого озера были обнаружены крупные гейзеры, ранее не известные в СССР.

Много географических открытий, связанных с уточнением карты, было сделано в 20—40-х годах и на юге Сибири и Дальнего Востока. Не перечисляя здесь эти открытия, отметим, что из различных природных объектов, появившихся тогда на общегеографической карте гор юга Сибири, наибольшее количество принадлежит ледникам. Так, по данным М. В. Тронова, посвятившего более сорока лет исследованиям оледенения Алтая, только с середины 20-х и до второй половины 40-х годов число известных ледников на Алтае выросло втрое, а общая площадь установленного оледенения удвоилась. Много новых ледников было открыто и в других горных районах. Изменились и орографические схемы гор юга Сибири, в особенности Саян.

Средняя Азия и Казахстан. Существенно изменились в 20—40-х годах карты гор и пустынь Средней Азии и Казахстана. Еще в 1922 г. экспедиция под руководством Н. Л. Корженевского, пересекшая центральную, не изученную ранее часть песчаной пустыни Муюнкум, собрала новые гипсометрические данные об этой пустыне. В середине 20-х годов экспедициями Академии наук СССР (руководители А. Е. Ферсман и Д. И. Щербаков) было положено начало советским исследованиям

 

Пик Коммунизма (картосхема)

Центральных Каракумов. Началось исправление их географической карты. В дальнейшем, в 30-х годах, комплексными экспедициями Академии наук СССР были сняты все значительные «белые пятна» с карты Каракумской пустыни. К числу важных географических открытий, сделанных во время работ этих экспедиций, относится открытие Э. М. Мурзаевым в Каракумах в 1935 г. впадины Акчакая (—80 м по современным данным) — второй по глубине впадины на территории СССР.

К малоисследованным районам нашей страны принадлежали Кызылкум, Бетпак-Дала и другие территории пустынь и полупустынь Средней Азии и Казахстана. В 20—30-х годах в создании точных карт этих районов принимали участие самые разнообразные экспедиции. Например, еще в 1924 г. студенческая экспедиция Географического института в Ленинграде, снаряженная для исследований в Приаралье и на Устюрте, осуществила в числе прочих работ и барометрическую нивелировку Устюрта, проведенную И. П. Герасимовым. В 30-х и начале 40-х годов экспедициями Института географии Академии наук СССР была установлена глубина впадины Карагие (—132 м) на Мангышлаке — самой глубокой впадины на территории нашей страны. Уже первые советские экспедиции, работавшие в Кызылкуме во второй половине 20-х и в начале 30-х годов, обнаружили в пределах пустыни значительные возвышенности и большие бессточные впадины. Было получено первое приближенное представление о рельефе этой

Пик Коммунизма

части страны. Точную карту ее обеспечила позже аэрофотосъемка; В снятии «белых пятен» с карты Бетпак-Далы важнейшую роль сыграли пионерные комплексные экспедиции Среднеазиатского и Казахского университетов, снаряженные в 30-х годах (руководителем большинства из них был В. А. Селевин).

Рядом первостепенных открытий ознаменовались и советские исследования горных систем Средней Азии. Еще в 1926 г. были нанесены на карту не известный ранее хребет в Памиро-Алае, получивший название хребта Академии наук, и одна из высоких вершин этого хребта, которая была названа пиком Карпинского (Н. Л. Корженевский). Конец 20-х и начало 30-х годов отмечены пионерными экспедициями в наименее известные высокогорные области Тянь-Шаня и Памира.

В результате экспедиционных работ Памирских экспедиций 1928 г. и начала 30-х годов были впервые положены на карту труднодоступные и не исследованные ранее территории северо-западной части Памира. Уже экспедицией 1928 г. были открыты средняя и верхняя части ледника Федченко. Было установлено, что этот ледник имеет длину более 70 км и принадлежит к крупнейшим ледникам мира. Исследователи проникли в глубь высочайшего в СССР горного узла, многие вершины которого превышают 7000 м. Среди них, была впервые отмечена самая высокая вершина — ныне пик Коммунизма.

И на Памире, и в Центральном Тянь-Шане уже с первых лет советских исследований видное" место в создании карт высокогорных районов заняли альпинистские группы. Одним из самых значительных высокогорных восхождений было достижение в 1931 г. вершины Хан-Тенгри, считавшейся тогда самой высокой в Тянь-Шане.

Вслед за первыми рекогносцировочными маршрутами высокогорных экспедиций советского времени в Тянь-Шане и на Памире были проложены многочисленные маршруты специальных и комплексных экспедиций, проводивших наряду с другими работами и топографические съемки еще не изученных территорий. В истории советских исследований Средней Азии почетное место заняла многолетняя комплексная Таджикско-Памирская экспедиция 30-х годов (руководители Н. П. Горбунов и Д. И. Щербаков). В результате работ этой экспедиции были открыты не известные прежде вершины, ледники, перевалы, уточнены местоположения хребтов, нанесена на карту речная сеть. Этой экспедицией было окончательно установлено, что высочайшей вершиной страны является пик Коммунизма (7495 м), который ошибочно отождествлялся ранее с пиком Гармо. В 1933 г. Е. М. Абалаковым было совершено первое восхождение на пик Коммунизма.

Ряд существенных географических открытий был сделан Таджикско-Памирской экспедицией в юго-западной части Памира. Так, например, С. И. Клунниковым были открыты высшая точка Рушанского хребта — пик Патхор — и крупнейший из ледников этого хребта — ледник Марковского. Была существенно уточнена карта речной сети и расположения отдельных хребтов юго-западного Памира.

Снятием больших «белых пятен» с карты сопровождались и работы экспедиций 30-х годов в пределах Тянь-Шаня, в особенности в его высокогорных районах. Видное место принадлежало в этом отношении

Пик победы

Киргизской комплексной экспедиции Академии наук 1932—1933 гг., осуществившей наряду с выполнением ряда специальных задач и общегеографическое ознакомление с неисследованными ранее районами. Наиболее значительное «белое пятно» снято этой экспедицией на карте западной части Центрального Тянь-Шаня, в бассейне рек Сусамыра, Джумгола, Кокомерена и нижней части р. Нарына.

Уже в 30-х годах при проведении исследовательских работ в малоизученных районах Средней Азии стала применяться аэрофотосъемка. В годы Великой Отечественной войны аэрофотосъемки приобрели еще большее значение при составлении разного рода карт. На основе сочетания аэрофото- и фототеодолитных съемок и данных геодезических наблюдений было сделано множество исправлений на картах, совершались открытия новых физико-географических объектов. Особенно значительным было открытие экспедицией советских топографов и геодезистов в 1943 г. пика Победы (7439 м) — высочайшей вершины Тянь-Шаня.

Современный этап территориальных открытий. В топографическом изучении территории нашей страны на протяжении двух последних

Пик победы (картосхема)

десятилетий на первый план все более выступают детали. Однако в картографических сводках, по мере углубленного осмысливания накопленных материалов, продолжают еще появляться новые обобщения, существенно пересматривающие подчас привычные представления о крупных общегеографических особенностях территории. Так, например, продолжалось совершенствование картографических представлений о Севере нашей страны, возрастала топографическая изученность его территории, были сделаны некоторые новые территориальные открытия. На полуострове Таймыр, например, где особенно долго сохранялись «белые пятна», было выделено несколько новых параллельных увалов и указана наивысшая точка гор Бырранга и всего полуострова. Изменились высотные характеристики многих орографических единиц Северо-Востока; стала известна и самая высокая точка этой части страны — гора Победа (3147 м) в хребте Улахан-Чистай. Была уточнена протяженность отдельных хребтов, установлены заново различные орографические единицы, некоторые из них впервые получили собственные названия на карте.

Очень интересно открытие потухшего вулкана в районе долины р. Монни в центральной части Южно-Анюйского хребта, на расстоянии почти тысячи километров от Тихого океана. Анюйский вулкан был обнаружен впервые в 1952 г. при проведении аэрофотосъемки.

Обращаясь к карте рельефа СССР (масштаб 1:15 000 000) Физико-географического атласа мира, опубликованного в 1964 г., также можно видеть, как происходит дальнейшее совершенствование представлений об орографии Северо-Востока страны, находящее отражение даже на мелкомасштабных картах. На карте показано, например, «нагорье Черского» вместо «хребта Черского» с выделением цепей Билибина и Сергея Обручева (эти цепи были впервые намечены А. П. Васьковским).

Произошли определенные изменения, хотя, в общем, и менее значительные по сравнению с Севером и Северо-Востоком, в изображении орографии и гидрографии других районов страны, в частности юга Сибири в пределах Тувы. В результате новейших исследований существенно уточнены представления об орографии Западно-Сибирской равнины, считавшейся в прошлом однообразной низменностью. В ее пределах выделены наиболее пониженные, низменные, участки (50— 150 м), невысокие возвышенности (200—300 м) и наклонные равнины.

Изменились представления об орографии Прибайкалья и Забайкалья. Территория Забайкалья может служить одним из наглядных примеров того, как вплоть до последнего времени происходят важные уточнения общегеографических представлений об орографических единицах и других физико-географических объектах отдельных районов. Материалы аэрофотосъемки и исследования, проведенные в период Международного геофизического года, дали возможность выделить в Забайкалье ледниковый район в пределах хребта Кодар. Далеко не закончена еще и выработка представлений о крупных орографических единицах этой части страны. Например, одной из орографических единиц Забайкалья, которая только теперь окончательно находит свое точное место на карте, является Яблоновый хребет. В XIX в. этот хребет соединяли в единое целое со Становым хребтом. В результате исследований В. А. Обручева были достаточно четко разграничены эти орографические единицы. Однако еще долгое время широким распространением пользовались представления о Яблоновом хребте как о важнейшей орографической оси Забайкалья. При этом существенно преувеличивались его протяженность и высота. Только анализ материалов аэрофотосъемки и полевых исследований конца 50-х годов показал, что этот хребет ни по высоте, ни по протяженности не выделяется среди многих других хребтов (кряжей) Забайкалья.

Можно уверенно полагать, что и для Северо-Востока СССР и для некоторых других территорий нашей страны еще вполне возможно в дальнейшем изменение принятых ныне орографических схем. Что касается гидрографии, то для отдельных территорий надлежит еще получить элементарные количественные представления об озерах и реках: их числе, длине рек, густоте речной сети, проценте озерности и т. д. Продолжаются и работы по каталогизации ледников. На протяжении

Картосхема нагорья Черского

двух последних десятилетий количество известных ледников на территории страны сильно выросло, что в значительной мере объясняется применением аэрофотосъемок. На северо-востоке Азиатского материка, например, еще в 30-х годах были известны лишь немногие ледники; на рубеже 60-х годов в этой части материка насчитывалось уже более 900 ледников и крупных снежников, общей площадью порядка 1500 км2. Большинство их находится в новых районах современного горного оледенения, обнаруженных в последней четверти века.

Антарктида. Советские исследователи принимают участие в снятии «белых пятен» и за пределами нашей страны. Особенно большие географические территориальные открытия сделаны советскими исследователями в Антарктиде. В этой связи нельзя не вспомнить о том, что эти открытия имеют историческую традицию, заложенную еще экспедицией Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева, которой принадлежит честь открытия Антарктического материка.

Как известно, ядром международных научных работ в Антарктике является комплекс геофизических исследований, особенно широко развернувшихся со времени Международного геофизического года. Создание точной географической карты и здесь составляет, с одной стороны, необходимую предпосылку для ряда последующих изысканий, с другой — самостоятельную научную проблему, связанную с завершением общегеографического изучения Земли.

Первая Советская антарктическая экспедиция, проводившая работы в 1955—1956 гг. (руководитель М. М. Сомов), положила начало изучению ледяного купола Восточной Антарктиды. В период МГГ работы велись второй (руководитель А. Ф. Трешников) и третьей (руководитель Е. И. Толстиков) Советскими антарктическими экспедициями. Следующие экспедиции, последовательно сменяющие друг друга, продолжали изучение ледяного материка. Исследования Антарктиды продолжаются и в настоящее время.

Начиная с первых научных рекогносцировок и вплоть до наших дней, эти исследования сопровождаются открытиями новых географических объектов в пределах антарктической суши. В период Международного геофизического года работы советских экспедиций имели большую важность для решения еще спорного в то время вопроса о том, что такое Антарктида — континент или архипелаг островов.

В 1966 г. отмечалось десятилетие советских исследований Антарктики. На протяжении этого десятилетия советские полярники создали 11 научных станций на Антарктическом материке; санно-тракторные поезда прошли около 45 тыс. км, из них 35 тыс. км — с научными наблюдениями; самолеты пролетели в Антарктике около 5 млн. км, из них с научными наблюдениями примерно 2,5 млн. км. За это время в районе работ Советской комплексной антарктической экспедиции было нанесено на карту около 500 новых названий, присвоенных вновь открытым или впервые заснятым географическим объектам. Большинство из них находится в пределах материка Антарктиды. Существенно исправлены прежние изображения побережья материка.

В общей сложности советские исследователи положили на карту (с применением аэрофотосъемки) примерно 2/s береговой полосы Антарктиды. Много крупных открытий сделано в глубине Антарктического материка. Эти открытия совершены в результате трудных и длительных санно-тракторных походов, а также полетов, сопровождавшихся аэросъемкой.

Так, еще в 1958 г. Советской антарктической экспедицией было открыто и обследовано плато Советское — обширная внутриконтинентальная область, площадь которой составляет около 600 тыс. км2. Тогда же была открыта и положена на карту долина Международного геофизического года, протяженностью 1300 км.

Кроме высот поверхности и макрорельефа ледникового щита, в глубине континента выясняется и подледный рельеф Антарктиды. Советской антарктической экспедицией были открыты и положены на карту подледные горные сооружения и равнины. В их числе горы Гамбурцева, Вернадского, Голицына, Щукина, равнина Шмидта и др.

Итог современному состоянию изученности Южной полярной области в целом подведен в Атласе Антарктики — первом в истории науки комплексном географическом произведении о природе Антарктиды и окружающего ее Южного океана. Этот капитальный труд, созданный большим коллективом советских ученых, обобщает результаты многолетних советских и иностранных исследований. Первый том Атласа Антарктики, содержащий карты, таблицы и другие материалы, издан в 1966 г. Во втором томе будет дано описание истории исследований и

Яблоновый хребет на карте начала ХХ в по В. А. Обручеву и по новейшим исследованиям

природы Антарктики. В числе карт этого Атласа представлены общегеографические карты, Гипсометрическая карта Антарктики (масштаб 1 : 20 000 000), Карта подледного рельефа Антарктиды (в этом же масштабе) и другие. Восточная Антарктида изображена на картах в основном по материалам советских исследований.

Таковы в общих чертах основные этапы и главные результаты работ советского времени, относящиеся к самой старинной задаче географической науки — познанию общего устройства поверхности суши. В этих работах принимали участие многие сотни экспедиций и тысячи советских исследователей. Продолжая хорошую традицию литературы географических путешествий, участники пионерных маршрутов советского времени обогатили эту литературу описаниями, овеянными романтикой перво-открытий. Таковы, например, книги: С. В. Обручев «В неизведанные края» (1954), Э. М. Мурзаев «Непроторенными путями» (1954), Г. А. Ушаков «По нехоженой земле» (1959), А. М. Гусев «В снегах Антарктиды» (1961) и другие. В содержательной книге Н. А. Гвоздецкого «Сорок лет исследований и открытий» (1957) дан научно-популярный обзор множества экспедиционных работ советского времени, в результате которых были стерты «белые пятна» на карте.

Обращаясь к современным общегеографическим и топографическим картам Советского Союза, можно видеть, что изменений в изображении территории страны, связанных с территориальными открытиями, на них стало значительно меньше, чем прежде. Зато все больший удельный вес приобретают на картах изменения, обусловленные развитием хозяйства, целенаправленным преобразованием природного лика Земли.

Уже в годы первых пятилеток на картах появились каналы, соединявшие бассейны морей Белого, Балтийского, Каспийского, Азовского, Черного. Были нанесены на карты новые гидроэлектростанции, дороги, города (Днепрогэс, Турксиб, Памирский тракт, Магнитогорск, Норильск, Комсомольск-на-Амуре и др.).

На общегеографических картах 60-х годов можно найти множество новых объектов. Среди них Каракумский канал, пересекающий самую большую пустыню Средней Азии, Волго-Балтийское соединение, сооруженное вместо старинной Мариинской системы. На современной карте обозначены недавно созданные мощные гидроэлектростанции на Ангаре и Енисее, Куйбышевская и Волгоградская ГЭС с их обширными водохранилищами и многие другие. Появились десятки новых городов. Систематическое обновление топографических съемок, составление новых географических карт Советского Союза в целом и его отдельных частей будет впредь обусловлено прежде всего планомерной созидающей хозяйственной деятельностью советского общества.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.